Зиновьев В.Н. Журнал путешествия В.Н. Зиновьева по Германии, Италии, Франции и Англии / Предисл. Н.П. Барышникова, примеч. А.Б. Лобанова-Ростовского // Русская старина, 1878. – Т. 23. - № 11. – С. 399-440.

 

Редакция текста – Ирина Ремизова.

 

 

                              ЖУРНАЛ ПУТЕШЕСТВИЯ В.Н. ЗИНОВЬЕВА

 

                                                             ПО ГЕРМАНИИ, ИТАЛИИ, ФРАНЦИИ И АНГЛИИ

                                                                                      в 1784—1788 гг. 1)

 

                                                                                                                                                                                Рим,—12-го (23-го) февраля 1785 г.

     Был у Баттони 2) и видел портрет Скавронской и некоторыя картины; в лицах его мало экспрессии и колорит с натурой не сходен. После обеда получил твое письмо, за которое благодарю, хотя и не понимаю, что чрез следующее сказать хочешь: «marquez moi autant се que vous faites, que ce que vous croyez faire» 3).

     Вечером был у аббата Amaduzzi 4) и так сим знакомством доволен, что у него, против намерения, часа с три пропадал. Он напал, к моему крайнему удовольствию, на правление Clement XIV и разсказал мне подробно обстоятельства разрушения ордена 5). Я не упустил разспросить его обо всем и, при нашем свидании, тe6е много разскажу, когда ты хочешь. Я тебе, очень благодарен за доставление мне сего знакомства.

     24-го. Был в славной церкви св. Петра... Ее не моему перу опи­сывать... Обедал у Разумовскаго. Вечером брал первый урок английскому языку и начал италианскому обучаться и читать с

     1) См. «Русскую  Старину»  изд. 1878 г.,  том XXIII,   стр. 207—240.

     2) Помпео Джироламо Баттони (Battoni), живописец, р. 1708, † 1787 г., в  Риме.                                                                                                                                            Кн. Л.-Р.

     3) Перевод: Пиши мне как о том, что делаешь,  так  и о том, что думаешь делать.

   4) Амадуцци   (Giovanni-Christoforo  Amaduzzi),   италианский  ученый,  род. 1740, † в Риме 1792 г.                                                                                                          Кн. Л.-Р.                                        

   5) Вопрос об иезуитах весьма живо интересовал общество того времени, по причине деятельнаго участия, которое принималось в нем почти всеми дворами Европы и за и против ордена. Известна оппозиция Фридриха Великаго и императрицы Екатерины II решению папы уничтожить орден.                                                                 Н. Б.

 

 

     400

аббатом (в рукописи пробел), который человек преученый, с Амадуццием знаком очень и у нас в кадетском корпусе некоторое время был.

     25-го …Несказанно на наши убранства  досадовал, что, не взирая на то, что нам и без того мало  времени, мы все новыя вещи затеваем, которыя у нас его отымают. И так, по условию, поехал к Разумовскому, чтобы с ним ехать к кардиналу Бернису 1), у котораго он почти каждый  день. Тебе сей дом известен, так как и принцесса Святаго Креста 2). Людей чрезвычайно много было, а паче министров  не у своих мест — четыре находились: отставной венский, из Неаполя Лаз-Казас, который, чрез несколько дней, от своего двора туда министром едет, Разумовский и Юсупов, котораго я ныньче с его красавицей на концерте Берниса еще видел, и она мне еще менее, нежели концерт,   понравилась: я не видел лица приличнее для служанки.

 

                                                                                                                                                                                            26-го  февраля. — Из Рима.

     Юсупов, как я уже тебе сказывал, в одну сиенскую даму, которая здесь находится, влюблен, и всех допрашивает: «не дивятся ли ея красе?» — и до сих пор только один это в ней видит! Правду сказать: этого и довольно.

     27-го. Был у Анжелики Кауфман 3), о которой мое мнение, что ея картины приятны, но когда увидишь одну, то и все уже ви­дел, ибо они очень друг на дружку походят, а паче лица. Сверх того, кажется мне, что фигуры ея более на древния статуи, нежели

         1) Кардинал Бернис (Bernis), p. 1715, † в Риме 1794, бывший французский министр иностранных дел,  а с 1769  года по самую смерть — посол версальскаго двора в Риме,  человек умный и любезный, но добившийся некоторой известности маленькими стишками и интригами. Фридрих Великий звал его «цветочницей Бабетой». По словам фон-Визина, только у него в доме можно было найти французския газеты, вследствие  строгой цензуры того времени в Риме, и только у него можно было встретиться с людьми и отобедать.

         2) О принцессе Санта-Кроче говорит фон-Визин, что у ней бывает весь город и что, во время этих съездов, на крыльце нет ни плошки. (Соч. фон-Визина, изд. Ефремова). Так как фон-Визин и Н. В. Зиновьев были в Италии в одно время, то Записки одного пополняются Записками другаго, тем более, что точки воззрения у них различны на столько, что то, что обращало внимание одного, оставалось незамеченным другим.                                                                                                                                                           Н. Б.

        3) Анжелика Кауфман р. 1741 г., † в Риме 1807 г.                                                                                                                                                                                                         Кн. Л.-Р.

 

 

     401

на изображения нынешних людей походят. Альфабеты 1), которые ты желал, к моему отъезду поспеют и будут переплетены. Заезжал к Разумовскому, котораго дома не застал, потому что он с одной г-жой Гоерс, урожденной Клари, старыя щи разогревает. Оттуда поехал с своими товарищами и с Сантиным 2) к его любезной, которую, как мне сказывали, что и вероятно, он содержит. Здесь был концерт, составленный из дипломатов, на котором она петь изволила посредственно и довольно громко. Сокровище сие готовится во вторыя актрисы моему отечеству! Как не цвести государству, когда и о безделицах толь славные люди пекутся, каков здесь наш консул!

     Из Рима, 1-го марта. Жалобой начну на здешнюю погоду, где так холодно и так зябну, как нигде не зяб. Представь себе, что, по приезде сюда, две ночи к ряду не мог заснуть от стужи! Окончив свой английский урок, поехал к St. Croche, где был представлен приехавшей сюда Толстой, племяннице любезнаго твоего Остермана 3), муж которой влюбился в какую-то старую президентшу в Турине, и остался так долго,  что почтен­ный его дядя и милый твой начальник его из вида потерял и так  встревожился, что всем своим подкомандующим писал, чтобы  его отыскивали, и даже в Франкфурт к Биллеру об этом повеление дал. Вот, учись предосторожности! Я уверен, что он об этом и Кашкина 4) в Тобольске уведомил, — дело возможное, что он и туда прямо мог приехать! Невероятно, как молодые люди в здешних краях себя  оказывают!  Представь, что сей упомянутый Толстой, подражая довольно несчастливо фран­цузу, одет очень странно, имея камзол пешей гвардии — под кирасирским мундиром! Какой отчет любопытным иностранным о своем одеянии дать может?

     Все, что я до сих пор из своих путешествующих знакомых видел, приводит меня к мнению, что их весьма рано из госу-

       1) Альфабеты, вероятно, требовались для маленьких детей гр. Семена Романовича Воронцова.

      2) Русский консул в Риме.

      3) Гр. Иван Андреевич Остерман (р. 1725, † 1811) в это время был вице-канцлером; в последствии (1796), при императ. Павле — государственным канцлером. 21-го  апреля   1797  года вышел в отставку и переселился на жительство в Москву.

   4) Евгений Петрович Кашкин (умер 1796 г.) — генерал-губернатор пермскаго и тобольскаго наместничества. В последствии был генерал-губернатором сначала ярославскаго и вологодскаго, а потом тульскаго и калужскаго.                                                                                                                                                                                                                 Н. Б.

 

 

     402

дарства высылают, что они не только себе пользу чрез то не приобретают, но, возвратясь, самим, а чаще еще и государству, вредны делаются… Прости.

 

                                                                                                                                                                                           Рим.—23-го (12-го) февраля.

     Утро провел за чтением Винкельмана 1). После обеда был в капелле Сикстинской, где слышал ламантационы и славный «mi­serere»; первое посредственно, последнее мне показалось безпримерно, одним словом — небесной музыкой. Нельзя сравнить как поют mi­serere здесь и у нас, не взирая на то, что говорят, что наша капелла лучше папской. Вечером ездил в «Trinito del Pelegrini», где кардиналы и прелаты пилигримам ноги моют, что не только не приятно, но, напротив — очень гадко видеть; ужин же их, при котором тоже верховное духовенство служит, весьма великолепен, и удивительно, что, при таком великом множестве, порядок есть, да сверх того блюда хороши и изобильно приготовлены! Я думаю, что эти тунеядцы, нажрась в три дня, целую неделю потом не едят! Сказывали мне, что в иной год их до 24,000 человек бывает и все почти угощены три дня, так что в эти года общество, которое сие учреждение завело, в большой долг входит. Странно, что папы со всех католиков деньги собирают, а в таком деле никакого участия не имеют. Они с расчетом на своем стуле сидят!

     24-го. Поутру был в капелле Sixtina, где, после обедни, пошел папа 2) к гробнице Спасителя; после чего благословил город и свет. Надобно тебе об этом благословении сказать, что считают, что оно не только до конца города, но даже до сорока­мильной окружности достигает, не так как то, которое в Светлое воскресение будет, ибо оно только до места «St. Angelo» до­стигает; нынешнее я не мог видеть, ибо тяжело все вместе сое­динить. По окончании обедни, пошел я — где папа двенадцати пи­лигримам ноги моет, церемония, которую он довольно проворно оканчивает. После сего этим же пилигримам обед был, за

      1) Винкельман (Ieace Ioachime Vinkelmann, род. 1717 в Бранденбурге, убит в 1763 г. в Триесте) знаменитый антикварий и писатель по части живописи и ваяния. Он считается основателем новой эстетики. Из числа его сочинений, на русский язык переведено: «Руководство к точнейшему познанию древних и хороших живописей и проч.» Спб. в тип. Вильковскаго, 1798 г. (См. роспись Смирдина. № 5, 382-й).                                                                                                                                                                                         Н. Б.

          2) Пий VI (р. 1717 † 1799), из фамилии Браски (Braschi),—папа с 1775 года.                                                                                                                                                       Кн. Л.-Р.

 

 

     403

которым папа служил и с великою ловкостию кушанья подавал, которыя часто переменять принужден был, ибо и здесь всякий за пятерых ел. Невероятна теснота, которая здесь была! Я до сих пор не понимаю: как несчастий не было? Представь же себе, что, чрез эту тесноту, где бы булавка до земли не дошла, — подносы, на которые для прожор блюда поставлены были, проносили! При этом случае не малая давка была и я от ней локтями и от подносов поднятыми руками защищался и так оные от себя перегнул, что на другую сторону жареная рыба, бывшая на тарелках, повали­лась аббатам на головы…         

     Вечером опять был у Miserere, сочинения Pepoli; он мне не так понравился как вчерашний — Allegri 1). По окончании сего был в некоторых церквах, чтобы посмотреть, по нашему сказать — плащаницу, но, кроме большаго света от свечей, в сих позорищах ничего не видал.

     25-го. И ныньче, также в 9 часов, в Capelle Sixtina был; папа со скинутыми башмаками и с тремя книксами целовал крест, а после него, по порядку, верховное духовенство оное же де­лало; потом пошел он в процессии в «Capelle Paulina» причастие опять в капеллу Сикстина принесть, что исправно и сделал.

     От Сантина твои два письма получил, которыя мне удовольствие сделали, а паче краткая история, которую ты нашей дружбе делаешь. Дай Боже, чтобы она все сильнее делалась и век бы продлилась! Кормилицу мне очень жаль, и я желаю, чтобы она поскорее выздоровела. После обеда смотрел как величайшей церкви малейший реликвий казали, да сверх того с балкона, который так высок, что папу, который оным жителей крестил, почти не ви­дать было. Святейший тут молитву творил, — не знаю о чем, но знаю, что очень долго и так, что, не взирая на мою страсть к церемониям, я смотреть терпение потерял! Длина молитв папских заставляет меня думать, что много в них пустаго находится!...

 

                                                                                                                                                По приезде из Пизы. (Куда автор ездил для свидания

                                                                                                                                                с гр. Семеном Воронцовым).

     …Я тебе одну свою мысль скажу, которую я очень давно питаю, что я, может быть, сделаюсь, так как и Лойелос, начальником ордена. Не знаю — буду ли такой счастливый успех иметь, как он, но в том уверен, что предмет и исполнение онаго наисвя-

      1) Miserere соч. Аллегри произвело также впечатление на Д. И. фон-Визина (Слич. «Путешеств. его по Италии». Соч. фон-Визина, издан. Ефремова).                 Н. Б.

 

                                                                                   

     404

тейшие будут. Оно состоит в том, что, когда наскучу светом, не буду иметь фамильных обязательств, то обращу свое недвижи­мое именье в капитал, употреблю из онаго часть на самое нужнейшее свое содержание, а прочее — на вспомоществование несчастным которых благом единственно заниматься буду. Знаешь ли, что хотя чувствую, что сия мысль никогда в действие произведена, может быть, не будет, но утешаюсь, что нет несчастия на свете, кото­рое могло бы меня безполезным на свете сделать 1).

     Целый свет к войне собирается, для чего и мне немного не повоевать? — я тебе сверх того войну обещал и теперь хочу слово свое сдержать, только, чур, без огненнаго оружия, и ты не употреби лукавства. И так, шишак на голове, латы надеты, копье в руках; бери ты теперь щит и защищайся.

     Чтобы с тобою проститься, чтобы тебя еще раз пред девятимесячною разлукой видеть, поехал я к тебе в довольно неприятное время и назвал бы свой путь безпокойным, когда бы он удовольствием тебя видеть не награжден был. Малое время нашего вместе пребывания принуждало бы нас оным пользоваться, но ты, любезнейший, вздумал Тотта  2)  читать и на оное дни и ночи употреблял, так что под конец и меня оное делать принудил:

     1) Автор писем не ограничивался одними словами, но и на деле проводил высказанныя им мнения и убеждения. В «Московских Ведомостях» 1789 г., в № 16-м, от 24-го февраля, из Новгорода, читаем: «На сих днях, в новгородском главном училище, в присутствии их превосходительств гг-д отправляющих должность генерал-губернатора, Николая Петровича Архарова, и правителя наместничества Петра Федоровича Квашнина-Самарина, при посещении преосвященнаго Афанасия, епископа старорусскаго, благороднаго дворянства и лучшаго купечества, воспоследовало годоваго экзамена окончание, разданием приличных награждений учащимся за оказанные успехи в предметах ученья, при чем г. директор училищ объявил, что его прев—во действительный камергер Василий Николаевич Зиновьев представил в новгородское главное училище 12 крестьянских мальчиков, из своих деревень, в Новгородской губернии состоящих, для обучения предметам ученья, на собственном его содержании, кои с позволения начальства и приняты в училище, с должной к его прев—ству за доверие признательностью». Если вспомним почти полное равнодушие  нашего дворянства того времени к делу народнаго образования, то нельзя  не признать  за В. Н.  Зиновьевым — едва ли не перваго почина в этом деле. Этот официально-известный поступок Василия Николаевича достаточно ясно разъясняет склад его ума, его убеждений и теплаго расположения к своему ближнему.                                                                                          Н. Б.

      2) Барон Тотт (р. 1733, † 1793), известный артиллерист, который своею деятельностию парализировал успехи гр. Орлова в Турции. Общественное мнение Европы приписывало ему солидарность с действиями Пугачева, что и выразилось в письме Вольтера к императр. Екатерине. Тотт известен, как автор: «Memoires sur les Turcs et les Tartares» 1784, 4 vol.in  8―сочи-

 

 

     405

все это я называю дурно время проводить, даже и нехороший расчет... Когда бы тебе Тотт равно мил со мною  был, ты мог бы его с собою везти, я же с тобой разставался. Вторая моя на тебя жалоба, что перед моим отъездом ты мне сказал, «что после меня  тебе будет грустно»; я тебе с откровенностию предлагал остаться у тебя до твоего отъезда; ты сам, дав мне мысль, что мое присутствие может быть тебе полезно, отказался от онаго, после чего мне уже оставаться у тебя невозможно показалось, не взирая на то, что я, в мыслях своих, готов был и, клянусь тe6е, что на языке уже  решительное приказание, после твоего чаямаго «да», Лемсу 1) было, чтобы в твоей спальне мне спать готовить. Вот тебе жалоба на моего любезнаго Сенюшку, вот тебе война из осажденнаго мной раз города; но, кончив войну, немедленно и мир заключаю; останемся всякий при своем: ты — сохрани мне в той же силе свою дружбу, что для меня безценно, а я — уверяю тебя, что ничто моей привязанности к тебе переменить не может.  И так,  мир заключен, обоюдное объятие в Лондоне оное заключит!

     Теперь скажу тебе что нибудь о моей дороге из Флоренции. Поехал в 11 часов вечером, встретился у ворот с Разумовским, который в оный город с своим братом, выехавшим к нему навстречу, приехал. Сей Разумовский очень на Оберта, бывшаго гувернера моего племянника, похож. По приезде моем в Рим из Пизы, зачал тотчас одеваться, чтобы ехать на церемонию в Capelle Sixtina, где мне чтение разными голосами евангелия св. Матвея и соединение при этом хора очень понравилось. Вечером был у фон-Визина 2), который очень оправился и все продолжает покупать. Забыл тебе сказать, что в день моего приезда была Курляндская герцогиня 3) папе представлена в сакристии. Elle s'est parfaitement bien acquitte de cela 4).

нения, переведеннаго на многие языки. Как человек военный, гр. Семен Романович Воронцов интересовался сочинением ученаго артиллериста.

      1)  Слуга  автора, — иностранец.

      2) Денис Иванович фон-Визин был в Италии в одно время с Василием Николаевичем Зиновьевым. В 1785 году фон-Визин занемог в Риме нервным ослаблением; но ему стало лучше, о чем и замечает автор. (См. Соч. фон-Визина, изд. Ефремова).

      3) Герцогом Курляндским с 1769 по 1795 г. был Петр Бирен (р. 1724, † 1800), сын знаменитаго временщика Бирена. Герцог Петр Бирен был женат: 1) с 15-го окт. 1765 г. на принцессе Вальдекской; она с ним развелась в 1772 году; 2) на княжне Евдокие Борисовне Юсуповой, которая тоже с ним развелась в 1778 г. и умерла в 1780 г.; и наконец 3) с 1779 года на графине Шарлотте Медем. Автор, очевидно, говорит о третьей супруге герцога.

   4) Перевод: она отлично с этим справилась.                                                                                                                                                                                                                        Н. Б.

 

 

     406

                                                                                                                                                                                           6-го марта 1785 г. — Из Рима.

     Надеюсь, что ты мое письмо с Протасовым уже получил; отправляю тебе сие и  прошу сделать мне одолжение — отвечать как можно скорее. Я предпринимаю одно дело, которое, без твоего совета, никак исполнить не хочу. Не думай, что жениться собираюсь! Правда, что хочу приобрестъ одну особу, но не живую, а из мра­мора. Канова, от котораго мне хотелось маленькую статую иметь уговаривает и просит меня, чтобы я лучше заказал того же сидячаго Марса в натуральный рост сделать, говоря, что в большом виде он самыя малыя части может видными сделать. За маленькую просит 400 скудов, а за большую 800. Так как сие не прежде как чрез два года кончится, то я думаю оставить ему, при отъезде, половину, а вторую половину в два текущие года заплатить. Я уверен, что буду иметь вещь, которой подобной у нас не будет; но вопрос, любезный мой: будет ли сие тобой аппробовано? И так, дай мне на то твой совет; я его ожидаю.

 

                                                                                                                                                                                           Флоренция.—17-го марта.

     Я еду отсюда чрез полчаса. Заказал себе резать камни и, между прочим, делаю лошадь без узды; хочу, по крайней мере, вольность носить, когда ея не могу иметь! И так, прошу тебя прислать сюда один «empreinte» 1) твоего перстня, на котором лошадь без узды. Прости...

 

                                                                                                                                                                                           30-гo марта.— Из Рима.

     Обедал у кн. Юсупова, который многих за столом ругал, между прочим перваго своего злодея, герцога Курляндскаго, который хотя этого и стоит, но лучше бы было, когда бы он сие другим оставлял.

     1-го апреля. Поутру получил твои два письма вдруг. Одна из приятных для меня вещей было слышать, что кормилица выздоровела. Извинение твое, что будто я прежде Тотта читать начал — несправедливо. Да, об сем полно; мы мир сделали и «кто старое

      1) Оттиск печати.

 

 

     407

помянет — тому глаз вон». «Война» — куда как я ея не люблю, и Канова это знает, изображая мне статую «мира». Что меня, сверх того мучит — это рекрутский набор: меня нет на месте, и боюсь, чтобы деревни мои посему не пострадали 1).

 

                                                                                                                                                                                                      Рим, —7-го апреля.

     Не видал и ныньче музея; наложение шляпы кардиналу Дории тому причиной было. Церемония сия не так важная, чтобы памяти была достойна; но однако я должен приметить, что в промежуток сей церемонии читали в консистории процесс святых и между прочими хвалами, которыя одному делали, находилась и та, что он никогда на женщин не глядел. По моему, этакий грех я бы ни­кому не простил и счел бы нерадением не видать самое приятнейшее для нас творение Всевышняго.

     До обеда, ездил к ремесленнику Локанжулли, который мо­дель церкви св. Петра делает и которую государыня за 1,000 червонцев у него заказала, чтобы в маленьком виде видеть освещение купола в праздник св. Петра. Модель сия в 243/8 раза менее нежели настоящая, если я в своем счете не ошибся. Как сие предприятие окончится — того не знаю, но более недогадливого реме­сленника я еще не видал. Представь себе, что он, вместо того, чтобы принять какую нибудь положительную меру, вздумал свою, — и теперь, чтобы привесть все части в надлежащую препорцию, принужден всякую часть сам в натуре измерять. Надобно быть очень просту, чтобы себе такой напрасный труд сделать!

     После обеда заходил к Юсупову и застал его в весьма странном споре с кн. Трубецким, в котором он, между прочим, в доказательство, что он ни за какой женщиной не волочится не имев ея, письма из кармана вытаскивать зачал! Я, по чести, не воображал, чтобы это в действительности быть могло, и считал такое позорище единственно приличным для театра! Вечером был в концерте у кардинала Бернеса, где меня Лемберг представил маркизу Литте 2), с которым я буду стараться, в сует-

       1) В 1785 г. в Poccии не было войны и автор, вероятно, лишь предвидит ея возможность, по тем политическим компликациям, которыя суще­ствовали между европейскими кабинетами.

      2) Гр. Юлий Помпеевич Литта, в последствии главный деятель в доставлении Мальтийскому ордену покровительства императора Павла. В октябре 1798 г. он женился на гр. Екатерине Васильевне Скавронской, рожденной Энгельгардт. Он умер 24-го января 1839 г., в Петербурге, состоя на русской службе, членом государственнаго совета.    Н. Б.

                                                                          

 

      408

ном своем положении, более знакомство сделать, ибо он мне очень любезным и знающим человеком кажется; я с ним часа с полтора проговорил...

     9-го. Был в «Villa Ludovisi», брата того, которому ты папский стул пророчествуешь. Вечером возил и представил фон-Визина — Петракиям 1).

     Я сии три дня весьма весело провел; получил два твои письма, в которых ты меня немилосердно ругаешь. Прежде оправдания, я уже мщение сделал, намарав тебе много такого, что тебе, может, скучно читать будет.

     21-го. Нынче целый день дома остаюсь, чтобы не подвергаться твоим ругательствам; работаю, как лошадь.

     22-го. С Гвиталием ездили «aux Thermes de Carracala», которыя между оставшимися за лучшия считаются; величина их чрез­вычайная и доказательством римской роскоши служит, которая, по моему, непростительна! Такия издержки могли бы лучше, по моему, употреблены быть!

     Видел я, как в Риме нищим потакают и их одобряют, раздавая по монастырям супы. Я несколько между ними пробыл и видел, как они веселы; их веселость во мне досаду произвела и я пожелал, чтобы короля прусскаго на несколько месяцев прислать сюда, чтобы он неполезных прибрал.       

     Видел в Капитолии статую Марка-Аврелия и что Рейфенштейн мне ни разсказывал не могло меня переуверить, как сия статуя всеми и ни славится, что лошадь отлита дурно, потому, 1-е, что она очень тяжела, 2-е, что у ней хвост мерзкий и дурно выработан, 3-е, что у ней голова к шее так приставлена, как ни у какой лошади быть не может, 4-е, что она так толста, что никакой человек не мог бы на нее сесть, без опасности полу­чить килу. Что об ней Фальконет 2) писал — того я не знаю, но его лошадь, которую он сделал, несравненно предпочитаю; с правой стороны она еще сносна, но с левой глядеть нельзя! Сверх того, у ней морщины на шее, которыя в натуре быть не могут...

     1) Автор говорить о римском небогатом семействе Петраки, представи­тель котораго состоял почтовым чиновником в Риме. Он имел дочь весьма хорошую певицу, красивой наружности, которою, во время своего пребывания в Риме, увлекся автор настоящих писем. Мы исключили по­дробности этого увлечения, разсказ о котором проходит почти по всем настоящим письмам.

     2) Знаменитый художник, получивший известность в Poccии работой па­мятника Петра Великаго в Петербурге. Умер в Париже в 1791 году.                                               Н. Б.

                                      

 

     409

                                                                                                                                                                                                          Рим.—26-го апреля.

      28-го… Получил от моего  друга 1) письмо, в котором он пишет, что комнаты, в которых сперва А. Васильевна 2), а потом, по временам, разные жили, будто скоро заняты будут некоторым Ермоловым 3). Цицианов 4) свидетельствует тебе свое почтение.

 

                                                                                                                                                                                                         Рим.—1-го мая.

     ... Обедал у кн. Юсупова, который здесь, как ты знаешь, очень долго зажился.

     4-го. Был у маркиза Литты и насилу застал его дома; он мне новую часть своего знания показал в древности. Правду ска­зать, если злословить позволено, то он почти натянул случай для сего; но слабость сия простительна и многим знающим людям свойственна.

    9-го. Отобедав, поехали мы «a la Villa Adriana». Великолепие сего замка тебе известно. На дороге  видел славное озеро, «il lago del Tartari». Сие озеро, не взирая на чрезвычайное свое истечение, во многих местах дно неизмеримое имеет и сколько опытов оное узнать ни было, все втуне старались. Возле сего озера остатки ко­ролевы Зенобии; в одном произведении (?) нашего рода находится, что будто мы от ней происходим. Тебе оставляю сие судить, зная меня так коротко, — находится ли в твоем верном друге царская кровь?

 

                                                                                                                                                                                           Рим.—30-го апреля (11-го мая).

     ... 13-го. Поехали мы в дом кн. Киджи, где видели трех играющих «amours di Francesco Vani» 5), с которых у тебя копия. Твоя копия мне больше нравится, нежели оригинал. Сие бы

      1) Сличить письма кн. Цицианова к В. Н. Зиновьеву, напечатанныя в «Русском Apxиве».

      2) Гр. Александра Васильевна Браницкая (род.1754 г., умерла 15-го августа 1838 г.), рожденная  Энгельгардт, бывшая  в это время статс-дамой (с 1781 г.), а в последствии обер-гофмейстериной.

      3) Александр Петрович (род. 1754 г., умер 1836 г.), генерал-поручик. Его влияние при дворе начинает  выступать именно с  этого  времени,   т. е. с начала 1785 г.; оно продолжалось лишь до июня 1786 г.;   с этого времени он удалился от двора и путешествовал.

    4) Кн. Павел Дмитриевич (убит изменнически в 1806 г.), в последствии генерал-от-инфантерии и кавказский главнокомандующий. Он находился в весьма дружеских отношениях к автору этих писем.                                                                                                                                                                                                                                                    Н. Б.

    5) Франческо Ванни (Francesco Vanni), живописец, р. 1563, † 1609. Фабио Гиджи (Fabio Ghigi), в последствии папа под именем Александра VII, был одним из его покровителей.                                                                                                                                                                                                                                                                                     Кн. Л.-Р.

                                                                                           

 

     410

могло тебе большой утехой быть, если бы так знаток судил; но я зачинаю о ce6е думать как о грузинском царевиче, кото­рый чем более читает, тем менее понимает, а я чем более вижу, тем менее зачинаю находить вещей, которыя бы мою аппробацию имели.

    …14-го. Что Тарбеев 1) отставлен, тебе известно; но, может, еще не знаешь, что Павел Сергеевич Потемкин 2) на Закревской помолвлен; Козадавлев 3) женился на одной мо­сковской княжне Анне Петровне Голицыной, сестре той, которая за Дьяболи (или Деболи) вышла. Зная твою короткую связь с ними, поспешил приятную сию весть тебе дать.

 

                                                                                                                                                                                                              16-го мая.— Рим.

     …Поехал к Мергену и тут про тебя говорил. Я всегда случаем пользуюсь, когда найду человека, который тебя знает. От него поехал в дом маркиза Rondonini. В сем доме ты знаешь славную и прекрасную «голову Медузы», статую целую Александра (единственную) и бюст Катонов, который очень на гр. Ив. Григорьевича Чернышева 4) похож. Вот, ты со мной всегда спорил, что в лицах ошибиться можно. Когда тебя сие не уличит, то уж я и не знаю, чем твои закоренелыя мнения изменить можно; ты ясно видишь, что в этом случае сходство лиц и сходство душ произвело. После обеда, поехал «a la Villa Pamfili», где Гвидова дьявола в папской одежде видел.

     17-го. Ты уже знаешь: где новая музыка — там и Вася; так и ноньче, вторично Геомелеву слышал.

     1) Петр Петрович Тарбеев состоял в должности петербургскаго гу­бернатора с 1784 по 1785 г.

     2) Гр. Павел Сергеевич Потемкин (умер 29-го марта 1796 г.), внучатный брат кн. Таврическаго и известный генерал; он имел в супружестве девицу Прасковью Андреевну Закревскую.

     3) Осип Петрович Козадавлев (род. 1755 г., умер 1819 г.), д. т. советник и товарищ, по воспитанию в Лейпциге, Радищева, Кутузова и В. Н. Зиновьева. С 1-го января 1810 г. по   1819 г.   состоял министром внутренних дел.  Был женат на княжне Анне Петровне Голицыной,  внучатной сестре князя А. Н.  Голицына.

   4) Гр. Иван Григорьевич Чернышев (род. 24-гоноября 1726 г., умер 26-го февраля 1797 г.), меньшой из братьев Чернышевых. 12-го ноября 1796 г. возведен импер. Павлом в достоинство генерал-фельдмаршала по флоту, почему его в шутку и называли: «L'amiral d'eau douce».                                                                                                                     Н. Б.

 

 

     411

                                                                                                                                                                                                            [Без числа].

     Я в Неаполе. Ты, я вижу, немилосердно меня за это ругаешь; но я все в том мнении, что я брани недостоин. Сюда приехал 5-го вечером.

     6-го. Поутру был у Паэзиелло, котораго с крайним удовольствием видел; обедал у Скавронскаго в деревне, где весьма приятно время провел. Италинский свидетельствует тебе свое почтение.

     7-го. Обедал у Скавронскаго на даче, «a la terre Greca», бывшей лорда Тильнея 1), где обедала и мать его 2), с своей по­дружкой, Новосильцевой, премилой девушкой. Паэзиелло, кото­раго я на сей обед с собой привез, по своему обыкновению и снисхождению, несколько своих арий пропел. Он поручил тебе поклониться и повторить тебе уверения его привязанности к тебе. Он желал бы некоторыя штуки своего сочинения послать, но боится тебя оным безпокоить. Хотя он и на службе здешняго короля, но потерял надежду возвратиться в Poccию, и здесь, по болезни своей жены, остаться принужден.

 

                                                                                                                                                                                       Неаполь. — 8-го июня 1785 года.

     Обедал у Скавронскаго в деревне. Слышал на сем обеде игру на скрипке славнаго Жардини 3); но так как он в квартетах играл, то не могу о его искусстве судить.

     9-го. Ездил в Портичи. Сожаления достойно, что король не более денег употребляет, чтобы более в земле вещей искать. Удивительно, что между таким количеством вещей так мало мраморных найдено! Завтра с светом еду странствовать.

     11-го. В 5 часов выехал. Заезжал к Скавронскому, где

    1) Мать гр. П. М. Скавронскаго, гр. Mapия Николаевна, рожд. баро­несса Строганова (р. 1732, † 1805). Ея двоюродная сестра, баронесса Мария Сергеевна Строганова, была за Николаем Устиновичем Новосильцевым (от этого брака родился известный в последствии граф Николай Николаевич Новосильцев). Вероятно, здесь идет речь о какой-то родственнице  М. С. Новосильцевой, не показанной в росписи, помещенной у Долгорукова, IV, стр. 167.

       2) Лорд Тильней (Sir John Child, Vesiount Castlemaim and Earl Tylney), † 1784 г., хол. С ним угас этот титул.

       3) Джиардини (Felice Giardini),  известный италианский скрипач и композитор, р. 1716, † в Москве 1796 г.                                                                                                Кн. Л.-Р.                                                                                         

 

 

     412

     Италинскаго разбудил, который эту ночь только 1 1/2 часа спал ибо курьера отправляют и он письмом занят был.

     15-го. В Неаполь в 4 часа поутру приехал.

     18-го. Обедал у Гамильтона 1), где и Жардини был и вечером квартеты играл. Я игру Жарновина и Дица 2) его игре предпочитаю.

     19-го. Обедал с семьею Скавронскаго в загородном доме Гамильтона, где, не взирая на чрезвычайный ветер, мне очень весело было. Ты, я думаю, помнишь маленький его домик у взморья, возле Палезипа (Позилиппа?) Теперь, скажу тебе об Италинском, который своим состоянием и обхождением Павла Мартыновича совершенно доволен, и сие некоторое участие, как я думаю, имеет, что его здоровье лучше становится. Считая, что ты все еще в состоянии его участие берешь, счел, что тебе не неприятно будет сие слышать.

 

                                                                                                                                                                                Рим.—30-го (19-го) июня 1785 г.

     ...Скажу тебе еще что нибудь о Неаполе. Слышал я серенаду под своими окнами. Когда бы мода была мужчинам серенады давать, я бы подумал, что она мне дается.

     23-го. В этот день увидел я, что Скавронской приревновал меня. К удовольствию моему, его ревность должна скоро кон­читься 3). Я с величайшим сожалением Неаполь оставил и, когда бы не праздник св. Петра, может быть, я бы долее здесь пробыл, нежели ты мне мог это позволить. Хвалил очень Честерфильда,

     1) Сэр Уильям Гамильтон, р. 1730, † 1803, английский посланник в Неаполе с 1764 по 1800 год, и археолог. Его вторая жена, леди Эмма Гамильтон (р. 1761, † 1815) известна своею красотою, своими похождениями и своим влиянием как на неаполитанскую королеву Каролину, так в особенности на адмирала Нельсона.                      Кн. Л.-Р.

    2) Жарновин и Диц — два музыканта-скрипача. Оба состояли на службе при императорском театре, в Петербурге. О Дице, кроме того, известно, что он перестал говорить и около года не выходил из этого безмолвия, не пере­ставая восхищать своей игрой; этот случай дал повод Державину и И. И. Дмитриеву написать по стихотворению на игру   Дица  (Соч. Державина, изд. Грота).

     3) Гр. Екатерина Васильевна Скавронская была красавица и гр. Сегюр, описывая ея наружность, говорит, что ея голова могла-бы служить образцом для головы амура.  Н. Б.

 

                                                

     413

что он своему наследнику в Неаполь ехать запретил 1). Скажу еще тебе, что народ неаполитанский мне показался гораздо добрее, нежели прочий италианский.

     28-го... После обеда ездил с кн. Юсуповым и его дражай­шей «Contessa Devechis» смотреть «Cavalchota de P. Collona», a потом был в церкви св. Петра.

     29-го. Обедню, служенную св. отцом, видел и дал ce6е слово, что я последний раз церемонии такого рода смотрю... Видел зазжение купола, которое прекрасное действие делает, так как и освещение онаго 2).

     Надобно тебе хотя однажды одну здешнюю новость дать: Аркетти 3), который здесь теперь находится, произведен в легаты, в Болонию. Сие, мне кажется, новый род славы нашему двору придает. Читал ли ты манифест о дворянстве? 4). Когда, чрез несколько веков, русское дворянство более почтенных мужей иметь будет, нежели оно теперь имеет, то я думаю, что люди тогдашних времен себя попрекать будут, что они испортились, что старая добродетель, которая из сего манифеста видна, переве­лась, что уже реже граждане находятся, которые всем для оте­чества жертвуют, и т. д. Не подшутили ли наши предки над нами? а мы без остановки теперешния времена браним! Очень мне понра­вились в сем манифесте благодарность и признательность, которыя государыня дворянству изъясняет!

     Об Эссене ты очень выгодно мыслишь; многие иностранные о нем иначе судят. Я как с князем 5) в Англии был, — мы также у него приставали. Прости.

     1) Здесь говорится о сочинении лорда Честерфильда, переведенном в последствии с английскаго на русский язык, под заглавием: «Дух лорда Честерфильда или Избранныя мысли из нравоучительных его сочинений и писем к сыну своему». Перевод И. Л. СПб. Типогр. академии наук. 1815 г. (По росписи Смирдина № 1270-й).

     2) Автор говорит об иллюминации в день св. Петра, 29-го июня.

     3) Кардинал Иоанн Андрей Аркетти (Archetti), из маркизов Формигарских, архиепископ халкедонский, папский нунций в Петербурге в 1783 г. (См. Le Catholicisme romain en Russie, par le C-te Tolstoy. Т. II. р. 27-me).

   4) Вероятно, здесь разумеется «Жалованная Грамота», изданная 21- го апреля 1785 г.

   5) Kн. Григорий Григорьевич Орлов, который после своей опалы, уже женатый, путешествовал по Европе, с своей супругой, кн. Екатериной Николаевной, и ея родным братом, автором настоящих писем. О путешествии этом известно весьма мало и бумаги села Вышебеши, к сожалению  также о нем умалчивают.           Н. Б.

 

 

     414

                                                                                                                                                                                             Рим.— 2-го июля 1785 г.

      Поутру был у кардинала Аркетти, который, к удивлению моему, меня еще помнит, видев меня лишь один раз, как я его по городу и по рядам возил до дворца. Я до сих пор без смеху своей фигуры в этой карете вспомнить не могу! Купил тебе «Жизнь Тасса»; желаю, чтобы она тебе понравилась; я оную, так как и Винкельманово сочинение, Моцениге отвезу, чтобы он тебе оное доставил.

     3-го. Был в последний раз в музее папы Сикста днем и еще раз восхищался сим собранием. После обеда ездил смотреть иллюминацию модели церкви св. Петра, которая для госуда­рыни делается; освещена была только одна лантерна, ибо купол еще не готов. По тому, что я видел, не думаю, чтобы могло сделать похожее действие, как церковь являет, ибо, я думаю, боль­шая причина красы сей иллюминации состоит в величине строения. И так, чтобы иллюминацию сей модели несколько сходно с оригиналом сделать, надо неотменно придумать способ, чтобы чрез оптическое стекло увеличить сию модель, — a сие, я думаю, очень тяжело произвести будет. Не знаю, известно ли тебе, что 625 Fiacoli (т. е. факелов) на всей иллюминации зажигается, что для сего слишком 200 человек употребляется и что сия иллюминация 700 скудов стоит 1).

     4-го. Чрез Литту получил дозволение видеть кабинет «Duca Arozzi», который отменно хорош. Вечером ездил с Амадуцием в бенедиктинский монастырь «St. Alessio», к аббату того монастыря «Nerini», который здесь в великом почтении и у котораго по понедельникам многие кардиналы собираются. Ныньче был тут кардинал «Archioto», который от места del Secretario del Stato отказался, что ему здесь великое почтение приобрело, a сие место теперь дано кардиналу Бонкаминию и наш общий приятель пророчествует великия чудеса от сего, уподобляя сей выбор соединению горы Этны с Везувием. Я очень люблю его на эту материю наводить, ибо он всегда, разгорячившись, всю силу своего красноречия употребляет и, говоря про вулканы, сам огнедышащей го­рой делается.

     6-го. Обедал у Юсупова, где был и Бернис; он  в об­ществе очень приятный человек.

     1) Это место, вероятно, относится уже к самой иллюминации церкви св. Петра, а не к модели.                                                                                                                           Н. Б.

 

                                                                     

     415

                                                                                                                                                                                          7-го июля 1785 г. — Из Рима.

     8-го. Вечером был у Амадуцци, который мне неоднократно о своей библиотеке говорил, в которой много сочинений здешних ученых «de la moneta»... Пишет о деньгах, когда все жалуются, что оных нет!

     10-го. Обедал у кн. Юсупова, где приезжий брат Канционева был, который, из маленьких купчишек — банкиром сделался. Этакия фортуны заставляют думать, что у нас золото на деревьях растет, а мы, бедные путешествующие, за сие лживое мнение, действительно золотом платить должны.

     ...12-го. Ты, я думаю, бранишь меня немилосердно, что я тебе об отъезде отсюда ничего не говорю? — Смотреть уже перестал, а все здесь остаюсь…

           

                                                                                                                                                                                  Рим. —1-го (12-го) августа 1785 г.

     В Риэто приехал около обеда. В первый раз столь простран­ное обиталище имел, занимая целый этаж, в котором, два года назад, польский посланник жил. Меня здесь, как медведя, по всем собраниям возили. Собрания сии изрядныя, ибо состоят из римских жителей, которые сюда приезжают. В здешних местах чрезвычайно  гостеприимны и кажется, что зрители друг перед дружкой хвастают, когда иностраннаго в своем доме имеют. Отсюда ездил древний город Авбу смотреть. Теперешняя Авба — местечко премелкое, где крайняя бедность властвует. Представь себе, что до того бедны крестьяне, что когда хижина их разва­лится, то они не в состоянии ее построить! и таких разваленных домов много видно во всем королевстве. Где я ни был — всегда на чрезвычайныя подати жалуются, неть земли и правления, где бы подданные жалоб не приносили! И так, на поверку выходит, что мы одни только счастливы и оных жалоб делать не можем.

     2-го. Поутру поехал водой в Отрукио, которое более на собрание нищих, нежели на обитаемое место походит. Чтобы дать гребцам отдохнуть, ходил смотреть здешний почти разваленный замок, которых в Неаполитанском королевстве великое множество, что доказательством служит, что феодальное правление здесь переве­лось после всех, ибо почти не видно маленькаго местечка, которое-бы без замка было, да и до сих пор большая часть дворян своих подданных судит и к смерти приговаривает, хотя последнее в исполнение, без соглашения королевских судов, ис­полнено быть не может. Как слаба была в прежнее время власть государей и какие должны были быть безпорядки в правлении!

 

 

     416

                                                                                                                                                                                Флоренция. — 24-го августа 1785 г.

      Вместо Рима сей город видишь! Ты должен, как   я   думаю, сему дивиться… неожиданное случилось!

     20-го. Поутру в 6 часов выехал с Амадуццием из славнаго древняго сего города с большим удовольствием; уменьшает оное только союз короля британскаго (что уже во Флоренции известно, ибо я оное от милорда Купера слышал). Сей союз мне очень досаден и я не могу об оном без злости думать. Обще­ство Амадуцциево мне отменно приятно.

     22-го. День пробыл в Сиене. Здесь великий князь многие монастыри уничтожил. Гульбища, где здешнее дворянство собирается, для сего маленькаго города очень изрядно. Красавиц, которых здесь, по большей части, описывают, — я не видал…

     23-го. ...Вечером был у славной Корриллы 1), которая приятная женщина и теперь еще очень понятно, что она могла великия страсти производить, соединяя с добрым нравом пребыстрейший разум и необыкновенный оборот мыслей.

     25-го. Поутру видел физический кабинет, под дирекцией аб­бата Фонтана 2), который творец онаго. Искусство надзирателя сего кабинета тебе известно.

     Тосканцы, как мне кажется, между италианцами, то же, что са­ксонцы между немцами: более просвещены и могут более славных людей показать, как, например, Брунолеско, Буонаротти, Галлилея и проч. Мне кажется, что и народ здесь более просвещения имеет, нежели в других частях Италии, лучше одевается, — особенно крестьянский народ. И дворянки здешния в одежде более вкусу имеют....

      1) Женщина-импровизатор. Дар импровизации был в большой моде в Италии; при музыкальных и поэтических способностях италианцев, при их врожденной артистичности и музыкальном ритме, дар импровизации давался им весьма легко, что иностранцев приводило в неописанное удивление. Пушкин в «Египетских ночах» вывел на сцену италианца-импровизатора и этот портрет, нарисованный нашим гениальным поэтом, может служить живым сколком для других таких же личностей.          Н. Б.

        2) Аббат Феличе Фонтана, известный естествоиспытатель, р. 1730, † 1803. В физическом и анатомическом кабинете во Флоренции было, меж­ду прочим, более 1,500 восковых анатомических фигур.                                                                                                                                                                                                                                                 Кн. Л.-Р.

 

 

     417

                                                                                                                                                                                       Флоренция.—30-го августа 1785 г.

     Ныньче целое утро и после обеда бегал  по  городу и книги покупал.

     1-го сентября. Поутру был в доме Рикорди; здесь видел другую славную „Improvisatrice Fantastici", которая, чтобы моего товарища и меня увидать, зная, что мы в этом доме будем, нарочно тут явилась. Надобно тебе сказать, что Коррилла такую ненависть к ней имеет, что кто к Фантастичи ходит, тот должен отречься от дома Корриллы, и так как Амадуцци был в некоторой связи с первой, то не только не может к сей последней ходить, но и не имеет позволения в тех местах находиться, где она обыкновенно бывает, как, например, в академии, где я нынешнее утро был и имел случай слышать от Фантастичи один очень изрядный сонет.

     Вечер провел у Корриллы, где видел славнаго „Suffren" 1), который, кажется, ездит казать свою шпагу, которую ему голландцы подарили. Мне кажется, что в его славе более счастие нежели искусство причинно. Я не могу поверить, чтобы последнее в оном участие имело, увидя его фигуру и услыша его разговоры; но, мо­жет, я и ошибаюсь...

     2-го. Ныньче целый день пробыл дома, читая с великою жадностию „Domina della Revoluzioni d'Іtalia", — совершенное сочинение, и я жалею, что мой скорый отсюда отъезд мне мешает докон­чить его здесь. Многия мысли и прожекты приходили, которые могли бы быть употреблены с удобством в нашем отечестве, и я новую причину имел сожалеть, что я не с тобой и не могу тебе своих мыслей сообщить. — Портреты в миниатюре твоих малюток поспели и я оными очень доволен; теперь я их, за стеклом, целовать могу; они мне крайнее утешение делают и я не думал, чтобы они такую радость во мне произвели...

 1) Балльи де-Сюффрен (род. 1726 г., умер 1788 г.), известный французский адмирал и балльи мальтийскаго ордена, отличавшийся во многих морских сражениях. У него было несколько братьев, и, вероятно, об одном из них упоминает Храповицкий в своих Записках, под 19-м октября 1788 г., заметив: «Валено принять в нашу службу брата Балльи де-Сюффрен».                                                                                                                                                                                                                                                                                             Н. Б.

 

 

     418

                                                                                                                                                                                 Флоренция. — 3-го сентября 1785 г.

     Утро был занят чтением... а после обеда ходил к «Fontana», директору физическаго кабинета, смотреть, как восковыя фигуры и части человеческия делают.

     4-го. Нынешнее утро все читал. На сие отвечай мне в Турин; я прямо, чрезъ Mont-Senis, во Францию перееду. Надеюсь, что наша корреспонденция попорядочнее будет... Представь себе, что более четырех месяцев я никакого известия из России не имею. До сих пор не знаю, получил ли я продолжение своего отпуска?...

 

 

                                                                                                                                                                               Из Болонии.—6-го сентября 1785г.

    Выехал нынче поутру из Флоренции и прибыл сюда. Я столь населеннаго места никогда не видал и великое удовольствие оное видеть имел. В Тироле есть многия долины, которыя очень на­селены, но, в пример сей — пустыней кажутся.

     Я тебе уже в последнем письме сказывал, что я нахожу То­скану против прочей Италии сходною с Саксонией — в разсуждении других немецких провинций. Еще имел случай сие подтвердить, ибо только что на папское владение взъехал, приметна стала гру­бость народа, алчность его на деньги, который, чтобы получить их, всякие обманы выдумывает.

     8-го. Поутру ездил по разным собраниям картин. Забыл тебе сказать, что обедал у здешняго Archiovescovo, которому ты папупесцию (т. е. папство) назначил; но дозволь себе сказать, что, я не знаю почему, мне кажется, что он добрый и почтенный человек, но не имеет качеств отменных, которыя бы сие предвидеть заставляли. Ты мне на сие скажешь, что папы не по достоинствам выбираются... на это я соглашусь, но тогда предвидеть трудно — кому сие достанется.

     11-го. Дворянства в Болонии мало, ибо оно по деревням разъ­ехалось; но из малаго, которое здесь, можно о пышности онаго судить. Вообще видны два характера в римском дворянстве: или глупая гордость, или непростительное фамилиарство в обращении, а часто оно умеет сии качества соединить так, что между собой на­дуваются и выступают как петухи, а с слугами своими — лакеями делаются и, кажется, что они только для сего состояния и сотворены. Видишь, как я едок против сего народа! — но он мне день ото дня противнее делается.

 

 

     419

     12-го. Простился с кардиналом «Giovanetti», об котором скажу, как он получил кардинальскую шляпу. Нынешний папа 1), быв кардиналом, был в монастыре, где он был аббатом, и гуляя в саду онаго, зацепил за дерево и потерял свое beretto. Giovanetti, который за ним шел, поднял его и так как оно в пыли замаралось, то, очищая его, он сказал папе: «е un presagio che questo beretto rosso sara cangiato in un bianco», — на что папа ответил: «si al mio sara cangiato in un bianco, furo che il vostro si cangi in un rosso» 2) и, быв возведен на святой стул, сдержал свое обещание. Завтра со светом отсюда еду. Прости.

 

                                                                                                                                                                       Парма.—14-го (3-го) сентября 1785 года.

     ... Приехал сюда вечером. Ныньче был в библиотеке, заве­денной маркизом Dutilio; она очень хороша на вид. Что лучше всего, так это каталог, который чрезвычайно способствует оты­скивать книги. В академии художеств виделъ славный «День» Корреджиева «il St. Bartolomeo». Скажу тебе мое мнение о сем, как и о сочинителе онаго, только с договором, чтобы ты не разсердился на меня; мне помнится, что ты великий обожатель Корреджио. Колорит его во всех картинах весьма приятен; справедлив ли он или нет — об оном не хочу судить; тени в картинах его отменно хороши, лицо Богородицы изрядно; но Маг­далина, в этой картине, так изображена, что ей так стоять не можно: она целует ногу Христа, а оборотилась лицом к зрителям и, следовательно, ея поцелуй — щекой придется. В картине его «St. Sepolcro» — те же недостатки нахожу, с прибавкой, что в оной картине его ошибки — еще более, что ангелы на верху так исковерканы, что не можно разобрать ноги оных и не знаешь, которая кому принадлежит; у Богородицы лицо не благочинное. Ты мне на сие можешь сказать, что тяжело соединить приятство и красу лица с почтительным видом, — на это я согласен; но со всем тем, многия картины находятся, в которых краса, приятство и величие сохранены.

     15-го. Еще вторично был в академии, где с большим удо-

        1) В 1785 г. на  папском  престоле находился папа Пий VI. Он был избран в 1785 г.; умер в 1799 году.

        2) Перевод: «это предзнаменование, что ваша шапка превратится в белую». — На что получен ответ от Jiovanetti: «если моя превратится в белую, то ваша должна обратиться в красную».                                                                                                                                                                                                                                                                           Н. Б.

 

                                                                           

     420

вольствием «День» твоего любимца видел. После обеда ходил в замок здешняго герцога 1). Ты знаешь чудеснаго сего владетеля, сколько непонятных противоречий в оном находится. Он и его супруга, как тебе известно, самая чудесная пара!

     18-го. Был на курсе, который, по множеству карет, очень на неаполитанский похож.

     19-го. Был представлен аршидюку, правителю здешнему; но еще в городе знакомства не сделал... На сие отвечай мне в Париж. Скажи мне: долго ли ты в Англии пробудешь? Постарайся сделать так, чтобы мы вместе там пожили...

 

                                                                                                                                                                                               Париж.— 9-го января 1786 г.

     Поздравляю с новым годом и желаю  тебе в оном, как и во всех будущих, возможное благополучие. Наконец я добрался до сего славнаго города. До сих пор я так мало им тронут, что сам не могу довольно надивиться! Ты звал меня к себе, — а я ехать отговаривался; теперь мне определяешь жить в Париже, а я к тебе неотменено быть желаю. И так, любезный мой друг, хо­чешь или нет, — я  еду в Лондон и выеду отсюда 14-го, т. е. в субботу. И так, прошу тебя сделать мне одолжение и выслать человека в Дувр, хотя на подержание; ты меня сим крайне одол­жишь и дай мне об оном знать, адресуя письма в Кале. При­чины, для чего я твоего предложения — остаться здесь до марта, — не принимаю, следующия. Первая: чтобы доказать тебе, некоторым образом, что я к тебе не ехал не по предпочтению  веселья, а по обстоятельствам, в которых находился. Вторая: что в теперешнее время Париж, а особливо круглежащия места неудобно ви­деть, следовательно, я почти время потеряю, живя здесь; напротив, быв  в Лондоне, я честь и удовольствие иметь буду ваше сиятельство видеть и прекрайнее удовольствие моих малюток так часто целовать, как можно. На тебя, правду сказать, чрезвычайно зол за твое письмо, которое в Генуе получил, и ты собери все свои силы, ибо я на тебя сильно нападу; но не очень страшись: имев в одной руке оружие, в другой оливковую ветвь держать буду, так после короткой войны, — долгий мир заключим. Я сюда

       1) Фердинанд, герцог пармский (р. 1751, † 1802), из испанской отрасли Бурбонов. Его супруга Мария-Амалия, эрцгерцогиня австрийская (р. 1746, † 1804), была родная сестра императора Иосифа II, который в первом браке был женат на его сестре.     Кн. Л.-Р.

 

 

     421

четвертаго дня приехал, благополучно пробыв в Лионе две недели. До скораго свидания, прости. Малюток своих и моих три раза от меня поцелуй; я с нетерпением того жду, когда сие сам сделать смогу.

 

 

     Переехав в Англию и живя одно время в доме гр. С. Р. Ворон­цова, ежедневно видаясь с ним и обмениваясь взглядами и мыслями, В. Н. Зиновьев не считал, вероятно, уже для себя более необходимым письменно излагать свои впечатления, почему и не вел своего дневника в течение семимесячнаго своего пребывания в Лондоне; но в половине июля 1786 г. он предпринимает новое путешествие, именно по Англии и Шотландии и, с этого времени, начинается новый письменный обмен мы­слей между двумя друзьями. Эти-то письма В. Н. Зиновьева к гр.   С. Р. Воронцову и составляют продолжение дневника.

     При издании этой части дневника, мы продолжали держаться (как и в первых двух частях его: из Германии и Италии) в пределах, по возможности, исторических, хотя и не считали уместным вовсе, так сказать, отнять всякое личное значение автора-путешественника; вот по­чему мы оставили его личные взгляды и воззрения на многия встречаемыя им явления и его мнения о далеком его отечестве, которое он любил горячо и искренно, сознавая с тем вместе его недостатки; при этом мы руководились, кроме того, мыслию, что взгляд автора и вообще его кругозор, хотя и устаревшие уже в наше время, имеют однако же, по нашему разумению, полное право на занятие места в исторической переписке ХVIII века, во первых, как взгляды товарища по воспитанию Радищева и передоваго человека своего времени и, во вторых, как письма, адресованныя к такой выдающейся личности, каковою был граф С. Р. Воронцов.

                                                                                                                                                                                        Н. П. Барышников.

 

 

                                                  Письма В. Н. Зиновьева к гр. С. Р. Воронцову из Англии.

 

                                                                                                                                                                        Варвик.—5-го (16-го) июля 1786 г.

     Твое письмо, посланное в Оксфорд, получил 14-го; благодарю тебя и Якова Ивановича за его приписание. Зная, что ты ему мои письма кажешь, я особливаго к нему не пишу.

     В Оксфорде надо видеть библиотеку и картинную галлерею тому, кто имеет в своем распоряжении много времени. Здесь, к край­нему моему удовольствию, удалось мне слышать экзамен или пробу одного кандидата, просящаго чина доктора музыки, в присутствии

 

 

     422

виц-президента и части оксфордской публики. Испытание это состояло в концерте, на котором все разнаго рода сочинения сей особы играли; между прочим, была одна ария с маленьким барабаном. Зала наполнена портретами гг-д докторов онаго искусства; над органом висит портрет Генделя.

 

                                                                                                                                                                                                   Бирмингам.—18-го июля.

     (Начиная с этого письма, на всех остальных усматривается над­пись: «A Son Exellence, Monsieur le C-te de Woronzof etc. etc. Harlay Street  № 36. London).

 

                                                                                                                                                                                  13-го июля, поутру. — Из Оксфорда.

     Виндзорский замок, кто ценит свое время, примечания не достоин. Между картинами, в нем находящимися, видел изображение свидания Генриха VIII с Франциском I, и перваго портрет и физиономию не более приятно видеть, как о тиранствах его слышать.

     Отсюда пошел к живописцу на стекле г-ну Жервис, и очень доволен был видеть его работу. Не думаю, чтобы вещи и животныя лучше могли изображаться, как сим образом живописи. Разговорившись с ним об открытии сего искусства, он мне сказал, что никогда не думал сим искусством себя прокармли­вать, но разными приключениями   доведен был изыскивать  способов питаться иным, нежели своими доходами, и, искав потерян­ное сие искусство, разнократными опытами до онаго дошел. Я его спросил — не написал ли он свой секрет, чтобы оный, после его, не потерялся? Его жена, в его отсутствие, мне одно весьма невероятное приключение разсказала; но от него в ответ на мой вопрос получил, что он никаких мер по сему не взял; но непротивен чтобы оный, какой ни есть особе, продать в иной земле даже с дозволением, по приобретении, чтобы оное употребляемо было, но с тем только, чтобы при его жизни оное не публиковать, и в Англии бы никто, кроме его, сего секрета не знал. Сверх того, сказывал он мне, что, как княгиня Дашкова 1) здесь была, он хотел послать картинку государыне, но найдя разныя затруд­нения в оном, оставил оное. Я сказал ему, что он теперь сие

     1) Княгиня Екатерина Романовна Дашкова (род. 17-го марта 1740 г., умер. 4-го января 1810 г.), сестра графа Семена Романовича Воронцова, жила в Англии насколько лет сряду, для образования своего сына, который состоял студентом Эдинбургскаго университета между 1775 и 1780 годами.                                                                                    Н. Б.

                                                       

 

     423

через тебя исполнить может и, отдав тебе, может уверен быть, что оное верно до государыни дойдет; а когда оный способ письма нашей императрице понравится, то она, может, и заблагоразсудит купить у него сей секрет. Он сим очень, ка­жется, доволен был и взял от меня мой и твой адресы, прося меня, чтобы я тебя предуведомил, что он к тебе будет и до­ставить тебе картинку своей работы для пересылки и поднесения го­сударыне. Не знаю, говорит ли он по французски? — кажется, по рождению, он ирландец. Прости, нынешния мои похождения тебе завтра скажу.

 

                                                                                                                                                                                          15-го (26-го) июля.— Из Лидс.

     Остаюсь у тебя в долгу, и начну оный платить, сказав тебе, что из Кастельтона благополучно прибыл 24-го в Шефильд и отдал письмо Якова Ивановича г-ну Турнеру, весьма почтен­ному человеку, который чрезвычайное приключение с крайним великодушием сносит, а именно: он имел одного сына, при рождении котораго он потерял свою жену, и, любя его, не женился, а он, дожив до 29-ти лет, умер смертию для посторонних весь­ма утешительною. Он простудился на одном пожаре, работая на оном, занемог и несколько после того умер, сожалеем не только своим отцом, но и всем городом.

     Теперь о сем городе: он очень замаран, — так же как и боль­шая часть его жителей, сажей и угольями. Шефильд и округлежащия места принадлежат лорду Соре 1). Здесь видел мануфактуры, между которыми главная одного г. «Tudor et Comp.» и она действительно примечания достойна. Во всех подобных фабриках главныя машины лошадьми в движение приводятся. Между прочим я тебе должен сказать, что сей Tudor с товарищем зачал свою фабрику с 800 ф. и имея 500 на свою часть, а теперь имеет 20,000 капиталу, да другой — по препорции. Я думаю, что нет земли, где бы с дарованием можно бы было так скоро приобрести столько денег, как здесь; но теперь даже думаю, что по препорции сие во всякой земле, — стоит только употребить свой разум на то. Сие весьма утешительное разсуждение, при моих теперь обстоятель-

     1) Граф Чарлс Сёрре (Surrey), из фамилии Гоуард, p. 1767, † 1815, бездетным. По смерти отца своего в 1786 г., он принял титул герцога Норфольк (Norfolk). До него Гоуарды неизменно исповедывали католическую веру; он первый из этой фамилии перешел в протестантизм.                                                                                                       Кн. Л.-Р.

 

 

     424

ствах: не имев более 5-ти гиней в кармане и услав все свое богатство по почте, адресовал письмо к тебе. Ты, может быть на это спросишь: испытал ли я свои силы когда нибудь? — я тебе отвечу, что я думаю, что силы мои душевныя слабы, но уже давно я того мнения, что человек, с некоторым разсуждением и твердостию, должен в оном успеть. Пожалуй, не заключи из сего разсуждения, что, имея только пять гиней, я думаю употребить свое старание на приобретение денег? — Мне кажется, что в этом я весьма благоразумен, был и есмь. Может, я благополучным своим положением избавлен, а, может, еще более разными приключениями испытать случай имел, что весьма мало денег надобно, чтобы нас довольными делать. Я думаю вообще, что счастие  и несчастие всякий человек в себе, так сказать, носит и от сего происходят разныя чувства у людей, при равных приключениях. Боюсь тебе наскучить; я бы еще кое-что к сему прибавил, но полно...

       Видел в упомянутом месте кузницы, где бритвы делают, которыя здесь за шилинг продают, самой той же доброты, которыя в Лондоне за пять. (Ты можешь себе представить сколь тамошние купцы выигрывать должны!); в другой — пилы; видел места, где делают сталь и где оную перековывают и приводят в желаемыя формы, чрез водяную мельницу. О всех сих фабриках сделать внятное описание — трудно и тебе читать скучно будет, а при свидании нашем надеюсь дать тебе о всем этом довольно внятное понятие... Здесь считают  45,000 жителей, которые день ото дня умножаются переходом крестьян из круглежащих мест. Быв здесь, я досадовал, что наше железо сюда привозят, дают обрабатывать англичанам, а потом, то же железо, обработанное, в 10 раз дороже мы же покупаем, от них же. Но теперь образ своих мыслей я переменил, не считая  первым предметом фабрики и торговлю в начинающем государстве, а как о сем мыслю в будущем, когда мне досуг будет, скажу.

     Видел в Шефильде как уголья привозят на колясках, ко­торыя от того места, где уголь вынимается, спускаются и три мили сами бегут, а назад пустыя одной лошадью встаскиваются; колеса у сих колясок чугунныя и так вылиты, что не могут выходить из брусьев, которые на дороге, по обеим сторонам, лежат; выгода сего изобретения отменной прибыли. Самый дурной здесь работник получает семь шиллингов в неделю, а есть такие, которые и по три ф. имеют!

      25-го. Видел «Wentworth-Hause», принадлежащий лорду Willam. Новая пристройка к сему дому огромна, но все это, по моим

 

 

     425

мыслям, тот же недостаток имеет, как дом лорда Siarsdles 1), то есть, что портик или колоннада на крыльце — не по пропорции дома, и кажется, что дом для крыльца с колоннами, а не наоборот, как бы должно было; оттого сени, наполненныя колоннами, делаются темны и теряют свою красу. Внутри дома очень хорошо, покойно и великолепное расположение; особливо первая зала очень хороша и имеет очень изрядныя копии древних статуй; но что более всего примечания здесь достойно — это картина большая Гверчинова «Агарь с сыном своим Измаилом».

 

                                                                                                                                                                                  Лидс.—18-го (29-го) июля 1786 г

     Опять здесь, как видишь, после трехдневнаго в Гаригете, довольно скучнаго пребывания. Здесь, так же почти как и у всех вод, съезжаются разные люди и весьма часто между ними находятся что называется «авантюристы». Успел здесь толь­ко с одним г. «Crowlay» познакомиться, а с прочими более по­клонное знакомство имел. Видел здесь два английские обычая, — один, что любовники храбрость, силу и верность любовницам сво­им испитием вина оказывают, а другой, что если в собрании, за столом, захотят некоторые из компании пить вина более обыкновеннаго, тогда те, которые сего не хотят, — выходят. Ты себе легко представить можешь, какую я дал тягу, — действительно, оглянуться боялся, думая, что силой оставят. Мне всего страннее показалось, что, по некоторому времени, самые сии же винопиющие в залу вошли и разсыпались по дамам, говоря с оными, и мне показалось, что сие приятно им было. Может быть, я ошибся, и по­сему не делаю своих заключений, но, кажется, вероятныя имею.

     Поутру был в «Harwood», — дом прекрасный и фасада очень хоро­ша, убор комнат великолепия и богатства чрезвычайнаго, но что мое критическое качество до крайности возбудило, — это то, что, при длинной великолепной галлерее, поставлены четыре бюста: Каракаллы и Комода с одной стороны, с другой — Гомера и Фаустина. Есть-ли тут какой-нибудь смысл, видеть в Англии двух чудовищ рода человеческаго и делать ими украшение великолепной комнаты! Досадно! до крайности досадно! Что я с бюстами сих тиранов и оным по­добными сделал бы — писать здесь длинно; но не лучше ли было бы, вместо двух сих possedes, поставить лорда Чатама и достойнаго

     1) Лорд Siarples?? Перековеркано так, что понять нельзя о ком идет речь.                                                                                                                                                   Кн. Л.-Р.

 

 

     426

его сына В. Питта, а вместо Гомера и Фаустина — Мильтона и королевы Елизаветы. Я намерен хозяину сего богатаго дома оное при первом удобном случае присоветовать, чрез его знакомых.

     Сюда приехал в 12 часов, опять поздно, чтобы видеть про­дажу сукон; но был в том месте, где оное делается; оно на­зывается «Клотс-Гаол» и заведено при начале сего века; прежде, же на рынке делалось шесть и более часов, а иногда и целый день. Для сего построено упомянутое место и продажа не должна более одного часа продолжаться, что колоколом назначается. По вторникам и субботам с 8 1/2 часов до 9 1/2 продается цветное сукно, а в прочие дни белое. Здесь самое простое и весьма посредственное сукно про­дается: цветное от 1 1/2 до 9-ти шиллингов, а белое до 14-ти бывает, которое уже здесь красят. Оныя сукна привозятся из округлежащих деревень, крестьянами оных обработанныя, которые за шерстью для сего по всему государству ездят.

      Завтра жду знакомство делать с славным здешней земли математиком Смиден 1), который несколько лет тому назад нашей государыней в Россию зван был, но предпочел остаться в своем отечестве. После завтра, после здешняго суконнаго торга, сбираюсь ехать в Йорк, где теперь находятся так называемыя «Сейзес» и где я надеюсь увидеть что до судебнаго порядка принадлежит; сверх того Сиденс 2) тут же представлять  будет.  Когда ча­сто такие непредвидимые случаи будут, то боюсь долее в своем путешествии остаться, нежели чаял.

 

                                                                                                                                                                               Лидс.— 20-го (31-го) июля 1786 г.

     Еще слова два о здешнем месте: 16,000 жителей в оном, а в приходе 40,000. Сей город, не смотря на число своих жи­телей, не имеет члена в парламенте; но что еще страннее, что онаго и иметь не желает, приводя к тому очень хорошую при­чину, а именно: что во время выборов в народе обыкновенно бывает большое пьянство, a сие здесь отвадило бы работников от нужных упражнений и нанесло бы вред здешней торговле. Сукна

   1) Смеатон (Smeaton, John) род. 1724, умер 1792 г., известный английский инженер и строитель Эдинбургскаго маяка при входе в проливе Ла-манша.

      2) Сара Кембль, в замужестве Сиддонс (Sidions), знаменитая актриса (р. 1755, † 1831г.).                                                                                Кн. Л.-Р.

 

 

     427

здешния идут водой в Гуль, откуда они по разным землям —  в Голландию, к нам, в Гишпанию, в Турцию, в Италию, в немецкую землю и т. д., морем развозятся. Лошади и шерсть, с сего времени, здесь вздорожали; овец уже в здешнем графстве не пасут, ибо называемыя здесь «Comons» (земли, владеемыя вообще разными Freeholders) разделены по Freehol­ders. Удивительно, что народ толь давно цветущий имеет такия неустройства! даже были земли, которыя никому не принадлежали! Все сие заставляет меня заключить, что здешний народ так занят был волъностию и торгом, что не имел времени употребить свое внимание на домашнее устройство. Меня удивляет, как сие прежде времен Елизаветы не было сделано!

     И около здешняго места много угольных выемок, которыя вчерась, ехав за город обедать, я видел. Изнутри земли уголья вынимают, а на поверхности оной хлеб сеют. Я и тут имел случай повторить и утвердить свое мнение, что сии уголья — одна из главных причин богатства здешней земли и это средство, которое доставляет здешнему народу золото гишпанцев и португальцев, доставляемое оными в крайний убыток своим государствам. Для выемок угольных обыкновенно покупают дозволение на оное у владельцев поверхности земли и не могут далее идти, как до границ тех владельцев, с которыми договорились. Я, для шутки, спросил: «назначена ли глубина?» — на что мне отвечали, что до центра земли. Ты можешь представить какие споры там возстанут, когда антиподы Англии до того же места дойдут! Обыкновенно в угольных заводах много воды находится, которую огненными ма­шинами вычерпывают.

     Ныньче поутру был у Смидена и тут узнал, что он не был зван государыней, но что он огненную машину в Кронштадте прожектировал. Он строитель славнаго фонала в Плимуте, который в 1756 г. начался, а в 1759-м окончен был. Надобно тебе знать, что сия башня, посреди моря на камне (rocher), с безпрерывными сопротивлениями неугомоннаго моря построена, что ра­ботники, употребленные на оном месте, часто в опасности бывали. Долго бы было тебе все затруднения сего строения описывать, но вот что тебе скажу: что сия работа могла только в отлив де­латься, ибо во время прилива сей камень покрыт водою бывает; что между этим временем что ни было сделано, то заливалось и уносилось водой и хотя пробовали укрепить камни прекрепкими це­пями, но при отливе их уже не находили. Представь себе, что в бурное время море всю сию башню заливает! Оный фонал построен

 

 

     428

обществом, которое некоторую пошлину со всякаго корабля берет; караулят оный три человека, имея на полгода провизии: он освещается 24-мя сальными свечами, которыя по два фунта весят. Почтенный архитектор сего чудеснаго фонала многия другия работы в своем государстве делал. Я у него видел две очень хорошия обсерватории, с разными его в оных инвенциями, с астро­номическими часами его работы, и зрительныя трубки, также его рук, — одним словом, он, кажется, в математических частях —  человек отменный. Ты знаешь, коль сию полезную науку я чту, почему ты легко себе представить можешь, что я весьма доволен был своим визитом; но что более всего почтенно в сем человеке, — что он, принеся разными стараниями своему государству, себе, а потому и семье своей пользу, теперь удалился от всех работ и единственно занят изданием своих сочинений, где открываются со всевозможною ясностию все ему извстныя тайны и его изобретения. Дай ему Всевышний за то здоровья! — а доброе расположение и ему наградой будет.

     Обедал у Диксона со всей его фамилией. Здесь имел случай слышать предлинный разговор о романах и свои разсуждения сделать; но боюсь тебе оным наскучить, а так как я частию сии письма и для себя пишу, то ты следующее, без потери, можешь, когда хочешь, пропустить.

     Англичанки, как мне кажется, и многих других народов девушки и женщины с охотой романы читают, что, по моему, весьма дурныя следствия производит, о которых здесь длинно го­ворить. Мне, может быть, сделают вопрос: чем же я хочу, что­бы женщины занимались и не лучше ли, чтобы оне читали романы, нежели сами случай давали бы оные сочинять? — На сие я скажу, что в хорошем смотрении девица, и не читав романов, не подаст случая свою жизнь оным сделать; а желаю я, чтобы их упражнение было, когда оне выучатся читать, во 1-х, понятием приличным о вере, в которой они воспитаны, во 2-х, чтобы им пре­подали все те знания, которыя хорошую хозяйку делают, дабы чрез то, когда они выдут замуж, чтобы не были в тягость своим мужьям, но в облегчение, и для того сии должны быть вы­учены всяким женским работам, арифметике, и могли бы домом править. Когда такая девушка выйдет замуж, — она не будет в тягость своему мужу.

 

 

     429

                                                                                                                                                                                               Матлок. ― 20 июля 1786 г.

     …Получил твое письмо и, по прочтении онаго, поехал в Вудсток. Возле сего места находится славный Блендгейм. Я редко видал что нибудь, чем бы так доволен был; особливо сад для меня еще лучше, нежели дом, и так хорош, что, не смотря на мою склонность критиковать, мне ничего не остается, как только его хвалить… Здесь есть одно место, которое на одно гатчинское походит. Со стороны двора дворец очень похож на построенный в Царском Селе городок, в котором гвардейские солдаты живут, с тою разницей, что тут огромнее несравненно. Внутри отделка комнат великолепна, картины, но большей части Рубенсовы... Не обедав, поехал в Стоо, теперь здесь есть трактир, и пошел в сад и дом дюка Букингамскаго. Часто наставлен­ными строениями в саду, Стоо очень похож на Царское Село и мне совсем не нравится. Что касается внутренняго убора дворца,— то я свое разсуждение об оном оставлю; скажу только тебе, что на одном плафоне, в золоте, сделана цепь орденская св. Георгия; не знаю, прилично ли оно на плафоне? — До сих пор, мне ка­жется, что богатые люди, делав наряды и украшения, слишком о вкусе пекутся и на то более денег тратят, нежели бы нужно: от­того столько вкусу налепят на одном месте, что, удаляясь от простоты,— без вкуса делаются. При сем я вспоминаю очень хо­рошее слово Рейфенштейна 1), который говорил, что «дурной вкус всегда дороже стоит, нежели xopoший». Осмотрев все, я в «Warwik» поехал, куда вечером и прибыл. Для англичанина, может, сие место довольно примечания достойно, но для иностраннаго — какое дело знать, что 800 лет тому назад здесь какой-то «Gug Earl Warwik» жил, кабана, какую-то корову и великана убил, после чего пустынником жизнь свою кончил. В замке кажутся его латы, копье и ланцы (т. е. lances), которыя очень на длинные шесты походят… Прибыл в Бирминджам, отнес письмо г-на Тортона к одному г-ну Masson, который обещал мне все по­казать. Можешь представить, как я доволен был сему известию! Массон пошел к другим, к которым имел письма, между прочим отнес письмо г-на Питерса к одному г-ну Gorbette, который, только что прочел письмо, сказал, что они недавно сде­лали положение никого в фабрики не пускать. Он мне, с крайним прискорбием, сказывал, что, быв в части в Корнских за-

      1) Рейфенштейн — чичероне В. Н. Зиновьева в Риме.                                                                                                                                                                         Н. Б.

 

 

     430

водах, он теперь потерял много чрез переход Gascognie (?), что он на 20,000 сперва государыне товаров продавал, а теперь оное кончится, потому что он слышал, что государыня Gasco­gnie дает 2,500 фунтов на год жалования. На все сие я отвечал своим образом и наше свидание кончилось тем, что он мне свое сожаление высказал, что не может мне ничего показать и что он то же был принужден сделать с одним французским президентом, который ему привез письмо от бывшаго лорда Шельборна. На другой день, я поехал на фабрику Больтона и я все с французскими иностранцами видел. Проворство работников отменное, машины обыкновенныя и я уверен, что у нас в Туле те же; но большая выгода здешних фабрик — то, что они употребляют в должных местах женщин, ребят и мужчин взрослых, а часто взрослаго с малым употребляют. Не знаю, полируют ли сталь у нас голыми руками? — в Бирминджаме оное делают. На здешней фабрике употреблено от 300 до 400 работников. Г-н Больтон мало о сей фабрике печется, ибо больший его теперь доход — от огненных машин, которыя он в заводах корнвальдских учредил, получая одну треть выгоды против прежних ма­шин. Он, сказывают, с г-м Ваттом 1) имеет 20,000 фунт. дохода, а фабрика его по прикащикам разделяется, которые, деля барыши, оной управляют.

     18-го. Был у г-на Watt, с которым, на английском языке, спор имел об архитектуре и сделал ему одно возражение, ко­торое мне понравилось. Он защищал готическую архитектуру, го­воря, что римская не такое действие делает, ибо в последней пропорции сохранены; на что я привел в пример двух высоких людей: одного худощаваго, а другаго, по препорции роста, толстаго; первый, без сомнения, сделает более удивления; но рост последняго, не удивляя, несравненно будет более нравиться. Желаю, чтобы мое возражение и мой пример тебе показались.

     …Способы разбогачиваться торговлею так здесь велики, что люди средняго состояния не могут слугами завестись, ибо они, прожив у своих хозяев с год, находят способ торгом более наживать, нежели находясь в услужении.

     19-го. После обеда отсюда поехал, ночевал в Вартоне; слав­ное пиво тебе здесь известно. Все, что здесь делается, привозят к нам, чрез Гуль.

      1) Уатт (Watt, James, род. 1736 г., умер 1819 г.) знаменитый механик-инженер, известен как изобретатель пароваго двигателя.                                                              Н. Б.

                                                                                                

 

     431

     20-го. Был в Дерби; тут видел машину, которая шелк навивает; она довольно курьезна и вывезена из Италии. Здесь также лучший фарфор делают. Местоположение здесь отменно хорошо и, как говорят, «romanesque».

     22-го. Объехав верхом романтическое положение Матлока, по­утру был на мельнице г-на Arkwright 1), которая хлопчатую бумагу прядет. Все в оной отменно любопытно, не выключая хозяина, о котором скажу два слова: он был парикмахер и, брив одного беднаго человека, получил разныя от него мысли завести сию мельницу и, предприяв сие с двумя другими товарищами, — из которых один скоро умер, а другой свое участие ему продал, — сделался один хозяином сего завода и теперь его считают имеющим 200,000 фун. капиталу.

     23-го. Поутру поехал верхом на одну свинцовую мину, назы­ваемую Portoway, и видел все что можно видеть, даже спускался на самый низ, где руду вынимают, и сам работал. Всходя наверх и зачиная чувствовать некоторую усталость, мысленно о своем сложении сожалел; но мне мой водитель утешительную похвалу дал, что он не встречал много иностранных, которые бы столь скоро могли всходить; сия похвала, признаюсь, в моем положении, мне весьма приятна была и дала мне новыя силы. Окончив сей до­вольно безпокойный день, после верховой езды на ленивой и спотыкливой лошади, прибыл благополучно в Щастволид.

     24-го. Осматривал дом дюка Девоншира, который мне очень понравился. Здесь кажут комнаты, в которых королева Мария 2) многие годы задержана была. Парк изрядный, фонтаны в оном есть; но зная Петергофские, только Версальские смотреть можно, — и так, я оные не видал.

     В Грофшофте очень приятное местоположение. Меня весьма удивляет, как может толь малая земля, какова здешняя, иметь столько обитателей и иметь столько неплодородных земель! — Еще удалось мне вспомнить мое недоразумение, что я однажды, как ты помнишь, утверждал, что первое старание всякаго правительства должно быть — одобрять хлебопашество, а уже потом поощрять тор­говлю. Знаешь ли ты, в чем я безценное богатство Ангдии считаю? — в неисчерпаемом множестве угольев. Когда бы оных у них не было,

     1) Сэр Ричард Аркрайт (Arkwright), p. 1732, † 1792., изобретатель машины, которая произвела переворот в произведении хлопчато-бумажных изделий и обогатила английских промышленников.

     2) Королева Мария Стюарт (р. 1542, † 1587).                                                                                                                                                                                            Кн. Л.

 

 

     432

позабыли бы они вывозить наше железо, чтобы оное у себя обраба­тывать, другим и нам оное, обработанное, вдесятеро дороже про­давать! — и сия одна причина, почему Англия может так населена быть, ибо и для топки всякой — им ни сучка не надобно...

 

                                                                                                                                                                                           Йорк.— 4-го августа 1786 г.

     Здесь, со 2-го, нахожусь и вообще не могу довольно нахвалить­ся учтивостью и ласкою здешних жителей.   

     Здесь видел, два дня сряду, суд преступников и, при сем случае, старался получить настоящую идею о здешнем провинциальном правлении и скажу тебе, только вкратце, более — чтобы по­мнить, нежели — чтобы сие описывать. И так, лорд-лефтенент 1) — в провинциальных городах, генерал-шериф и его ассистенты — во всякой провинции один или более, называемые «Колонель-жостис-оф-пис», которые первым королю предлагаются, так как и кандидаты. Во второе название «Гренд жюри» и «пети жюри», «Конселорс».

     Суд отправляет один из 12-ти судей, которых сюда два приезжают: один — для уголовных, другой — для гражданских дел, два раза в год, и судят дала всего графства. Сверх сего, в уездах 12 «альдерменов», которые младшаго из себя в мэры выбирают. Об образе исправления суда сими судьями ниче­го не говорю, ибо ты оное знаешь; но оно мне так нравит­ся, что желал бы, чтобы оно везде учреждено было, и не пони­маю, для чего оное не делается? — Вопреки мне скажут, что государи потеряют большую власть, имея, так сказать, в своей воле жизнь всякаго человека; но на сие я скажу, что они могли бы себе всегда оставить власть, брав в свой особливый суд таких преступников, каких пожелают, сказав, что делают сие для скорейшаго порядка, а под сим предлогом брать всех тех, ко­торых только пожелают, и оставлять тех преступников, которые их мщения не стоят, и дать, чрез то, способ и средство невинным оправдаться. Я не говорю, например, сие о нашем отечестве, ибо оно, в разсуждении сего, может быть, не в таком положении на­ходится по причине, 1-е, малаго населения земли и больших разстояний одного места от другаго; 2-е, положения наших крестьян; 3-е, не довольнаго просвещения нашего народа. А сколь здешний народ просвещен — я имел случай видеть; но для чего сие во Франции и в большей части Германии не делается — того не понимаю.

1) Lord Lieutenant – лорд наместник.                                                                                                                                                                                                                             Кн. Л.-Р.

 

 

433

                                                                                                                                                                                     Единбург. – 13-го августа 1786 г.

     Вот где, любезный друг, я очутился, но ты, не взирая на сие, не отделаешься и я с тобой еще об Йорке поговорю; и так, к делу: коль мне понравилось производство уголовнаго суда, толь, напротив, не хвалю сие учреждение в гражданских тяжбах. 5-го я был в суде и слышал довольно странное дело, а именно: спор о дороге, — публичная ли она или приватная? и тут видел более 30-ти человек, отвечающих под присягой, и думаю, что большая часть из них против принятой присяги и против своей совести отвечали. Долго бы было о неудобствах такого допроса здесь объяснять, — я только о двух вещах упомяну: 1-ое, что я бы присягу, при сем случае, совсем уничтожил, быв уверен, что человек с совестию на вопрос, ему сделанный в толь уважительном  месте и в глазах почти всего народа, конечно справедливый ответ даст. Человек, который толь несчастлив и потерял чувство совести, очень склонен нарушить присягу, себе через то вредит, и смею сказать, и слушателям, которые привыкают видеть нарушение толь важнаго дела. 2-ое, что почти несомненно надобно, чтобы в гражданских делах — один прав, другой виноват был; следствие непременное из сего, что часть одна неотменно должна фальшивую присягу сделать. Многия другия причины имею не хвалить сей образ судебнаго порядка; но сие до свидания, когда тебе угодно будет, оставлю. Здесь также видел, что с проигрышной стороны один квакер присягнул и противники его дали тотчас сие пяти жюри приметить. Сие собрание 12-ти человек весьма уважается и все, что в судах ни делается – все для объяснения им, ибо они осуждают преступника или тяжебника. 5-го я выехал из Йорка.

     6-го. Вечером приехал а «Рипон» и отдал письмо г-на Робертсона г-ну Варделеву, — прозвание очень к нашим приближающееся.

     7-го. Был в «Стюдлей-парк», где есть изрядные виды, но много регулярности…

     8-го. Деревня, принадлежащая тому же господину, которому  и Стюдлей принадлежит, — имеет прекрасное местоположение и до сих пор в Англии я ничего подобнаго не видал. Не советую тебе сию землю оставлять, не видав сего места. От роду моего не видал такого дыма, как въезжая в «Нью-Кастель»!.. ночевал в Англии в Варвике, а 10-го поутру выехал в Шотландию.

 

 

     434

     Теперь дозволь мне главное мое мнение сказать об этой земле: известно, что она всем изобилует: хлебом, деньгами, жителями, мануфактурами; но что должно удивить путешественника — это строения, которыя в разных городах производятся, и, что, так ска­зать, из одного города два делается и сие без убытка хлебопаше­ства, и я уверен, что эти города получше будут тех, которые по приказу построены 1); но сие государство не думало, прежде хлебопашества, о построении городов. Почти везде, где я ни спрашивал — это стало только 50 лет тому назад заводиться, а сия земля в это время жителей своих не умножила. Хороший пример нашим политикам! Действительно, я час от часу уверяюсь, что нам фабрики не нужны и более вредны, и я никак не принимаю возражения, что деньги в государстве остаются: да, — но отнимаются руки от пашни. Что делать с жителями, которые не в хлебородных провинциях живут? — переселять половину оных или сколь­ко нужно в пустыя, казенныя земли. Ты видишь, что я все при своих, Гаричетских (?) мыслях остаюсь! Должен еще одно примечание сказать о сем народе, что удивительно видеть во всяком го­роде преогромныя строения для сборщиков под именем: «асамбле рум»; но что похвальнее всего, что, при этих строениях, всегда находятся огромныя же строения для больных, для бедных, для училищ и сирот. Человек с чувствами должен народ тот почитать, в котором оное видит! Что касается до жителей, то скажу, что везде видно изобилие, приятная и неподдельная чистота, учтивость отменная и пристойная. Средний класс людей я нашел также весьма ласковым к иностранцам. Кажется — все, что хотел тебе об Англии сказать? — теперь следуй за мной в Шотландию...

     Единбург весь взрыт и   в подобие английских  городов и здесь строят... Обедал у лорда Монбодини 2), который, как

      1) Намеки на усиленное в то время построение городов в Poccии. В манифесте 1785 года апреля 21-го сказано, что, в продолжение 23-х-летняго царствования императрицы Екатерины II-й, воздвигнуто 216 новых городов в Pocсии. В последующия царствования многие из них упразднены, так как их жители преимущественно занимались хлебопашеством и не имели ни торговых оборотов, ни потребности быть городскими обывателями.

          2) Л-д Монбоддо (Burnet James, lord Monboddo), шотландский философ, род. 1714 г., умер 1799 г.; оставил два английския сочинения, исполненныя любопытных изысканий, но с тем  вместе и парадоксов: «Происхождение и прогресс наречий» 1773—1792 гг. 6 част., в 8-ю д. и «Метафизика древних» 1779—1799 гг. 6 част. В 4-ю д. Мы полагаем, что книги, о которых упо­минается, были фплологическаго содержания, как потому, что лорд Монбоддо

 

 

     435

ты, чаю, помнишь, тебе книги препоручил для пересылки к госуда­рыне. Скажу тебе, что он весьма твоей учтивостью хвалится, и мы за твое здоровье пили.

     Отсюда все почти по деревням разъехались, следовательно я не увижу многих весьма достойных людей; но ныньче возвратился D. Robertson, котораго я у Рожерсона видел, ему письма отдал и в понедельник с ним завтракал. Я имел уже случай познакомиться с братом Ерскини 1) и с одним Machionichi, и что могу теперь заключить из их разсказов, так это что сия земля в гораздо более счастливом положении находится, не­жели Англия, ибо она пользуется всеми выгодами правления той земли, не имея по своему положению больших неудобств, которыя в той земле являются необходимым следствием выборов в парламент. Довольно; чаю, что тебе сего будет...

 

                                                                                                                                                                        Фельфут.—13-го (24-го) августа 1786 г.

       Это место ты в самой подробной географии не найдешь! Не думал прежде Ливерпуля писать, но, имея досуг, пользуюсь сим случаем.

     Единбург — старый город, очень нечист и дурен, но теперь построили множество новых улиц, которыя очень хороши. Три моста в городе огромные, из которых только один окончен, а два только начаты.

     ...Положение Шотландии и жителей оной мне кажется несрав­ненно выгодней, нежели англичан, ибо они пользуются всеми вы­годами последних и не имеют неудобств, которыя от выборов в парламент в народе происходят, ибо первые, как тебе из­вестно, они только 46 членов посылают, да сверх того сей выбор делается людьми, которые 800 ливров доходу имеют, и по-

был лингвист, так и потому, что императрица в 1784 г. предприняла намерение собрать словарь всех известных языков, почему, вероятно, и было необходимо государыне ознакомиться и с сочинениями лорда Монбоддо.

      1) Ерскин, лорд Томас (род. 1750 г., умер 1823 г.), английский юрист и оратор. В 1789 году он шел рука об руку с Фоксом, а в 1806 г. был великим канцлером. Он старался о запрещении торга невольниками, защищал свободу книгопечатания и возвысил свой голос в пользу греков, притесняемых турками. Его речи изданы в Лондоне в пяти частях. Кроме того, он написал, в 1792 г., сочинение «Considerations sur les causes et les consequances de la guerre actuelle avec les Turcs», которое имело 43 издания. (Dictionnaire de biographie et d'histoire, par Desobry et Bachelet).                                                                                                                                                                                                                Н. Б.

 

 

     436

тому не мешают народу следовать обыкновенным и должным своим упражнениям. Чувствительная разница, при въезде в Шотландию, и приметно коль беднее сей народ аглицкаго. Тебе известно что Шотландия редкие годы своим хлебом прокармливается и ча­сто оный из Англии или из иностранных земель получает. Мое самолюбие весьма удовольствовано было, ибо, как ты из моего последняго письма знаешь, мне очень понравился образ аглицкаго криминальнаго суда и весьма недоволен был гражданским порядком; — мое мнение подтверждено было, ибо шотландцы приняли пер­вый, а в разсуждении другаго остались при своем старом. Боль­шая часть людей, при моем бытии в Единбурге, по деревням разъехавшись была, но я тебе упомяну о тех, которых я видел, а именно: г. Смит 1), сочинитель той книги, которая тобой и мною почтена; г. Арскин (вероятно — Ерскин), брат славнаго ат­торнея в Лондоне и не менее его в Единбурге почтен. Тебе известно, что сие место в разсуждении медицины весьма славится. Меж­ду священниками здешней церкви также отменные проповедники находятся. Здесь видел г. Рожерсона и г. Бакунина и удив­лялся, как он похудел и сколь он больным кажется.

     17-го. Поутру выехал из Единбурга и в Глазгау приехал; был вечером в театре, который был весьма наполнен.

     18-го. Я трижды в Единбурге видел Робертсона 2), о котором тебе, как о славном человеке, упомянуть забыл. Учреждение, а паче преподавание уроков здесь отменно хорошо. Я боль­шое разсуждение имел с упомянутым профессором о ненадобно­сти изучения логики, а что для острения разума и для приведения в порядок мыслей нужно употребить математику, и хотя

    1) Смит, Адам (род. 1723 г., умер 1790 г.), знаменитый шотландский экономист, профессор экономии и логики в Глазгове и писатель по предмету политической философии. Сочинение, о котором упоминается, вероятно: «Изыскание причин народнаго богатства», наделавшее во время своего появления (в 1776 г.) много шуму, как новостию взгляда, так и либеральным воззрением на торговлю. Это сочинение переведено на многие языки.

      2) Робертсон (William Robertson, род. 1721 г., умер 1793 г.) — известный историк и ректор Единбургскаго университета. Княгиня Дашкова находи­лась с ним в переписке, по поводу воспитания своего сына, и просила его советов; но когда Робертсон вежливо посоветовал подождать поступлением молодаго князя в университет года на два или на три, чтобы дать ему время лучше подготовиться, то княгиня не последовала его советам и немедленно определила сына студентом. (См. Записки княгини Дашковой).       Н. Б.

 

 

     437

он дает уроки в первой, но я довел его почти до признания, что с некоторой переменой и прибавлением обучения математике, она то же полезное действие сделает, что и логика, с той разни­цей, что обучение первой многия выгоды соединяет, которых последняя не имеет. Из Глазгау выехал 19-го, а из Шотландии 20-го.

 

                                                                                                                                                                     Манчестер.—19-го (30-го) августа 1786 г.

     ... Положение женскаго пола здесь не весьма выгодно, ибо он, имев нежныя сердца, находят в мужьях своих противное оному и которых чтобы тронуть надобно полдюжины на театре убить или показаться публике с замаранным лицом и руками в крови. Я бы хотел знать сколько находится в Англии мужей, которые бы своим женам после свадьбы сказали: «я тебя чрезвычайно люблю», или что нибудь подобное оному. С своей стороны, я не за­видую оному хладнокровию и соглашусь скорее целый век свой проплакать, нежели променять чувствительное сердце на нечувстви­тельное. Я англичан весьма почитаю, за то, что они свой разум, главное качество души, хорошо употребляют; но малая нежность их сердца — мне не нравится.

     Узнал я от Якова Ивановича 1), что ты заставляешь пе­реписывать мои письма, то когда сие не им делается, то прошу тебя прервать оное, ибо, как ты себе весьма легко представить мо­жешь, я не желаю, чтобы иной то знал, без моего согласия, что я к тебе пишу.

     Сюда приехал вчера вечером и ныньче ходил смотреть здания мануфактуры. Сказывали мне, что какой-то здешний господин выдумал машину ткать и хочет на нее получить патент. Вот, я думаю, одна из причин, что сия земля толь цветет, что вместо людей умеет колесы употреблять и делается чрез то мануфактурщиком всего света.

     31-го. Ездил по каналу дюка Бриждватер...

     1-го сентября. Выехал поутру отсюда и прибыл в Ливер­пуль к обеду; вечером был в театре. Зала преизрядная и больше двух лондонских. Первая пиеса была новомодная опера. Что ка­сается до музыки, то тебе, как имеющему настоящий вкус, — не-

     1) Если не ошибаемся, то под именем Якова Ивановича следует разуметь г-на Жоли, секретаря гр. С. Р. Воронцова: о нем упоминается в Записках гр. Комаровскаго.    Н. Б.

 

               

     438

чего говорить. Вообще, я англичан, как тебе известно, паче всех народов люблю; но с оными в разсуждении их вкуса для театра несогласен, ибо, по большей части, их трагедии — побоище всех актеров, а их комедии часто неблагоразумные фарсы. Мне кажется еще, что они в декорациях большие педанты; например, на всех их сценах находятся две двери, похожия на обыкновенныя, у домов колокола, часто часы бьют и т. д.; чрез сие они думают на своем театре до обмана живо представлять, но я думаю, что ни один англичанин, ни в какой пиесе, не забывал, что он в теа­тре; об иностранных я уверен, что они сие помнят. Напротив — во Франции, где всех их штук на театре нет, я уверен, что многие англичане забывали, что представление — сочи­ненное, а не действительное, видят. Сей же вечер видел здесь брата М. Siddens 1), чрезвычайно хорошаго актера, который с прекрасной фигурой соединяет весьма натуральную акцию; он в одной пиесе, которую я видел, женится на злой весьма женщине; чтобы притворной своей злостию ее смягчить, употребляет на оное удобнейшие способы и успевает в своем предприятии. Когда бы сие в натуре могло приключиться, я бы предпочел храбрость и сильнодушие такого человека сильнодушию Коломба: сей рисковал потерять жизнь, первый —  вести навсегда премучительную.

     2-го. Видел здешние доки, которые богатства сего места доказывают. В городе считают 50,000 жителей; он ведет большой торг с Вест-Индией и с Африкой в покупке негров, о котором намерен распроведать, что и исполнил, и скажу тебе, что глав­ная часть здешняго торга состоит в оном. Коль несчастна доля сих бедных арапов — тебе лучше моего известно; но мне сказывали, что они гораздо несчастливее, быв в подданстве своих земляков; желаю — чтобы сие справедливо было, ибо оно тогда некоторое уте­шение для чувствительнаго сердца — знать, что люди, которые в несчастном положении, еще бы несчастливее были, когда бы в оном не находились.

     3-го. Если я в сей земле не сделаюсь добрым человеком, то нигде оным быть не могу, ибо по обыкновенному своему отменному счастию представляются мне случаи знакомиться с весьма добрыми

     1) Семейство Кембель (Kemble) состояло из сестры, в последствии Сиддонс и двух братьев: Джона-Филиппа (р. 1757, † 1823 г.) и Чарлса (р. 1775, † 1854 гг.). Оба были актерами. Здесь говорится о старшем из них, так как младший дебютировал только шесть лет спустя (1792).                                                                                                                  Кн. Л.-Р.

 

                                                                           

     439

людьми и оное служить мне к моему исправлению. Вот, любезный мой, угольные и золотые мои заводы, вот мои огромные парки и замки, которые я настоящим предпочитаю! — но надобно и их ви­деть и ты будь спокоен, я из Англии не выеду, не видав угольнаго завода, почему и надеюсь, что ты мне простишь, что я в Нью-кастеле оных не видал. Ласка и учтивость людей в здеш­ней земле отменная и я не могу довольно оными нахвалиться и при­писываю сие своему мало-заслуженному счастию. Ты знаешь, что я неохотно сей путь предпринял, а теперь не могу довольно оному радоваться. Я думаю, что человек, стараясь узнать свои недостатки, не может оные лучше исправить, как путешествием; подобно камню, который, трением своим со множеством других, глаже делается и, полируя, так сказать, — себя, иногда неровности дру­гих, которые с ним сталкиваются, ровняет.

     4-го. Вечером был в театре, где Кембель 1) Ричарда III-го представлял, и после трагедии и маленькой, с французскаго пере­веденной оперы, перед публикой в театре читал, чтобы пока­зать чистоту и исправный свой выговор. Мне кажется, что чтение сие — большое доказательство непостояннаго и малознаемаго настоящаго выговора в английском языке. Я думаю, что ни один француз или немец, или какой ни есть человек другаго народа, не думал тем похвастать, что он природный свой язык хорошо и правильно выговаривает!

 

                                                                                                                                                                   Бристоль. — 3-го (14-го) сентября 1786 г.

     6-го. Выехал из Ливерпуля. Скажу тебе (может, тебе этого еще неизвестно), что французы построили на африканском берегу, близь селений английских, две крепости, которыя против последняго мирнаго договора построены, и, вследствие сего, ливерпульские купцы, боясь препятствия в торге, сделали представление мини­стерству здешнему... Что из сего выйдет? — Это твоего корпуса должность узнать!

     …Ходил смотреть город «Schrewsbury», где примечания до­стойно учреждение для бедных, которые, по силам своим, при­нуждены работать.

     9-го. Видел один из каналов, который соединяет многие в здешнем государстве, проведенный одной компанией. Одна из больших выгод здешней земли, что для всех больших предприятий

       1) См. предыдущее примечание.

 

 

     440

находятся очень скоро люди, которые складываются и таким образом подают способ производить работы, которыя бы одним не могли произведены быть.

     13-го. Был у одного Horford и обедал у него; он квакер и ты легко ce6е представить можешь, как я старался от него отобрать все то, что мне казалось нужным о их секте.

     Вкратце о них мое мнение тебе передам, что они лишают себя многих выгод христианина и, без всякой нужды, многих невинных удовольствий сего света. Il me semble que chacun doit avoir de la religion, puisqu'elle est la source et le plus solide fondement de toutes les vertus; maisonne doit pas se distinguer des autres que par ces actions, et meme dans celles-сi il faut savoir faire la difference; au reste et c'est meme du devoir si les circonstances, la situation le permettent, de participer aux plaisirs de ce monde, aux societes, aux bals, aux spectacles de toute sorte 1). Порт здешний, после Лондона, первый; странно, что он кончается преузкой рекой, которая, в отливе, чрезвычайно мало воды имеет, весьма узка, но, не взирая на сие, 500 или 600 кораблей в иностранныя земли отходят. Он имеет многия привиллегии и сам собою графство составляет, казнить смертью, не ожидая королевскаго согласия, и сверх того всякий, который женится на дочери фригохдера, получает голос в выборе члена в парламент и сие право очень во зло употреблено было в последнем выборе, ибо одна женщина часто была обвенчана со многими, чтобы дать своему супругу право выбирать, — не быв замужем ни за одним из них. 6,000 выборщиков считают... а я считаю, что сего довольно для тебя будет. Завтра еду в Бат.                                      Василий Зиновьев.

 

                                                                                                                                                                              Сообщ. Н. П. Барышников.

 

                                                                                                      (Продолжение следует).

 

     1) Перевод: Мне кажется, всякий человек должен боготворить религию, потому что она источник и самое крепкое основание всех добродетелей; но не нужно отличаться от других своими действиями и даже в них должно делать разницу. Впрочем, если обстоятельства и положение дозволяют, даже обязательно участвовать в светских удовольствиях, посещать общества, балы и спектакли всякаго рода.