Зубов В.А. [Письмо к князю П.А. Зубову. 1796 г.] / Сообщ. П.К. Щебальский // Русский архив, 1873. – Кн. 2. – Вып. 5. – Стб. 876-879.

 

ПИСЬМО

графа Валериана Александровича Зубова к брату его князю П. А. Зубову.

 

Любезный   братец и   друг   князь Платон Александрович.

Описав вам обстоятельство относительно провианта, признаюсь, что у меня этим руки связаны. Ко всему тому, как

 

877

по известиям, в Дербенте мною собранным, которыя от вернаго проистекают источника (то есть от близких к Аге-Мегмед-Хану людей, к своим здешним приятелям), якобы он отошел в Тейран, изнуря на Могане войска свои, недостатком в продовольствии, но что, укрепя побережныя свои провинции от Гиляна к восточному берегу Каспийскаго моря и по исправлении себя войсками и продовольствием, будто намерен опять возвратиться к Араксу, — в таком уважении нужно, любезный братец, обезпеча мое пропитание, снабдить меня предполагаемою прибавкою войск к осеннему времени и принять к сему верныя меры: ибо должен вам признаться, что все идет крайне медленно, и далеко мы здесь отстали от вашего предположения, как и сами знать изволите. Из Кизляра не мог я прежде выступить как 18 Апреля. Кавказской корпус, который должен бы быть теперь на пути к Ганже, не знаю когда соберется, и по скорому наступлению жаров, которые до самой нашей осени почти здесь продолжаются, прежде окончания оных тронуться с места не может, и следовательно весьма поздно со мною соединится, а еще позже пост свой займет; да и продовольствие его в Грузии заготовляется медленно и ненадежно, как полковник Сырохлев ко мне пишет. Также доносит, что ни повозок, ни мешков для подвижнаго магазейна там достать ни за какую цену не можно. По сих пор Платов с полком своим и казачий полк Орлова еще со мною не соединились и едва выступили из Кизляра, а они еще там должны были застать меня. Магазейн частями отправляется и когда остальные транспорты придут, Бог ведает; слышу

 

 

878

только, что из Кизляра один транспорт вышел, но что волы истянулись и падают. В Астрахани, как в донесении к вам изъяснил, хлеба ни зерна нет и транспортных судов готовых только десять, а когда хлеб придет и все по предположениям пойдет, не знаю; а обнадеживанием здешним верить перестаю, потому что случалось, когда скажут к двенадцатому числу поспеет, то и к двадцатому другаго месяца не исполнено. Зайдя в Баку, боюсь, чтоб не оставили меня без хлеба. Также с нынешным числом войск, а особливо без Кавказскаго корпуса, нельзя там, как бы хотелось, приняться за дело; потому что надобно занимать большую дистанцию и отделять сильные отряды, которых не можно отделять, если главныя силы должны тем ослабиться; малыя же части войск неминуемой подвержены опасности, как узнал я по вшествии в Дагестан: ибо даже на самыя цепи мои наскакивают разбойническия партии, которыя могут жить здесь в такой уверенности, что, быв от лагеря в пяти верстах, безопасны от поисков, а хотя бы и открылись где, то их выжить трудно.

Все cиe, любезный друг, брат и отец, изъясняю вам не для того, чтоб была для меня какая нибудь здесь опасность. По моему (можно вам сказать) неусыпному старанию и осторожности, не страшусь я потери и надеюсь преодолеть всякия трудности, употребляя войска мне вверенныя, обмысля встречи и препятствия: но как судили весьма легко о здешнем крае, потому что никому здесь быть не случилось, то долгом считаю открыть вам настоящее мое положение.—Гудович полагал совсем не то о Дербенте, каким я его нашел;

 

 

879

он считал, что довольно двух рот для занятия сей обширной и твердой стенами, а больше местоположением укрепленной крепости; но нельзя меньше как тремя баталионами удерживать ее, покуда то нужно будет, и держать в почтении вероломных и хищных жителей тамошних и окрестньтх, которым всем нельзя отказать в знатной степени дерзости и храбрости.

Все cиe предав благоразумному вашему, любезный друг, разсмотрению, прошу быть удостоверенным, что ни здоровья, ни самой жизни не пощажу, чтоб выполнить все к пользе и тем привлечь на Себя благосклонное воззрение милосердой Нашей Матери и заслужить твои отеческия ко мне бладеяния.

 

Письмо это списано с подлинника, хранящагося в архиве военнно-топографическаго депо (№ 34416) и сообщено нам П. К Щебальским; на письме не означено ни времени, ни места, но судя по содержанию его оно писано в 1796 году: Дербент взят Зубовым 10 Мая этого года.