Жданов М. Встреча с Петром Великим / Сообщ. Е. Трехлетов // Москвитянин, 1852. - Т. 6. - № 22. - ноябрь. - Отд. 4. - С. 1-4.

 

исторические материлы.

ВСТРЕЧА С ПЕТРОМ ВЕЛИКИМ.

подлинная рукопись (*).

1720-го, апреля в 24-й день, т. е. по прошествии недели Светлаго Христова Воскресения, в день же воскресный, именуемый Фомино уверение, в царствующем С.-Питербурхе в новопостроенном доме Царскаго Величества певчего дьячка господина Ивана Михайловича Протопопова, который дом постронл оный господин особым к нему Его Царскаго Величества жалованьем, от некотораго числа деньгами, с котораго дому имею я постой свой, по милости его, в особой светлнце; в оный дом вышеписаннаго числа благоволил милостивно прибыть онаго господина во благорадостное увеселение, а того дому его якобы во осмотрение, Его Царское Пресветлое Величество. При Его же Величестве были певчие Его Величества. В которое время того дому вышеписаниый хозяин, господин Иван Михайлович, благоволил представити пред лицо Его Величества мене убогаго, и с книгою труда моего о «Единстве веры», чтобы как мене недостойнаго, так и той писменный труд мой объявити Его Величеству. Его же Царское Величество благоволил милостивно моего труда мою книгу многочастно осмотрти и читати, которая написана того ради, что подобает по всей вселенней единой быти Восточные Церкве, Греческаго закона, юже мы содержим, православной благочестивой вере, а не

(*) Сообщено (в Ярославских Губ.Вед. N 34) г. Трехлетовых.


[2]

токмо другой или многим, которая ваша вера токмо одна душепасительная, а другия от единства тоя веры развратительныя. Его же Царское Величество ко мне недостойному благоволил милостивно глаголати:

«Евангелие ты читал ли, что сам Спаситель наш Христос глаголал к Никодиму; понеже на свете обретающиеся разноверцы каждый свою веру хвалить и порицает, каждый содержати правую себе единую веру. И когда ты, сочиняя ту книгу, трудился о единстве веры, токмо утверждая и похваляя одну веру, юже содержим, а другия веры уничтожая, ведаешь ли ты даподлинно другия разноверцев веры, чтоб чем они неправы их изобличити?»

Его же Величеству я недостойный   долженствовал доносити, что иностранным   языком неучен есмь, а писал вышепомянутую книгу по управлению ни к каким делам в неопределении годов с пять пребывая,   от праздности себя забавляя, токмо одну веру, юже содержим, позволяя и душеспасительною   нарицая, о других всех, во обществе содержащих на свете разныя веры достоверным свидетельством Божествеииаго писания ветхаго и новаго заветов, развращенными от единства в того ради недушеспасительными порицая. А что в той же, в вышеобъявленной своей книге и развращенныя веры, по особености каждую, за незнанием иностранных языков в возобличение неправостей их не писал, о том Его Царскому   Величеству во объявление   доносил, что преосвященнейший   Стефан,   Митрополит Рязанский и Муромский, написал книгу, которую возъименовал  каменем веры, от многих токмо на две веры, а именно на лютерскую и кальвинскую, в которой книге написал  по определению  двенадцать  догматов, а именно: о почитании святых образов, о кресте, о евхаристии, о литургиях,  о призывании святых, о душах святых, о мощах святых, о благих делах, о благотворении умершим, о преданиях, о постах, о наказаниях еретиков,—и в тех догматах оныя веры в неправостях их Божественным же писанием довольно  изобличил. И мне сверх тоя книги, и паче того понеже иностранных языков не ведаю писати не


[3]

надлежало, а его архиерейство писал тое книгу, иностранные языки их ведая, понеже известно об нем, что до apxиepeйства, от младых лет многие годы препровождая в школах, он многоученый.

И тако Его Царское Величество, по вышеупомянутом, в словесех моих, ареста ко мне глаголати, a дому господин, Иван Михайлович, сказал мне, что де Его Царское Величество жалует меня выпить рюмку водки, юже от его господских рук npием я, Его Царское Величество про здравиe выпил. И потом Его Царскаго Величества певчий же дьяк, Андрей Васильевич Нижегородец взял со стола вышеобъявленную книгу мою, отдал мне, а господин дому Иван Михайлавич приказал мне отнесть ее к себе  в светлицу, в которой, по его малости, имею я свой постой, и хранить его милость тое книгу приказал мне, в соблюдении до указу. За то, что сподобил ни Господь Бог Его Царское Величество видети и премилостивые словеса от уст его святых слышати, благорадостным сердцем и душею Господу Богу должен был благодарение возсылати, и Его Царскому Величеству во вся дни живота моего виват, виват, виват воспевати. Аминь.

Вышеписанная Его Царскаго Величества милость бысть к Воложанину Maтфею Жданову, что а написал он, Жданов, cиe объявление своеручно.

И паки должно мне убогому Его Царское Величество благодарити: еще судьбами Божиими в вышеобъявленное весьма продолжительное время и не у дел Его Величества прилучися ни быти в оную книгу, от праздности забавляясь трудом своим, сочинити; обаче тому моему труду не вотще прилучися быти, по всещедрый Бог благоизволих той мой труд Его Величеству явити, которое судьбами Божиими учинившееся объявление почитаю за той свой труд якобы мзду восприем, в немалое себе увеселение, за что такожде хвалу и благодарение Господеви Богу возсылаю, а Его Царскому Величеству во благоздравии многолетнаго пребывания от всего моего сердца и души к вгдащно желаю. Аминь.

 

[4]

По сем долженствую и ваше, премилостив мой господин Иван Михайлович, вышепоказанное ко мне милосердие благодарить, что благоволил мя недостойнаго пред Его Царскаго пресветлаго Величества лицо и с оным трудом моим явил, которую вашу ко мне прежнюю милость во вся дни живота моего не буду забыти. И cиe мое благодарение прием, ваша милость да благоволит въ незабытную о мне убогом память во благословенном доме своем сохранити. Аминь.

Вышеписанное объявление вышеписанному господину Ивану Михайловичу подано маия в 7-й деня 1720 года.