Записка о войне шведской, в царствование Петра Великаго веденной, и о сражении с Левенгауптом, найденная в делах того времени // Военный журнал, 1833. - № 3. - С. 41-53.

 

ВОЕННЫЙ ЖУРНАЛ,

 

ПО    В Ы С О Ч А Й Ш E M У

 

ЕГО   ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА

 

С О И 3 В О Л E H И Ю

 

ИЗДАВАЕМЫЙ

 

BOEННO-УЧЕНЫМ   КОМИТЕТОМ.

 

Nо. I

 

 

С     ТРЕМЯ    ЧEРТЕЖАМИ

 

---------------**---------------

 

САНКТПЕТЕРБУРГ.

 

IIечатано   в   Военной Типографии.

 

1833.


 

 

4l

 

II.

 

ЗАПИСКА  О  ВОЙНЕ  ШВЕДСКОЙ,  В ЦАРСТВОВАНИЕ  ПЕТРА  ВЕЛИКАГО ВЕДЕННОЙ, И  О  СРАЖЕНИИ  С  ЛЕВЕН-

ГАУПТОМ,

 

НАЙДЕННАЯ   В   ДЕЛАХ   ТОГО   ВРЕМЕНИ.

 

 

Война между Царем и Королем Шведским различными многих годов боями и победами, знаменитая на нашем веку была. Но если кто (как достоит) любопытно изследовать захочет, какое к начатию оной войны побуждение было, и от чего такая вражда завязалася, которая обоих Государей, и оба народа в такое сердце привела, что и сами победители ближе были к страху, нежели побежденные; пускай заглянет в Российския летописи, или прочтет недавно народоявленную апологию (очистку); тут найдет многия причины, которыя в начатии противу Шведа вой-


 

 

42

 

ны, Государеву правость явно и ясно доказуют; и если оные на счет положить, всякая из них особо достойна была давно отмщения. Сии причины сызнова оглавлять лишнее кажется, однакож подражая мирописателям, на малых дщицах, положнния Государств вмещатъ обыклым, оныя здесь, для тех, которым инде, их изыскивать не сручно, вкратце намекну.

Тесны Шведом показалися свои пределы, для того соседству налоги чиня, порубежных Русских часто утеснять стали и подъосталь отняли у них своим насильством могие городы и страны; тым еще неудовольствовався и в достальное Государево владение заехать жадничали и замышляли, а подавало им в том надежду Русских в правильность воеванью неискуство, в котором начаялися да в суе, что Pyccкие вовсьо закоснеют. И с тым намерением, чтоб Русским с Европейскими народами сообщение отсечь, Балтийское море вкруг заступили. Правда, что Русские неоднократно завладенные города и страны их оружием спорить порывалися. Да мало удачи бывало; для того больше от войны скучив, нежели забыв досаду, сокращали ссору перемирием; но друж-


 

 

43

 

ба, которую многократно сводили, всегда была, или за старыя обиды, или от новых нападков подозрительна.

Давно  уже довелося  было Шведов  в оных  обидах унимать,   однакож   Государь,   помня   заключенные союзы,   не вымещал им покамест зломышленным наветом Рижских озлоблением его не задрали. Те то  наветы, напоследок его терпеливодушие победили,   и так   за оружие принявся,   на Шведа   наступил. Правда, что сперва наперво несчастливо, ибо тот час в первом   сражении   обоз потерял;   но оной урок сказать так, что опыт был его великодушия, и что в первом походе погрешено,    то к   вящшему   искуству  и осторожности подало, так, что после той над собою победы, лучше узнал и смелее возставил   силу свою;   ибо другим набором   солдатским,   будто новым   оружья приплодом,    Русь   оную   потерю   вскоре заверстала. И Государь с лутчею потом удачею,   военное приготовление тщательно устроив,   непереставал   всякими   мерами и способами   противиться   Королю   Шведскому, который как сам военнаго сердца был, так и солдат в войне искусных при себе имея, то самое ему за зло стало,


 

 

44

 

что сыскался такой, кто бы его задрал. Долго и многотрудно Русских, к правильному воеванию еще невовсьо заобычных, сжимал. Но покамест оружие сюда и туда переносилося, и война как пожар, который ветром раздувает, от часу распространялася, Русские будто в каком училище и смеляе и искуснее воевать обыкали.

А между тем Государь с Шведом примирения желательно проискивал, да вотще, ибо он победами занощив, когда было ему самому мир с находкою захватывать, отвергал, и уже разныя страны, невозбранно запустошив всеми силами по призыву изменника Мазепы, засел было Украину, такого сильнаго неприятеля, который во внутренность отечества врезался было, тым трудняе было выживать, что уже немалая часть Украины к нему было пристала, и Российскими силами противу Государя ратуя, Русских и пуще многоразличным напусками томил, но напоследок впав в отчаянный случай и войско свое потерял и сам утомился, а и тут еще досыта ненавоевался; ибо сызнова противу Государя всю силу Отоманскую вооружил; но Государь и сей войны


 

 

45

 

тягость, от себя отвалив, жесточае наступил на Швецию, которую по сю и по ту сторону Балтийскаго моря, хотя вооруженным Великобританским флотом защищалися, в крайную нужду приведши, мог оную и еще воевать, однакож славнее сделал что помирился

Но надлежит зачать предприятое дело для того все подробно сея войны поведение, из подлинных записок того, который оную сам в действо производил и производить велел, оглавлю от начала до конца.

Но видняе будет всего онаго дела поведение из полных записок того, который в действо производил и производит ведел от начала до конца все оной войны подробности означив.

Давно уже Мазепа пожалован был от Государя Малороссийским Гетманом, где выше меры своей обогатился, так высоко произведен был, что разве только было ему упасть, а слесть казалося не возможно; но он забыв кому толикое властелинство должен, оное благодеяние пренебрегая в обиду себе ставил, что не больше получил и недовольствуяся, подначальным всея Украины владением, задолго вздумал


 

 

46

 

изподвласти   выбиться,   на которые злоумысленные происки и поготову   сподвигла его война Шведская, и подала ему причину неотложно     изменить     Государю,    ужас его   брал   на   толикое дело подступить. Однакож долго ему казалося, другаго такого случая ждать к своему начинанию, а се,  многие другие  единомышленники  из казаков,  в том  ему   способствуя,  иныя его ласканием, иныя его дачею, а иныя по особливым своим замыслам бунт подняли: человек он был лукавый  и всякаго под видом ласкания,  обманывал,   в то тщился, чтоб его обычай  ни с чем не разнился,   и в чужия нравы  переходячими ухватками, в крадывался; приветливость, которою большая часть  придворных  людей друг друга   почитательно   обманывают, умел такими гладкими словами прикрашать, будто бы на деле  еще   больше, сулил одних словом в злохитростных поступках, некому  было  его   перемудроватъ; и хотя сыскалися такия люди, которыя, усмотря в нем худыя приметы, доносили Государю, чтоб не очень ему вверялся, то и твердили, што под притворною добродетелию обман скрывает, Однакож Государь инако об нем думая, так


 

 

47

 

всьо на него подозрение уничтожил, что и доносителей, которые на него доводили, да не доказали, к немуж отсылал начаявся, что все то на него по придворной вражде напрасно затевается, знатно што по себе смечая,  и по своей добродетели не усумнился, об его верности, надлежало весьма неоплошно примечать,  и пристальнее   оберегаться  злопагубных   онаго   человека   коварств; но он  упорчевым своим   искательством,    так   хитро   из всякой на себк неверки выкрутился, что потаенное его сшведом  сообщение,  хотя  неоднократно было сказано, однакож не поверено, ажъдатой поры как уже явною   изменою  отозвался,  и  себя  откровенно  неприятелем означил со всеми, которые  его  возмущением  Государю   злохотствовали;  кшведу передался в той надежде, что Государеву силу из Украины вытеснить, но неудалося. До того   еще Швед   окружил Саксонию,  Силезию  и  Польщу  и оныя   страны грабежем   и податьми разорив,  ворвался в Украину; по призыву Мазепину,  но недешево ему стал оный зов,   который и самаго его   и Мазепу   в гибель   врынул; ибо   последовавшия потом,   хотя разныя, да равныя бедства обеих постигли; правда


 

 

48

 

что  сперва  Швед невозбранно  чрез Днепр переправився, одним слухом всю Украину устрашил, и смело рридвинувся к войску   Российскому  неподалеку стал обозом, где иное подъездами, иное разорением  и зажиганием   сел,   деревень   и городов Русских, задирая на бой вызывал. Но Государь  предусматривая, что в запустошенной стране неприятелю     ненадолго   станет   протарей,    и что скорее ослабеет нежели оброьеет, на том положил,   чтоб   без большаго урону своих людей, ни наступаючи,  ни отступаючи, усиливание   и напуски   его   отводить, покамест  он  вотще  изрываючися   безвремением   и нуждою изтомлен,   хотя не скоро,   да надеждно   побежден   быть   может;   как   угодовано,   так   потом   и сделалось; ибо сверх других приключившихся ему противностей,   настала такая лютая   зима,   что множество   солдат   от жестоких   морозов    оцепенев    померли, от чего в войске   немалый ущерб сделался;   и так   Швед   опасался,   что не проймется силою, которая при нем была. Генералу Левенгаупту с 0000 (*) тысящми

 

(*) Армия Левенгаупта состояла из 16,000 челов.


 

 

49

 

войска из Польши велел к себе быть, и указал всяких военных запасов, и припасов подвесть; но неутаилося от Государя Левенгауптово к Королю на помощь подспешение, и уведав подлинно, которым путем пробирается, отрядил Галицына против его идтить с 0000 (*) тысячами человек льогкаго войска. Галицын, повинуясь

Указу и собою охотяся с неприятелем переведаться, как найскоряе поспешил, не проронив в том своем походе никакой досужаго полководца должности. А и сам Государь, хотя своим присутством солдат ободрить, с небольшим своих придворных людей числом, туда ж ускорил. И дошед до N. N. (**), Галицын усмотрел, что неприятель, выступив из своего обозу, или насебе нажидая, или напустить

 

(*) Войско Князя Голицына, предназначенное для преследования Левенгаупта, и коим лично предводительствовал потом Император Петр I, не превышало 11,000 человек; вовремя сражения при д. Лесной, присоединился к оному еще 4 т. отряд Бауера.

(**) До деревни Лесной.


 

 

50

 

в строй стал, и сам насупротив тот час   (и надобно было поспешить) построился,   и с великим устремлением  на неприятеля    наступил;    собеих    сторон отважно сразилися, и с таким упорством билися, что хотя в обеих полках, от меткаго орудия   и от пушек много людей падало,   однакож   ни  с одной   ни с другой стороны   строй с места не тронулся, и одни вместо других преемно промеж лежащих, рядом так как в строю стояли,   тел,   на   упалыя   места   новыя шерьонги наступали, ужо было и начальныя люди учреждаючи,   полковые в зад   и в перед обороты устали,   и солдаты    от натужнаго    и   непрестаннаго   боя   труда, измочи выбилися,   когда вдруг будто сговоряся   с обеих   сторон   битися   перестали, и отдохнув малое время,   сызнова за   ружье   схватилися,    и   пуще   прежняго друг на друга наперли; опять на обе стороны   много крови пролито;   потом  приметили Pyсcкие, что неприятель стал потрусивать,   хотя   едва чувственно,   однакож мало по малу  не перестав биться и ненарушив строю,  стал уступать и в ближний,   который позади   его   был   лес вобрався, тела побитых в кучи сметал


 

 

51

 

из за которых, также из за дерев стал крепко отпор чинить, покамест в другой раз истомився, oружие положили, и огнь унялся; но с пол часа погодя .... (дефект текста)   загорелся, и тогда уже лесное убежище Шведом ненадежно показалося, или для того, что промеж дерев строй уставить несручно было, или больше для того, что поопаслися, чтоб Pусские, заехав позади, обоз их не отхватили. И так исподволь стали из лесу к своему обозу выбираться, где вновь построившись с таким устремлением, на Русских рынулися, будтобы уже хотя помереть готовы были; но Pуccкие с места не тронувся, напуск их храбро вытерпели, и немало времени, потом еще сумнительною на oбе стороны удачею бився, напоследок уже в сумерки, по упорном целых девять часов бою, Русские стали одолевать. Левенгопт видя нужду неминучую, велел своим в обоз отступать, скрывая побег подвидом военнаго послушания; и как уже не слышать ни видеть было неприятелей. Государь не велел за ними гнаться, довольствуяся тем, что поле одержал, а се, и то предостерегая, чтоб ночною порою не было от неприятеля какаго


 

 

52

 

подлогу,   а назавтрее ,еще   до свету, отправил несколько рот драгунских,   для    осмотрения обоза Левенгоптова,   но оные (дефект текста)  уже Левонгопта в стану  не застали; ибо он бывшим прошлаго дня боем в   крайнее   безсилие   пришел,    в   такой страх впал, что одною только утечкою, cnacение себе получить чаял.   И так в самую   глубокою ночь   с  великим поспешением собрався, остаток войска своего в брод   чрез   реку N (*) перевел; но и за рекою, с зади и с переди Российское оружие его обхватило,   ибо Государь предусмотрением своим случай  предваряя,   за день еще до того послал Полковника Левонтьева за туж реку, и велел стеречь неприятеля,   еслиб    за реку  переправился; к тому же другую конницу того же дня отправил в погоню, и случилося, что передовые встретив, а задние настиг его, с oбеих сторон так сжали, что уже Шведам и обороняться весьма не в мочь стало, иные лошадьми растоптаны, многие полонены, а больше побиты. Одним словом, окроме сто пятдесяти человек, которые  с Левенгоптом  ушли, все про

 

(*)   Чрез речку Леснянку.


 

 

53

 

пали и обоз со всеми полковыми снарядами и с казною потеряли (*).

Редко где упорнее   и задорнее сражение бывало. Никогда до того   времени Русские так себя знать не дали, и свою храбрость лучше не оказали, как  при оном случае, что и сам   Левенгопт   засвидетельствовал    (когда   Король   Шведский    Русских уничтоживая,    а его укоряя,    в  робкость ему приписал,   что дал   себя    победить таким,   которых   без   оружия, одними плетьми смирить было молжно)  не обинуяся сказал, что  и Русские солдаты (которым, так плохо ставит) люди и скороде Ваше Величество с своим  накладом   их   мужество узнает.

 

(*) Cpaжение при д. Лесной достопримечательно в особенности тем, что было первым правильным, в коем Россияне с равным и даже меньшим числом войска одержали победу. Левенгаупт, покинув всю свою артиллерию и обоз, достигнул Карла XII с армиею, не превышающею 6 т. человек. Победа сия доставила несомненныя выгоду Петру, по влиянию своему на военныя и политическия дела Малороссии.