Воронцов А. [Письмо к А.А. Безбородко от 23 августа 1791 г.] / Сообщ. К. Наранович // Русская старина, 1896. – Т. 87. - № 7. – С. 28-30. – Под загл.: Попытки к заведению торговли Poccии с Японией в 1791 году.

 

 

 

Попытки к заведению торговли Poccии с Японией в 1791 году.

 

По поводу исполнивгагося, 5-го января, столетия со дня кончины известнаго естествоиспытателя, академика Эрика Лаксмана, в некоторых газетах было сообщено о нем несколько биографических данных. В них сказано, что Э. Лаксману принадлежит первая попытка завязать торговыя и дипломатическия сношения с Япониею недоступною в то время для европейских государств.

В помещаемом ниже письме графа Александра Воронцова к графу А. А. Безбородко, читатели найдут интересныя подробности по этому делу.

 

С.-Петербург, 23 августа 1791 г.

Вследствие высочайшей ея величества воли, ваше сиятельство требовать изволили моего мнения, на поданное вам от профессора Лаксмана подлинником при сем возвращаемое письмо, касательно заведения с Япониею торга, по случаю полагаемаго отправления из России паки в Японию тех подданных японских, кои на корабле своем, без руля и мачт, семь месяцев по морю страдали, пока прибило их к одному Алеутскому острову, откуда, по прошествии трех лет, а именно в 1787 году, российскими, там случившимися, промышленниками привезены они, числом девять, в Нижнекамчатск, где равно, как и в Иркутске, оставшиеся из них напоследок в живых только шесть, содержимы были на казенном иждивении, котораго, однако, с 1790 года, указом Правительствующаго Сената, данным Иркутской казенной палате, велено им более не производить, а доставить способ к возвращению в их отечество, но при всем том, они доныне без вернаго пропитания остаются неотправленными.

К приобретению вящшаго об оном обстоятельстве сведения от означеннаго профессора Лаксмана, который из Иркутска на время сюда приехал и привез с собою начальника тех японцев, не беззнатнаго японскаго купца, именем Коодая, не преминул я пригласить того профессора к себе и взять от него надлежащия по сей материи объяснения, из коих краткую выписку 1) имею честь при сем сообщить вашему сиятельству, равно и следующее мое на то мнение.

Никакому европейскому народу нет столько удобностей иметь торговыя с Япониею обращения, как российскому, в разсуждении ближайшаго по морю разстояния или, так-сказать, соседства. Но поелику с давних времен терпятся там из европейских народов одни только голландцы, а частью, как слышно теперь, и англичане, то потому, конечно, и были poccийcкиe промышленники всегда отвлекаемы от покушений своих приближаться к Японии. Однакож, как нынe случай весьма удобный к тому открывается по поводу тех в Иркутске находящихся японцев, то и можно б оным воспользо-

1) Краткой выписки при письме не оказалось.

 

 

29

ваться следующим образом, дабы из того установить торговыя связи между нашими купцами и японцами.

1-ое. Поручить иркутскому генерал-губернатору 1), чтоб для путешествия к Японии было на казенный кошт нанято у Охотскаго порта одно надежное мореходное судно, с искусным кормщиком и потребным числом работников или служителей, довольно в плавании попытавшихся. Но ежели к тому времени случится, что морской капитан Биллинг с эскадрою своею обратно туда прибудет, то вместо онаго найма, гораздо лучше употребить в сию экспедицию одно из его судов, исправное, со всем нужным к оному экипажем. 2-ое. На оном судне отправить, на всем казенном содержании, помянутых японцев, но только четырех, поелику два, принявшие там греко-российскую веру, должны оставлены быть в России для надобности, о коей ниже сего означено будет.

3-ое. Для препровождения тех японцев в их отечество, можно употребить  одного из сыновей профессора Лаксмана, кои при должности   в Иркутском наместничестве находятся;   они оба были хорошо  воспитаны,  имеют познания астрономии и  навигации,  следовательно, и замечания их могут быть не безполезны.   При таковом отправлении одного из сыновей профессора Лаксмана,  при  определении ему пристойнаго содержания, поручить должно смотрение за теми японцами  и возвращение их туда,  а в пути и  в бытность его в японских   местах,  чтоб он делал   свои наблюдения   на водах, островах и на твердой земле астрономическия, физическия и географическия примечания, равно и о торговых тамошних обетоятельствах, 4-oe. Для установления порядка управления сей экспедиции правящий должность иркутскаго генерал-губернатора мог бы взять замечания от упоминаемаго  профессора Лаксмана, который обыкновенно живет в Иркутске, будучи там употребляем от Кабинета.

5-ое. При сем обратном отправлении японцев иркутский генерал-губернатор мог бы отозваться к японскому правительству с приветствием и с описанием всего происшествия, как они в poccийския области привезены были и каким призрением они пользовались. и что здесь тем охотнее на оное поступили по соседству обоих государств, что всегда желали здесь иметь сношения и торговыя связи с японским государством, уверяя, что со стороны России всем подданным японским, приходящим к портам и пределам оной, всевозможныя пособия и ласки изъявляемы будут.

6-ое. Для большаго еще обласкания японскаго правительства можно об иркутскому генерал-губернатору употребить из казны до тысячи рублей на покупку разных товаров, кои бы он от имени своего в Японию в подарок послал.

1) Ивану Алферьевичу Пимо, генерал-поручику.

 

 

30

7-ое. Иркутский генерал-губернатор при сей самой экспедиции мог бы старания свои употребить, дабы склонить кого-либо из лучших наших иркутских купцов отправиться для опыта на том же от Охотска судне в Японию, или из их приказчиков, с некоторым количеством отборных товаров, для жителей той страны потребных, по продаже коих мог бы он купить японских товаров; а сей опыт и дал бы некоторый свет и для будущих наших торговых предприятий в Японии, ибо в торговле иногда и малыя начала приносят за собою большие следы.

8-ое. Профессором Лаксманом оказанное к японцам призрение а паче, что он начальника их Коодая на своем иждивении привез в С.-Петербург, и старание его разведать от означеннаго японца обо всем, что только служить может к заведению с ними торга, равно и представления его, чрез ваше сиятельство поднесенныя ея величеству, достойны, конечно, всякия похвалы; в разсуждении чего и не благоугодно ли будет ея величеству, сверх выдачи ему из казны обыкновенных прогонных денег до Иркутска на отправление его туда с находящимся при нем японским купцом Коодаемъ, пожаловать ему какое-либо денежное награждение.

9-ое. Что ж  касается  до другаго  предложения г-на Лаксмана, о изыскании новаго пути по реке Амуру, то по настоящим обстоятельствам нашим с китайцами, я нахожу оное крайне неудобным, ибо всякое тому подобное с нашей стороны движение может возбудить большое с их стороны внимание и в какия-либо дальности завести. 10-ое. А как из числа японцев двое из них приняли нашу веру, кои натурально в их землю уж и не возвратятся, можно бы их употребить для обучения японскаго языка, который и нужным будет, если установятся у нас какия-либо торговыя сношения с японцами; для чего я не угодно ль будет иркутскому генерал-губернатору предписать, чтобы он при каком-либо училище, в Иркутске, их приказал поместить, снабдя их соразмерным жалованьем; а на первый случай отдать им для обучения японскаго языка пять или шесть мальчиков, нарочно к сему выбранных из детей солдатских тамошняго гарнизона, или лучше еще из тамошних семинаристов, дабы они современем могли служить переводчиками, когда произойдет у нас желаемая связь с японским государством.

Изъяснив, таким образом, вашему сиятельству мнение мое на все статьи учиненнаго профессором Лаксманом представления, имею честь быть навсегда с совершенным почтением и преданностью вашего сиятельства, милостиваго государя моего, покорный и верный: слуга.

 

                                                      Сообщ. К. Наранович.