Волынский А.П. Шесть писем А.П. Волынского к цесаревне Елизавете Петровне. 1724-1725 // Русский архив, 1865. – Изд. 2-е. – М., 1866. – Стб. 337-344.

 

 

 

ШЕСТЬ ПИСЕМ А. П. ВОЛЫНСКАГО К ЦЕСАРЕВНЕ

ЕЛИЗАВЕТЕ ПЕТРОВНЕ.

1724—1725.

 

 

337

Артемий Петрович Волынский (1689-1740), приобретший громкую известность в царствование имп. Анны, был весьма важным лицом и в то время, к которому относятся эти письма. С 1718 г. он служил Астраханским губернатором, в редком тогда чине генерал-адъютанта, а потом Персидская война усилила его значение. Около 1723 г. он даже вступил в родство с царским домом, женившись на двоюродной сестре Петра Великаго, Александре Львовне Нарышкиной. Отсюда понятно, что он мог прямо сноситься с цесаревною Елизаветою Петровною; вести переписку с нею в царствование ея матери (с 1725 г.) было очень выгодно, так как цесаревна подписывала все бумаги за Екатерину І-ю. В половине 1725 г. Волынский получил губернаторство в Казани, с чином генерал-маиора, который след. тогда считался выше генерал-адъютантства. См. о Волынском статьи И.И. Шишкина, в Отеч. Зап. 1860, № 2   и след. и Чтения,  1862, кн. 4.

 

 

I.

Всемилостивейшая цесаревна государыня подноситель сего, возвращася из Астрахани, нашел меня здесь в Царицыне и отдал мне три ленты, объявляя, что ваше высочество всемилостивейше изволили пожаловать бабенке моей с девчонкою. За которую вашего высочества высокую милость всеподданнейше благодарствую, а притом и завидую, что жену мою с дочерью изволили пожаловать всемилостивейше напамятовать, а меня, как недостойнаго раба, изволили позабыть. Однакож, государыня, ни о чем о ином ваше высочество трудить не хочу, только

 

 

 

338

всеподданнейше прошу милостиво меня содержать последняго вашего раба в начатой материнской своей милости в числе истинных чистосердечных и верных ваших рабов, яко есмь и пребуду с должным моим рабским всеподданнейшим почтением и верностию, всемилостивейшая государыня, вашего высочества всеподданнейший раб.

Артемий Волынский.

Из Царицына (города) ноября 20, 1724.

 

 

II.

Всемилостивейшая государыня цесаревна Елисавета Петровна. Ваше высочество пространным моим рабским утруждать не смею, токмо всоподданнейше прошу, о чем вашему высочеству подноситель сего капитан Лопухин будет доносить, милостивейше выслушать и показать над нами бедными божескую милость милостивейшим предстательством к ея императорскому величеству всемилостивейшей государыне: понеже уже, государыня, пришла на меня конечная гибель, и хотя бы по светскому разсуждению и надлежало выбрать себе из двух одно зло, которое полегче (когда обоих миновать нельзя), но токмо не ведаю, которое зло мое в сенате меньше поставят; то-ли, что я, видев то из чего будет не токмо повреждение интересу, но и пакости государству, а я все то оставлю (да поеду в Астрахань, где важнаго  за мною ни

 

 

 

339

одного дела нет, и ничто и без меня оставлено не будет), или то, чтоб я преслушал указ и в Астрахань не поехал. И тако разсуждая, по истине, государыня, я уже без ума стал, а о протчих моих бедствах уже и упоминать не смею, дабы тем не утрудить. Того ради, всемилостивейшая государыня, слезно прошу, умилосердися над нами бедными, напамятуй ко мне, последнему рабу вашему, высокую свою милость, чтоб чрез милостивейшее вашего высочества предстательство я хотя на время из здешней пёклы мог свободиться, которую милость так буду почитать, как бы ваше высочество из сылки свободить или из варварскаго полону изволите меня, как самого невольника, выкупить, за что я со всею моею злосчастною и сирою фамилиею до смерти моей будем молить Всевышняго. Всемилостивейшая государыня вашего высочества всеподданнейший и нижайший раб

Артемий Волынский (*).

Из царицына, июня 5 дни, 1725.

 

 

III.

Понеже я во всю мою до сего времени жизнь одно только желаемое мне счастие получил славнейшую ея императорскаго величества всемилостивейшей государыни нашей коронацию видеть, но и оную, как известно вашему высочеству, с великим трудом дождался, а прочаго достойнаго ничего, как прежде того, так уже и потом за непрестанными отлучениями моими не сподобился видеть: и тако почитаю себя в том если не хуже, то однакож и не лучше всякаго простаго поселянина.

Ныне, государыня, будучи здесь в пустыне, получил   я радостныя мне ведо-

(*) Это окончание, равно как и воззвание втораго письма повторяются при остальных.

 

 

 

340

мости, что Всевышний Господь Бог брак сестры вашего высочества, всемилостивейшей государыни нашей цесаревны Анны Петровны, с его  королевским высочеством герцогом и государем милостиво совершити благоволил. И хотя я за обыкновенным моим несчастием оную всероссийскую нашу радость видеть и в числе верных рабов  ваших по должности моей всеподданнейше поздравлять ваше высочество тем словесно и не сподобился, однакож  надеялся на обыкновенное вашего высочества ко мне, последнему рабу вашему, материнское  милосердие, приемлю смелость и  сими всенижайшими моими строками оною радостию всеподданнейше  и нижайше  радуяся   поздравляю, тогож и вашему высочеству всеусердно желая, и да подаст Всевышний вам многолетное здравие и всякое по желанию вашего высочества   благополучие,   чего я и паки по должности  моей рабской  желаю, и   притом всеподданнейше и  нижайше прошу милостивейше   меня  содержать в неотъемлемой вашего высочества материнской милости   в числе верных рабов, яко есмь   и пребываю   с должнейшим моим рабским  почтением и верностию.

Из Камышенки, августа 31 дня, 1725 г.

 

(P. S.) Я здесь, всемилостивейшая государыня, до того дожил, что от здешняго варварскаго народа и живот было окончал от таких, кому я такое благодеяние сделал, что из нищих на мою беду сделал сильными владельцами; но когда они потом разорили других, вступил я паки в медиацию промежду их и тем, которые обидели, разсудил, что они, отставя свой добровольной договор и со всеми помиряся в прежних ссорах и свое получа чем были обидимы, а за тем сами неправильную и клятвопреступную войну сделали и ту сторону, с которою примирилися, обидели и когда увидели, что им  в том не поманил;

 

 

 

341

также они хотели брата своего роднаго, который в прошлом году крестился, Петр Тайшин, убить до смерти, отчего он от них ушел ко мне, и что я его назад им не отдал, — за то меня самого хотели поймать и, взяв меня с собою, бежать к Кубани со всеми улусами, и что там меня держать у себя скованова. А ежели б я стал обороняться, то и до смерти хотели убить, что обстоятельно вашему высочеству донесет подноситель сего поручик князь Андрей Волконский, который было тут же со мною попался. Однакож, государыня, благодарю Бога, что милостиво меня от такой напасти сохранил; и хотя было то не хорошо, однакож из двух таких напастей уже бы лучше смерть, нежели в такия б тиранския руки с животом отдаться, где б, чаю, страдальческим мучением замучили. Такое, всемилостивейшая государыня, по моему злосчастию наслал на меня Господь Бог бедственное дело, от котораго не знаю как и освободиться, понеже уже и за то благодарю Бога, что по высокой ея величества всемилостивейшей государыни императрицы милости и от астраханской пеклы свободился, а о сем бедственном моем деле до времени уже и упоминать не смею.

 

 

IV.

Уповаю я, что вашему высочеству, государыня, о напастях моих известно, а паче взыскивается на мне, будто я остановку делал отправленному с командою к крепости Святаго Креста полковнику Еропкину в его походе, что, государыня, не токмо мне делать, но и в мысли моей того не бывало. Однакож вижу, что я тем обнесен невинно, к ея императорскому величеству, в чем ныне посылаю мое всеподданнейшее явное оправдание. И того ради, всемилостивейшая государыня мать, сотвори надо мною

 

 

 

342

бедным божескую милость, милостивым своим предстательством в моей невинности, а паче всего милостиво у ея императорскаго величества испросить, чтоб мне повелено было из Казани хотя на малое время ко двору ея императорскаго величества в нынешней зиме побывать; и паки всеподданнейше прошу на сие мое слезное прошение милостивейше призрить.

От Камышенки, октября  14 дня, 1725 году.

 

 

V.

Понеже мое обыкновенное, несчастие, отлучение, не допустило меня персонально по должности моей рабской поздравствовать ваше высочество прошедшим ныне днем дражайшаго тезоименитства ея императорскаго величества всемилостивейшия нашея великия государыни; однакож, государыня, уповая на обыкновенную вашего высочества высокосклоннейшую милость, приемлю рабскую смелость и чрез сие мое всенижайшее ваше высочество всеподданнейше оным торжеством поздравлять, всеусердно моля да подаст Всевышний ея императорскому величеству, купно же и вашему высочеству желаемое здравие и всякое благополучие, и да сподобит и впредь будущия лета таких многих тезоименитств радостно достигнути и препровождать, чего я, по должности моей рабской, всеусердно желаю, и при том всеподданнейше подвергаю себя в неотъемлемую вашего высочества материнскую милость, пребывая с должнейшим моим рабским подданническим почтением и верностию.

Из Пензы, декабря 24 дня, 1725 году.

 

 

VI.

Уповая на обыкновенныя ея императорскаго величества всемилостивейшей великой государыни, тако ж и вашего цесаревнина высочества ко мне, последнему рабу, высокия милости, послал я с не-

 

 

 

343

которыми моими всеподданнейшими рабскими прошениями жену мою, всеподданнейше прося, дабы высоким ея императорскаго величества указом повелено было мне из Казани, ради крайних нужд моих, в нынешней зиме быть в Москву и в Санктъпитербурх хотя на малое время. Того ради, всемилостивейшая государыня и премилосердая мать, всеподданнейше ваше высочество прошу милости-

 

 

 

344

вейше бедную жену мою, последнюю рабу вашу, содержать в неотъемлемой вашего высочества материнской милости, и о чем всеподданнейше будет просить, в том нас, сирых, для единаго милосердия Божия не оставить, понеже, государыня, кроме Бога и ея императорскаго величества и ваших высочеств, не имеем никакой надежды.

Из Пензы, декабря 28 дня, 1725 года.

 Use OpenOffice.org