Веневетинов М.А. Несколько слов о графе Иосифе Михайловиче Виельгорском // Русская старина, 1898. – Т. 93. - № 1. – С. 97-100. – Сетевая версия – И. Ремизова 2006.

 

 

 

 

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ

О ГРАФЕ

Иосифе Михайловиче Виельгорском.

 

     В любопытной биографии императора Александра II, составленной С. С. Татищевым и помещенной в первом томе Русскаго Биографическаго Словаря, неоднократно встречается имя совоспитанника покойнаго государя, графа Виельгорскаго. Но, в описании заграничнаго путешествия наследника цесаревича в 1838 — 1839 г.г. и в последующем разсказе, автор допустил некоторыя неточности относительно графа Виельгорскаго, которыя мы считаем не лишним исправить по имеющимся в нашем семейном архиве данным, заключающимся между прочим в двух, еще неизвестных, письмах императоров Николая Павловича и наследника цесаревича Александра Николаевича. Упоминая о спутниках, сопровождавших великаго князя заграницу и его адъютантах, С. С. Татищев называет в их числе и молодаго графа, что неверно. Дей­ствительно, Виельгорский выехал весною 1838 года из России, в свите великаго князя, но уже в Берлине с ним возобновились при­падки болезни, которая еще в 1837 году заставила его отказаться от поездки с наследником в Сибирь и с дороги из Казани вер­нуться в Петербург. В рукописном журнале графа под послед­ними числами мая (по нов. ст.) 1838 г. находим следующия отрывочныя заметки:

       «16-го (28-го) мая, понедельник. Утром бегал. Кровохар­канье. Испугался.

     2-го (14-го) июня, суббота. Приступ кашля с 5 часов утра и

      

 

     98   

кровохарканье. Я принужден сидеть дома. Я должен отказаться от путешествия. Сильное огорчение.

     3-го (15-го) июня. Консультация. Необходимость прекратить путешествие. Разговор с Назимовым. Беседа с Паткулем о разлуке с великим князем».

     Из дальнейших подробностей журнала узнаем, что Виельгорский, разставшись с наследником и его свитой, 12-го (24-го) июня выехал из Берлина в Карлсбад, откуда после лечения переехал в Эмс, затем в Баден и наконец отправился в Италию. Здесь он имел случай встретиться с наследником, сперва на Комском озере в октябре, а затем в Риме, куда приезд великаго князя отмечен воскресеньем 16-го декабря. Журнал прерывается на последнем дне 1838 года. В следующем 1839 году здоровье Виельгорскаго стало быстро ухудшаться, и в начале лета он скончался в Риме на руках Гоголя ¹).

     Таким образом оказывается, что Виельгорский, начиная с Бер­лина, уже не сопутствовал великому князю в его путешествии и не мог, как указывает С. С. Татищев, сопровождать его в Швецию и в дальнейших поездках, а равно не состоял в числе его адъютантов ²). Кроме указанных выше свиданий с великим князем в Италии, близкия сношения его с Виельгорским удостоверяются помещаемым ниже письмом от 19-го апреля (1-го мая) 1839 года, из Голландии, где наследник проводил Св. Пасху у своей тетки прин­цессы оранской Анны Павловны и, между прочим, посетил лагерь нидерландских войск на границе Бельгии.

     Второе, печатаемое нами, собственноручное письмо писано государем Николаем Павловичем после смерти Виельгорскаго к его отцу, графу Михаилу Юрьевичу ³).

      Подчеркнутыя слова печатаются с разрядкой. Подлинники обоих писем принадлежат графине Марии Александровне Келлер, рожден­ной княжне Шаховской, внуке графа М. Ю. Виельгорскаго.

     ¹) Шенрок, „Материалы для биографии Гоголя", т. III, стр. 254 и далее.

      ²) Русский Биографический Словарь, стр. 433 и 442.

      ³) О получении этого письма государя гр. М. Ю. Виельгорский писал Гоголю 28-го июля 1839 г. (1838г. — опечатка) из Марселя (Шенрок, „Материалы для биографии Гоголя", т. III, стр. 265).

 

 

     99

                                                                                              I.

                      Письмо великаго князя Александра Николаевича к графу Иосифу Михайловичу Виельгорскому.

                                                                                                                    19-го  апреля (1-го  мая)  1839 г.  Тилбург  в

                                                                                                          Голандии, из главной квартиры принца Оранскаго.

     Давно я собирался писать тебе, любезный мой Виельгорский, но мне право времени не было. Последния известия о твоем здоровии были слава Богу удовлетворительны, что меня крайне радует. Я вполне надеюсь на милость Божию, что Он поможет тебе скорее поправиться и воротиться домой совершенно здоровым.

     Между тем в Гаге получил я приказ высочайший, что для Пасхи, в котором ты произведен в  п о р у ч и к и, с чем тебя от души поздравляю. Я писал в Петербург, чтобы прислали мне эпо­леты для тебя, которые я к тебе немедленно отправлю. — Я полагаю, что ты еще будешь в Риме, в этом м и л о м  Р и м е, где я провел так весело прошлую зиму,—все это мне кажется с н о м  и весьма приятным. Где намерен ты провести лето? Напиши мне, прошу тебя, и адресуй письмо покуда в миссию нашу во Франкфурте.

     Что со мною во все это время происходило, ты вероятно уже знаешь. Из Вены, где я провел 10 дней. проехал я через Мюнхен, в Стутгарт, Карлсруэ, Майнц, Кобленц, Кёльн, Дюссельдорф, Нимвеген и в Гагу, куда я прибыл в самое наше Вербное воскресенье. На страстной неделе мы отговели с великой княгиней Анной Павлов­ной, и я, в первый раз в отдалении от своих и от тебя, мой милый друг, после стольких лет! Признаюсь, мне было очень больно быть одному в это время, которое мы привыкли проводить вместе.

     Всего я пробыл в Гаге ровно 4 недели довольно спокойно и приятно; мы были в Амстердаме и оттуда ездили поклониться знаме­нитой х и ж и н е  П е т р а  В е л и к а г о  в Саардаме. Вчера я выехал сюда в Тилбург и сегодня при самой благоприятной погоде происходил смотр всем войскам голландским, собранным под начальством самого принца Оранскаго; они в весьма хорошем состоянии.

     Завтра отправляюсь я на пароходе в Англию, где я полагаю про­быть не более 4 недель, а оттуда я вероятно возвращусь по Рейну, на Франкфурт, Берлин и из Штетина морем в С.-Петербург к 25-му июня (7-го июля). Ты можешь себе представить мое счастие, когда я только об этом подумаю!

     Но пора кончить, обними за меня отца и скажи ему, чтобы он

 

 

     100    

поклонился от меня прелестнейшей княгине ¹) и всем милым русским и добрым знакомым, если они все еще вместе в Риме. — Молю Бога, чтобы Он помог тебе скорее поправиться. Прощай, ми­лый друг, пиши мне, и не забывай тебя истинно любящаго Александра.

     Адрес на конверте: A. Monsieur Monsieur le Comte Joseph Wielhorski, officier de la Garde Imperiale Russe, attaché à la personne de S. A.I. Mon. le Gr. D. Héritièr de Russie, à Rome.

 

 

                                                                                             II.

                                        Письмо императора Николая I к графу Михаилу Юрьевичу Виельгорскому.                                                                             

                                                                                                                                 20-го июня (2-го июля) 1839 г. Петергоф.

     С каким тяжелым чувством, с каким горем я получил несчастное ваше извещение, вы можете легко вообразить, Михаил Юрьевич! Привыкнув столь долгое время видеть беднаго Иосифа наравне и почти неразлучно с сыном, почти не видел между ими никакой разницы, и милый нрав и отличныя его достоинства еще более укрепляли во мне сии чувства. Я уверен был, что в нем сын мой будет иметь не только друга, но совершеннаго и отличнаго во всем помощника, своим родителям в честь и справедливую гордость. Но Провидение определило иначе! Смеем ли мы роптать? — Перенесем со смирением удар сей, и с умилением в сердце будем просить милосердаго Бога, да упокоит чистую безпорочную душу, нами оплакиваемую. Ваша твердость духа, Михаил Юрьевич, мне известна; я уверен, что вы как добрый христианин смирили скорбь вашу и примером сим укрепили дух бедной несчастной гра­фини; с нетерпением жду, как она перенесла сию ужасную весть!

     Примите еще раз уверение в моем искреннем участии и в отличном моем уважении. Николай.

     Адрес на конверте: графу Михаилу Юрьевичу Виельгорскому.

 

                                                                                                                                                                М. А. Веневитинов.

     ¹) По всей вероятности здесь разумеется княгиня Зинаида Александровна Волконская.