Толстой Ю.В. Заметка по поводу статьи господина Полуденского: «Русская история Мильтона» // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей Российских, 1874. – Кн. 3. – Отд. 4. – С. 1-24.

 

 

 

замѣтка

по

поводу статьи господина полуденскаго:

„РУССКАЯ ИСТОРІЯ МИЛЬТОНА."

 

Въ »Русскомъ Вѣстникѣ» (вторая книжка за Апрѣль мѣсяцъ прошлаго года) напечатана статья Г. Полуденскаго: «Русская Исторія Мильтона.» Статья эта есть извлеченiе изъ сочиненія извѣстнаго творца «Потеряннаго Рая», подъ заглавіемъ: «Краткая исторія Московiи и другихъ менѣе извѣстныхъ странъ, лежащихъ на востокѣ отъ Россіи даже до Катая».

Книга эта, какъ справедливо замѣчаетъ Г. Полуденскій, составляетъ библіографическую рѣдкость: она напечатана отдѣльно только однажды, въ 1682 году, въ Лондонѣ; впрочемъ, по свидѣтельству Аделунга, она вошла также въ Амстердамское изданіе (1689 года) сочиненій Мильтона. 1

Въ теченіи моего двухлѣтняго пребыванія въ Англіи (въ 1858 и 1859 годахъ), занявшись исключительно отысканіемъ и изученіемъ разныхъ книгъ и рукописей, относящихся къ исторіи Россіи въ ХV1 и ХVІІ столѣтіяхъ, я имѣлъ случай ознакомиться съ большею частію Англійскихъ печатныхъ и рукопісныхъ сочиненій по этому предмету. Краткость времени и чрезвычайное обиліе источниковъ принудили меня выбирать только тѣ изъ нихъ, которые представляли какую ни будь занимательность, чтобы не тратить немногихъ часовъ, въ которые Британскій и другіе Лондонскіе Музеи, библiотеки и архивы открыты, для чтенія, на разборъ  компиляцій, не

1 Критико-литературное обозрѣніе путешественниковъ по Россіи до 1700 годаі и их сочиненій. Фридриха Аделунга. Ч. 1, 21 (Въ 9 «Чтеній въ Императорскомъ Обществѣ Исторій и Древностей Россiйскихъ», 1848 г.).

 

 

2

только не представляющихъ никакихъ новыхъ свѣдѣній, но даже часто передающихъ и прежнія извѣстія невѣрно и превратно. Къ разряду такихъ именно компиляцій, я, съ перваго взгляда, отнесъ Исторію Мильтона. Ближайшее съ нею знакомство, которымъ я обязанъ статьѣ Г. Полуденскаго, вполнѣ оправдало мое первое впечатлѣніе, и по тѣмъ выпискамъ, которыя приведены въ означенной статьѣ, я убѣдился, что сочиненіе это «выбранное изъ сочиненій многихъ очевидцевъ», какъ гласитъ его заглавіе, выбрано чрезвычайно недобросовѣстно и было со стороны Мильтона не болѣе какъ спекуляціей на современный ему вкусъ Англійскихъ читателей, всегда интересовавшихся всѣмъ, что относилось до отдаленной «Московіи» и до еще болѣе отдаленнаго «Катая».

Не имѣя въ виду самой Исторіи Мильтона, я долженъ, по необходимости, ограничиться только тѣми выдержками, которыя сдѣлалъ изъ нея Г. Полуденскій: впрочемъ, для оцѣнки достоинства этой Исторіи, уже достаточно сравненія этихъ выдержекъ съ подлинными источниками, изъ которыхъ извлечены находящіяся въ нихъ извѣстія; a сравненіе это весьма легко; ибо въ концѣ книги Мильтона есть списокъ источниковъ, который перепечатанъ Г. Полуденскимъ. Изъ числа поименованныхъ въ этомъ спискѣ девятнадцати сочиненій, одиннадцать находятся въ 1-мъ томѣ Гаклюйтова сборника путешествий, 2 семь напечатаны во 2-мъ и 3-мъ томахъ сборника Перчаса, 3 девятнадцатое есть описаніе посольства Сера Ѳомы Смиса, напечатанное сперва отдѣльною книгою, 4 а потомъ также вошедшее, впрочемъ въ сокращеніи, въ 3-й томъ Перчасова сборника.

2 Haklyt's Collection of the early voyages, travels and disсoveries of the English nation, London. 1809-7-1812, 5 vol. Это третье, самое цѣнимое изданiе: оно значительно полнѣе двухъ предшествовавших, также Лондонскихъ изданій, изъ которыхъ первое напечатано въ 1589 году въ 2-хь томахъ, второе, болѣе полное, въ 1598—1600, въ трехъ. Третье изданіе весьма рѣдко, по причинѣ малаго количества экземпляровъ, въ которомъ тиснуто (именно 325, а не 200, какъ ошибочно показываетъ Аделунгъ). Въ прошломъ году одинъ экземпляръ его быль проданъ за 100 фкнтовъ стерлинговъ (около 650 руб. сер.). Мнѣ посчастливилось пріобрѣсти всѣ пять томовъ именно этого изданiя.

3 Purchas his Pilgrimes, съ эпиграфомъ: «Unus Deus, Una Ueritas». London. 1625—1626, 4 vol. Книга также весьма рѣдкая.

4 Sir Thomas Smithes Voiage and Entertainment in Rushia. With the tragi-

 

 

3

«Мильтонъ начинаетъ свое описаніе съ монастыря Св. Николая, гдѣ въ послѣдствіи основанъ Архангельскъ», говоритъ Г. Полуденскій.... «противъ монастыря находился Розовый островъ» (Rose Jsland въ восемь миль окружности.»

Въ «Книгѣ Большаго Чертежа» 5 читаемъ: «На Двинѣ на рѣкѣ, отъ моря отъ устья 60 верстъ, градъ Двинской Архангельской на правомъ берегу Двины. На устьѣ Двины, на лѣвомъ берегу, монастырь Никольской».

Въ «Описаніи Архангельской Губерніи,» 6 сказано, что основанный Новгородскою Посадницею Марѳою, на могилахъ ея сыновей, Антона и Феликса, «Николаевскій монастырь стоитъ на Бѣломъ морѣ, на берегу, отъ Архангельска въ 34 верстахъ; названъ Корельскимъ по берегу, на которомъ «выѣзжіе изъ Кореліи жители селились».

Разница въ числѣ верстъ по приведеннымъ здѣсь книгамъ объясняется тѣмъ, что Архангельскъ стоитъ при самомъ развѣтвленіи Двины на три рукава или устья, которыми она впадаетъ въ море: Березовское, Мурманское и Пудоженское, изъ которыхъ послѣднее, самое западное, отдѣляетъ еще западнѣйшую протоку — древнее Малокурье, или иначе Никольское или Корельское устье. Во всякомъ случаѣ очевидно, что Архангельскъ находится на восточномъ берегу Двины и, слѣдовательно, не основанъ на мѣстѣ монастыря Св. Николая, который доселѣ стоитъ на западномъ берегу самаго западнаго устья Двины. Это было очень хорошо извѣстно всякому Англичанину, пріѣзжавшему изъ Англіи въ Бѣлое «море, по тому что пристанище Англійскихъ кораблей находилось напротивъ самаго Никольскаго монастыря, на островѣ Ягры или Ягорномъ (Якорномъ, по догадкѣ Академика Гамеля, 7 на которомъ   отведено было помѣщеніе для ихъ

callends of two Emperors and one Empresse, within one Moneth during his being there. And the miraculous preserualion oft he now raigning Emperor esteemed dead for 18 yeares. Съ эпиграфомъ: «Si quid novisti certius istis, Candidus, impertie, si non, his utere mecum». London. 1605. Страницы не перенумерованы, но листы означены буквами алфавита. О рѣдкости этой книги можно судить по тому, что она не была извѣстна ни Карамзину, ни Аделунгу.

5 Книга, глаголемая Большой Чертежъ (изл. по порученію Импер. Общества Исторіи и Древн. Россіи, Г. И. Спасскимъ). Москва, 1846, стр. 181, 182.

6 Описаніе Архангельской Губерніи, Молчанова (Изд. Главнаго Правленiя Училищъ). С.-Петербургъ, 1813, стр. 407. 7 D-r J. Hamel. England and Russia. London, 1854, p. 196.

 

 

4

конторы и который они называли Розовымъ островомъ, по причинѣ росшаго на немъ во множествѣ дикаго шиповника. Путевыя записки любаго Англичанина свидѣтельствуютъ, что пристань Св. Николая (port of St Nicholas) и пристань Св. Михаила (port of St Michaell), какъ называется иногда въ Англійскихъ грамотахъ Архангельскъ, 8 суть два различныя мѣста, въ нѣсколькихъ часахъ разстоянія. Такъ, на пр., Горсей, описывая отплытіе свое въ Англію, въ Августѣ 1587 года, разсказываетъ, что Архангельскій Воевода, Князь Звенигородскiй, посадивъ его въ Архангельскѣ на лодку, «пріѣхалъ на нѣсколько часовъ на Розовый островъ, который только въ 30 миляхъ». 9

«Москва отстоитъ отъ пристани Св. Николая на 1500 миль» (т. е, верстъ), говорить Мильтонъ. Цифра эта приблизительно вѣрна: она кажется заимствована изъ Гаклюита, 10 у котораго разстоянія между Ярославлемъ и Москвою, показаны совершенно согласно съ «Книгой Большаго Чертежа», но къ общей сложности верстъ отъ Св. Николая гораздо ближе исчисленія Гаклюйта подходить къ Большому Чертежу итогъ разстояній между 18-ю станціями отъ Св. Николы до Москвы, показанныхъ въ Запискѣ, хранящейся въ Британскомъ Музеѣ въ числѣ бумагъ Лорда Казначея Бёрлея (ум, 1598 года); 11 именно исчислено верстъ:

 

 

у Гаклюй-

у Вер-

по Бол.

 

та:

лея

Черт.:

Отъ Св. Николая до Вологды рѣками.

1100

1100

1020

Отъ Вологды до Москвы сухимъ путемъ

420

365

440

Всего разстоянія

1520

1465

1460

 

Описаніе Москвы и Московскаго Кремля, неограниченной власти Русскаго Царя въ отнятіи имѣнія у семействъ людей неспособ-

8 На пр., въ грамотѣ Елисаветы,  от 29 Мая, 1598.

9 Russia at the close of the sixteonth century. London. MDCCCLVI.   The travels of Sir Jerome Horsey knt.t p. 230.

10 Distances of certaine places in Russia.

11 The number of myles betiveens S-t Nicolas to Mosco bothe by water and lande (British Museum. Burleigli papers. Lansdowne. 112. Plut. LXXV. F.35, fol, 126).

 

 

5

ныхъ по болѣзни, или лѣтасъ нести государственную службу, въ наслѣдованіи имѣній въ случаѣ. пресѣченiя мужеска поколѣнiя в отдачѣ кабаковъ на откупъ сановникамъ, которые въ томъ городѣ, гдѣ находится кабакъ, «дѣлаются властелинами, грабятъ, сколько имъ хочется, и потомъ посылаются на войну на награбленныя деньги, по чему вести войну Русскому Царю обходится весьма дешево;» извѣстіе, что «войско Русское, въ военное время» состоитъ изъ 300 тысячъ человѣкъ», и что «за исключеніемъ иноземцевъ, оно не получаетъ никакого жалованья, но за то Царь награждаетъ нѣкоторыхъ землями въ пожизненное владѣніе.» Все это Мильтонъ, почти слово въ слово, заимствовалъ изъ Записокъ о первомъ пріѣздѣ Ричарда Ченслера въ Россію въ 1553 году. 12 и о первомъ же путешествіи Антона Дженкинсона по Роосіи въ 1557 году. 13

Достаточно сравнить цифры этихъ годовъ съ годомъ изданія книги Мильтона (1682), или хотя съ годомъ его смерти (1674), чтобы замѣтить, что передаваемыя имъ извѣстія уже тогда устарели болѣе чѣмъ на цѣлое столѣтіе. Но невѣрность ихъ изобличается еще болѣе, если вспомнить, что видѣнное Ченслеромъ и Дженкинсономъ правленіе Грознаго уже успѣло перейти въ преданіе; что надъ Россіей съ того времени пронеслась Самозванщина, которая, вмѣстѣ съ нашествіемъ Поляковъ, могла быть ребяческимъ воспоминанiемъ развѣ немногихъ старожиловъ; что наконецъ умиренная Михаиломъ, крѣпко сплоченная Филаретомъ, Россія, при разумномъ и благодушномъ Царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ, начинала вступать на путь законности и благоустройства. Если бы Мильтонъ хотя ограничился внимательнымъ разсмотрѣніемъ сочиненія Флетчера, которое самъ «советуетъ особенно прочесть, какъ справедливый и вѣрный разсказъ, то увидѣлъ бы, что уже въ 1588 году Москва измѣнилась съ тѣхъ поръ, какь Ченслеръ находилъ ее «болѣе Лондона съ предмѣстьями, и была «немногимъ развѣ болѣе городской части (the citie) Лондона;» что, послѣ сожженія ея Крьмцами въ 1574 году, сгорѣло въ ней 41,500 домовъ,» и «что огромныя пространства, прежде хорошо въ ней за-

12 The booke of the great and might? Emperor of Russia, and Duke of Moscouia and of the dominions, orders and commodities there unto belonging: drawen by Richard Chancelour.

13 Ghe first voyage made by Master Anthonie Jenkinson from the Citie of London toward the land of Russia, begun the twelfth of May in the yeere 1557.

 

 

6

строенныя, обратились въ пустыри; особенно же пострадала южная часть Замоскворѣчья, незадолго передъ тѣмъ застроенная Царемъ для солдать, содержавшихъ караулы, которымъ дана была льгота пить медъ и пиво въ запрещенное время (постомъ?), когда прочіе Русскіе должны пить одну воду; по чему и весь пригородъ назывался «Налей городъ» (Naloi, that is skinck or pourein).14 Мильтонъ не повторилъ бы за Англичаниномъ, бывшимъ въ Москвѣ въ 1557 году, что «въ этой крѣпости (Московскомъ Кремлѣ) находятся главные рынки;» ибо изъ Флетчера увидалъ бы, что, кромѣ лицъ, приближѳнныхъ къ Царю, никто не былъ допускаемъ тамъ жить: «Царскій домъ или дворецъ въ Москвѣ построенъ въ видѣ крѣпости, обнесенъ стѣнами, которыя уставлены множествомъ отличныхъ пушекъ, и заключаеть большое пространство съ жилыми строениями, назначаемыми для лицъ, извѣстныхъ своею вѣрностію и преданностью Царю». 15

Точно также изъ Флетчера Мильтонъ долженъ былъ бы видѣть, что войскамъ производилось жалованье, и что количество войска въ военное время нельзя было опредѣлить ни 300 тысячами, и ни какою другою цифрою. «Когда Царю нужно увеличить войско, что, впрочемъ, случается рѣдко, онъ призываетъ на службу сколько ему нужно изъ тѣхъ Дѣтей Боярскихъ, которые не состоять на (постоянномъ) жалованьѣ; если и этого не довольно, то онъ приказываеть Дворянамъ, получившимъ отъ него помѣстья, вывести въ поле потребное число своихъ холопей...... Иногда нанимаются также, но только на время, Татарскіе воины, впрочемъ единственно противъ Поляковъ и Шведовъ.» Въ обыкновенное время, по показанію Флетчера, содержалось 100,550 человѣкъ войска, а именно: 15 тыс. Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ, 12 тысячь стрѣльцовъ, 65 тысячъ рати, ежегодно высылаемой на Крымскую Украйну, и 8550 служилыхъ Нѣмцевъ, въ томъ числѣ 4300 Поляковъ, до 4 тысячъ Черкасовь (Малороссіянъ), 150 Нѣмцевъ и Шотландцевъ, 100 Грековъ, Турокъ, Датчанъ и Шведовъ. Содержаніе рати противъ Крымскаго прихода обходилось въ 40 тысячъ

14 Russia at the close of the XVI Century. Of the Russe Common Wealth, by D-r Giles Fletcher. Chap. IV. Сочиненіе это давнымъ давно напечатано въ Русскомъ переводѣ для «Чтеній въ Императорскомъ Обществѣ Исторіи и Древностей Россійскихъ» (1848 года), во теперь гніетъ въ книжныхъ хранилищахъ его, зане — яко бы зеркало и нынѣ еще для насъ, а мы не очень-то любимъ смотрѣться въ него. О. Б.

15 Тамъ же, chap. XXVI.

 

 

7

рублей. Дворяне получали въ мирное время: дворянинъ большой статьи отъ 70 до 100 руб., средней отъ 40 до 60, сынъ боярскій отъ 12 до 30 рублей жалованья. Въ военное время Разрядъ расходовалъ 55 тысячъ рублей на жалованье дворянамъ и дѣтямъ боярскимъ. 16

Таковы свѣдѣнія, которыя Мильтонъ могь бы найти у Флетчера; но уже и книга Флетчера во время Мильтона была источникомъ устарѣлымъ. Въ его время войско Русское имѣло устройство гораздо болѣе правильное. 17 Въ составь его входили войска Русскаго строя и войска, обученныя иноземному строю; въ послѣднія могли, впрочемъ, поступать, по желанію, также и охотники изъ Русскихъ. Войска эти получали слѣдующіе помѣстные или кормовые оклады и жалованье во время похода или службы.

Войска Русскаго строя:

Дворяне Московскіе и жильцы.................     200 четв. 20 руб.

Городовые дворяне:

   выборные или большой статьи     150      25 —

   дворовые или средней статьи.       120      20 —

  собственно городовые дворяне

меньшей статьи и дѣти бо-

ярскія...................                                                100      15 

Боярскія дѣти украинскихъ городовъ и городо­вые Козаци, также Новокрещены, Мурзы и Татарскіе Князья:

   1-й статьи.................                              50      20 —

   2-й статьи.................                              50      17

   3-й статьи.................                              50      13

Стрѣльцы, получавшіе отъ Разряда землю и домъ 6 до 12       2 р.

                                                                    Да ржи и овса   6 —

Войска Нѣмецкаго строя:

Солдаты и драгуны........................ 7 до 8 де-                                             3 .—

                                                               негъ въ день

                                                               на кормъ.

16 Тамъ же, chap. XV.

17 Бѣляевъ; «О Русскомъ вовскѣ въ царствованіе Михаила Ѳеодоровича и послѣ его, до преобразованій, сдѣланныхъ Петромъ Великимъ. Москва.1846.»

 

 

8

Рейтары наравнѣ съ городовыми драгунами. 18

Кромѣ того на время войны нанимались вольные охочіе люди.

Единственный разрядъ войска, не получавшій изъ Царской казны ни жалованья, ни корма, ни .даже вооруженія, составляли даточные люди, которые содержались на счетъ городовъ и волостей. Но они набирались только въ случаяхъ особенной важности, по особымъ Царскимъ Указамъ, которыми опредѣлялось сколько даточныхъ людей требуется съ извѣстнаго количества дворовъ, сохъ, или четвертей.

«Ежегодно, 12 Декабря, Царь выѣзжаетъ за городъ, въ поле, со всѣмъ дворомъ, верхомъ на лошадяхъ, и въ его присутствіи 5000 стрѣлковъ стрѣляютъ въ стѣну, сдѣланную изо льда, пока ее не разрушатъ; кромѣ того палятъ изъ шести пушекъ и изъ мортиръ, и Царь, освидѣтельствовавъ успѣхи своихъ стрѣлковъ, возвращается тѣмъ же порядкомъ во дворецъ».

Изъ этихъ словъ можно заключить, что вся артиллерія, бывшая въ дѣйствіи при этихъ Царскихъ смотрахъ, состояла изъ мортиръ и изъ шести пушекъ. Но это предположеніе нельзя допустить въ виду дошедшихъ до насъ свидѣтельствъ о множествѣ орудій, постоянно находившихся внутри Московскаго Кремля, а также и въ другихъ городахъ: такъ, на пр., изъ договора Шеина о сдачѣ Смоленска Полякамъ (24 Февраля, 1634 г.) видно, что въ Смоленскѣ находилось 111 орудій; 19 а изъ Памяти Князю Мосальскому-Литвинову (21 Февраля, 1636 г.) 20 о вооруженіи Тамбова, видно, что во вновь построенный «за Шацкимъ, въ степи, у рѣчки Миповицы, городъ Тонбовъ», велѣно отправить 29 пищалей.

18 Росписаніе этихъ окладовъ составлено по выше приведенному сочиненiю Г. Бѣляева, которое нe согласно съ показаніями Котошихина; у послѣдняго показано, что «Стрѣльцы получали въ годъ: денежнаго жалованья 10 руб., хлѣбнаго 15 четв., соли 2 пуда; Рейтары 30 руб. денегь; Драгуны постоянно, а Козаки въ военное время, 12 руб.; Солдаты кормовыхъ 60 алтынъ въ мѣсяцъ». Россіи въ царствование Царя Алексѣя Михайловича. С.-Петербургъ, 1840, гл. VII, ст. 5; гл. IX, ст. 2, 4, 5, 6).

19 Акты Археографической Экспедиціи. ІІІ. 246.

20 Тамъ же, 231.

 

 

9

Ошибочное извѣстіе Мильтона объясняется записками Англичанина, бывшаго въ Москвѣ въ 1557 году, 21 который разказываетъ, что ежегодно въ Декабрѣ Царь дѣлаеть торжественный смотръ (а yerely triumph) своимъ стрѣльцамъ и пушкарямъ, за Московскими предмѣстіями, на полѣ, куда свозятся всѣ орудія, находящіяся въ Москвѣ; что въ 1557 году смотръ этотъ происходилъ именно 12-го числа; что въ немъ участвовали 5000 стрѣльцовъ; и что, кромѣ отличныхъ всякаго рода мѣдныхъ орудій, находились, между прочимъ, шесть большихъ пушекъ, которыхъ ядро или зарядъ имѣетъ ярдъ (т. е., аршинъ съ четвертью) вышины (whose shot is a yard of heigbl); ядра эти легко можно видѣть во время ихъ полета; кромѣ того у нихъ великое множество мортиръ (a great manу of mortar pieces ....potguns). Удостоивъ своего вниманія только эти мортиры и шесть чудовищныхъ пушекъ, Мильтонъ умолчалъ о прочихъ орудіяхъ, которыхъ Англичанинъ насчитываетъ цѣлые девять разрядовъ. Не бyдучи знакомъ не только съ тогдашнимъ, но даже съ современнымъ артиллерійскимъ искуствомъ, привожу эта названія въ подлинникѣ:  ...ses, faulcons, minions, sakers, culuerings, cannons double and ...all, basiliskes long and large.» По той же причинѣ не могу судить о правдоподобіи ядеръ или зарядовъ въ арщинъ съ четвертью толщины; впрочемъ, выше приведенный договоръ Щеина свидѣтельствуеть, что для нѣкоторыхъ пищалей были ядра вѣсомъ въ шесть пудовъ. Изъ того же договора видно, что крѣпостныя орудія дѣлились на пищали верхнія или верховыя, вѣстовыя, полуторныя, долгiя, короткія и затинныя.

 

Умалчивая о приводимыхъ Г. Полуденскимъ изъ Мильтона и отписанныхъ Мильтономъ почти слово въ слово изъ того же Англичанина извѣстіяхъ о религіи, бракахъ, похоронахь и образованiи Русскихъ, не могу не остановиться на взятой оттуда же замѣткѣ: «Царь почитаетъ Митрополита послѣ Бога, Божіей Матери и Св. Николая». Любопытно знать, который изъ Митрополитовъ удостоивался отъ Царя такого почитанія. Въ 1589 году, при учрежденіи въ Москвѣ Патріяршаго престола, были поставлены четыре Митрополита: Нового-

21 The voyage wherein Osep Napea the Moscotritte Ambtssadour retuned home into his countrey, with his entertament at his arrinal,  at Golmogro; and a large description of the maners of. the Countroy.

 

 

10

родскій, Казанскій, Ростовскій и Крутицкій; 22 . а въ Декабрѣ 1666 года, на оcужденіе Патріярха Никона, съѣхались въ Москву семь Митрополитовъ, подчиненныхъ кафедрѣ Всероссийской: 1) Великаго Новагорода и Великихъ Лукъ; 2) Казанскій и Свіяжскій; 3) Астраханскій и Терегскій (Терекскій), 4) Сарскій и Подонскій; 6 Грузинскій, и 7) Бѣлогородскій и Обоянскій 23

 

Изъ второй главы выписано извѣстіе, будто бы: «Самоѣды открыты Русскимъ купцомъ Аникой,» который, «изучивъ ихъ страну, передалъ о ихъ открытіи Борису Годунову.» Знаменитый Аникій Ѳедоровичъ Строгановъ вовсе не быль современникомъ Царя Бориса и основалъ свои варницы на Вычегдѣ въ 1545 году, т. е., за 83 года до,избранія Борисова; Флетчеръ упоминаетъ уже въ 1589 году объ оставшихся послѣ него трехъ сыновьяхъ: Яковѣ, Григорьѣ и СеменѢ, 24  которые, по его словамъ, благодаря поборамъ Царя, лишились большей части богатствъ своего отца. При томъ, если Аника и дѣйствительно первый началъ торговать съ Самоѣдами, то ни въ какомъ случаѣ не открылъ ихъ; ибо Герберштейнъ, пріѣзжавшій въ послѣдній разъ въ Россію въ 1526 году, вовсе не говоритъ о нихъ, какъ о недавно открытомъ народѣ.

 

Все начало четвертой главы, судя но заглавію, 25 цѣликомъ взято изъ Гаклюйта, 26 до царствованія Ѳедора Ивановича, котораго вѣнчаніе основано на описаніе Горсея; 27 а эпоха Самозванцевъ до

22 Карамзинъ. Ист. Гос. Росс, (изд. Эйнерлинта). X, 72.

23 Дѣяніе о низложенiи съ престола бывшаго Патріарха Никона, въ лѣто 7175 происходившее. Древ. Росс, Вивліоѳика (Изд.  2). VI, 285—280. 24 Fletcher. Chap. ХІІІ.

25 «Престолонаслѣдіе Московскихъ Князей и Царей, заимствованное изъ Русскихъ лѣтописей однимъ Полякомъ, съ нѣкоторымн дополненіями.»

26 A briefe Treatise oft he great Duke of Moscouia, his genealogie, being taken out of the Moscouites manuscript Chronicles, written by a Polacke, т. е., Краткое pазсужденіе о родословіи Великаго Князя Московскаго, взятое изъ рукописныхъ лѣтописей Москвитянъ, изданныхъ однимъ Полякомь.

27 Тhe mail solemne end magnificanti coronation of Pheodor Jvanowich Emperior of Russia etc. the tenth of june, in the yeere 1584, seene and obserued by Master Je-

 

 

11

избранія въ Цари Михаила Ѳедоровича разсказана по реляція Шотландца Гильберта.

Этотъ Шотланлецъ Гильбертъ или какъ онъ называется въ нашихъ грамотахъ «Князь Давыдъ Гинбертъ», быль лицомъ чрезвычайно замѣчательнымъ: приглашенный въ 1601 году Дьякомъ Власьевымъ въ Россію, онъ слѣдующіе шестнадцать лѣтъ провелъ служа поперемѣнно Царю Борису, первому Лжедимитрію, Шуйскому, Тушинскому вору и Гетману Жолкевскому; наконецъ онъ былъ «отъ Царскаго Величеству порубежныхъ воинскихъ людеі взятъ, і животъ своі мучилъ въ полону» два года, но въ 1617 году, по просьбѣ Англійскаго посла, «Князя Івана Мерика рыцеря (Sir John Merrick) ізъ везенья свобоженъ» и отпущенъ въ Англію, откуда, впрочемъ, возвратился въ Россію не далѣе какъ черезъ годъ. 28 Очевидно, что извѣстія, основанныя на разсказахъ подобнаго лица о самозванцахъ, лично ему извѣстныхъ, должны быть чрезвычайно любопытны. Къ сожалѣнію, Г. Полуденскій, упоминая, что у Мильтона есть нѣкоторыя изъ этихъ подробностей, не сообщаетъ ни одной изъ нихъ. Напротивъ, онъ выписываетъ извѣстіе, что Мильтонъ «относитъ начало Руси къ 573 (?) году, когда Гостомыслъ, Новогородскій Владыка, убѣдилъ Руссовъ призвать Рюрика. Извѣстіе это очевидно взято изъ Гаклюйтовой выписки изъ «лѣтописей» Поляка» ......сказанные три брата (Рюрикъ, Синавъ и Труворъ (Rurek, Sinaus, Trunor), по убѣжденію нѣкоего Гостомысла (Gostomislius), главнаго гражданина Новогородскаго, были призваны управлять въ лѣто отъ сотворенія міра (по Греческому счисленію) 6370, т. е., въ 572 году отъ P. X.« Въ Гаклюйтѣ, издателѣ подлинныхъ источниковъ, незнаніе календаря еще извинительно, но въ Мильтонѣ, историкъ Россіи, принятіе ошибочнаго года и опущеніе настоящего, есть доказательство, какъ мало обладалъ онъ главнымъ достоинствомъ историка — исторической критикой.

 

Прежде чѣмъ приступить къ разбору «самой любопытной для насъ,» по словамъ Г. Полуденскаго, послѣдней или пятой главы Мильтона, нужнымъ считаю объяснить, что если я укоряю Мильтона въ

rom Horsev gentleman, and seruant to her Maiesty, a man of great trauell, and long experience in those parts.

28 Грамота Царя Михаила Королю Якову 1-му отъ     Августа 1617 (Oxford. Ashmolean muséum. 1784, fol. 52).

 

 

12

томъ, что онъ не изучалъ предмета, о которомъ писалъ; что онъ не умѣлъ воспользоваться любопытными и обильными матерiалами, которые имѣлъ для своего труда, не подвергъ ихъ исторической критикѣ и совершенно выпустилъ изъ вида, что они относятся къ разнымъ эпохамъ, то всѣ эти укоры обращены мною къ лицу Мильтона въ той уверенности, что Г. Полуденскій вездѣ съ точностію сохранилъ смыслъ подлинника, и что онъ хорошо владѣетъ языкомъ, на которомъ писалъ Мильтонъ, языкомъ, доступнымъ не всякому знающему современный Англійскій языкъ, а только тѣмъ, кто изучалъ произведенія тогдашней Англійской письменности, съ ея устарѣлыми оборотами и съ ея утратившимися выраженіями. Но въ статью г. Полуденскаго вкрались нѣкоторыя очевидные ошибки, которыхъ нельзя оставить безъ указанія.

Въ описаніи пріема Ченслера Царемъ сказано: «Гости всходили къ столамъ по тремъ ступенямъ, обитымъ дорогими мѣхами», слѣдуетъ читать: «Гости, одѣтые въ дорогіе мѣха, всходили къ столамъ по тремъ ступенямъ»; по тому что, какъ ни великолѣпенъ былъ пріемъ Ченслера, нельзя, однако же, предположить, что на протяжении, достаточномъ для помѣщенія двухъ сотъ человѣкъ, обѣдавшихъ съ нимъ въ этотъ день у Царя, были разостланы дорогіе мѣха. При томъ въ запискахъ о путешествіи Ченслера читаемъ: 29 «съ каждой стороны палаты стояли четыре стола, накрытые очень чистыми скатертями; къ нимъ всходили тремя ступенями: всѣ столы были заняты находившимися тутъ лицами: на всѣхъ гостяхъ были сверху полотняныя платья, подъ которыми были богатые мѣха» (the ghest were all apparelled with linnen without, and with rieb skinnes within).

Посла Царскаго, Осипа Непѣю, не слѣдуетъ называть Воеводой Вологодскимъ Г. Полуденскому не можетъ не быть извѣстнымъ, что Воеводское званіе сопряжено было съ дѣйствительнымъ отправленіемъ Воеводской должности, а что Посламъ Царскимъ, при отъѣздѣ ихъ въ чужія Государства, для большаго почета, присвоивалось званіе Намѣстника. Англичане, разумѣется, не понимали, что Осипъ Непѣя не былъ Воеводой, т. е., Правителемъ Вологды, а только, на время своей поѣздки въ Англію, получилъ титулъ Намѣстника Вологодскаго,

29 The newe Nauigation and disconerie of the kingdome of Moscouia by the Northeast, in the yeere 1553: Enterprised by Sir Hugh Willoughbie knighf, and perfourmed by Richard Chancelor Pilot maior of the voyage. Wrilten in Latine by Clement Adams.

 

 

13

чтобы, по возвращенiи въ Россію, опять сдѣлаться Осипомъ Непѣею Вологжаниномъ, т. е., однимъ изъ городовыхъ Вологодскихъ Дворянъ.

Отправленнаго въ Англію съ Сэромъ Ѳомою Рандольфомъ Русскаго Посла, Г. Полуденскій называетъ Андреемъ Савинымъ, очевидно руководствуясь Англійскимъ правописаніемъ (Sauine), которое; было также принято и Карамзинымъ въ Исторіи Государства Россійскаго. Но въ древнихъ спискахъ служилаго Дворянства 30 не встрѣчается Савиныхъ, есть только Саввины и Совины; фамилія первыхъ, очевидно, происходитъ отъ имени Савва, довольно часто попадающагося въ нашихъ родословныхъ. Такъ, напр., Князь Иванъ Сова Ѳодор. Шелешпанскій, Князь Михайло Черный Сова Иван. Засѣкинъ, Александръ Сова Конст. Беззубцевъ, правнукъ Ѳедора Кошки и праправнукъ Андрея Кобылы (родоначальниковъ дома Романовыхъ).31 Впрочемъ, всякое сомнѣніе относительно имени Русскаго Посланника устраняется подлинниками четырехъ Царскихъ грамотъ, 31 хранящимися въ Лондонскомъ Королевскомъ архивѣ, въ которыхъ онъ вездѣ называется Андрей Григорьевичъ Совинъ.

Напрасно Г. Полуденскій, въ разсказѣ о Посольствѣ Сэра Еремѣя Бауса, въ 1583 году, говорить: «Въ это время Датчане, завидуя торговымъ привилегіямъ, дарованнымъ отъ Русскаго Царя Англичанамъ, склонили на свою сторону Дьяка Щелкалова и другихъ.» Въ запискахъ своихъ 33 Баусъ обвиняетъ не Датчанъ (Danes), а Нидерландцевъ (Dutch men), въ подкупѣ Боярина Никиты Романовича (Юрьева), Богдана Бѣльскаго и Канцлера (Думнаго Дьяка) Андрея Щелкалова. Слово Dutchman, въ настоящее время исключительно значитъ Голландецъ; въ прежнее время оно иногда имѣло значеніе

30 Алфавитный указатель фамилій и лицъ, упоминаемыхъ въ боярскихъ книгахъ. M. 1853.

Родословная книга по тремъ спискамъ, въ 10 й книгѣ «Временника Императорскаго Московскаго Общества Исторіи и Древностей Россійскихъ» М, 1861, стр. 42, 88, 236.

32 1-я отъ 20 Іюня 1689, изъ Вологды; 2-я отъ Августа 1671, изъ Слободы (Александровской); 3-я отъ 24 Октября, 1671, изъ Москвы; 4-я отъ Мая, 1672, изъ Старицы (London. State Paper Оfice. Russia. Auntient Royall Letters).

33 A briefe discourse of the voyage of Sir Jerome Bowes knight, her Maiesties, ambassadour to Juan Vassiliuich the Emperour Muscouia, in the yeere 1583.

 

 

14

Нѣмецъ или даже Датчанинъ; такъ, на пр., Горсей разсказываетъ (на стр. 194), что Царь прогнѣвался на поселенныхъ въ Москвѣ «Нѣмцевъ иди Ливонцевъ» (against those Duchés or Livonian people), a въ другомъ мѣстѣ (на стр. 239), что въ Копенгагене его представилъ Королю «Фридриху» Датскій Канцлеръ Рамелій (Ramelions the Duch chancelor); но въ этомъ случаѣ идетъ рѣчь не о Датчанахъ, а именно о Голландцахъ или Нидерландцахъ. Противъ словъ Бауса: «тогда были разные иностранцы, въ особенности некоторые Нидерландскіе (Dutch) купцы, которые вступились (intruded themselues) въ торговлю въ этихъ странахъ», Гаклюйтъ на полѣ дѣлаетъ выноску: «Голландцы (the Hollanders) вступаются въ нашу торговлюВъ одномъ изъ 4 наказовъ, данныхъ Баусу при отъезде его изъ Лондона, 34 сказано, между прочимъ: «Нидерландцу Ивану де Валю (the Dnche man John oe Wale), который старается подорвать торговлю Ея Величества (Королевны Англійской), не только дозволяется продолжать торговлю въ противность сказаннымъ повольностямъ (Англичанъ), но онъ остается даже свободенъ отъ всякихъ пошлинъ.» А Иванъ де Валь, или, какъ онъ названъ въ нашихъ посольскихъ дѣлахъ «Иванъ Девахъ Бѣлобородъ» былъ «Ишпанскіе земли гость», следовательно, ни какъ не Датчанинъ, a Нидердандскій купецъ изъ «Антропа города», т. е., изъ Антверпена.

По поводу этого же самаго де Валя, котораго Г. Полуденскій, не извѣстно по чему, называетъ Велемъ, встрѣчается въ статье Г. Полуденскаго весьма странное недоразумѣніе: въ ней сказано, что, во время коронованія Ѳедора Ивановича (въ 1584 г.), Горсей «былъ приглашенъ ко Двору вмѣстѣ съ Нидерландскимъ купцомъ Велемъ и однимъ Испанцемъ.» Изъ записокъ же самого Горсея оказывается, что Мильтонъ (или Г. Полуденскій?) принялъ одно лицо де Валя, бывшаго Испанскимъ подданнымъ и Нидерландскимъ купцомъ, за двухъ разныхъ лицъ, Испанца и Нидерландца. Горсей (на стр. 275) говоритъ: «Въ это время вышепомянутый господинъ Еремѣй Горсей, пребывая въ Россіи на службѣ ея Превосходнѣйшаго Величества Королевы (Англійской), былъ призванъ предъ Царя, сидѣвшаго на своемъ Царскомъ сѣдалищѣ. Подобнымъ же образомъ тогда же былъ призванъ знаменитый Нидерландскій купецъ (merchant оf Netherland) по имени Иванъ де Валь, незадолго передъ тѣмъ прибывшій въ Мос­

34 Headès of instructions for Sir Hierom Bowes to Russia. (London. State Paper Office, Russia).

 

 

15

кву и выдававшій себя за подданнаго Испанскаго Короля. Некоторые изъ Бояръ хотѣли дать предпочтенiе этому подданному Испанца передъ Господиномъ Горсеемъ, слугою Королевны Англійской. На это Господинъ Горсей ни какъ не хотѣлъ согласиться, говоря, что дастъ отрубить себѣ ноги по колена, прежде чемъ допуститъ подобное оскорбленіе его Государынѣ, Ея Королевнину Англійскому Величеству, чтобы онъ поднесь Царю подарокъ въ следъ за подданнымъ Короля Испаній, или чьимъ бы то ни было.»

Г. Полуденскій пишетъ, что «за две мили до Москвы встретили Бауса четыре сановника съ двумя стами лошадьми.» О подобной встрече съ целымъ табуномъ лошадей Баусъ нигде не упоминаетъ. Правда, онъ говорить, что, «не доезжая двухъ миль до Москвы, Посланника встретили четыре значительные дворянина» (gentlemen of good account), но дворяне эти были «сопровождаемы двумя стами всадниковъ, а не двумя стами лошадей, по тому что въ последнемъ случае у Бауса стояло бы «не единственное: «two hundred horse», а множественное «two handred horses».

Наконецъ Г. Полуденскій, разсказавъ, какъ Баусъ получилъ отпускъ отъ Царя Ѳедора Ивановича, говорить: «Щелкаловъ торопилъ Посла вь выезду, снова дѣлалъ ему всякія оскорбления, посылалъ оказать, что Англійскій Король умерьИзъ этихъ словъ можно предположить, что Щелкаловъ не зналъ, кто въ то время занималь Англійскій Престолъ, Король, или Королева? и что онъ прислал сказать Баусу, что «Англійскій Король умерь», чтобы этимъ ложнымъ извѣстіемъ торопить выѣздъ Посла. Но Щелкаловъ былъ Думнымъ Дьякомъ Посольскаго Приказа; отъявленнымъ противникомъ Англичанъ и даже, по словамъ самого же Г. Полуденскаго, склоненъ на сторону Датчанъ (т. е., Нидерландцевъ); наконецъ личнымъ врагомъ Бауса, изъ за котораго, какъ говорить также самъ Г. Полуденскій «Іоаннъ, больно избилъ его и грозилъ казнію ему и всему его роду.» Какъ же было Щелкалову, одному изъ самыхъ искусныхъ дельцовъ той эпохи, который при трехъ Царяхъ: Іоаннѣ, Ѳеодоре и Борисе, былъ «человекъ великой», у котораго была «Царская печать въ рукахъ,» и который «писалъ, что хотѣлъ»  35 въ грамотахъ къ  иноземнымъ

35 Статейный списокъ прiѣзда и пребыванія въ Pocсiи Англiйскаго посла Елизара Флетчера, въ 8 книге Временника Московскаго Общества Исторій и Древностей Россійскихъ M. 1850, стр. 57 и 71. Этотъ статейный

 

 

16

Государямъ, какъ же ему было не знать, что въ Англіи въ это время царствовала «Королевна Елисавета, Божіею милостію Аглинская, Ѳранцовская, Хипернская, оборонительная Христіянской, Веры и иныхъ». 36

Если бы Г. Полуденскій справился хотя у Карамзина, то нашелъ бы, что «Щелкаловъ велѣлъ сказать Баусу въ насмѣшку: «Царь Англійскій умеръ!» и понялъ бы, что рѣчь идетъ не объ Англійскомъ Королѣ, а объ Иванѣ Васильевичѣ Грозномъ, и что въ названіи его Англійскимъ Царемъ Щелкаловъ выразилъ всю свою злобу и на Царя, за его уступки Англичанамъ, и на Англичанъ, за ихъ требованія.»

Нужно замѣтить, что Русскій титулъ «Царь» въ Англійскихъ книгахъ того времени часто переводится словами «Еmреror, Император», или «King—Король.» Но въ извлеченіяхъ изъ историческихъ сочиненій требуется передача смысла, а не переводъ буквальнаго значенія словъ.

 

Обращаюсь теперь къ Мильтонову изложенію последней главы: «О первомъ открытіи Северо-Востока Россіи въ 1558 году Англійскими Посольствами и сношеніяхъ съ Русскимъ Дворомѣ во 1604. г.» Въ сборникахъ Гаклюйта и Перчаса находится непрерывный рядъ записокъ Англійскихъ Посланиковъ, гонцовъ и гостей, объ этихъ сношеніяхъ зa все это время. Следовательно, Мильтону предстоялъ только трудъ передать съ точностью и въ хронологической последовательности извѣстія, заключающіяся въ этихъ запискахъ; последнее онъ исполнилъ, но въ нѣкоторыхъ случаяхъ отступил отъ точнаго смысла подлинныхъ источниковъ».

Описывая первое отплытіе Англичанъ на Сѣверовостокъ, Мильтонъ разсказываетъ, что «снаряжены были три корабля, обитые жестью, чтобы находящіеся въ Сѣверномъ океане черви не проточили ихъ; ...» «Сэръ Гегь Вилоуби..... былъ избранъ Адмираломъ, а глав-

списокъ изготовленъ и отпечатанъ былъ уже мною, какъ приложеніе къ Флетчеру въ «Чтеніяхъ,» но, послѣ погрома ихъ въ 1848 г., поступилъ во «Временникъ,» безъ всякой оговорки со стороны Г-на Бѣляева, а какъ его дело и дѣлаяіе. И не одинъ этот документъ , попалъ совершенно случайно во «Временникъ», наготовленный вовсе не для него. О. Б.

36 Грамота 20 Іюня, 1569 (British Museum. Cotton. Nero B.. XI, fol. 316, 317).

 

 

17

мымъ Капитаномъ назначенъ Ричардъ Ченслеръ... 20 Мая; 1553 года, былъ назначенъ отъѣздъ..... Послѣ нѣкотораго плаванія, путешественниковъ постигла сильная буря, такъ что корабли потеряли другъ друга изъ виду.... одинъ изъ нихъ потонулъ. Сepъ Гегъ Уилоби продолжалъ свое странствованіе до 18 Сентября, и рѣшился пристать къ бepery, гдѣ бы провести зиму;... Изъ найденнаго на этомъ корабле завѣщанія Сера Гега Уилоби видно, что онъ въ Генварѣ месяце былъ еще живъ, но въ последствiи всѣ замерзли. Это было у береговъ Лапоніи, въ пристани Арзинѣ, где черезъ годъ корабль найденъ рыбаками. Находивнійся въ то время въ Москве Англійскій Агентъ сoбралъ уцелѣвшія тѣла, все что осталось на корабле, и отправилъ обратно въ Англію, но корабль со всѣмъ, что на немъ было, погибъ дорогой.»

Историкъ Ченслера, Климентъ Адамсъ, учитель пажей Королевны Елисаветы (Clement Adams, schoolemaster to the queenes hensh men), выхваляя заботливость купцовъ, снаряжавшихъ три корабля, и корабельныхъ мастеровъ, строившихъ эти корабли, говорить: «между прочимъ, одинъ изъ нихъ делаютъ они особенно прочнымъ и крепкимъ, посредствомъ отличнаго и замысловатаго изобрѣтенія. Они слыхали, что въ нѣкоторыхъ частяхъ Океана водится особенный родъ червей, которые протачиваютъ и проѣдаютъ самый твердый дубъ; по этому, чтобы предохранить корабелыциковъ и прочихъ, отправлявщихся въ путь, отъ этой опасности, они обшиваютъ часть корабельнаго киля тонкими листами свинца (lhinne sheetes of leada).» Cледовательно, не все три корабля были обиты жестью (tin), а только киль одного изъ нихъ былъ обшить свинцомъ (leade).

Изъ дневника найденнаго на корабле, на которомь замерзъ Уилоби, 37 видно, что главнымъ Капитаномъ флотиліи (captaine generall of the fleete) былъ Уилоби, a что Чинслеръ былъ только главнымъ штурмномъ (pilot maior of the fleete). Впрочемъ, Уилоби Адамсъ даетъ, также титулъ Адмирала (admirall).

Число, назначенное для отплытія флотиліи изъ Радклифа (Radcliffe), по словамъ Адамса, действительно было 20 Мая;  но въ вышеупомянутомъ дневнике Вилоубія сказано, что корабли вышли изъ

37 Ghe true copie of a note found writtеn in one of the twos hips to wit the Speranza, which wintereg in Lappia, where Sir Hugh Willoughby and all his companions died, being frozen to death. Anno 1553.

 

 

18

Радклифа 10 Maя, прошли мимо Гринвича 11-го, а изъ Темзы вышли 22-го.

Въ томъ же дневнике, после описанія бури, случившейся со 2-го на 3-е Августа, читаемъ: «Какъ только занялся день и разсѣялся туманъ, мы осмотрѣлись кругомъ и увидѣли наконецъ подъ вѣтромъ (tо Lecward of vs) одинъ изъ нашихъ кораблей: оказалось, что это «Confidencie» (Bona Conxidentia); но «Edward'a» (Edward Bonaventura, на которомъ находился Ченслеръ) мы не могли отыскать. Такъ какъ вѣтеръ несколько утихъ, то мы съ Конфиденцией 4-го числа распустили паруса и поплыли на С С. В» Съ того времени корабль Уилоби, Бона Эсперанса, не разлучался более съ Бона Конфиденціей, и 18-го Сентября, около месяца послѣ того, какъ Ченслеръ на третьемъ корабле, Эдуардѣ Бонавентурѣ, присталъ къ монастырю Св. Николая, оба  корабля вошли въ гавань, «длиною мили на двѣ  врезывавшуюся въ материкъ и имевшую съ полмили ширины.» Тамъ остались они на зимовку и тамъ «в лето 7063 по зимѣ заморскіе Корелы нашли на Мурманскомъ море два корабля, стоятъ на якоряхъ въ становищахъ, а люди на нихъ всѣ мертвы, а товаровъ на нихъ много.» 38

Англичанинъ, пріѣзжавшiй въ Россію въ 1557 году описывая плаваніе свое изъ Англіи, упоминаетъ, что онъ плылъ «мимо мѣста, где Серъ Гигъ Уилоби погибъ со всеми своими спутниками и которое называется «Arzina reca», T е., река Арзина. Следовательно, эта была не пристань Арзина, но губа, образуемая устьемъ реки Арзины или Варзины, при впаденіи ея  въ Северный Океанъ.

Дальнейшая судьба двухъ замерзшихъ кораблей довольно любопытна: они были отпущены въ Англію въ 1556 году, вместе съ кораблемъ Ченслера, на которомъ ехалъ первый Русскій Посланникъ въ Англію, Осипъ Григорьевичъ Непея 39 Такимъ образомъ опять на время соединилась флотилія, за три года передъ тѣмъ отплывшая изъ Англіи: но около Норвежскихъ береговъ Бона Эсперанса и Бона Конфиденсія были принуждены остановиться, и последнiй корабль,

38 Древняя Россійская Вивліофика (изд. 2) XVIII. Лѣтописецъ Двинской, стр. 12.

39 A discourse of the honourable receining in England of the first Ambassador from the Emperor of Rossia, in the yeere of Christ 1556, and in the third yeere of the raigne of Queene Marie, seruing for the third voyage to Moscouie Registred by Master John Jncent Pretonotarie.

 

 

19

въ виду Ченслера, былъ разбитъ о скалы, Эдуардъ Бонавентура также потонулъ въ виду Шотландскихъ береговъ и накодившійся на немъ Напея едва не погибъ. Четвертый, плывшій съ ними корабль, проплывалъ на Норвегію, только на следующую весну прибылъ въ Лондонъ. Что сталось съ Бона Эсперансой, на которомъ ехало 24 пассажира, въ томъ числѣ 10 Русмктхъ, и находилось товаровъ Английскихъ купцовъ на 6 тысячь фунтовъ стерлинговъ, не могли узнать. 40

Следовательно; изъ бывшихъ подъ начальствомъ Уилоби трехъ кораблей ни одинъ не потонулъ въ 1553 году. Откуда же могь Мильтонъ взять свое известіе? Это объясняется  разсказомъ Адамса, что во время бури, разлучившей Уилоби съ Ченслеромъ, «Адмирадьскій катеръ (thé shippe boate of the Admirall), ударившись о корабль, пошелъ ко дну въ виду корабельщиковъ Бонавентуры».

Въ описаніи прiѣзда Ченслера и его пріема въ Москвѣ также есть неверности. До полученія Царскаго Указа о пріѣзде Ченслера въ Москву, жители не только не предлагали ему сами проводниковъ и лошадей, чтобы доставить его въ Москву, но напротивъ, «местные правители откладывали его отъѣздъ день ото дня, то говоря, что должны дождаться согласія всехъ Воеводь, тo, что не могутъ дать отвѣта за великими Государственными дѣлами.» Ченслеръ действительно былъ отпущенъ съ Холмогоръ прежде полученія на то Указа Царскаго, но,это было только благодаря его упорному настоянію, когда «онъ объявилъ, что, если его не отпустятъ, то онъ уедетъ и будетъ продолжать свое путешествіе, такъ что Москвитяне (хотя еще они и не знали воли своего Царя), опасаясь, что Англичане въ самомъ деле уедутъ съ товарами, которыхъ имъ очень хотелось, решились наконецъ, снабдить ихъ всѣмъ нужнымъ и проводить сухимъ путемъ къ своему Царю.

Весьма (сомнительно, чтобы; вопреки тогдашнему обычаю Русскаго Двора, принимая Ченслера, «Царь взялъ изъ его рукъ грамоту.» Ченслеръ въ своихъ запискахъ просто говоритъ, что «отдалъ свою грамоту» (my letter cleliured), а изъ записокъ Бауса видно,

40 The voyage of M. Stephen Burrough, An. 1557, from Colmogro to Wardhouse, with was sent to seeke the Bona Esperanza, the Bona Confindentia, and the Philip ad Mary, which were not heard of the yeere before.

 

 

20

что обычай требовалъ, чтобы Посланники передавали грамоты Думному Дьяку, который уже подносилъ ихъ Царю. Не видно также изъ записокъ Ченслера, чтобы «передъ отпускомъ Секретарь снялъ: шапку, все присутствовавшіе сдѣлали то же, и онъ поднесь подарокъ Ченслеру.» Напротивъ Ченслеръ пишетъ: «Канцлеръ (т.е., Думный Дьякъ) поднесъ мой подарокъ Его Величеству, снявъ шапку; тогда какъ передъ тѣмъ всѣ оставались накрытыми головами.» При томъ подарки давались Посланникамъ не во время пріема ихъ, а присылались имъ на домъ послѣ отпуска ихъ Царемъ. Во время Царскаго пріема Ченслеру, по его собственнымъ словамъ, «ему велѣно было не иначе говорить Великому Князю, какъ когда Великій Князь говорилъ ему.» Простой смыслъ этихъ словъ у Мильтона (или у Г. Полуденскаго?) переданъ такъ: «ему (Ченслеру) между прочимъ было запрещено начинать рѣчь въ присутствiи Царя и ожидать, пока онъ предложитъ вопросъ.» Что же дѣлалъ Ченслеръ, если ему нельзя было самому начинать речь, и въ то же время запрещалось и ожидать вопросовъ Царя?

Въ 1557 году флотиліею, на которой возвратился изъ Англіи Царскій Посолъ Непея, действительно начальствовалъ Антонъ Дженкинсонъ, «дворянинь много путешествовавший» (Anthonie Jenkinson Gentleman, a man well trauelled); 41 на тѣхъ же корабляхъ ѣхало еще нѣсколько Англичанъ, желавшихъ поступить на Царскую службу. Послѣдніе, вмѣстѣ съ Непеею, отиравились изъ монастыря Св. Николая въ Холмогоры 20 Июля, а оттуда выѣхали 29-го въ Москву, куда прiѣхали 12 Сентября. Дженкинсонъ же оставался съ 12 Июля до 1 Августа у монастыря Св. Николая и пріѣхалъ въ Холмогоры не прежде, какъ отправивъ свои четыре корабля обратно въ Англію, изь Холмогоръ онъ выѣхалъ І5; Августа, на пути останавливался въ Вологдѣ (съ 20 Сентября до 1 Декабря), и только 6 Декабря пріеѣалъ въ Москву, гдѣ былъ принятъ Царемъ и въ первый разъ у него обѣдалъ въ самый день Рождества, т. е., 25 Декабря.. До выѣзда своего изъ Москвы (въ Апреле 1558 года) онъ еще два раза былъ на Царскихъ обѣдахъ: въ Крещенье (6 Генваря) и на третій день Св. Пасхи. (12 Апрѣля).

41 А. Letter of the Company of the Marchants aduenterers to Russia unto George Willingworth, Richard Gray, and Henry Lane, their Agents there, to be deliuered in Colmogro or els where; sent in the John Euangelist (въ Маѣ 1557 года).

 

 

21

Замѣчательно,  что Мильтонъ упоминаетъ, что во время обеда Дженкинсона у Царя «шесть пѣсенниковъ  пропѣли три  пѣсни.» Именно на этомъ обеде, бывшемъ 14 Ceнтября, Дженкинсонъ не могъ присутствовать, по тому что въ это время еще не былъ въ Москвѣ, а находился на пути, между Устюгомъ и Вологдою. На этомъ обѣдѣ были только тѣ Англичане, которые пріѣхали  съ Непеей и изъ которыхъ одинъ, оставивший довольно любопытныя замѣтки о всемъ видѣнномъ и слышанномъ имъ въ Россіи;  (разсказываетъ объ упоминаемомъ у Мильтона обѣдѣ съ шестью пѣсенниками. Академикъ Гамель предполагаетъ что этотъ Англичанинъ был Робертъ Бестъ, и догадка эта весьма правдоподобна, по тому что, въ бытность Heпеи въ Лондоне, Бестъ находился при немъ переводчикомъ. Во всякомъ случаѣ этотъ Англичанин, какъ видно изъ его записокъ, отправился 14 Апреля, 1558 года; въ Англію, тогда какъ Дженкинсонъ 23 числа того же мѣсяца отплылъ изъ Москвы въ Коломну, чтобы оттуда Окою и Волгою плыть въ Каспійское море.

 

У Мильтона, или, по крайней мѣрѣ, у Г. Полуденскаго, вовсе не упомянуто о путешествіи Дженкинсона  въ Бухару. Между тѣмъ, не говоря о томъ, что Дженкинсонъ первый распустилъ Англійскiй флагъ на водахъ Каспійскихъ, путешествіе это 42 любопытно и собственно въ отношеніи къ Россіи уже и по замѣткамъ Дженкинсона о всѣхъ городахъ, мимо которыхъ онъ плылъ Окою и Волгою до Астрахани, о торговлѣ этихъ городовъ, о племенахъ, кочевавшихъ вдоль Приволжья, и о тамошнихъ произведеніяхъ. Въ «Исторіи Московіи» слѣдовало упомянуть объ этомъ путешествіи также и потому, что, по окончаніи его, Дженкинсонъ привезъ въ Москву (2 Сентября, 1539) Посланниковъ къ Царю отъ Хановъ Бухары,  Балха и Ургенча. Дженкинсонъ возвратился въ Англію не ранѣе,  какъ черезъ четыре года по прибытіи своемъ въ Россію (9 Мая, 1560 г.).

 

Если Мильтонъ умолчалъ о путешествіи Дженкинсона въ Бухару въ 1558 году, и о путешествіяхъ Англичанъ изъ Россіи въ Персію въ 1563, 1565, 1568 и 1579 годахъ, то не извѣсрно, почему онъ

49 The voyage of Master Anthony Jenkinson, made from the citie of Mosco in Russia, to the citie of Boghar in Bactria, in the yeere 1558, written by himsrlfe to the Merchants of London of the Moscouie companie.

 

 

22

упомянулъ о приѣздѣ Дженкинсона въ Москву въ  1561 году. 43 Д. Дженкинсонъ въ этомъ году прiѣзалъ вь Москву единственно для полученiя Царскаго разрешенiя на проѣздъ въ Персію  не ѣздилъ с цѣлію учредить прямую торговлю съ этой страной, когда до того времени Англійскiн товары шли не иначе, какъ черезъ посредство Венецянцевъ. Для Paссiи это путешествіе Дженкинсона было дѣйствительно замѣчательно по тому, что Дженкинсонъ привезъ въ москву первое извѣстiе о желанiи Грузинскаго Царя отдаться под защиту Россiи. Из этих записокъ eго виднo даже, что онъ обнадежилъ  присланнаго къ нему въ Шемаху Грузинскаго плсданца, въ томъ, что Олссия окажетъ Грузіи помощь противъ грозныхъ ея соседей, Шаха Персидского и Султана Турецкаго. Но объ этомъ обстоятельствѣ, которому, может быть, Россія обязана последующимъ распространенiем своего владычества за Кавказомъ, у Мильтона не упомянуто.

 

Въ третій пріѣздъ свой въ Москву (въ 1566 г.) Дженкинсонъ испросиоъ новую Жалованную грамоту для «Общества купцовъ искателей новыхъ торговлей» (Corporation of Merсhants addenturers for the discouering of new trades). 44   Kpoмѣ прежней повольной и безпошлинной по все Росси, Царь, между прочим, предоставилъ имъ право провозить свои товары во всѣ страны за Каспійскія.

 

Отпуская Дженкинсона въ этотъ разъ, Царь возложилъ на него порyченіе чрезвычайной важности, о которомъ Мильтонъ оііять же умалчивает?» 45 Царь предлагалъ черезъ него Елисаветѣ оборонительный и наступательный союзъ, просилъ ея помощи противъ Польши и присылки изъ Англіи пушекъ, боевыхъ снарядовъ, а также корабельныхъ мастеровъ; наконецъ, просилъ заключения съ Коррлевною тайнаго соглашенія, по которому бы они обоюдно обязались клятвою, на случай бѣды, которая могла бы принудить одного изъ нихъ оставить престолъ, дать ему убѣжище въ своемъ Государствѣ.

43 A compendions and briefe declaration of the, iorney of M. Anth. Jenkinson, from the fafous citie of London into the land of Persia.

44 A very briefe remembrance of a voynge made by M. Anthony Jenkinson, from London to Moscouia, etc. in the yeer 1566.

45 Antho. Jenkinsons message done to the Q. Matie,  from the Emperor of Mosvouia (November 1567). (British Museum, Cotton. Nero. XI, fol. 332.

 

 

23

Говоря о прiѣздѣ Рандольфа въ 1568 году,46 Мильтонъ приписываетъ непріемъ его Царемъ въ теченіи 17-ти недѣль «какому-то подозрѣнію.» Причины, по чему Царь долгое время не принималъ Рандольфа, вовсе не заключались въ подозрѣніяхъ Царя, a въ eго неудовольсвтiи за то, что съ нимъ не пріѣхалъ повѣренный задушевныхъ его думъ, «Онтонъ» Дженкинсонь; 47  при томъ Рандолфъ «уродственнымъ обытчаемъ» не хотѣлѣ сказать Боярамъ: «Есть ли съ нимъ приказъ отъ Королевны о техъ рѣчахъ, что Царь къ 'ней съ Онтономъ приказывалъ?» Кромѣ того, вo время пребыванiя Рандольфа въ Москвѣ, «пришло Божье посланье, повѣтрее.» Срвинъ былъ посланъ въ Англию съ Рандольфомъ для ратификацій написаннаго симъ послѣднимъ и утвержденнаго имъ въ Вологдѣ договора, чтобы къ Ioaнну былъ присланъ Дженкинсонъ, «рѣчамъ которого Царь даетъ болѣе вѣpы, такъ какъ Царь довѣрился ему при самомъ началѣ этого союза любви и дружбы.» 48 Отказъ Елисаветы утвердить договоръ присягою и неприсылка ею Дженкинсона въ Москву до того разгневали Iоанна, что онъ отмѣнилъ всѣ привилегiи Англичанъ, объявилъ, что всѣ ихъ жалованныя «грамоты не въ грамоты,» и что «Московское Государство покаместъ безъ Англинских товаровъ не скудно было». 49

Обо всѣx этихъ обстоятельствахъ, столь важныхъ для исторіи свошеній Pоссiи съ Англіею, Мильтонъ не говоритъ ни слова. О последнемъ пріѣздѣ Дженкинсона въ Россію (въ 1571 году) упоминаетъ онъ также только мелькомъ, тогда какъ личному вліянію этого замѣчательнаго человѣка на Царя, Англичане обязаны были возвращеніемъ своихъ повольностей, а Елисавета возобновлениемъ своихъ дружественныхъ сношеній съ Царемъ Иваномъ Васильевичемъ.

46 The Ambassage, of the right worshipf M. Master Thomas Randolfe, Esquire, to the Emperour of Russia, in the yееге, 1568, briefly written bу himself.

47 Грамота Иоанна к Елисаветѣ -24 Октября, 1570 г. (London. State Paper Office Russia). Въ грамотѣ этой сказано, что окончательные переговоры Рандольф происходили въ Вологдѣ; самъ же Рандальфъ, въ зааискѣ о своемъ посольстве пишет, что велъ ихъ въ «увеселительномъ дворцѣ Слободе» — Александровской (house of his solace Slouoda).

48 The Ambassadours request to the right ho-ll, II. M-r Secretarie, VI Maij, 1570 (British Museum. Cotton. Nero. В. XI. fol 335).

49 Грамота Царя отъ 34 Октября, 1570 г. (London. State Paper Office. Russia).

 

 

24

Для дальнѣйшихъ доказательствъ, какъ чужда «Исторія Московіи» всякаго исторического достоинства, можно бы привести много другихъ важныхъ пропусковъ Мильтона, на пр.: умолчаніе имъ ежегодныхъ пересылокъ Царя Бориса съ Королевною Елисаветою, въ которыхъ впервые сношенія Рocciи съ Англіею утратили характеръ личныхъ одолженій между Государями, или торговыхъ сдѣлокъ съ купцами, а приняли истинный Государственный, дипломатическiй характеръ. Но, кажется, приведенное мною достаточно уже указываетъ на недобросовѣстностъ, Мильтона въ выполненіи имъ заданнаго себѣ труда, на искаженiе часто даже смысла бывшихъ у него обильныхъ и любопытныхъ матерiяловъ на отсутствiе въ немъ всякой исторической критики, и то, что, взявъ на ceбя задачей изобразить состояніе Россiи при восшествіи Михаила, онъ представилъ ее, какою она была въ шестидесятыхъ годахъ XVI века.

 

Исторія Мильтона не удостоилась втораго отдѣльного изданія. Это доказываетъ, что она нашла справедливую оцѣнку между Англичанами, и объясняетъ, по чему oнa сдѣлалась библiографическою рѣдкостiю. Но, стряхая пыль съ этой, давно и заслуженно забытой книги, и представляя изъ нея занимательно написанное иэвлеченіе, въ которомъ сгладились многие изъ промаховъ Мильтона, Г. Полуденскiй придалъ «Исторiи Московiи» новое совершенно несвойственное ей значеніе матеріяла для Русской Исторіи. Въ матеріялахъ историческихъ слѣдуетъ быть особенно осмотрительнымъ: дурной, невѣрный матерiялъ не полезенъ, a вреденъ для любителя Исторіи, по тому что, прежде чемъ убѣдиться, что онъ неверенъ, нужно потратить много времени на сличенiе его с источниками достовѣрными. Невѣрный историческій матеріялъ въ Исторіи есть зло, и обличенiе этого зла составляетъ обязанность всякаго, знакомаго съ подлинными источниками. Вотъ по чему и я взялъ на себя обличеніе невѣрности «Исторіи Мильтона,» руководствуясь въ этомъ случаѣ его же стихами в «Потерянном Раѣ»:

 

......«if what is evil

Be real, why not, known, since easire shunn'd?»

 

 

 

Тo есть:

 

«Если что действительно дурно, За чѣмъ не знать, что оно дурно, чтобы легче его избѣгнуть?»

 

Юрiй Толстой.