Свирелин А. О разорении Переславского Данилова монастыря и вотчин его поляками и литовцами // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских, 1859. – Кн. 2. – Отд. 5. – С. 9-13.

 

ЧТЕНIЯ

 

въ

ИМПЕРАТОРСКОМЪ

ОБЩЕСТВЕ

ИСТОРIИ И ДРЕВНОСТЕЙ РОССІЙСКИХЪ

ПРИ

МОСКОВСКОМЪ УНИВЕРСИТЕТѣ.

Повременное изданіе.

1859.

АПРЕЛЬ-IЮНЬ. КНИГА ВТОРАЯ.

МОСКВА.

ВЪ УНИВЕРСИТЕТСКОЙ ТИПОГРАФІИ.

 

 

о

РАЗОРЕНІИ ПЕРЕСЛАВСКАГО ДАНИЛОВА МОНАСТЫРЯ И ВОТЧИНЪ ЕГО ПОЛЯКАМИ И ЛИТОВЦАМИ.

 

 

Нашествіе Поляковъ и Литовцевъ на наше отечество, сопровождавшееся ужасными опустошеніями въ немъ, коснулось и скромной обители преподобнаго Даніила, и отозвалось въ ней горькими послѣдствіами. Вотъ что повѣствуютъ объ  этомъ нашествіи монастырскіе документы. *

Въ грамотѣ царя Михайла Ѳедоровича въ Даниловъ монастырь отъ 7123 года (1615), февраля 28, прописано челобитье архимандрита съ братiею слѣдующаго содержанія : «Въ Переславлѣ стояли Польскіе и Литовскіе люди, Сапѣта съ товарищи, монастырь выжгли и храмы разорили, и монастырскiя жалованныя грамоты, и вотчинныя крѣпости, изодрали». Такимъ образомъ буйныя толпы Поляковъ и Литовцевъ не пощадили св. обители, не уважили самыхъ храмовъ Божіихъ, лишили на время скромныхъ мѣстъ жительства братію; варварская рука ихъ простерлась, по видимому, на самыя безцѣнныя для нихъ вещи, на грамоты и крѣпости. Господь помиловалъ только саму братію. Ни одинъ изъ братіи монастырской не былъ жертвою буйства ихъ, ни одинъ не преданъ былъ ими пыткамъ и не казненъ. Ни въ челобитной братіи царю Михаилу Ѳедоровичу, ни въ переписи губнаго старосты (1610 г.), сколько въ монастырскихъ вотчинахъ было изсѣчено людей, ничего о томъ не говорится.

Опустошеніе въ вотчинахъ Данилова монастыря было гораздо ужаснѣе. Здѣсь не было пощады никому и ничему. Крестьяне, попавшіеся имъ, были сѣчены, или умерщвляемы, домы ихъ были разграбляемы, или сожи-

* Такихъ документовъ въ монастырскомъ архивѣ находится три: двѣ грамоты царя Михаила Ѳедоровича отъ 1615 года, и особенная книга стариннаго письма подъ № 118 прежней описи.

 

 

 

10

гаемы, скотъ всякаго рода былъ уводимъ; кто не хотѣлъ даться имъ живой въ руки, тотъ бѣжалъ, куда глаза глядятъ; женщины, схвативъ своихъ дътей, оставляли мужей и хозяйство свое въ жертву варварамъ, и скитались по міру : вѣздѣ слышны были стонъ и слезы, повсюду ужасъ и смятеніе. Сохранилось для насъ подробное описаніе * злодѣйствъ и грабительствъ Поляковъ въ вотчинахъ Данилова монастыря, составленное въ 1610 году, октября 28, по приказу государя и великаго князя, Василiя Ивановича Шуйскаго, губнымъ старостою, Осипомъ Дахинымъ. Выписываемъ его тѣмъ охотнѣе, что оно касаегся исторіи нашего отечества. Описаніе это было писано порознь, по слѣдующимъ статьямъ:

1. Село Романово. Въ немъ остались цѣлыми послѣ разоренія Поляками: храмъ Воздвиженія честнаго Креста, дворъ монастырскій, дворъ поповъ, да жилыхъ дворовъ крестьянскихъ 16,  животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люди; да въ томъ же селѣ осталось 5 дворовъ пустыхъ, и крестьяне изъ нихъ выбѣгли безъ вѣсти, да три крестьянина посѣчены до смерти, а жены и ихъ дѣти скитаются по міру.

2. Деревня Любимцево. Въ ней жилыхъ дворовъ 7, а животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люди; пустыхъ дворовъ 7, крестьяне 6 дворовъ выбѣгли безъ вѣсти, 7-й сѣченъ, а жены и дѣти скитаются по міру.

3. Деревня Борисово. Въ ней дворъ монастырской, да жилыхъ крестьянскихъ дворовъ 7, а животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люди, пустыхъ дворовъ 2. Крестьянинъ одного двора ушелъ въ село Рязанцово, въ вотчину князя Василья Романовича Борятинскаго, а крестьянинъ 2-го двора пропалъ безъ вѣсти.

4. Село Будовское. Въ немъ храмъ во имя Николая Чудотворца, дворъ монастырской, дворъ поповъ, да жилыхъ крестьянскихъ дворовъ 10, а животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люди, пустыхъ дворовъ 4, и крестьяне ихъ выбѣгли безъ вѣсти, да 3 крестьянина посѣчены, а жены ихъ скитаются по міру.

5. Деревня Оникеево. Въ ней жилыхъ дворовъ 5, а животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люди. Пустыхъ дворовъ 1, крестьянина его изсѣкли паны, а жена и дѣти ходятъ по міру.

6. Село Биберево. Въ немъ храмъ во имя Архистратига Михаила, дворъ монастырской, да дворъ поповъ, да жилыхъ крестьянскихъ дворовъ 10, а -животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люда, пустыхъ дворовъ 5, изъ нихъ 4 крестьянина убыли безъ вѣсти, а пятаго ссѣкли паны, а жена его по міру ходитъ.

* Такое описаніе хранится въ особенной рукописной книгѣ подъ № 118 прежней описи.

 

 

 

11

7. Деревня Загорье. Въ ней дворъ монастырскій, да жилыхъ дворовъ крестьянскихъ 9, а животы ихъ пограбили воры, Литовскіе люди ; пустыхъ дворовъ 5, а крестьяне ихъ выбѣгли безъ въсти.

8. Деревня Кичибухино. Въ ней жилыхъ дворовъ 12, а животы изъ нихъ пограбила воры, Литовскіе люди, пустыхъ дворовъ 10, и крестьяне изъ нихъ выбѣгли безъ вѣсти.

9. Деревня Лѣжнево. Въ ней жилыхъ дворовъ 4, а животы изъ нихъ всѣ пограбили воры, Литовскіе люди; пустыхъ дворовъ 3, изъ нихъ двое крестьянъ выбѣгли безъ вѣсти a третій со всѣмъ семейством ь вымеръ.

10.  Деревня Савелово. Въ ней жилыхъ дворовъ 6, а животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люди; пустыхъ дворовъ 4, изъ нихъ трое крестьянъ выбѣгли безъ вѣсти, а четвертаго ссѣкли паны, а жены и дѣти ходятъ по міру.

11. Сельцо Троицкое. Въ немъ храмъ Жавоначальная Троица, дворъ монастырской, дворъ поповъ, жилыхъ дворовъ 2, пустыхъ дворовъ 2, а крестьянъ послѣднихъ паны изсѣкли до смерти, а жены ихъ в дѣти ходятъ по міру безъ вѣсти.

12. Деревня Воргуша. Въ ней дворъ монастырской, да жилыхъ дворовъ 10, а животы ихъ разграбили воры, Литовскіе люди; пустыхъ дворовъ 7, и крестьяне изъ нихъ всѣ разошлись безъ вѣсти.

13. Сельцо Рушиново. Въ немъ храмъ Рождество Христово, развалился, дворъ монастырской, жилыхъ дворовъ 3, а животы изъ нихъ пограбили воры Литовскіе.

14. Деревня Григорово вся пуста, всю выжгли паны, воры Литовскіе; жили въ ней 4 крестьянина, и тѣ пошли по міру безъ вѣсти.

15. Деревня Щербинино Въ ней жилыхъ дворовъ 7, пустыхъ 1, а владельца его паны изсѣкли, животы всѣ пойманы, а жена и дитя пошли по міру безъ вѣсти.

16. Село Усолье. Въ немъ храмъ ІІреображеніе Спасово, дворъ поповъ, a монастырскій сожгли паны; жилыхъ дворовъ 14, а животы изъ нихъ, пограбили воры Литовскіе; пустыхъ дворовъ 11, и владѣльцы ихъ разошлись безъ вѣсти.

17. Слободка Луговая. Въ ней жилыхъ крестьянскихъ дворовъ 9, а животы изъ нихъ пограбили воры, Литовскіе люди; погорѣлыхъ дворовъ 3, а владельцы ихъ всѣ живутъ на посадѣ, а государева тягла съ своихъ дворовъ и мѣстъ не тянутъ.

18. Слободка Подмонастырная. Живутъ въ ней монастырскiй дьячекъ, иконникъ, казенный мастеръ, часовникъ, конюхи, повары, квасовары и хлѣбенные люди.

 

 

 

12

19. Село Самарово. Въ немъ тяглыхъ крестьянъ 19, и то село воры, Литовскіе люди, выжгли, а крестьянъ высѣкли 74 человъка, остался въ немъ храмъ Іоакима и Анны, да пять дворовъ бобыльскихъ. Послѣ посѣченныхъ крестьянъ хлѣбъ въ гумнахъ изъ поля развезли весь Русскіе ратные люди, а жены и дѣти ихъ разошлись по міру, безъ вѣсти, в сыскать ихъ невѣдомо гдѣ.

 

Изъ сей ведомости * видно, что всѣ села и деревни, состоявшiя въ то время въ вотчинахъ Данилова монастыря, испытали опустошеніе Поляковъ и Литовцевъ. Раздѣльнѣе число оставшихся послѣ разоренія ихъ храмовъ Божіихъ, жилыхъ дворовъ крестьянскихъ и монастырскихъ, также пустыхъ дворовъ, и погорѣвшихъ, и изсѣченныхъ крестьянъ, не считая пропавшихъ безъ вѣсти, можно представить въ слѣдующемъ видѣ:

Оставшихся, но разоренныхъ, храмовъ Божіихъ                              7

Оставшихся монастырскихъ дворовъ, прежде разоренныхъ            8

Оставшихся поповскихъ, прежде разоренгыхъ                                 5

Жилыхъ крестьянскихъ дворовъ, прежде разоренныхъ                136

Сожженныхъ монастырскихъ дворовъ                                              1

Пустыхъ дворовъ крестьянскихъ, безъ жителей 58 Погорѣвшихъ дворовъ: въ деревнѣ Григоровѣ 4 двора, въ сло-

бодкѣ Луговой 3, да село Самарово изъ 19 дворовъ, всего 26

Изсѣченныхъ крестьянъ 98

Послѣ Сапѣгина разоренія разбѣжавшіеся крестьяне вотчинъ Данилова монастыря нѣкоторые вскорѣ возвратились на прежнія мѣста своего жительства, a другіе, въ числѣ 47 человѣкъ, ** не считая женъ и дътей ихъ, жили за семействами другихъ, по другимъ уѣздамъ, селамъ и деревнямъ, и не шли болѣе жить на прежнія мѣста свои, не смотря на зовъ братiи монастыря. Архимандритъ Корнилій съ братіею подаль въ 1615 году царю Михаилу Ѳедоровичу челобитье и просилъ его возвратить бѣглыхъ крестьянъ Данилова монастыря на прежнія мѣста ихъ жительства. Въ

* На сей  переписи съ губнымь старостою были: ceлa Краснова попъ Семеонъ съ нѣкоторыми крестьянами, села Михалова попъ Михайло, села Добрилова попъ Ѳедоръ, да государевыхъ дворцовыхъ селъ: Большой Бремболы попъ Данило, Малой Бремболы попъ Семенъ.

** Такъ въ Переславскомъ уѣздѣ за Петромъ за Пивовымъ въ Яковлевѣ жило 3 человѣка, въ селѣ Багримовѣ 8, въ деревнѣ Палицинѣ 1, въ селѣ Петровскомъ 3, на яму, въ Переславлѣ на посадѣ, 5. И того 21. Въ Юрьевскомъ уѣздѣ за бояриномъ княземъ Дмитріемъ Пожарскимъ, въ селѣ Лучинскомъ и въ деревнѣ Набайдаловѣ 8, въ селѣ Начагинѣ 8, въ Горкахъ 2, въ Савельевѣ 2. И того 20. Въ Суздальскомъ уѣздѣ 5, въ Ярославскомъ уѣздѣ 1. Всего 47.

 

 

 

13

слѣдствіе этого челобитья отъ царя Михаила Ѳедоровича послѣдовала грамота губному старостѣ съ такимъ приказаніемъ: «Послать, кого будетъ пригоже, и тѣхъ Данилова монастыря бѣглыхъ крестьянъ сыскать *, и, сыскавъ, ставити ихъ предъ собою, и тѣхъ бѣглыхъ крестьянъ и людей, за кѣмъ они живутъ, со архимандритомъ Корниліемъ и братіею судить; а какъ по суду и по сыску тѣ бѣглые крестьяне архимандриту съ братіею отдати доведутца, и (послѣ) тѣхъ беглыхъ крестьянъ съ женами и съ детьми и со всеми ихъ животы и съ хлѣбомъ отдать архимандриту съ братіею, и посажати ихъ въ селѣхъ, въ старыхъ ихъ дворѣхъ, гдѣ они жили напередъ сего. А въ чемъ будетъ межъ ими споръ, и ты бъ (староста) тѣхъ беглыхъ крестьянъ и тѣхъ людей, за кѣмъ они живутъ, прикащиковъ ихъ, подавалъ бы на поруки съ записьми, и за поруками учинилъ имъ срокъ стати на Москве во Владимірскомъ въ Судномъ Приказѣ, предъ Гавриломъ Васильевичемъ Хлоповымъ, да предъ Дьакомъ Нашимъ, передъ Яковомь Демидовымъ, да того суда своего и сыску списокъ и поручные прислалъ къ Намъ къ Москве въ Владимірской Приказъ». Эта грамота имела свою силу и свое дѣйствіе. Изъ вѣдомости вотчинъ Данилова монастыря 1646 года видно, что всѣ они приведены были въ лучшій порядокъ: въ разоренныхъ селахъ и деревняхъ число дворовъ и душъ показано полное, именно: значится 335 дворовъ и 792 души.

 

 

А. Свирѣлинъ.

 

 

 

 

 

 

 

* Вмѣстѣ съ симъ губному старостѣ приказано послать на Москву бояръ, дворянь и дѣтей боярскихъ, которые должны бы быть на службе государевой, но жили долго послѣ нашествія Поляковъ.