Свидание Петра Великого с Августом II в Биржах. Рукописный дневник (Diariusz) польского дипломата – очевидца этого свидания [Сообщ. А. Перелштейн] // Временник Императорского Московского общества истории и древностей российских, 1853. – Кн. 17. – Отд. «Смесь». – С. 10-17.

 


СВИДАНИЕ ПЕТРА ВЕЛИКАГО С АВГУСТОМ II, В БИРЖАХ.

Рукописный дневник (Diariusz) Польскаго дипломата —очевидца этаго свидания *.

В Биржах 27-го Февраля 1701 г.

16 числа Король выехал из Варшавы. В течение пяти дней, проведенных им в дороге он ночевал в Ломзе, Голубе , Визойнах , Ковне и Горктенях. Утром шестаго дня он  прибыл в Биржи. Свита ,   сопровождавшая его, состояла из Гг. Гаки и Шембека.   На другой день по прибытии Короля   в замковой браме вспыхнул пожар: по неосторожности часоваго загоралась бочка пороху и подорвала часть   брамы и пристроенный к ней домик.   Двумя днями   позже в Биржи   прибыл подканцлер   великаго Княжества Литовскаго. Причиною этаго замедления было то, что он ехал от Варшавы до Бирж на однех лошадях, между тем  как для следования Короля раставлено было по этой дороге 24 перемены. Сегодня или завтра сюда ожидают Русскаго Царя, на встречу котораго выслан в Динабург г. Фитстон. Следовавший  за Королем из Варшаьы Киевский 6искуп сегодня также явился в Биржи. Король выразил свое неудовольствие тем, которым поручено было размещение отряда Саксонцев; отряд этот слишком растянут в глубь всей почти Литвы. О Плескове, взятом Шведами, еще нет достоверных сведений;: напротив полагают, что там находятся несколько десятков тысяч Русскаго войска. Для безопасности Короля и приема Царя в замок вступил Саксонский гарнизон, но как, по долгу присяги, здешний комендант не мог на это согласиться; то Саксонцы прибегнули к хитрости, обыкновенно ими употребляемой при взятии неосторожных yкреплений. Спрятав оружие в возах сена, ввезли это opyжие в замок, а под предлогом очистки снега, наваленнаго на крепостных орудиях  туда вошли и люди с обозом,   между тем , два из Саксонских офицеров отправились завтракать к коменданту крепости. В то самое вре-

 

* Сообщаемый дневник извлечен из рукописнаго сборника   Исторических материалов, касающихся до истории времен Петра  Великаго.  Составитель этаго сборника скрыл свою фамилию и звание; но заключающаяся   в сборнике   дипломатическая переписка   тогдашняго   Польскаго   правительства с Русским и иностранными дворами, предлагаемый дневник, а главное — некоторые   отзывы и политическия мнения самаго составителя, внесенные им в сборник, — дают право заключить, что собиратель этих актов был лицем государственным и самовидем всего того, о чем он писал.  А.П.


11

мя дают знать, что в крепость прибыл Князь Шепявский ,   комиссар великаго Княжества Литовскаго для приведения к присяге.   Комендант спрашивает гостивших у  него офицеров:   «где приличнее принять Князя Шепявскаго?» — «За воротами» отвечают Саксонцы.   Комендант  отправляется на встречу комиссара, а Саксонцы отдают приказание; — запереть ворота и овладеть постами. Дело дошло до того, что и самаго коменданта едва впустили   обратно   в крепость.   Вскоре однакож прибывший в крепость генерал Ребель успел успокоить   коменданта уверением, что Саксонцы   останутся в крепости только на время бытности высочайших особ, и поручил начальство над Саксонским гарнизоном  этому же  коменданту. Подобную историю расказывают о Динабурге, что также случилось во время приезда Русскаго Царя. Пограничные паны, однакож, призадумались, и подканцлер Литовский  должен был отправиться  к  Королю   для объяснения по этому предмету.  Но Король уверил подканцлера, что Саксонцы пробудут в замке только во время его бытности, я что коль-скоро он уедет, то и гарнизон  выступит из крепости. Пред отьездом из Варшавы   Король распорядился на счет дел Литвы,   назначив съезд Литовских представителей в Варшаву   к 21-му Марта, он велел изготовить все нужныя для этого дела бумаги и отправил письма к некоторым сенаторам уполномочивая их присутствовать на этом съезде. Французский посланник приехал в Биржи днем позже Короля, пользуясь  лошадьми  раставленными для Короля; но, большей частью,  он следовал на обывательских. Он привез новость, что будто Король Французский уже объявил войну державам, противящимся Испанскому завещанию. Посредниками в спорных делах Литвы Королем  назначены — кардинал-примас Bapминский, Kиевский бискуп и Гг. Ленчицкий, воевода Мальборский и подканцлер Великаго Княжества Литовскаго.

 

26-го Февpaля.

Пред   воротами замка   стояли   в готовности   королевския   сани: Король намеревался выехать навстречу Русскому Царю. Но около 9-ти часов утра, Царь, в сопровождении г. Фитстона, прибыл в Биржи так нечаянно, что Король едва успел встретить его на последних ступенях крыльца. После дружескаго приветствия, монархи пошли на верхней этаж;  но вскоре опять вышли и отправились на крепостные валы. Во время шествия Государей три раза салютовали из пушек, — Bcе присутствовавшие при этой прогулке заметили, что Царь старался быть с левой стороны, уступая правую Королю. В продолжение пушечной пальбы, сенаторы и другие окрестные магнаты начали съежаться в замок, и ъ комнате, смежной с королсвским апартаментом, дожидались возвращения монархов. Спустя нисколько времени по возвра-


12

щении с прогулки, в апартаментах, занимаемых Царем, в присутствии Короля, происходил церемониал представления Польских сенаторов и других знаменитых магнатов.  Осведомившись об именах представлявшихся сенаторов, Царь с Королем пошли во внутреннее покои, где предположено было обедать. Между тем  вельможи Русские оставались на несколько времени вместе с Польскими сенаторами. — Свита Русскаго Царя состояла из шести особ. Принесли кушанья,—и Поляки начали разъежаться — потому что стол был накрыт только для десяти особ.— Сели за стол—Царь занял место   с левой стороны,   не смотря на убедительнейшия просьбы Короля, чтобы  он занял первое место,   Царь сам   посадил Короля на первом месте.   Далее сидели:   князь Курляндский и сопутники Царя  — Головина, Головкин, Нарышкин, два Долгорукие и думный дьяк (Солтык), как инспектор Царский: — между этими особами  уселся царский шут; десятое место занял Англичанин, командующий королевскою артиллериею, генерал Риша.—Всем же Полякам приказано было удалиться. Однакож, под конец обеда некоторые из Польских магнатов опять показались в замке. После обеда оба монарха занялись стрельбою в цель из пушек стоящих на бастионах. Заметили, что во время обеда не cmpeляли на vivat, а десерт был чрезчур  дорожный. — Комнаты, занимаемыя монархами , без обоев, за то криватм убраны чрезвычайно паратно: Царская кровать покрыта белою парчею с таковой же занавесью, а  Королевская— желтою. — Вся царская свита помещена  замке, а из Саксонцев, Поляков и Литовцев ни один так не помещен, исключая  г. Шембека.

 

27-го Февраля Воскресенье,

Бискуп Kиевский служил обедню, при которой присутствовал Король, а Царь после дороги пошел в баню. К обеду думали пригласить сенаторов, но это не состоялось. За столом оба монарха были чрезвычайно веселы; частые тосты сопровождались пушечными выстрелами, звуком труб и музыкою. Обед длился до самаго вечера.

 

28-го Февраля.

Король долго опочивал и проспал обедню, но Царю угодно было при ней присутствовать. Он внимательно следил за ходом священнодействия и распрашивал обо всех совершавшихся при литургии обрядах. Один из Польских сенаторов, бывших у oбедни, намекнул Царю, что в его власти есть соединить церковь Греческую с Латинскою. На это Царь отвечал с свойственным ему 6лагоразумием: «Господь действительно дал Царям власть над народами , но над совестью людей властен лишь один «Христос, такая религиозная реформа могла бы только совершиться по допу-


13

щению БожиюКороль проснулся по окончании службы. За обеденным столом были те же гости, что в прошедшие дни. В замок прибыло еще сто Саксонских солдат, и настоящий гарнизон состоит из двух сот человек. Саксонцы построились в каре и стреляли на все четыре стороны беглым огнем. В тот самый день Царь соизволил принимать в своих апартаментах подканцлера Литовскаго и Киевскаго бискупа. Он был к ним очень милостив: показал им чертеж Азовской крепости и модель 60 пушечнаго корабля, сделанные собственной его рукою.

 

Марта 1-го.

Король   провел ночь  неспокойно   и   встал   очень рано.   Представителя Опатскаго повета и княжества Жмудскаго имели аудиенцию у Короля. В присутствии обоих монархов подканцлер Литовский открыл переговоры. Царь объявил,  что при содействии  Русских и Саксонских войск Речь-Посполита должна торопиться объявлением войны Шведам;  что при такой помощи она может получить значительнейшия выгоды, отняв у неприятеля Инфляндию. Подканцлер на это возразил что Речи-Посполите в настоящее время трудно начать войну, особливо после недавно только оконченных войн, что ей выгоднее пользоваться приобретенным миром, нежели надеяться   на новыя приобретения; а  чтобы побудить   Польшу   к войне,  должно сулить ей выгоды посущественнее тех ,    каких следует ожидать от новой   войны. Царь начал допрашивать подканцлера: что он под этим разумеет?  Министр отвечал: что все это дело в руках Царя. Еще с большим любопытством Царь стал допрашивать о значении этого намека, и министр продолжал: после последняго трактата, заключеннаго между обеими державами, Польша лишилась прежних своих границ, то не благоугодно ли будет Царю переуступить Речи-Посполите хотя половину ся потери, например воеводство Kиевское с городом Киевом. На это Царь возразил, что считает значительным вознаграждением для  Польши , если он поможет ей получить обратно Инфляндию. . . . Подканцлер сказал, предполагаемую  войну с Шведами должно считать общим интересом обеих держав. После этих переговоров Царь удалился, а Головин продолжал доказывать, что требования Польши немогут  быть удовлетворены без согласия думы и гетмана козацкаго, что исполнение этих тробований  может быть причиною внутренних безпорядков. Подканцлер сказал: если это не возможно для России, то тем труднее еще предлагать войну Польше, это дело требует большой предусмотрительности. Завтра вечером монархи преднамерены вместе отправиться в Августбург, и для этой цели уже   раставлены лошади.   Сенаторы также будут сопутствовать государям в этой поездке.   Сегодня Русcкие гвардейцы (числом 24), по команде самаго Царя, чрезвычайно стройно экзерцировали и стреляли. Гвардейцы эти одеты в зеленом платье на меху


14

и в красных соболей опушенных шапках, сделанных на манер Татарских. Ружья их гораздо длиннее Саксонских, а штыки еще длиннее.

 

В Биржах 7-го Марта 1071г.

 

Марта 2-го.

Поездка отложена. Царь пригласил к oбеду Киевскаго бискупа , Жмудскаго старосту и подканцлера Литовскаго, и разместил этих гостей   возле себя, по обеим сторонам. За царским столом обедали также три особы из царской свиты: думный дьяк, Головкин и Нарышкин дядя Царя, был также г. Подгорский, маршалек Опитский, Долгоруких же и Головина здесь небыло. За столом сидели до самаго вечера. При конце обеда Царь соизволил принять Гг. Заранка и Грузовскаго. Царь очень основательно разсуждал о своих и иноземных морских силах; он говорил, что у него будет до восьмидесяти 80-ти т 60-ти   пушечных кораблей, в число которых войдет один, сделанный по собственному его чертежу , под названием провидение. На этом карабле изображен Св. Петр, а внизу представлена лодка , на которой дети пускаются плавать по морю. (Царь xoтел этим выразить, что в России мореплавание находятся еще в младенчестве; над всем этим изображением, написано   по Русски: "Провидение Божие" Весь этот девиз сочинен Царем. Русский Царь очень сведущ в географии, черчении и рисовании и прилежно занимается этими предметами.

 

3-го Марта.

Царь  разослал   обыкновенные   подарки   Опекуну   Киевскому,   старосте Жмудскому и подканцлеру; я сам благосклонно принял драгоценную саблю, поднесенную ему подканцлером Литовским.   После ранняго обеда оба Монарха вместе отправились в Августбург.   За ними следовали  бискуп Kиевский и подканцлер Литовский. В этот день сделали  8 миль и ночевали в Балдоне.

 

4-го Марта.

Отсюда до Августбурга считают шесть миль. Сегодня прибыли в Августбург. Прием был сделан без пушечных выстрелов.

 

5-го Марта.

На другой день поутру Государи осмотрели  все укрепления и сели рано обедать. За обедом было очень весело; тосты сопровождались  громом пушек,  а в заключение дали залп.   Город Рига весь был виден, но там все было тихо, даже тогда, когда Монархи обедали у коменданта, под самым Кобертшанцем  в виду Риги,   неприятель был так скромен,   что


15

даже для курьеза не cделал ни одного выстрела.   После обеда Царь, в строжайшем incugnito, отправился в Митаву и Бовск, а Король уехал обратно и ночевал в Балдоне. Kpепость Августбург достойна имени Августа: с двух сторон   она окружена морем,   которое в настоящее время покрыто  льдом  на значительное пространство,   с третьей стороны   Двина впадает в море, а с четвертой р. Пультра соединяется с Двиною. Фортификация очень хороша: земляные валы везде обшиты камнем, бастионов— шесть, глубокие рвы , имеющие сообщение с морем и помянутыми pеками, наполнены водою ,   которая также теперь замерзла.   На верхних и нижних бастионах   можно насчитать до двух сот пушек,   между которыми   есть большия чугунныя, очень красивыя, вывезенныя Королем из Саксонии; все же местные,   т. е. Шведския   пушки   и мортиры — железныя.   В крепости может поместиться гарнизон в 2000 душ так удобно, что это во все не будет заметно, особливо   если   гарнизон   будет в c6opе.   Костел и другие строения деревянныя , исключая магазины недавно только построенные, но еще не совершенно оконченные, да еще кое-какия строения, находящаяся под валами. Под защитою такого укрепления и при таком выгодном местоположеении здесь мог бы процветать  город  получше  самой Риги, тем 6oлее, что эта местность прилегает прямо к морю, между тем  как от Риги до моря считают две мили. Кобершанц есть незначительная крепостца о  шести  бастионах. Окружающие ее маленькие  валы я бастионы  очень непрочны; однакож, здесь находится гарнизон в 600 человек и несколько десятков железных пушек. Кобершанц построен насупротив Риги для oxpaнения переправы.   При шанце  выстроено  несколько   домов над самой Двиной. Все это вместе напоминает некоторым образом Прагу  при Варшаве, с той однакож разницею, что здесь домы растянуты в одну линию, вдоль Двины.

 

6-го Марта.

Король возвратился по полудни, Царя ожидают завтрашняго числа на ночь.

 

7-го Марта.

Почта пришла из Варшавы и привезла письма одному только Королю.

 

8-го Марта.

Около двух часов по полудни Царь неожиданно возвратился   из Митавы. День провели очень весело. Царь играл в карты с Фитстоном.

 

9-го Марта.

После ранняго о6еда Царь отправился в лабораторию я занялся приготовлением разных потешных огней. Еще до обеда Царь изъявил желаниe повидаться с сенаторами, и они его ожидали; но занявшись в лабора-


16

тории Царь вторично  послал пригласить  к себе сенаторов в 4 часа по полудни.   Когда они прибыли ,   Царь приказал всем Русским удалиться , оставляя при себе только одного Головина, в вынув из кармана какую то заметку, он очень внимательно ее разсматривал. После этаго   Царь объяви министрам, что он всеми мерами старается оставаться с Речью-Посполитою в дружеских отношениях,   главным доказательством тому   может служить его желание совместно с Польшею  воевать против Шведов; что он дает о6ещание не мириться с Шведами до тех пор, пока Польше не будут возвращены Инфляндия   и Этония;   что сам он ни чем не хочет возпользоваться из этих провинций; что для предстоящей войны он дает 20 тысяч пехоты и 40 орудий со всеми военными снарядами, аммунициею и жалованием на все время   сколько   война   эта   продолжится.   Царь намекнул на неосновательность подозрения, что будто бы он намерен содействовать Королю в ущерб Речи-Посполите, что ему, как соседу, это вовсе не нужно; что если бы он хотел вмешиваться  в дела Польши, то очень удобно мог бы воспользоваться бурным временем междуцарствия; но и тогда он сохранил   свои дружеския отношения , а теперь не только желает быть в союзе с Речью-Посполитою, но утвердить этот союз на незыблимом основании. Наконец Царь пригласил министров собраться завтрашняго дня   в 10 часов утра  и пообстоятельнее  переговорить с Головиным об этих делах. Министры объясняли ,   что они здесь   находятся частным образом,   не имея от Речи-Посполиты   никаких оффицальных поручений;   во что они однакож готовы довести своему Правительству об всех Царских предложениях. На это Царь возразил, что он уже отправил своего посланника в Варшаву, который наверно уже прибыл к месту своего назначения.

 

10-го Марта.

В одной из зал замка собраны были сенаторы и Русские сановники— т. е.: Головин, Долгорукие и Солтык. Сели за стол: сенаторы с правой, а Русские вельможи с левой стороны.   Именем Русскаго   Царя Польским сенаторам сделаны были cледующия предложения: «1) Царь желает соединиться с Польшею против Шведов, он хочет быть с нею в союзе против всякаго врага, а с Швецию, без coгласия Речи-Посполиты, мира не заключать. 2) Инфляндия   и Эстония должны быть возвращены Польше , не оставляя ceбе из этих   провинций ни одной пяди земли; Ингрию же и Корелию с г. Нарвою Царь оставляет за собою.   3) Для войны с Шведами Царь дает 20,000 пехоты и 40 opyдий с военными снарядам, аммунициею, и жалованием на все время , сколько эта война продолжится. 4) Если Речь-Посполита поведет предполагаемую войну успешно, то Царь


17

обещает сделать для Польши, что только найдет возможным.»  Сенаторы отвечали, что они с радостью слышут о дружбе Царя с Речью-Посполитою; но для побуждения ее к войне в столь мирное для нея время ,   она должна иметь в виду самыя значительныя выгоды, особливо, после войн веденных ею  безпрерывно в течении нескольких десятков лет; и просили Русских сановников об этом подумать; а между тем, Сенаторы обещали об всем довести до сведения Речи-Посполиты. На это Русские отвечали решительно: что Царь уже и так много делает для Польши, предлагая ей свою дружбу с видами, чрезвычайно для нея полезными.

Сообщ. Соревн. А. Перелштейном.