Шильдер Н. Юбилей великого князя Михаила Павловича. 1848 г. // Русская старина, 1898. – Т. 93. - № 2. – С. 421-424. – Сетевая версия – И. Ремизова 2006.

 

 

 

                                        ЮБИЛЕЙ

                                            ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ

                              МИХАИЛА ПАВЛОВИЧА.

                                                                             1848 г.

 

     28-го января 1848 года в Петербурге праздновалось пятидесятилетие со времени назначения императором Павлом великаго князя Михаила Павловича генерал-фельдцейхмейстером ¹). В биографическом очерке жизни и деятельности великаго князя Михаила Павло­вича, составленном генералом Лалаевым и появившемся в начале нынешняго года, по случаю столетия со дня рождения великаго князя, этому событию посвящены только немногия строки. Дополним этот пробел нижеследующею заметкою 2).

      28-го февраля 1848 года великому князю Михаилу Павловичу ми­нуло 50 лет, и с тем вместе был празднован пятидесятилетий юбилей его службы в звании генерал-фельдцейхмейстера. К этому дню император Николай Павлович пожаловал своему брату эпо­леты, с изображением двух крестообразно положенных пушек, выразясь притом, что, не умея ничем достойно вознаградить его за заслуги и доблести, старался, по крайней мере, придумать для подарка

      ¹) Со вступлением на престол имиератора Николая I, на великаго князя, как мы видели выше, возложено было еще и управление инженерным ведомством. Высочайшим приказом 14-го декабря 1825 года, великий князь Михаил Павлович назначен был генерал-инспектором по инженерной части. Таким образом, в лице августейшаго брата государя сосредоточи­лось на многие годы управление двух специальных ведомств, имеющих столь тесную между собою связь.

         2) Из сочинения Н. Шильдера: „Император  Николай  I,   его  жизнь и царствование", которое будет издано А. С. Сувориным.

 

 

     422                                                                       

такую вещь, какой никто прежде не имел. Кроме того, повелено было гвардейской артиллерии отдавать впредь великому князю такую же честь, как лицу самого императора, о чем возвещено было исполненным благоволения и сердечнаго чувства рескриптом.

     Содержание этого милостиваго рескрипта было следующее: «Ваше императорское высочество! С особенною душевною радостию праздную я ныне, со всею российскою артиллериею, день рождения ва­шего и совершившагося пятидесятилетия со времени назначения вас генерал-фельдцейхмейстером. Не буду говорить при сем случае о сердечных чувствованиях моих, как брата вашего: они вам известны из нашей долголетней испытанной дружбы, из того личнаго уважения, которое я привык всегда питать к достоинствам вашим. Но мне остается исполнить священный для меня долг — отдать справедливость вашим государственным заслугам и незабвенным трудам, понесенным по званию генерал-фельдцейхмейстера. Заведывая близ тридцати лет артиллерийскою частью, при других обширных и важных обязанностях, на вас возложенных, вы ознаменовали управление ваше существенными усовершенствованиями, поставившими российскую артиллерию на ту превосходную степень благоустройства во всех отношениях, на коей она, к полному моему удовольствию, ныне находится. Во изъявление искренней и душевной моей призна­тельности за столь достохвальное и доблестное служение ваше престолу, я вместе с сим повелел, чтобы гвардейская артиллерия отдавала вашему императорскому высочеству ту же самую честь, которая по уставу определена только мне.

     «Примите сердечное мое поздравление с торжественным днем ныне празднуемым, и живейшее мое желание, да сохранит Всеблагий Творец драгоценные для меня дни ваши на многия и многия лета, для блага и пользы любезнаго нашего отечества».

                                                                                                                                                         «Николай» ¹).

      В С-. Петербурге.

      Генваря 28-го дня

                1848 г.

     ¹) В тот же день император Николай удостоил еще начальника штаба его императорскаго высочества генерал-фельдцейхмейстера, генерал-лейтенанта князя Долгорукова следующим рескриптом:

     „Господин генерал-лейтенант князь Долгоруков! Празднуя сего чи­сла радостный для меня и торжественный для всей российской артиллерии день совершившагося пятидесятилетия со времени назначения его император­скаго высочества великаго князя Михаила Павловича генерал-фельдцейхмейетером, я признаю вполне справедливым объявить при этом случае вам, как ближайшему сотруднику и помощнику его высочества по артил-

 

 

     423

     Сверх того император Николай Павлович пожаловал сво­ему брату, для его арсенала, две пушки, вылитыя в год его рождения. Государь приказал предварительно выставить эти пушки в Михайловском манеже, на показ для царской фамилии, с прислугою из пятнадцати артиллеристов, одетых в полную форму 1798 года. Затем весь церемониал юбилейнаго празднества был разработан по непосредственным указаниям императора.

     Утром, выйдя в большой свой кабинет, великий князь Михаил Павлович нашел в нем наследника цесаревича Александра Нико­лаевича и великаго князя Михаила Николаевича, в артиллерийских мундирах, вместе со всеми артиллерийскими генералами. Цесаревич вручил ему приведенный выше рескрипт, а старший генерал поднес описание всех улучшений, введенных в нашу артиллерию в тридцатилетнее управление ею великаго князя, и список всех ея чинов, участвовавших в подписке на сооружение его бюста для Артиллерийскаго училища ¹). В другой комнате подали ему: фельдмаршал, князь Варшавский — рапорт о состоянии действующей армии, а военный министр князь Чернышев — высочайший приказ того дня ²). Вслед за этим юбиляр принимал главный штаб государев и весь гвардейский корпус, в рядах котораго стояли все великие князья.

     К обедне, отслуженной в Михайловском дворце, приехал импе­ратор Николай Павлович со всею царскою фамилиею. После обедни происходило, в Михайловском манеже, молебствие с церковным парадом от лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады и конной артиллерии, при котором старший брат принял младшаго, стоя на фланге, и первый прокричал: «ура!» На молебне, за обычным многолетием царственному дому, протодиакон провозгласил вечную память импе­ратору Павлу, которым великий князь был пожалован в генерал-фельдцейхмейстеры, и многолетие всему русскому воинству. При последнем раздались выстрелы из пушек, поставленных у памятника

лерийской части, искреннюю мою благодарность и признательность за неусып­ные ваши труды, примерное усердие и полезное, в продолжение семнадцатилетняго управления штабом генерал-фельдцейхмейстера, содействие его императорскому высочеству в доведении артиллерии до того отличнаго во всех отношениях состояния, в коем она ныне находится.

     „В ознаменование особеннаго моего за сие благоволения, препровождаю к вам золотую табакерку с моим портретом, пребывая к вам благо­склонный".

                                                                                                                                                                                                                       „Николай".

     ¹) Бюст этот вылит был, по воле государя, из металла одного из орудий, взятых при покорении крепости Браилова великим князем во время Турецкой войны 1828 года. См. выше стр. 418 и 419

       2) См. выше стр. 418.


    
424

Петра Великаго перед Инженерным замком, и в эту же минуту должны были греметь такие же выстрелы по всей империи, где только имелись пушки.

     После молебна и семейнаго завтрака, великий князь продолжал принимать поздравления, что заняло все время до обеда. Тут явля­лись попеременно: вся артиллерия, весь Государственный Совет, депу­тация от дворянства, с губернским предводителем, депутация от биржеваго купечества, с городским головою, и пр. Всем присутствовавшим великий князь повторял, что не знает, как и чем впредь заслужить излитыя на него государем милости; всех благодарил от души за оказанную ему честь, говоря, что после расположения государева выше всего ценит эти знаки общей внимательности, возвышающие его в собственных глазах и налагающие на него еще более обязанностей; для каждаго находил ласковое слово и вообще принимал поздравления глубоко растроганный, со слезами на глазах. Многих из присутствовавших на этом поздравлении сановников он удостоил поцелуем, а биржевых депутатов, числом до сорока, перецеловал решительно всех, каждаго трижды.

     В 4 часа состоялся торжественный обед в Гербовом зале Зимняго дворца, на 500 человек, для всех генералов, штаб и обер-офицеров артиллерии, и день окончился спектаклями во всех театрах, в которых отведены были даровыя места для воспитанников Артиллерийскаго училища и нижних чинов всех артиллерийских команд.

     Как продолжение этого юбилейнаго празднества, на другой день, 29-го января, был бал у наследника цесаревича; приглашенных было до 800 человек. На этом бале великий князь Михаил Павлович высказывал многим из присутствовавших гостей, сколько он осчастливлен видимыми знаками общаго к нему внимания. «Теперь только я понял, сказал он, между прочим, что жизнь моя прошла не даром, и этот день останется навсегда одним из самых счастливейших моих воспоминаний».

     Празднование юбилея великаго князя заключилось двумя у него обедами: одним — 8-го февраля, в присутствии царской фамилии, для всех офицеров артиллерийскаго ведомства, которых собралось до 600 человек; другим — 10-го числа, для нижних чинов того же ведомства, которых было по семи человек от каждой батареи.

 

                                                                                                                                             Н. Шильдер.