Самойлов А.Н. Мнение генерал-прокурора гр. Самойлова, относительно уплаты процентов и долгов, сделанных вне государства. (1794) / Собщ. Н.В, Калачовым // Русский архив, 1866. – Вып. 3. – Стб. 687-690.

 

 

МНЕНИЕ ГЕНЕРАЛ ПРОКУРОРА Гр. САМОЙЛОВА, ОТНОСИТЕЛЬНО УПЛАТЫ ПРОЦЕНТОВ И ДОЛГОВ, СДЕЛАННЫХ ВНЕ  ГОСУДАРСТВА

(1794).

 

 

По поднесенному от меня в прошлом 1793 году плану о долгах внешних и внутренних, полагались на платеж в 1794 и 1795 годах за внешние долги процентов и капитала в Генуе срочнаго 1-го июня 1795 года трех сот тысяч пиастров, новые в Голландии 18 и 19 займы, составляющие 6-ть миллионов гульденов, а, в случае оных несостояния, из получаемых по двадцатилетнему займу процентных денег.

Но как в число показанных 18 и 19 займов поныне банкирами собрано только 2 миллиона гульденов, из коих по государственным надобностям употреблено:

На покупку для доставления к генералу Игельстрому ста тысяч червонных 553,135, 15.

Российским министрам на жалованье за майскую и сентябрьскую трети 341,944, 4,5.

Барону Гибшу за издержки для здешняго двора 52,651, 9.

И процентов заплачено в сроки 1-го Генваря и 1-го Февраля нов. ст. 960,000; а за тем и остается там всех фондов по ныне в остатке 92,268, гул. 11,11, а процентов в течение сего года следует еще там заплатить   около 2,083,189  гул.

И как банкиры Гопе не только не обнадеживают вступлением остальных 4-х миллионов гульденов, но пишут, чтоб не оставить их в недостатке платежа процентов переводами отсюда к ним надобных сумм; почему  и  писано   к ним с

 

 

 

688

нарочным от 7-го Генваря, чтоб они решительной дали ответ: ежели могут собрать показанные 4 миллиона гульденов, то бы обратили оные на проценты сего года, а на достальные искупили б червонных. Следовательно, по сему предположению, и не останется у них на платеж 300,000 пиастров, в Геную следующих. А в случае их отказа не только не будет надежды на получение от них червонных, а сверх того по указу вашего императорскаго величества кроме уже отпущенных князю Юрью Владимировичу Долгорукову 20,000 червонных в случае, ежели из доходов новоприсоединенных от Польши губерний повеленные 80,000 червонных не выполнятся, отсюда должно будет доставлять; а потому неминуемо нужно начать делать отсюда переводы как на показанные 1794 года проценты, так и на 1795 год со включением в оном и платежа в Генуе вышеписаннаго капитала трех сот тысяч пиастров, на что не благоугодно ли будет определить на первой случай назначенные в плане по двадцатилетнему займу проценты, вступающие в нынешнем 1794 году, кои по вступлении нижеозначенных по винному откупу   прибылей   заплачены возвратно будут?

А как по тому же плану на проценты с 1796 года и на платеж капитала предполагаемо было с 1795 года откладывать из прибыли на вино, и с прибылей по Екатеринославской губернии от виннаго откупа по 4 мил-

 

 

 

689

лиона рублей в каждой год и чтоб оные единственно на то и предопределить и никуда иначе не употреблять; и как на показанные сего года проценты нужно начать делать благовременно переводы, дабы посредством благовременности перевода можно удержать курс, то не благоугодно ли будет нынешнюю на вино накладку, сколько ее вступить может (а также и прибыль от виннаго же откупа и по Екатеринославской губернии) обратить, на основании поднесеннаго плана, на заилату в будущем 1796 году процентов и капитала, дабы таким образом в течении 1795 года благовременно следуемыя на показанной 1796 год деньги переведены быть могли; а за тем с начала 1795 года предполагаемыя на уплату внешних процентов и долгов из вышеписанной же от вина прибыли откладывать по 4 миллиона рублей, и на благовременной перевод оных денег заимствовать повышеписанному ж из Банка с возвратом из показанных 4-х миллионов рублей?

 

 

 

690

В разсуждении ж Генуежскаго долга, коего состоитъ 3 миллиона пиастров, и первой платеж должен начать быть с будущаго 1795 года и хотя тамошний поверенной в делах предлагает о новых там займах, но как оные по опытам известно не только не благонадежны, но и весьма медлительно продолжаются, то неблагоугодно ли будет повелеть отписать к поверенному в делах, чтобы он вместо предлагаемых им займов объяснился с капиталистами и банкирами о пересрочке, которая по мнению моему успешнее может быть, потому что всякий по нынешним обстоятельствам согласится иметь свой капитал в верных руках; и буде согласятся, то б и дать ныне же поверенному в делах приказание заключить о том контракт и прислать сюда для ратификации?

 

Выписано из производства по делам Генерал-Прокурорским № вязки 301. лист. 416— 421. Из Сенатскаго Архива.

 

(Сообщено Н. В. Калачовым).

 

 

 

Граф Александр Николаевич Самойлов родился в 1744 г. В шестнадцатилетнем возрасте вступил рядовым в лейб-гвардии Семенов-ский полк, в составе которого спустя несколько лет, уже в офицерском чине, принимал участие в первой (при Екатерине II) русско-турецкой войне. За «храбрые и мужественные дела при Силистрии» получил свою первую награду — орден Св. Георгия 4-го класса. После войны положение молодого офицера при дворе упрочилось. В 1775 г. ему был пожалован чин камер-юнкера и почти одновременно с этим он получил новое престижное назначение — правителя дел Императорского Совета. В этой должности пребывал 12 лет, оставаясь в то же время и на военной службе. Во второй русско-турецкой войне А.Н.Самойлов участвует уже в чине генерал-поручика. Воинская колонна, которой он командовал, в декабре 1788 г. штурмовала Очаков. Во главе ее шел на приступ и А.Н.Самойлов. За эту операцию Александр Николаевич был удостоен ордена Св. Георгия 2-го класса. Баталии, в которых принимал участие генерал-поручик Самойлов, следовали одна за другой. При взятии крепостей Каушаны, Килии и Бендеры он вновь отличился, за что получил орден Св. Александра Невского, а за штурм крепости Измаил 12 декабря 1790 г. его грудь украсила очередная награда — орден Св. Владимира 1-й степени. 

 

В 1791 г., после смерти Г.А.Потемкина-Таврического, А.Н.Самойлов, по поручению Екатерины II, некоторое время вел (до прибытия графа А.А.Безбородко) мирные переговоры с турками в Яссах. В конце января 1792 г. именно он привез Екатерине II известие о заключении выгодного для России мира. За это императрица лично «возложила» на его грудь орден Св. Андрея Первозванного и пожаловала ему 30 тыс. руб.

 

17 сентября 1792 г. Екатерина II назначила А.Н.Самойлова на «короткое время» Генерал-прокурором, вместо тяжелобольного князя А.А.Вяземского, а затем утвердила в этой должности. Одновременно Александр Николаевич стал управлять Казначейством и Ассигнационным банком. Самойлов занимал пост Генерал-прокурора четыре года. Пользовался благосклонностью императрицы, которая находила у него «равное усердие» с прежним Генерал-прокурором. Однако к гражданским делам он привыкал с трудом. Ему гораздо легче было командовать войсками, вести солдат на штурм, нежели заниматься тягостными сенатскими решениями. 

 

В качестве Генерал-прокурора А.Н.Самойлов, как и его предшественники, стоял во главе политического сыска, руководя Тайной экспедицией. Одновременно оставался и членом Императорского Совета. В январе 1775 г. он был возведен в графское достоинство. 

 

После смерти Екатерины II император Павел I отправил А.Н.Самойлова в отставку. Однако он продолжал быть членом Император -ского Совета. 

 

Граф А.Н.Самойлов умер в 1814 г.