Репнин Н.В. Журнал князя Репнина // Русский архив, 1869. – Кн. 1. – Вып. 3. – Стб. 562-575. – В ст.: М.Ф. Де-Пуле. Крестьянское движение при имп. Павле Петровиче.

 

 

Журнал Князя Репнина.

 

«1797 г. генваря 21-го. Выехал я из С. Петербурга по утру в 10-м часу, ночевал в Шельдихе, отъехав 91 версту. Дорога была ухабистая, с раскатами, отчего ехать скоро было нельзя, и оглобли ломались.

22.   — Выехал в б часов по утру, ночевал   в   Воскресенском   погосте, отъехав   119   верст.   От   больших снегов по сторонам   и от узкой дороги, лошади были  запряжены  гусем.

23.    — Отправляясь из Воскресенскаго погоста ровно в 6 часов утра и отъехав 111 верст, при   весьма   дурной и ухабистой дороге,    ночевал в    Чущах.  В проезде через  город Тихвин, отдал тамошнему почтмейстеру, для отправления на естафете, пакет к генерал-прокурору (1), с извещением о дороге.

24.   — Из Чущов выехал в 1/4 седьмаго часа утра и,  проехав 125 верст весьма дурной дороги, при   почти   безпрерывно-ненастном времени, ночевал в Долоцке, куда приехал около полуночи.

25.   — Выехал из Долоцка в 6 часов поутру и, весь  день  ехав,    от вьюги и снежных надувов, переехал только 93 версты и   остановился   ночевать в селе Николе   Старом. Ехал все гусем, от чрезмерно   узких   дорог. Переменяя лошадей в селе Лентьеве, князя Владимира Ивановича Щербатова, узнал, что большая часть сей деревни пришла в непослушание помещику и послала к государю от себя людей на него жаловаться на разорение, что, сверх оброка, на тяжбу против   (с)   одного господина   Досадина,   с   которым   та тяжба мировою   прекращена   за 10 тысяч, которыя   (деньги)   тоже   деревня платит.  Я призывал к себе нисколько из тех   ослушных   крестьян и, побожась   им    именем    Христовым, объявил милость государеву  тем, которые помещикам послушны  и что го-

(1) Кн. А. Б. Куракину (1759-1829).

 

 

563

сударь то усердие от  крестьян   себе желает и признает,   чтобы они  оставались спокойно в законном  повиновении у своих помещиков, а противники бы остерегались  надлежащаго наказания; и что Его Величество,   по своей   милости   к   народу,   меня   послать изволил—в   осторожность,   объявить всем таковым, дабы   они   знали   его отеческое  о них попечение. Крестьяне те,   выслушав все   с   тишиной,   признались, что они, по глупости, веря обманчивым разглашением,  будто государь против помещиков за них стоит, благодарили меня,  что я им правду сказал, и обещались тотчас войти в   послушание   и перед   помещиком повиниться.

26. — Из села Стараго Николы отправясь по утру в 6 часов, съ невероятным затруднением переехать можно было 97 верст до деревни, в Вологодской губернии, в Грязовецком уезде лежащей. От вчерашней вьюги, дорогу, и без того претесную, так задуло, что ежеминутно вязли лошади и погружались сани в преглубоком снеге.

27  - Выехав в 7 часов поутру, ириехал в 3 часа пополудни в Вологду, переехав 63 версты. Тотчас по приезде, послан советник правления Станиславский за г. Поздеевым и за крестьянами его и окружными, которые в ослушании главное участие имели. В Петербург отправлен куръером фельдъегерь Павел Корсаков в 10-м часу по полудни, с донесением к Его Величеству и с письмами к Николаю Петровичу Архарову и к князю Алексею Борисовичу Куракину.

28. — По полудни в 5 часов возвратился из Володимира курьер, фельдъегерь Кабанов, и, но небытности там виц-губернатора Граве, привез обратно пакет, с ним к нему посланный, который он никому там не отдал, объявляя, что и курьер его императорскаго величества, туда же (в Владимир) отправленный, возвра-

 

 

564

тился в Петербург,  не отдав своего пакета.   По   таковому   обстоятельствам послан   в  9  часов   сего  же вечера другой курьер, фельдъегерь Морозов, прямо   в Владимир,  чрез Кострому с тем же самым пакетом, прибавя к тому,  чтобы главный в Володимире начальник тот пакет открыл и по оному исполнение  учинил. И  как жаловался   упомянутый   фельдъегерь   Кабанов, что  ему по   дороге  в нескольких местах с  трудом лошадей давали и его в езде замедляли; то писано   в Москву,   в Ярославль,  в Кострому, в Володимир, к  тамошним начальникам, а равно и к здешнему вологодскому г.  губернатору, чтобы лошади курьерам были даваемы без задержания   и   чтобы   ни   малейшей   им остановки  не делали.   Наконец,  тот же  фельдъегерь Кабанов  привез рапорт от московскаго военнаго губернатора  Архарова, от   24-го сего  месяца,  № 20, о том,   что баталион его полку,   с двумя   полковыми орудиями, под  командою мaиopa  Сомова,   выступил   сюда из   Москвы  24-го  того же числа.  Почему, я, дабы иметь коль можно   более известия от   помянутаго московскаго   военнаго губернатора Архарова  о том,   что делается в Володимире   с   баталионом   гренадер,   из Москвы   туда  отправленным под командою    подполковника   Дельгама,   послал  к нему в тот же час курьером   фельдъегеря   Крепиша,   сообща ему   содержание   моего   в   Володимир предписания; а притом  прошено, коль ему   известно,   что делается в  Коморичах против помещика Степана Степановича   Апраксина?   Фельдъегерь  же Кабанов  объявил  словесно,   что в Володимирской   губернии   все   покойно, но баталиона гренадер и подполковника Дельгама он нигде не видал.

29.    — Ничего не происходило.

30.      Были приведены в  6   часов по полудни крестьяне ослушные г. Поздеева и окрестные других помещиков, в том ослушании участие имеющие, -

 

 

565

при чем был и сам г. Поздеев, коим была истолкована вся важность их преступления и строгость законнаго наказания, которому они себя подвергли, с объявлением высочайшаго

повеления,   чтобы  они   непременно  оставались в законном повиновении своих помещикам и отнюдь не  дерзали из онаго выходить,  под   опасением неизбежнаго наказания по всей строгости закона, в чем, по милосердию его величества, повелел он мне их остеречь.  По сему объявлению,    крестьяне все бросились на колени и валялись в ногах,   прося всемилостивейшаго помилования; а равномерно, тем  же  образом, и у г. Поздеева прощения просили и обещание давали быть верными и послушными.  Почему, видя   их   искренное раскаяние, я, высочайшим именем   его   императорскаго   величества, их    простил,    с    подтверждением, чтобы   они не забывали   милости государевой и своего обещания быть повинными, дабы, в противном случае, сами  на   себя   не навлекли   неминуемаго несчастия, объявя   им притом, что и войска сюда уже наряжены были и шли для приведения их в надлежащее повиновение и порядок.  Г. Поздеев также своих  крестьян простил,   а они все  молили Бога  за государя и благодарили   за оказанное   им его   императорским величеством милосердие. После чего отпущены  они с тем, чтобы им формально сия высочайшая милость объявлена  была в  губернском правлении и чтобы они свободно  и немедленно были отпущены в их домы.

31. - Пред обедом отправлены были фельдкурьеры к его имп. величеству фельдъегерь Федоров, со всеподданнейшим донесением о происшедшем накануне, а к г. мaиopy Сомову, навстречу писанием, фельдегерь Кабанов с предписанием  чтобы с порученным его команде баталионом, возвратился в Москву; о  чем к г- генер.-лейтенанту и московскому военному губернатору, для известия, писано.

 

 

566

ФЕВРАЛЬ.

1.      Читано было в соборе всемилостивейшее  прощение крестьянам Поздеевским;   более   же   сего   ничего   не происходило.

2.   — Получено письмо из Владимира от  действ.    тайнаго   советника  Заборовскаго,   после   обеда в   5-м   часу, с  фельдъегерем   Морозовым,   о  содержании коего донесено его импер. величеству сим же вечером, с фельдъегерем Крепишем. Фельдъегерь Кабанов послан в Переяславль-Залесский для   заготовления  лошадей.   С ним о том писано Ярославскому губернатору, и ордер  послан   к  маиору   Сомову. Також   послан   естафет   в Москву к генералу от инфантерии,   ко князю Долгорукому *),   с  извещением,   что подполковник Дельгам с баталионом не нужен в Володимирской  губернии, на основании помянутаго письма г.  Заборовскаго.

3.   — В   7-м часу утра  отправился из  Вологды и,  переехав 114 верст без всякаго   достопамятнаго   происшествия,   ночевал в  Даниловском яму.

4.   — Выехав в 3-м часу с полуночи   из Даниловскаго  яму,  приехал в  1-м часу по полудни в Ярославль, где переменил  лошадей и отправился до Ростова,   где остановился  ночевать, переехав всего 135 верст.

5.   — Перед    разсветом    приехал фельдъегерь   Попов   с  высочайшим именным  указом,  от 30 января, повелевающим  ехать в  Орел,  вследствие  коего  отправлен  тотчас  нарочный   с   письмами   к   начальникам Московской, Тульской и   Орловской губерний   о заготовлении лошадей. Равномерно отправлен и в С.  Петербург курьер   с всеподданнейшим:  донесением его импер.   величеству о получе-

*) Юрию Владимировичу, командующему московской  дивизией, подобно тому, как кн. Репнин, называвшийся при Екатерине главнокомандующим армией, в Лифляндии и Литве расположенной, теперь, при Павле, назывался главнокомандующим Литовской дивизией.

 

 

567

нии реченнаго повеления и о том, что, для прекращения оказавшагося в некоторых деревнях Владимирской и Ярославской губерний непослушания крестьян противу их помещиков, оставлен в Переяславле-3алеском маиор Сомов с пехотным батальоном, которому и велено расположиться некоторыми частями в тех, вышедших из повиновения, деревнях, для содействия земской полиции, самыми кроткими мерами. для приведения в должную подчиненность всех тех непослушных 1). А по исполнении всего сего, в половине 2-го часа по полуночи выехал из Ростова и, доехав до Переяславля-Залесскаго, 60 верст, остановился на несколько часов в сем городе.

6.   — В   3 часа   утра  оттоль   выехал, доехал в Москву в 8 часов в вечеру, переехав без всякаго приключения 126 верст. Приехав в Москву, нашел курьера с высочайшим его импер. величества указом от 31-го генваря, 2) на который всеподданнейше в тот же час и с тем  же курьером ответствовано.   При самом  же выезде получено еще высочайшее повеление от 3-го февраля, 3)  на  которое всеподданнейший отвтет доставлен г. генералу от инфантерии и разных орденов  кавалеру,   князю Юрию Владимировичу Долгорукому, для отправления с тем  же курьером, который то повеление привез.

7.   — В   половине 3-го часа по полудни отправился из Москвы и, при весьма дурной   дороге и почти безпрерывной вьюге,   переехал 128 верст, остановившись в Видьменском заводе ночевать.

8.   — За   вьюгою нельзя было ранее выехать 6-ти часов утра.  В полдень наехал в Туле генерала маиора князя Горчакова и 2-ой его Ряжскаго полку баталион, а в селе  Сергеевском,

1) Сличи выше стр. 552.

2)  При деле его нет.

3)   Тоже.

 

 

568

что на Плове,   нашел и первый того полку баталион.  Сей день переезда было 121 верста.

9.   — Из   Сергиевскаго выехал в 4  часа   утра и  приехал в  Орел, на ночь,   переехав 123 версты.

10.   — Даны   повеления   виц-губернатору   о доставлении  для войск пропитания   в   городе Дмитриевске.   1-ый баталион  г.   генерал-маиора кн. Горчакова  Ряжскаго  мушкатерскаго полку прибыл в 6-м часу по   полуночи и, отдохнув   три    часа,   отправлен   в Кромы.  Отправлен   курьер,   фельдъегерь   Кабанов,   в   Севск к преосвященному, с приглашением его в Дмитриевск.  С ним же писано к г. губернатору о моем приезде и о приготовлении в Дмитриевске квартир и пропитания для Ряжскаго полку; равномерно и г. генерал маиор Линденер ордером  уведомлен о моем приезде. В 9-м часу по полудни пришел 2-ой баталион  Ряжскаго   полку,   которому приказано  далее выступить,  отдохнув 6 часов.  К его   императ. величеству послано   донесение   отсель на   естафете по утру в 10 часов.

11.   — По    причине    чрезвычайнаго ветра   и вьюги,   выехал уже по разсвете.  В Кромах получил известие, что крестьяне   княгини Голицыной  генерал-маиором    Линденером,   вкупе с Ордовским г. губернатором Воейковым,  покорены. В 7 часов вечера прибыл в Дмитриевк, куда и 2-ой баталион Ряжской в 10-м часу пришел.   Тут известился   от вышесказанных г. г.   Линденера и губернатора, что крестьяне Апраксина еще упорствуют. Почему приказано завтра рано полку Ряжскому следовать к соединению   с   полком   Линденеровым в село Радогощь кн.  Голицыной.   Писал к преосвященному, чтобы он уже не ездил в Дмитриевск.

12.   — По утру в 8 часов поехал в село  Радогощь,   где  нашел полк Линденеров  и куда   в полдень  прибыл и Ряжский  полк. Тотчас же по

 

 

569

приезде в Радогощь, послано мое повеление, с приложением манифеста его импер. величества, чрез заседателя нижняго земскаго суда, в село Апраксина Брасово, приказав представить к себе начинщиков-злодеев; но, по упорству и неповиновению крестьян, которые в ответ велели сказать, чтоб я сам к ним приехал, приказал обоим полкам туда на завтра следовать, дав обоим шефам приказ, который при сем в копии прилагается. *)

13 — Выступили войска повеленным порядком   из   Радогощи  в 8 часов поутру,   а  прибыли   к   селу  Брасову в 12 часов с четвертью. И как, не смотря на все увещания, крестьяне, коих было более двух тысяч человек, не сдавались и не покорялись, то силою начато  их   покорение. Сделано во все действие 33 выстрела пушечных и выпалено 600 патронов  из  мелкаго ружья,   причем сделался пожар   и сгорело   16 домов крестьянских.    Убито крестьян 20, ранено  всяких их же 70 человек. Линденерова полку упавших с лошадьми двух гусар и тех  лошадей дубинами и цепами больно ранили, також и самаго шефа  сзади,   быв он по своему усердию между толпы народа,   дубиною   по   спине зашибли.  В 3-м  часу   пополудни  пали, наконец, крестьяне   на колени и   стали   просить помилования, покоряясь законной власти. Тогда все прекратилось:   пожар   стали тушить и раненых крестьян собирать перевязывать, начинщиков же   злодеяния отыскивать, из  коих  самый первый,  крестьянин Емельян Чернодыров, схвачен, скрываясь в погребу. Все преступники, для законнаго изследования по гражданской части, отданы Орловскому г-ну губернатору. В 9 часов вечером отправлен фельдъегерь Наумов со всеподданейшим донесением к его импер.   величеству  о всем бывшем. С ним же писано к генерал-прокурору.

*) См. выше стр. 555.

 

 

570

14.   — Собраны   были крестьяне всей вотчины г. генерал-лейтенанта Апраксина в церковь в селе  Брасове,   где им говорено было пристойное  увещание, с изображением всего   пространства преступления, в которое они впали и за которое так жестоко наказаны; после чего взята с них подписка в  непрекословном   впредь помещику повиновении.  В вечеру получено высочайше повеление, от 7 числа, о обстоятельном донесении о всем том,   что, по  поводу  непослушания крестьян, в Орловской   губернии   происходит.   Отправлен естафет, чрез Орел и Москву, в Литву, с предписанием о присылке имянных   ведомостей   о   отлучных, на основании  его импер. величества указа, от 7-го сего месяца.

15. — Зарыты в особую яму тела убитых 13 числа преступников, яко недостойных быть погребенными с верными подданными на обыкновенном кладбище. Над той ямой приказано поставить знак, с надписью: „Здесь лежат преступники против Бога, Государя и помещика, справедливо наказанные огнем и мечем, по закону Божию и Государеву". *)

16.  — Получил рапорт от  Малороссийскаго кирасирскаго полка, что 17-го числа   оный   будет в Дмитриевске, а четыре ескадрона онаго ночуют тогож числа в селении Упорой; почему и приказано первым 6-ти ескадронам   следовать  до села Радогощи, а последним 4-м прямо на Брасово  итти и  остановиться в обеих сих вотчинах,   для дальнейшаго удержания в них тишины и покорности. Тогож числа ездил г. губернатор Воейков, в препровождении 2-х  Линденерова полка ескадронов,  в деревню Иваново, для истребления   дома  начинщика неповиновения, крестьянина Емельяна Чернодырова; такоже пойман и другой из начинщиков, Григорий Сухоруков, и отдан  сужде-

*) Сравн. выше стр. 558 Любопытно бы знать, как долго сохранялась эта надпись и помнят ли о ней старожилы.

 

 

571

нию гражданскаго правительства. Отправлен фельдъегерь Корсаков со всеподданейшим донесением о всех подробностях крестьянскаго неповиновения и вчера писанное, что ведомости о отлучных требованы из дивизии.

17.   — Выступили   полки  Ряжский   и Линденерова, взяв марш свой на седо Алешенки,  где також  начали было крестьяне не повиноваться их помещикам, Хлющину и Бодиске;   но,  устрашены будучи  примером   наказанных апраксинских крестьян, повинились и просили еще накануне  помилования.   Я сам в село Алешенки отправился, выехав из Брасова в половине 2-го часа по полудни, и прибыл в Алешенки   в 8-м   часу,   где   и остановился ночевать;   переезда же было 40 верст.

18.   Поутру   учинил   г.   губернатор Воейков наказание оказавшимся начинщиками  неповиновения  крестьянам помещиков  Бодиски   и   Хлющина,   а потом и оным всем крестьянам, подобно   как   брасовским,  делано  было увещание,   и  такая   же  с   них взята подписка.  В 10-м же часу отправился я обратно,   чрез Брасово и  Радогощь, в   город  Дмитриевск;  а в  проезде чрез те два села видел полк  Малоpocсийский  кирасирский,   в  них   расположенный,   полки же Линденеров и Ряжский  пошли далее в поход в их непременныя квартиры. Подучен естафет  с высочайшим повелением от 9-го Февраля об арестовании служащих офицеров, которые   без   письменнаго вида являться станут.

19.— Выехал из Дмитриевска по утру в 7-м, а прибыл в Орел пополудни в 5-м часу,   отколь  отправлен  тогоже числа  куръером  фельдъегерь Морозов с донесением к его импер. величеству.  Равномерно  отправлен естафет чрез Москву в Вильну с предписанием, на основании вышесказаннаго   высочайшаго    повеления от 9 сего месяца.

20. — Ожидая разрешительных о себе  высочайших   повелений.

 

 

572

21       упражнялся ответами на разныя   письменныя   дела присланные чрез Петербург из Риги

22 — Риги и Литвы и накопив в большом количестве 21-го отправлен естафет с всеподданнейшим донесением о короле Польском, с которым (эстафетом) писано к графу Александру Андреевичу Безбородку 1), с письмом дочери Игнатия Потоцкаго; а к фельдмаршалу графу Салтыкову и государственному казначею посланы отчеты, по 1-е Генваря, в экстраординарной сумме.

23. — Поутру получено высочайшее своеручное повеление от 18-го сего месяца, с фельдъегерем Наумовым, в следствие коего тем же утром, и с ним же, послан ордер и лента г. генерал-маиopy кн. Горчакову, а с здешним губернским куръером Смаловским ордер к г. генерал-маиору Линденеру. После обеда отправлен адъютант маиор Инзов в Смоленск 2) для заготовления лошадей, а фельдъегерь Кабанов с донесением к Государю Императору; с ним же (посланы) два пакета к г. генерале-маиopy Ростопчину и один к действ. стат. советнику Трощинскому. Послан также ордер к Малороссийскому кирасирскому полку, чтобы он, за моим отъездом, более ко мые не относился, а в случае надобности подавал бы помощь для удержания общественнаго спокойствия гражданскому правительству, по его требованию 3). Сей ордер, при письме отдан под открытою печатью, для доставления, Орловскому г- губернатору. 24, — После полудня выехал из  Орла, а   переде   отъездом  получен отзыв от генерала от инфантерии кн. Долгорукаго, что он по известиям из  Калужской   губернии,   о усиливаю-

1) Он был  тогда приставом при ех-короле Станиславе-Августе Понятивском, в Гродне.

2)   См. выше.

3)   Известный впоследствии Иван Никитич.

 

 

573

щихся тамо, в Медынском уезде, непослушаниях крестьян, отправил туда Астраханскаго   гранадерскаго полку две роты, с одной  пушкой,   и  приказал оным состоять под ведомством гражданскаго правительства. Равномерно и от донскаго Ефремова   казачьяго полку (получен) рапорт из села Сокольник  1) ,   Танбовской   губернии  в Липецкой округе лежащаго, что он, по данному   ему   высочайшему повелению, идет в город Севск и испрашивает дальнейших   повелений, — и  притом представляет о  неимении никаких на путевое продовольствие сумм полку: в ответ тотчас писано, чтобы он шел прямейшей   дорогой   на   Калугу,   а  в казенную палату Орловскую об  отпуске ему двух тысяч  рублей сообщено, которые тотчас квартирмистру того полку, Миллеру, отпущены, и оный немедленно к полку назад отправлен. А при самом уже отъезде получены от Орловскаго губернатора Воейкова и от коллеж. советника Казачковскаго рапорты, что все  Голицинские  и  Апраксина крестьяне совершенно уже успокоились, производя опять попрежнему все господския работы.   Переезд  сего  дня  был до города Волхова. 56 верст от Орла. 25.   — В шесть часов из Волхова выехал и доехав  до Белева узнал, что генерал Линденер с своим гусарским  полком    взял    марш   на Козельск, чего ради,   для  некоторых распоряжений, по поводу  выше сказанаго в Калужской губернии оказавшагося неповиновения, туда же отправился (я) и наехал реченный полк  в   городе Козельске, переехав в сей день 78 верст.

26. – В 6-м часу утра выехал из Козельска, чрез Перемышль до Калуги, куда прибыл в 1-м часу по полудни, переехав 62 версты. Тотчас по приезеде послан курьер к виц-губернатору Митусову, отправившемуся в Медынский уезд для приведения в

1) Сокольск бывший город в 5 вер. от Липецка.

 

 

574

повиновение крестьян разных той округи помещиков. Полк гусарский Линденера вступил в город в 7-м часу, сделав один переход от Козельска до Калуги. В 7 часов отправлен естафет в С. Петербург с донесением Его Императорскому Величества о прибытии в Калугу и другими письмами.

27 — В ожидании ответа от вице-губернатора, занимался отправлением разных бумаг по части управления Литовской губерниею и иных и отправил куръера в Смоленск, с предписанием к адъютанту, маиору Инзову, ехать с посылаемым к г. генералу от инфантерии Философову письмом, в коем просил о извещении, что, по поводу безпокойств, около Полоцка и Себежа происходит. 1)

28. — Рано по утру получено известие от г, вице-губернатора Митусова о приведении в совершенное повиновение всех ослушных Медынской округи помещикам крестьян, без употребления силы и оружия в след зачем и сам г. виц-губернатор в Калугу прибыл, подтвердя словесно письменное его уведомление и прибавил к тому, что он и роты астраханския уже отпустил. После чего, тотчас на естафете отправлено всеподданнейшее Его Импер. Величеству донесение о том, что в следующий день отравляюсь в Смоленск.

 

МАРТ.

1. — Поутру рано прибыл фельдъегерь Брахман с высочайшим указом от 22 февраля, коим мне отдается на волю ехать к государю императору, а в след за сим куръером приехал фельдъегерь Андреев и привез именное высочайшее своеручное повеление от 24 февраля о том, чтобы неустройство, в Медынском уезде происшедшее, укротить 2). Оба сии

1) Ответ Философова см. выше, стр. 561.

2) Этого в предыдущих указов при деле не находится.

 

 

575

курьера обращены тот же час со всеподданнейшим донесением, что немедленно в след за ними еду, понеже медынския неповиновения усмирены. Виц-губернатору объявлено, чтобы Шевичев ескадрон отпустил и г. генерал-мaиopy Линденеру—тоже, и чтобы, глядя по надобностям, от своего полку оный отметил. На вечер же того дня выехал я из Калуги и, неостанавливаясь нигде, прибыл

2.   — на вечер в Москву.

3.   — После обеда выехал из Москвы в С. Петербург".

4-м марта 1797 года дело об открывшихся непослушаниях крестьян значится, по настольному журналу, оконченным.

 

*

По характеру подлинных бумаг, которыми мы пользовались, выходит, что в статье нашей говорится больше об усмирении крестьянскаго движения при императоре Павле Петровиче, чем о самом движении. Журнал князя Репнина также сообщает лишь подробности об этом усмирении, о подавлении движения, но опять таки не о самом движении; при том же этот журнал нисколько не рисует в выгодном свете масона-фельдмаршала: князь Репнин сам сознается в жестокости наказания Апраксинских крестьян; он является лишь карателем ослушников, а не правдивым судьею, ниразу не выслушавшим обвиняемых, большая часть которых была, без всякаго сомнения, ни в чем неповинна; он, государственный человек, князь и фельдмаршал, наместник императора в обширном нерусском крае, съумевший заставить уважать себя всех, начиная от Польскаго короля и оканчивая литовским паном и остзейским бароном, - он доходит, при объяснении с крестьянами, до божбы Христовым именем!. Если не великий, то несомненно величавый, сановитый муж умаляется до крайней степени... Положение, действительно, не завидное и несо-

 

 

576

мненно фальшивое; но оно нисколько не зависело  от личных   свойств князя Репнина:   оно   объясняется   сущностию государственнаго порядка, продолжавшагося до 19-го Февраля 1861 года, за который исторический деятель   не ответствен.   Нельзя не сознаться,  что эта роковая, поворотная в нашей истории черта, славная эпоха освобождения крестьян, все еще продолжает слепить нам глаза и, кажется, еще гуще наволакивает непроглядный мрак на все прошлое; естественно, что такое несвободное отношение    к    прошлому   порождает тот раболепствующий перед современностию,   но   кичащийся   дух,   который теряет   всякую    способность   безпристрастной оценки по отношению к русскому человеку прежняго времени. Люди, жившие  за  чертою   19  февраля, не могут быть оцениваемы лишь похвальным чувством негодования ко всем видам  произвола;   такой суд   будет не  только    несправедлив,   но и ограничен в понимании, ибо он непременно должен  будет отнять   у них то, что всегда принаддежит человеку всех времен, и навязывать им другое, недоступное их  времени.   Общественной деятельности,    понимания   «общественных интересов»   в  нашем смысле слова, нашего народолюбия, наших симпатий и антипатий, нашего  романтизма и сентиментальностей, — мы не в праве требовать от людей, которые жили другими идеалами и вполне их в себе   воплотили;    в этой полноте и законченности, без  которых   немыслима   нравственная   сила, и   заключается привлекательная, поучительная сторона подобных   характеров.    Чем  далее мы  отходим   от   черты,   отделяющей старую Poccию от новой,   тем  чаще и тем цельнее встречаем   тип русскаго  человека,   проникнутаго государственной деятелъностию,   государственными,   всероссийскими   интересами, подобно  тому  как  ревниво   проникались ими древние Римляне. Екатерининское время—их живой разсадник: отсюда идут

 

 

577

люди этого закала и еще они выносят на плечах своих грозныя события 12-го года. В следующем поколением тип видоизменяется...

Крестьянское  движение  при императоре Павле, как видит читатель, ничего особенно-новаго в себе незаключало. Конечно,   оно   должно было иметь влияние на образ мыслей его преемника, как известно,   очень расположенаго  к освобождению   крестьян;   но сравнительно с Пугачевским оно было очень мелко,  потому   что не  могло, или не успело соединиться с  элементами, всегда пособлявшими брожению и смутам, как, наприм. с расколом; потому наконец, что элементы брожения вообще начали терять свою терпкость. Почти в том же роде, и в тех же размерах, крестьянския движения продолжались при двух царственных сыновьях императора Павла,—Александре и  Николае.  Эти   движения,   повторяем, никогда не имевшия  характера демократических,     антигосударственных  бунтов,  суть не что иное, как обычныя,   вековыя   поднятия   русской народной волны на безбрежной поверхности русскаго океана.  Теперь более, чем  когда-нибудь,   настоит   крайняя необходимость   знать   все   подробности этих движений:  теперь время исторических счетов и разсчетов с прошлым. Все  наши крестьянския   движения идут издалека и далеким прошлым объясняются, но и сами в свою очередь оне  объясняют те народныя движения, которыя произошли   не от одного закрепощения, как: казачество, смутное время, самозванщина   всех родов, раскол и проч.

 

М. Де-Пуле.

С- Петербург.

2-го октяб.1868 г.