Неплюев С.П. Бой со шведами у местечка Клецка, журнал С.П. Неплюева, 19-го апреля 1706 г. / Публ. и извлеч. Н.Н. Оглоблина // Русская старина, 1891. – Т. 72. - № 10. – С. 25-32.

 

 

 

РУССКАЯ СТАРИНА

 

 

ежемѣсячное

ИСТОРИЧЕСКОЕ ИЗДАНІЕ

Мих. Ив. Семевскаго.

 

ИЗДАНIE ОСНОВАНО 1-ГО ЯНВАРЯ 1870 Г.

1891 г.

 

ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ. ДЕКАБРЬ.

 

ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ  ГОДЪ  ИЗДАНІЯ.

 

ТОМЪ СЕМЬДЕСЯТЪ ВТОРОЙ.

 

с.-петербургъ.

1891.

 

 

 

 

БОЙ СО ШВЕДАМИ У МѢСТЕЧКА КЛЕЦКА,

журналъ С. П. Неплюева,

19-го апрѣля 1706 г.

 

 

ь исторіи военныхъ дѣйствій Петра Великаго съ Карломъ XII за 1706 г. довольно видное мѣсто принадлежитъ, между прочимъ, „Клецкому погрому" — баталіи у мѣстечка Клецка, гдѣ соединенные отряды „думнаго дворянина и воеводы" Семена Протасьевича Неплюева и Миргородскаго полковника Данила Апостола были на голову разбиты шведами. На ходъ военныхъ операцій этотъ погромъ не имѣлъ серьезнаго вліянія, но въ нравственномъ отношеніи онъ дурно повлiялъ на духъ русской арміи, еще разъ доказавши тогдашнее превосходство надъ нею шведскаго войска. Именно съ этой стороны разсматриваемый эпизодъ великой Сѣверной войны и заслуживаетъ вниманія. Между тѣмъ, подробности его не извѣстны. У Соловьева 1) въ разсказѣ о военныхъ дѣйствіяхъ 1706 г. нѣтъ ни одного слова о Клецкой битвѣ. Устряловъ же говоритъ о ней, на основаніи письма гетмана Мазепы къ царю и его-же „реляціи" о баталіи, но слишкомъ коротко 2).

Въ виду этого полагаю, что разсказъ о Клецкомъ боѣ одного изъ главныхъ его участниковъ С. II. Неплюева — представитъ нѣкоторый интересъ. Разсказъ его сохранился въ одной изъ книгъ

1) „Исторія Россіи", т. ХV, стр. 183-194.

2) „Исторія царствованiя Петра Великаго", т. IV, часть I, стр. 477—478; письмо и реляцію см. въ т. IV, ч. II, стр. 415—416.

 

 

 

26

Московскаго архива министерства юстиціи, именно въ кн. № 91, ,,Дѣлъ разныхъ городовъ" (лл. 374—379).

Книга № 91 заключаетъ въ себѣ, главнымъ образомъ, „сборныя книги" подводъ, лошадей, денегъ и пр. на военныя потребности въ 1701—1706 гг. Среди „сборныхъ книгъ" помѣщены, между прочимъ, различные документы „полка" С. П. Неплюева, за 1705—1706 гг. (лл. 187—415)—„книги приходныя и расходныя" разныхъ полковыхъ припасовъ, именные списки ратныхъ людей полка, записи времени пріѣзда въ Сѣвскъ ратныхъ (гдѣ въ 1705 г. формировался полкъ Неплюева), списокъ „начальныхъ людей" полка (между прочимъ—„судья у челобитчиковыхъ дѣлъ", т. е. полковой аудиторъ), „полковой обозный", „денежные казны камисаръ" (л. 360 об.) и проч.) и др. документы по организаціи полка Неплюева.

Съ л. 374-го начинается походный журналъ С. П. Неплюева, гдѣ описываются разныя событія, происходившiя въ его полку, начиная съ 1-го марта 1706 г., когда полкъ находился въ Слуцкѣ т. е. приблизился къ театру военныхъ дѣйствій.

Но прежде чѣмъ сдѣлать выдержки изъ Неплюевскаго журнала, бросимъ бѣглый взглядъ на ходъ военныхъ операцій 1706 г., предшествовавшихъ пораженію Неплюева подъ м. Клецкомъ 1).

Въ генварѣ 1706 г. главныя русскія силы (около 40 тысячъ), подъ начальствомъ польскаго короля Августа II (скоро оставившаго армію), фельдмаршала Огильви, кн. Меншикова, кн. Репнина и др., были расположены въ сильно укрѣпленной Гроднѣ. Произведя рекогносцировку Гродненскихъ укрѣпленій и убѣдившись въ невозможности взять ихъ штурмомъ, Карлъ XII засѣлъ съ своей арміей въ 10 миляхъ отъ Гродны, выжидая выступленія оттуда русской арміи и надѣясь разбить ее въ открытомъ полѣ. Чтобы отвлечь вниманіе шведовъ отъ Огильви, Мазепа, стоявшій съ своимъ корпусомъ на Волыни, перешелъ въ февралѣ къ Минску, выдвинувши впередъ отрядъ „искуснаго въ военномъ дѣлѣ" (какъ писалъ онъ царю) миргородскаго полковника Данила Апостола. Движеніе это было крайне необходимо для арміи Огильви, особенно послѣ того, какъ она потеряла надежду на соединеніе съ воспомогательнымъ саксонскимъ корпусомъ Шуленбурга. 2-го февраля послѣдній, имѣя (съ русскимъ отрядомъ) до 30 тысячъ человѣкъ, позорно былъ разбить на голову при Фрауштадтѣ 9-ти тысячнымъ шведскимъ корпусомъ генерала Реншельда.

1) См. Устрялова, т. IV, ч. I, стр. 450—477.

 

 

 

27

Вслѣдствіе этого пораженія, Петръ настоятельно приказывалъ Огильви оставить Гродно и двинуться къ русскимъ предѣламъ. Но тотъ медлилъ, справедливо опасаясь близко стоявшаго Карла. Только 24-го марта Огильви очень удачно выбрался изъ Гродны, ловко воспользовавшись первымъ моментомъ вскрытія рѣкъ, быстро разлившихся и отдѣлившихъ русскую армію отъ шведской. Въ теченіи цѣлой недѣли Карлъ не могъ преслѣдовать Огильви, шедшаго къ Бресту и Ковелю, а оттуда къ Кіеву. Только 3-го апрѣля Карлъ выступилъ въ погоню за Огильви, когда тотъ былъ уже у Бреста. Карлъ двинулся прямо на югъ, наперерѣзъ русской арміи. Но страшная распутица, особенно ужасная въ Полѣсскихъ болотахъ, чрезъ которыя приходилось двигаться Карлу —замедлила его путь и дала возможность Огильви далеко уйдти впередъ.

Карлъ понялъ тогда — говоритъ Устряловъ — „невозможность догнать русскую армію, и цѣлые два мѣсяца провелъ въ Пинскихъ болотахъ, истребляя города и крѣпости, гдѣ засѣли приверженцы Августа или малороссійскіе казаки. Въ особенности памятенъ остался русскимъ Клецкъ" (стр. 477). Объ этомъ-то „памятномъ" русскимъ событіи разскажемъ по выдержкамъ изъ походнаго журнала полка С. П. Неплюева. (Дѣла разн. гор.", кн. № 91, стр. 374—379).

Какъ выше замѣчено — журналъ начинается записью въ Слуцкѣ отъ 1-го марта, гдѣ говорится о сношеніяхъ Неплюева съ польскимъ (союзнымъ) полковникомъ Іохимомъ Боригартомъ, стоявшимъ въ Замостьѣ. Запись 2-го марта отмѣчаетъ, что въ этотъ день „по имянному великаго государя указу гетманъ и кавалеръ Иванъ Степановичъ Мазепа регименту своего съ войсковыми конными людьми пошолъ въ походъ въ Минскъ", оставивши въ Слуцкѣ Неплюева съ его полкомъ и съ остальными людьми гетманскаго ,,регименту".

14-го марта гетманъ прислалъ Неплюеву приказъ — немедленно и „наскоро" двинуться къ Минску съ главными силами Слуцкаго корпуса, оставивши тамъ отрядъ изъ одного „салдацкаго" и двухъ „сердюцкихъ" полковъ. Неплюевъ поручилъ этотъ отрядъ „полку своево подполковнику" Якову Рагозину, которому приказалъ „про непріятельскихъ людей развѣдывать и опасеніе имѣть и о всемъ писать съ общего согласія" съ сердюцкими полковниками Покатиловымъ и Максимовымъ.

15-го марта Неплюевъ пошелъ изъ Слуцка въ Минскъ, „съ полочаны своими и гетманского регименту съ войсковыми людьми, да съ салдацкимъ, да съ 2 стрѣлецкими полками, со осторожностью розверставъ полки". Въ Минскъ онъ пришелъ 18-го марта.

 

 

 

28

Далѣе выписываю изъ полковаго журнала цѣликомъ:

„Апрѣля въ 1-й день, по указу великаго государя и по предложенью войска Запорожского обѣихъ сторонъ Днѣпра и славного чина св. апостола Андрея ковалера И. С Мазепы посланъ изъ полку ево думного дворянина и воеводы (Неплюева) драгунского строю полковникъ Михайла Зыбинъ, полку ево съ начальными людьми и съ драгуны, къ мѣстечку Ляховичамъ, для выручки и охраненія въ томъ мѣстечкѣ Ляховичахъ Переяславского полковника Ивана Мировича съ полчаны l). A велѣно ему Михайлу въ томъ походѣ быть въ единомъ согласіи съ Мирогороцкимъ полковникомъ съ Даниломъ Апостоломъ, а обозъ остаточныхъ драгунъ оставить въ Минску его-жъ полку съ подполковникомъ съ Григорьемъ Веревкинымъ.

„Того-жъ апрѣля въ 12 день, по указу великого государя и по приказу думного дворянина и воеводы С. П. Неплюева, посланъ указъ великого государя къ полковнику къ М. Зыбину, чтобъ ему съ общего совѣту съ Мирогорецкимъ полковникомъ съ Д. Апостоломъ стать въ пристойномъ мѣстѣ — отъ Слуцка въ 5 миляхъ и ожидать въ тотъ вышеозначенной походъ ево думного дворянина и воеводы Семена Протасьевича съ полки.

„Того-жъ числа по указу великого государя и по предложенiю... Мазепы ... (выбрасываю титулы)... Неплюевъ пошелъ съ полки изъ Минска къ мѣстечку Ляховичамъ, для освободы Переяславского полковника Ивана Мировича съ полчаны. И промыслъ велѣно ему, думному дворянину и воеводѣ, чинить съ общаго согласія съ Миргороцкимъ полковникомъ съ Д. Апостоломъ. А въ дорогу къ нему, думному дворянину... Мазепа... писалъ, чтобъ... (вырвано). .. до Леховичь дойтать и бѣднымъ облежанцомъ Переяславского полку съ полчаны въ Лиховицкой ѳартецыи какъ-нибудь отрады и помочи въ свобожденіи учинить, a вѣдомость-де за вѣдомостью приходитъ, что подъ Леховичемъ непріятельскихъ людей не въ великой силѣ—больши шведовъ 3000 да 800 волоховъ нѣтъ, и впредь прибавку непріятельскихъ силъ не откуды сподеватися: уже король швецкой со всѣмъ своимъ войскомъ и съ Сапежанкомъ и Потоцкихъ дивизіями подлинно пошолъ въ Гродню. И повторе при томъ листѣ въ особомъ письмѣ писано, чтобъ по гакой певной вѣдомости съ Мирогороцкимъ полковникомъ съ Д. Апостоломъ, для самихъ христіанскихъ слезъ имѣя надежду на

1) Мировнчъ былъ осажденъ шведами въ „Ляховичекой фортеціи".

 

 

 

29

Бога, однолично до Лихавичь дойтить, не токмо что тѣхъ облежанцовъ освободить, (но) и надъ непріятельми поискъ учинить и получить.

„И того-жъ апрѣля 19 числа, то есть въ пятокъ на четвертой недѣли по Пасцѣ, во 2-мъ часу дни, не доходя вышеписанныхъ Ляховичь за 3 мили подъ мѣстечкомъ Клецковымъ, Мирогороцкой полковникъ Даніилъ Апостолъ съ кумпаніею, перѳправясь по мосту рѣч... (вырвано)... болото топкое, и въ томъ мѣстечкѣ... учинился съ шведы бой, и пальба была отъ шведовъ великая. И кумпанія неустоявъ скочила къ той рѣчкѣ, и Миргороцкій полковникъ прислалъ къ нему, думному дворянину и воеводѣ, чтобъ ему прислать на помочь пяхоту и пушки, и онъ, думной дворянинъ и воевода, съ сей стороны той рѣчки послалъ къ нему полковнику сердюцкую пяхоту, да 2 полка пяхотныхъ, да 4 пушки. И шведы приближились къ пушкамъ и къ пяхотнымъ полкамъ, и пяхота изъ мелкого ружья, также изъ пушекъ палили. И московскіе стрѣльцы, которые были въ поддачѣ (резервѣ ?) у полковника у Якова Рагозина, дву полковъ — Григорья Анненкова (да) Василья Кошелева — кинулись и швецкихъ ротъ съ пять прогнали по улицѣѣстечка) до рынку, и шведовъ изъ пушокъ изъ мелкого ружья побили не мало. А съ другимъ пяхотнымъ полкомъ былъ полковникъ иноземецъ Иванъ Сакъ, а у него были въ поддачѣ изъ дву полковъ солдаты — Аѳонасья Рагозина, (да) Михайла Ѳранка. „И въ тѣ поры Миргородкой полковникъ съ кумпаніею наскакалъ (т. е. бросился въ атаку на шведовъ) и они, шведы, чинили пальбу великую, и кумпанія неустояла, и пяхоту смяли, и за переправу перескакали, и не удержався немало за переправою — побѣжали.

И подъ Миргороцкимъ полковникомъ... (вырвано, но очевидно — „лошадь убили")...  и онъ, сѣвъ на другую лошадь, за кумпаніей скакалъ ж ихъ одержать, чтобъ возвратить, не могъ.

„И онъ, думной дворянинъ и воевода, видя, что пяхота мнетца, хотѣлъ одержать, пріѣхавъ къ пушкамъ самъ. И они, шведы, пріѣхавъ къ пушкамъ по пяхотѣ запалили и сердюцкая пяхота, также и салдацкіе полки, видя, что кумпанія побѣжяла — и сердюки не устояли не мало: всѣ назадъ кинулись въ болота. И онъ,  думной дворянинъ и воевода, немало не удержалъ (бѣгущихъ).

„И Михайло Зыбинъ съ (драгунскимъ) полкомъ въ строи былъ не переправясь рѣчки Ржавца. И драгуны, увидя, что кумпанія побѣжала, такъ и пяхоты немало за переправою не одержались, и драгуны задніе роты дрогнули и назадъ побѣжали, только было одержались драгунъ 3 роты.

 

 

 

30

„И они, шведы, пушки взяли, и на томъ бою ево, думного дворянина и воеводу, ранили въ лѣвую руку пулею, и полковника Ивана Сака убили, да офицеровъ убито 11 человѣкъ. Да на томъ-же бою и на поли побито пяхоты, а сколько — то писано по полкамъ ниже сего.

„И шведы видя, что кумпанія и пяхота и драгуны побѣжали, переправились на сю сторону Ржавца и драгуны первой роты, выполя по нихъ, также назадъ отворотили... а на бою было шведовъ не малое число, а сколько было — того подлинно вѣдать не по чему".

Такъ заканчивается въ журналѣ Неплюева описаніе Клецкой баталіи. Несмотря на всю краткость его и наивность по мѣстамъ — опісаніе даетъ довольно ясное представленiе о ходѣ боя. Журналъ явно стремится защитить Неплюева отъ нареканій за проигранную баталію и всю вину взваливаетъ (не прямо, а тонкими намеками) то на Мазепу, то на Даніила Апостола. Неплюевъ двинулся къ Ляховичамъ „по предложенью" Мазепы, который увѣрялъ, что у Ляховичь находится небольшой шведскій отрядъ — всего около 4 тыс, и что Карлъ будто-бы двинулся къ Гроднѣ. Но эти „вѣсти" Мазепы оказались ложными — отрядъ Неплюева и Апостола наткнулся неожиданно на самого короля.

Затѣмъ Неплюевъ говоритъ, что въ своемъ движеніи къ Ляховичамъ онъ не былъ вполнѣ самостоятеленъ, а долженъ быль — по предписанію Мазепы — дѣйствовать „съ общего согласія" съ Апостоломъ, который былъ въ отрядѣ на равныхъ правахъ съ Неплюевымъ. Произошло такимъ образомъ столь пагубное въ военномъ дѣлѣ двоевластіе... Печальные результаты двоевластия не замедлили сказаться на самомъ полѣ битвы.

Апостолъ, о которомъ Мазепа отзывался царю какъ объ „искусномъ въ военномъ дѣлѣ" человѣкѣ, оказался — если вѣрить Неплюеву—главнымъ виновникомъ потери боя. Апостолъ первый началъ сраженіе, бросившись съ своей конной „кумпаніей" на м. Клецковъ, куда онъ ворвался безъ необходимой въ данномъ случаѣ поддержки пѣхотою Неплюева. Повидимому, Апостолъ вступилъ въ бой безъ соглашенія съ Неплюевымъ. Атака конницею засѣвшихъ въ селеніи шведскихъ пѣхотинцевъ была быстро отбита. Только тогда Неплюевъ вступилъ въ бой — бросивши свою пѣхоту на поддержку отступавшей конницы Апостола: стрѣльцы не только задержали наступавшихъ шведовъ, но даже отбросили и на ихъ плечахъ ворвались въ мѣстечко. Апостолъ снова пошелъ въ атаку, но и на этотъ разъ былъ отброшенъ шведами. Казаки Апостола

 

 

 

31

отступали такъ безпорядочно, что „смяли" свою-же „пяхоту"... Пѣхота также „дрогнула" и начала отступать. Паника настолько распространилась, что даже стоявшій въ резервѣ драгунскій полкъ Зыбина, не дождавшись сближенія съ непріятелемъ (кромѣ одной ,,роты", пытавшейся прикрыть отступленіе русскихъ), бросился бѣжать слѣдомъ за казаками. И Неплюевъ, и Апостолъ — по словамъ журнала — не разъ пытались „одержать" бѣгущихъ, но ничего не могли сдѣлать.

Но если здѣсь наиболѣе виноватъ Апостолъ, то все-таки немалая часть вины ложится и на Неплюева. Выборъ позиціи и расположеніе на ней войскъ несомнѣнно зависѣли отъ обоихъ предводителей. Между тѣмъ, они выбрали именно такую позицію, которая не разъ губила неопытныхъ стратеговъ: русскую позицію при Клецкѣ пересѣкала на пути отступленія болотистая рѣчка Ржавецъ. Войска были разбросаны по обѣимъ сторонамъ рѣчки.

Затѣмъ и во время боя Неплюевъ держалъ себя не безукоризненно, напримѣръ, онъ не поддержалъ во время своею пѣхотою и артиллеріею атаку Апостола на мѣстечко Клецкъ. Неплюевъ только тогда двинулся на выручку конницы, когда Апостолъ уже отступалъ и прислалъ просить о помощи. Словно Неплюевъ не видѣлъ того, что происходило передъ его глазами!

Какъ-бы тамъ ни было, но русскіе были разбиты на голову и поспѣшно отступили къ Слуцку. Такимъ образомъ движеніе, предпринятое для освобожденія Мировича, совершенно не удалось: 1-го мая Ляховичская „ѳартецыя" сдалась шведамъ. Карлъ XII, опустошивъ Полѣсье, вступилъ на Волынь, гдѣ послѣ трехъ недѣльнаго отдыха, въ іюлѣ, у Луцка, двинулся на западъ, въ Саксонію.

Что касается до русскаго отряда, разбитаго подъ „Клецкомъ", то когда Неплюевъ, спасаясь отъ преслѣдованія шведовъ, подошелъ къ Слуцку, то „тамошніе жители не перепустили (черезъ городъ) и Слуцкъ (русскіе) обошли чрезъ рѣчку Случь, (сдѣлавши) кривины 3 мили, а къ Минску не пошли для того, что казацкія войска напередъ пошли Слуцкимъ шляхомъ 1), да и для того, что опасаясь непріятельскихъ людей, что имъ тотъ Минскій путь струченъ (загражденъ). И отъ Слуцка ростояніемъ въ 12 миляхъ перешли мѣстечко Глускъ и шли Лоевскимъ шляхомъ, и пришли къ рѣкѣ Днѣпру апрѣля 27-го числа, и перевозились (переправлялись) подъ

1) Такимъ образомъ -  А п о с т о л ъ   бросилъ своего союзника и, спасаясь отъ шведовъ, одинъ ушелъ впередъ.    Н. О.

 

 

 

32

мѣстечкомъ Лоевымъ дней съ пять, для того что Днѣпръ был въ великомъ водномъ роспаленіи".

Послѣ переправы Неплюевъ расположился съ полкомъ около городовъ Седнева и Стародуба, поджидая изъ Минска Мазепу. 17-го мая Мазепа прислалъ ему указъ государя — распустить ратныхъ людей „въ домы ихъ". Неплюевъ сдѣлалъ распоряженія oбъ отпускѣ ратныхъ, кромѣ полковниковъ и „начальныхъ людей", которыхъ до государева указу задержалъ въ Сѣвскѣ (куда и самъ переѣхалъ), опасаясь, что „ежели ихъ, полковниковъ и начальныхъ людей отпустить, а скоро походъ учинитца, и ихъ собрать вскорѣ (будетъ) невозможно, что они многіе изъ дальнихъ мѣстъ". Но Мазепа приказалъ именемъ государя распустить и „начальныхъ людей", объявивши имъ, „чтобъ они были впредь къ походу въ готовности".

Послѣ походнаго журнала собраніе документовъ Неплюевскаго „полка" оканчивается разнаго рода списками, напримѣръ „послужной списокъ" всѣхъ начальныхъ и рядовыхъ людей полка (л. 380), именные списки ратныхъ, оставленныхъ „въ обозѣ" у Мазепы (л. 394 об.), бѣжавшихъ съ бою и съ походу (всего 45 человѣкъ, изъ нихъ 15 человѣкъ явились потомъ въ Минскѣ) (л. 401 об.), списки откомандированныхъ въ другіе полки и въ разныя „посылки" (л. 403 об.) и проч. Собраніе этихъ документовъ не полно: не достаетъ, напримѣръ, обѣщаннаго въ журналѣ списка убитыхъ и раненыхъ въ Клецкомъ бою.

 

Н.Н. Оглоблинъ.