М-в. П. Неосторожная езда в старину 1683 — 1800 // Русская старина, 1877. – Т. 18. - № 4. – С. 740-744.

 

Неосторожная езда встарину 1683 — 1800.

 

Случаи неосторожной езды и безобразия рысачников были довольно обыденными явлениями в старое время. Ряд правительственных распоряжений к пресечению этого зла на столько любопытен, что считаем не лишним обратить на него внимание читателей „Русской Старины".

Еще в 1683 году, 3-го января, последовал именной указ, „сказанный разных чинов людям", царей Иоанна и Петра Алексеевичей, что „великим государям видимо учинилось, что многие учали ездить в санях на возжах с бичами большими, и, едучи по улицам небрежно, людей побивают, то впредь с сего времени, в санях на возжах не ездить, а ездить с возницами, по прежнему обычаю". — Вскоре потом (11-го января) последовал другой указ, что запрещение ездить на возжах относится только до извощиков 1).

До 1730 года никакого указа или постановлений относительно езды по городу, кажется, обнародовано не было. В 1730 году издан именной указ императрицы Анны Иоанновны (20-го августа), чтобы „извощикам и прочим всяких чинов людям ездить, имея лошадей взнузданных, со всяким опасением иосторожностью, смирно".

У нас, случается, ездят на невзнузданных лошадях ломовые извощики, а, тогда, вероятно, излили и прочие „всяких чинов люди". Не смотря на то, что в заключение указа сказано было: „виновные за первую вину будут биты кошками, за вторую кнутом, а за третью сосланы будут на каторгу", — 16-го ноября того же года последовал другой указ в подтверждение вышеписаннаго, и кроме того повелено: „имеющим охоту бегать на резвых лошадях в запуски, или в заклад, выезжать в Ямскую слободу, или по рекам, где

1) Таким образом, оказывается, да и из других указов видно, что встарину извощикн сидели на лошади верхом. В летнее время у извощиков были одноколки. В 1775 году последовал указ (о экипажах), чтобы извощичьи сани и одноколки были в желтой окраске. У обывателей в это время были, кроме одноколок, роспуски и дрожки. Извощичьи одноколки существовали до конца прошлаго столетия.          П. М.

 

 

741

мало людей ходит, но и в тех местах осторожно, а на улицах такого беганья отнюдь не чинить".

Несколько времени спустя, известно стало, что постановление „дабы всяких чинов люди ездили как в санях, так и верхом, смирно и никого лошадьми не давили и не топтали", — не соблюдается. 9-го марта 1730 года обнародован именной указ, дабы впредь всяких чинов люди ездили сами и люди их перед ними 1) — смирно и на лошадях не скакали, ни на кого не наезжали, не били и лошадьми не топтали".—Виновных велено ловить и для того из полиции посылать разъезды из драгун и солдат.

Однакож и это оказалось недействительным 25-го июня 1732 года опять опубликован именной указ о подтверждении, с добавлением: „А ежели кто впредь в противность сего Ея И. В—ва указа дерзнет так резво и несмирно ездить и люди их необыкновенно перед ними скакать и плетьми кого бить и санями и лошадьми давить, таким, по состоянию вины их, чинено будет жестокое наказание или смертная казнь".

Казалось бы, за такими строгими мерами, как назначение смертной казни, должна прекратиться шибкая езда со всеми безобразиями, однакоже в именном указе правительствующему сенату 6-го февраля 1737 года снова о том подтверждалось „дабы никто неведением не отговаривался".—„Ежели же, сказано в указе, кто будет на лошадях скоро ездить, таких ловить и отводить в полищю, где лакеев сечь нещадно кошками, а самих помещиков штрафовать денежным штрафом, по разсмотрению сената".

В каком размере предполагалось назначение штрафа, да и были ли в разсмотрении правительствующаго сената дела о скорой езде, нам неизвестно. Между тем, в том же году дошло до высочайшаго сведения, что „какие-то люди, наежав в санях парой с дышлом, чуть не убили фельдмаршала Миниха, а стоявшаго у него на запятках адъютанта ушибли так, что чуть жив остался" 2). Вследствие этого последовал, 15-го декабря 1737 года, высочайший указ, объявленный генерал-полициймейстером Салтыковым, „чтобы дышла, кроме колясок и возков, в санях ни у кого не было, а у

1) Верховые, ездившие впереди экипажа, «вершники».

2) Встарину; когда генерал едет в санях (один даже), адъютант его мог стоять на запятках. Впрочем, еще в двадцатых годахъ нынешняго столетия стоять на запятках саней было такое же обыкновенное дело, как нынче сидеть на козлах, разумеется, при известных условиях. П. М.

 

 

742

кого в санях дышла есть, те вынять и быть саням с оглоблями, такожде и скоро никому не ездить".

В именном указе, данном полициймейстерской канцелярии, 4-го декабря 1738 года, с подтверждением прежних указов о езде по городу, высочайше повелено: „по большим улицам и прочим пристойным местам, где больше проезда бывает, учредить от обывательских домов денные караулы, и накрепко приказать всех тех, кто на бегунах, или в санях с дышлом, или извощиков на санях, а не верхом, поедут—ловить и приводить в полицию". Любопытно бы знать, каким образом, вместо прежде назначенных драгун, могли справляться с рысачниками дворники обывателей?

При императрице Елисавете Петровне сделано было новое распоряжение. По указу 19-го марта 1742 г. из сената, повелено: „Ежели кто на резвых лошадях ездить будет, тех через полицейския команды ловить и лошадей их отсылать на конюшню государыни".

В именном указе, объявленном генерал-фельдмаршалом принцем Гессен-Гомбургским, 25-го января 1744 года, сказано: „ея императорскому величеству известно учинилось, что в Москве на лошадях ездят весьма скоро, отчего попадающиеся на встречу лошадей не точию бьют верховые плетьми, но и лошадьми топчут без всякаго разсуждения и сожаления и скверно бранятся, что и самым делом найдено. Того ради Ея И. В. указать изволили накрепко подтвердить, чтобы отнюдь, какого бы кто звания ни был, на лошадях скоро ездить и браниться не дерзали, а верховым людям плетей, кроме кучеров и форейторов, не иметь".

27-го декабря 1752 г., именным указом, объявленным генерал-полициймейстером Татищевым, снова подтвердить, „чтобы скоро отнюдь никто не ездил и у лакеев плетей не было и по сторонам у дуги лакеям верховым отнюдь не скакать и но встречающимся напротив дорогу давать, а ежели кто в том поиман будет, то лакеев сечь немилостиво и отсылать в рекруты без зачета, а хозяев штрафовать деньгами по разсмотрению".

Кроме того, что давили народ и били плетьми проходящих, являются еще новыя безобразничанья. 8-го августа 1755 года объявлен был указ правительствующаго сената такого содержания: „Объявляется во всенародное сведение. Понеже правительствующему сенату не безъизвестно есть, что в С.-Петербурге разных чинов люди, нанимая для езды здесь и около С.-Петербурга в лежащия места извощиков с лошадьми, ездят так скоро, что от той скорой езды многия (?) помирают, а сверх того некоторые из тех извощиков, ежели кто скоро не поедет, не токмо сами, но и люди их немило-

 

 

743

стиво бьют, отчего они несут крайнюю обиду и раззорение. Того ради правительствующей сенат приказали: кто, всякаго чина, в С.-Петербурге или около С.-Петербурга в лежащия места для езды будут нанимать извощика с лошадьми, тем на оных ездить конечно не скоро, и притом, тем извощикам никакого оскорбления отнюдь не чинить".

В 1756 году (22-го марта и 31-го декабря), обнародованы были именные указы, чтобы на бегунах, а также тройкою в Петербурге ездить запретить, а кто пожелает—Ездили бы вне города. Тоже самое подтверждено в именном указе 21-го января 1759 года. В 1760 году последовал указ, чтобы кучера близ дворца бичами не хлопали.

Около этого времени появилась в Петербурге мода ездить с факелами. В первые годы царствования императрицы Екатерины II состоялся, по этому случаю и по некоторым другим, высочайший указ, 25-го Февраля 1763 г., такого содержания: „понеже де усмотрено, яко многие здесь разных чинов люди в каретах по ночам ездят с зажженными факелами, от чего к пожарному случаю есть не без опасности; к тому же многие господские кучера, лакеи, также извощики, ездя по улицам, скачут весьма скоро и чинят великие свисты, что в здешнем резидующем Ея И. В. городе чинить весьма неприлично, а от скорой езды могут идущим людям чинить вред, и для того, сего 15-го октября, ея императорское величество всемилостивейше повелеть соизволила: во всех здешних обывательских домах объявить, чтобы никто в ночное время с факелами отнюдь не ездили и не ходили, а имели-бы фонари, и чтоб никто по улицам скоро не стакали и кучера-б, лакеи и извощики не свистали, а ежели за тем объявлением, кто в скорой езде и свисте будет поиман, в таком случае кучера и лакеи господские, извощики и прочие подлые люди от полиции будут неотменно по указам наказаны".

Не смотря на воспрещение ездить тройкою, стали ездить не только тройкою, но еще с двумя вершниками по бокам, даже мимо окон государыни. Вследствие сего объявлен высочайший указ, 25-го февраля 1764 года, о подтверждении, и что „ежели впредь то чинить будут, за третью пристяжную лошадь по 500 рублей штрафу доправлять".

В вышедших в последствии указах и постановлениях говорится только о взысканиях за скорую езду, а также об установленной для извощиков, в 1798 году, таксе; о том кому какия по чину или званию можно иметь экипажи; запрещение (кому не следует) ездить цугом (в б лошадей): об одежде кучеров и лакеев и проч. Все

 

 

744

это довольно интересно для характеристики своего времени, но до настоящей заметки не относится. Следует упомянуть еще об одном обычае особеннаго рода, показывающем или распущенность действующих лиц, слабый надзор полиции, а может, жалкое состояние улиц того времени: 27-го марта 1800 года обнародован указ, чтобы почталионам, ездовым и курьерам запретить, именно каждому, во время их езды верхом, ездить по набережным и тротуарам.

М—в.