Моды // Отечественные записки, 1848. – Т. 59. - № 8. – Отд. «Смесь». – С. 233-234.

 

 

моды.

 

Мы въ нерешимости, говорить ли что-нибудь о лѣтнихъ костюмахъ. Положимъ, что холера значительно уменьшилась; слѣдовательно, и все понемногу оживилось; но погода такъ дурна, что поневолѣ надобно закутываться какъ осенью; отъ-этого на гуляньяхъ и въ визитахъ вы видите только сукно и бархатъ. Однакожь говорятъ, что августъ будетъ очень-теплый и сухой: итакъ мы опишемъ, въ запасъ, нашимъ читательницамъ нѣсколько лѣтнихъ нарядовъ, которые мы замѣтили въ-продолженіе іюля.

Кисейныя платья все такъ же, какъ и прежде, были съ воланами или біэ, или съ кружевными фалбалами; для дѣвицъ очень-молодыхъ предпочитаются для платья складки, которыя покрываютъ всю юбку. Лифы не иначе, какъ монтантъ, а рукава съ браслеткой. Пеньюары для утренняго неглиже очень-красивы изъ бѣлой кисеи съ мушками; они дѣлаются совершенно-прямые, кругомъ съ широкимъ рубцомъ, въ который продернута лента, и съ круглымъ мѣшкомъ, тоже съ продернутой лентой, которая сзади завязывается бантомъ съ длинными концами. Рукава должны быть косые и очень-широкіе внизу, такъ, чтобъ во время прически можно было свободно поправлять волоса Для дамъ болѣе полныхъ, пеньюары дѣлаются : косые со швами по бокамъ, какъ на бурнусахъ: и тогда эти пеньюары должны быть дублированы какой-нибудь цвѣтной тяфтой; мѣшокъ на нихъ болѣе идетъ вострый, нежели круглый; рукава тоже не могутъ быть очень широкіе они должны быть умѣренны. Разумѣется, что дама въ такомъ пеньюарѣ не можетъ быть такъ à son aise, какъ въ первомъ; но за то этотъ костюмъ скрываетъ ея полноту, следственно, дѣлаетъ ее моложе.

Бѣлыя кружевныя косынки и мантильи почти не являлись въ нынѣшнее лѣто; но если бъ были жаркіе дни, то красивѣе и легче ихъ ничего не могло бы быть на бѣлыхъ или даже цвѣтныхъ платьяхъ. Ныньче, сколько можно было замѣтить, были въ модѣ бѣлые кашемировые шарфы, вышитые цвѣтнымъ шелкомъ и черныя кружевныя косынки. Для званыхъ обѣдовъ или вечеровъ дѣлаются черныя кружевныя мантильи съ круглыми концами напереди и сзади; если у такой мантильи отнять маленькій воротничокъ и рукава, то она будетъ просто косынкою съ скругленными концами.

Соломенныя шляпки убираются тафтой и лентами, но очень-просто: тюлевыя и креповыя тоже отличаются своею простотой; на нихъ вы не увидите ни одного бантика; развѣ у нѣкоторыхъ шляпокъ въ боку тульи прико-

 

 

234

лотъ пучокъ колосьевъ или самыхъ мелкихъ цвѣтовъ, или иногда — даже совершенный контрастъ — вы вдругъ увидите между этими шляпками съ мелкими цвѣтами шляпку съ огромнымъ піономъ или кактусомъ. Перья бѣлыя и цвѣтныя, попрежнему, носятся безъ всякихъ бантовъ.

Бурнусы всѣ дѣлаются съ мѣшками; но надобно замѣтить, что сукно, настоящее мужское, и бархатъ теперь въ большой модѣ, поутру и вечеромъ вы встрѣчаете дамъ въ суконныхъ бурнусахъ и мантильяхъ, которые, по своей тяжести, не могутъ быть убраны иначе, какъ аграмантомъ; этотъ аграмантъ дѣлается очень-широкiй, вершка въ три, кружевнымъ узоромъ; но на другія мантильи нашивается самый узенькій аграмантъ разными узорами. Бархатныя мантильи и бурнусысы преимущественно убираются кружевами.

Мы забыли упомянуть, что мантильи очень часто дѣлаются изъ одинакой матеріи съ плятьем-и очень красиво, если матерія гладкая, т.е. одного цвѣта, или полосатая изъ двухъ цвѣтовъ; въ противномъ случаѣ это будетъ очень-пестро. Также надобно замѣтить, что платья съ такимм мантильями дѣлаются на подолѣ безъ всякихъ уборокъ; только напереди можно убирать какъ угодно пышно — разумѣется, согласуясь съ уборкой мантильи. Бантики должны быть одинакаго цвѣта съ платьемъ.