Моды // Библиотека для чтения, 1852. – Т. 112. – Отд. 8. – С. 1-7.

 

 

БИБЛИОТЕКА

для

ЧТЕНИЯ

ЖУРНАЛ СЛОВЕСНОСТИ, НАУК, ХУДОЖЕСТВ,

ПРОМЫШЛЕНОСТИ, НОВОСТЕЙ и МОД.

 

ТОМ СТО-ДВЕНАДЦАТЫЙ.

 

САНКТПЕТЕРБУРГ.

В типографии Карла Крайя.

1852

 

 

 

M О Д Ы.

 

Во избежание повторений всего, так усердно нами разсказываемаго впродолжении двух - трех зимних месяцев, мы не будем распространяться на счет настоящих нарядов, потому-что они служат только продолжением прежних, и следуют образцам, предписанным по законам наступившей зимы. О предчувствиях же своих, предугадываниях в отношении мод, еще не подтвержденных достоверностью, мы пройдем в молчании, длятого, чтобы не взволновать слишком рано сердца благосклонных читательниц недоумением или сомнением. А что может быть ужаснее неизвестности. Все заняты одною заботою; как-то и что-то будут носить? Будут ли носить платья покороче или подлиннее, пошире или поуже? А мантильи останутся ли коротенькими, или будут подлиннее и пошире, как несколько лет назад?... Не торопитесь, mesdames, не предупреждайте законов времени, с которыми всегда соображается  мода.

 

Масляница миновала. О балах и маскарадах нет и помину, а вместе с ними разлетелись, как призрак, как упоенье, и мечты о сочетании нежных сердец, то-есть, по просту говоря, и слухов нет о свадьбах, нередко следствиях балов, когда какая-нибудь полька или вальс, сближают танцоров с их грациозными дамами, прежде не думавшими друг о друге. Однако бывают и исключения. Мысами видели роскошную корзинку, приготовляемую для свадьбы после Пасхи.

 

Подвенечное платье, как следуетъ, покрыто кружевными воланами, — да разве можно делать подвенечное платье, на котором было бы по-крайней-мере два кружевных волана? Подол платья обшит рюшем из белой атласной ленты, в вершок шириною ; над каж-

 

 

 

2

дым воланом такой же рюш. Корсаж высокий, разрезной, обшитый, как и рукава, широким кружевом; шелковые брандебуры перекрещиваются до самаго верху на тюлевой манишке с узеньким рюшем. Воаль из шелковаго тюлю иллюзион, грациозно прикрывает неизбежную гирлянду померанцевых цветов.

 

Это же платье может служить и для балу, с тою только разницею, что высокий корсаж должен быть заменен открытым, и широкая кружевная берта в два ряда спускается мысом до конца корсажа, не скрывая однако ж пышнаго рукавчика из тюлю с такими же украшениями, как и платье.

 

Настал конец плоским или гладким рукавам; теперь надо носить рукава пышные, разубранные, и совсем не такие короткие, как в прошлом году.

 

Вот вам платье для сговора: оно проще, потому-что надевает его еще молодая девушка. Платье голубое из китайской материи — lampas — которая усыпана мелкими белыми цветочками, точно серебром; корсаж времен Людовика-Пятнадцатаго обшит узенькими блендами. На голове маленькая наколка из голубых лент довершает наряд.

 

Нет возможности входить в подробности этой богатой и изящной корзинки. Чего тут нет, и что тутъ есть — уму непостижимо! Скажем только о необходимых принадлежностях всякаго приданнаго: черное бархатное платье, несколько фантастических платьев из газу, барежу и тому подобных бальных; — черная кружевная косынка, и несколько кусков черных и белых кружев; — великолепный нессесер; — старинные и многоценные веера; — ленты и цветы; — перчатки в красивых ящичках; — вот почти все необходимыя принадлежности свадебной корзинки; не говорим о драгоценностях, например фамильных бриллиянтах, чудно перемешанных с эмалью, жемчугом, цветными каменьями, составляющих великолепный убор, который по воле можно разобрать и опять составить в один ила три букета: для головы и вместо брошки; — прекрасные браслеты с камеями, осыпанными жемчугом; камеи, хоть не в большой моде, но тем не менее высоко ценятся понимающими заслугу искусства. Крючок с цепочкою для часов и брелоков, золотыя с эмалью пуговки для жилета, манжеток и манишек; флакончики, обделанные в золото;

 

 

 

3

и еще  безчисленное   множество драгоценных безделушек, которых не достанет ни времени, ни сил перечесть.

 

А вот и прелестныя мантильи: белая из тафты гласе, довольно коротенькая спереди, уборка в вершок или полтора шириною из той же материи, а сверху уборки нашито кружево такой же ширины; капюшон также кружевной, повидимому только для украшения, но тут есть и польза: кружевной капюшон очень грациозно обрамливает милое и свеженькое личико. Другая мантилья в таком же роде, только из черной тафты с черными же кружевами. Вся разница состоит в величине; обе мантильи очень похожи на мантильи давно минувших дней, возобновленныя модою наших бабушек, и довольно долго терпимыя и в наше время. Как быть? мода так быстро совершает свое круговращение, что поневоле иногда обращается на свое первобытное.

 

Зато опять входят в употребление маленькия шубейки, да и не мудрено: короткие и пышные рукава не мнутся под ними, стало-быть и покровительствуют им.

 

В некоторых щегольских магазинах подумывают уже и о весенних шляпках, когда солнышко и теплота в атмосфере напомнят бархатным шляпкам, что пора и честь знать: приготовляются прелести на кулисах из тафты и тюлю, только не в сборках, а складками.   Уж это объяснить очень трудно, потрудитесь сами взглянуть.