Самозванец Медокс. (Для истории русского театра) // Русский архив, 1886. – Кн. 2. – Вып. 5. – С. 157-160. – Под псевдонимом: Ярославский старожил.

 

 

САМОЗВАНЕЦ   МЕДОКС.

(Для  истории  Русскаго  театра).

 

К сожалению, до сих пор история Русскаго театра не выяснила происхождения некоторых деятелей, с честью послуживших для нашего сценическаго искусства. К числу таковых лиц принадлежит знаменитый в свое время Meдокс, содержатель Московскаго театра с 1776 по 1805-год. Несомненно, что он был человек умный и ловкий, но чрезвычайно скрытный и загадочный во всем, что касалось его происхождения. По благодушной Москве ходили слухи, распускаемые, вероятно, самим же Медоксом, что предки его были чистокровнаго, благороднаго происхождения, переселившиеся из Англии в Россию давным-давно, еще при Стюартах, вследствие религиозных гонений. Аристократически-барская Москва в прошедшем столетии способна была возвести генеалогию Медокса даже ко временам Ричарда Львиное-Сердце... Но увы! Наши документы вполне разъясняют туманную историю и утверждают, что в Медоксах (потомках упомянутаго Михаила Егоровича Медокса) сохранилось на столько же благородной Английской крови, на сколько эта кровь текла в жилах благороднаго лорда Дизраэли-Виконсфильда. Это впрочем не мешает потомкам Медокса быть добрыми Русскими людьми, если таковое потомство сохранилось...

Даже наиболее правдивый историк Русскаго театра П. Н. Арапов в своем "Драматическом Альбоме" (составляющем теперь библиографическую редкость) не мог с достаточною ясностью воспроизвести родословное древо Московскаго антрепренёра Медокса. Между прочим, он упоминает, что в 1776 году князь Петр Васильевич Урусов испросил привиллегию (на 10 лет) содержать в Москве театр, с обязательством непременно построитъ для него каменное здание, причем князь Урусов взял к себе в товарищи

 

 

158

Англичанина, механика Медокса. Затем, определив национальность Медокса, сам же Арапов пускается в догадки относительно происхождения этого "механика", который старался выделить себя из толпы таинственною оригинальностью во всем, даже в костюме: "он (т.-е. Медокс) обыкновенно носил красный плащ на улицe, и поэтому его называли кардиналом; никоторые полагают, что он происходил из Греков (Метакса)" *)...

Почтенный Арапов жестоко заблуждался, будучи обманут Московскими преданиями, которыя, как и все предания, должны входить в историю не иначе, как послe самой строгой поверки фактов; а таковые утверждают следующее. У механика Медокса были два сына и дочь; последняя вышла замуж за поручика Степанова, а сыновья, Павел и Роман Медоксы, пошли по разным житейским дорогам, и Роман Медокс пошел очень далеко. Это был замечательный пройдоха-аферист. За какое-то преступление, едва ли имевшее политический характер, его сослали в гор. Вятку. Добыв себе фальшивый паспорт, Роман Медокс убежал оттуда. Начались розыски. Вот при этом-то случае, в 1828 г., шеф корпуса жандармов Александр Христофорович Бенкендорф (тогда еще не граф) и оказал услугу для Русскаго театра, посадив означенное родословное древо на подходящую для него почву; иначе сказать, Бенкендорф выяснил пред императором Николаем всю шаткость и подложность дворянскаго происхождения Медоксов, по крайней мере—из древней Англии...

Так как Вятская полиция и шеф жандармов имели основание предполагать, что Роман Медок скрылся из города Вятки по направлению к Ярославлю, то Бенкендорф и сообщил тамошнему губернатору М. И. Бравину (31 Марта 1828 г., за № 1,344) следующее:

"Милостивый государь Михайло Иванович!

Находившийся в городе Вятке, по Высочайшему повелению, под надзором полиции, Роман Медокс, сын бывшего содержателя Московскаго театра, Англинскаго Жида Медокса, в прошедшем Декабре (1827 г.) бежал, как предполагается, с паспортом Вятскаго мещанина Александра Мотанцова, выданным 2 Декабря из тамошняго Городоваго Магистрата, и подорожною, полученною на cиe имя из Уезднаго Казначейства.

*) „Драм. Альб" стр. XLIII.

 

 

159

Сей Медокс имеет в Москве сестру в замужестве за отставным поручиком Андреем Степановым, а Тульской губернии, в Каширском уезде, проживает мать его,

Приметами Медокс: росту 2 арш. до 7 вершков; лицом бел и чист; волосы на голове и бровях светлорусые, редковатые; собою строен; когда станет говорить, то заикается; от роду ему до 35 лет.

 

Во исполнение Высочайшаго повеления, последовавшаго по всеподданнейшему докладу моему, я покорнейше вас, милостивый государь, прошу ускорить со стороны вашей надлежащим распоряжением о непременном отыскании и задержании помянутаго Жида Медокса, буде появится он в вверенном вам управлении, и о последующем не оставить меня в свое время уведомлением. С истинным почтением"... и т. д.

Бенкендорф употребил именно слово "Жид", а не более мягкое слово "Еврей". На основании этого документа, вопрос о генеалогии

Медоксов следует признать решенным окончательно. Осторожный во всем, даже в мелочах, Бенкендорф не решился бы в означенной жесткой и, можно сказать, презрительной форме выразиться пред Государем о Семитическом происхождении Медоксов, еслиб у него не имелось фактических данных, что Медоксы—Евреи, а отнюдь не "джентльмены", якобы пострадавшие при Стюартах за свои небывалыя "религиозныя убеждения". Таковую Еврейскую генеалогию за Медоксом признали почти все городския и земския полиции Ярославской губернии. Отвечая на предписания губернатора (от 16 Апреля 1828 г., за №№ 2,937—2,956), каждая из сих полиций донесла, что, «по самым тщательным розыскам, Английскаго Жида Романа Медокса в их ведомстве не оказалось". Но при этом розыскании случился маленький курьез. Мышкинский городничий Паткуль (подписавшийся так: Падькулъ) признал за Медоксами баронское достоинство; ибо, не разобрав хорошенько слово: "Роман" и приняв его за слово "барон", донес губернатору (22 Апреля 1828 г. за № 481), что сколько не старался в городе Мышкине отыскать и узнать о местопребывании барона Медокса, но...» увы! не отыскал. Да и неудивительно, ибо ловкий Еврейчик успел уже пробраться на Кавказ. Там он добыл себе другой поддельный документ, с которым и разыграл, как самозванец, важную роль, чуть ли не флигель-адъютанта, удостоеннаго якобы особым доверием императора Николая I. Однакоже

 

 

160

Государь поступил с самозванцем-Евреем очень милостиво. Доказательством служит циркулярное письмо управлявшаго III Отделением Собственной Е. И. В. Канцелярии, Фон-Фока (от 27 Апреля 1828 г., за № 1,796) на имя того же Ярославскаго губернатора Бравина:

«III Отделение долгом поставляет сим уведомить, что после отношения к вашему превосходительству г. генерал-адъютанта Бенкендорфа, от 31 прошедшаго Марта, последовавшаго по Высочайшему повелению, об отыскании и задержании Романа Медокса, получено от г. дежурнаго генерала главнаго штаба Е. И. В. извещение, что сей Медокс пойман в Кавказской области с фальшивым

видом, под другим именем и, по Высочайшему повелению, назначен уже солдатом в один изъ батальонов отдельнаго Сибирскаго корпуса"... и т. д.

Дальнейшая участь Еврея Медокса нам неизвестна. Это очень жаль! Похождения «Английскаго Жида, барона Медокса», вероятно, не уступают «Приключениям Английскаго милорда Георга». По своей генеалогии, они должны быть в ближайшем родстве между собою.

 

Ярославль. 9 Марта 1886 г.

 

Ярославский старожил.