Малиновский А.Ф. Исторические доказательства о давнем желании польского народа присоединиться к России // Записки и труды Общества истории и древностей российских, 1833. – Ч. 6. – С. V-X, 11-106.

 

 

 

 

труды

и

лѣтописи

общества

 

ИСТОРІИ и  ДРЕВНОСТЕЙ
РОССІЙСКИХЪ,

 

УЧРЕЖДЕННАГО ПРИ ИМПЕРАТОРСКОМЪ
МОСКОВСКОМЪ УНИВЕРСИТЕТ
ѣ.

 

ЧАСТЬ VI.

 

МОСКВА.

 

Въ Университетской Типографіи.
1833.

 

-----------------------------------------------

 

 

ИСТОРИЧЕСКIЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

о

ДАВНЕМЪ ЖЕЛАНIИ

ПОЛЬСКАГО НАРОДА
присоединиться  къ  россiи.

 

СОЧИНЕНЫ
ИЗЪ ПОДЛИННЫХЪ БУМАГЪ

Московского Главнаго Архива

МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХЪ ДѣЛЪ.

 

 

 

 

вступленіе.

Хотя Поляки никогда не переставали называть своего Королевства избирательнымъ; но безпрерывный рядъ вѣковъ противорѣчитъ сему общенародному ихъ мнѣнію. Легко доказать можно, что въ первыхъ трехъ династияхъ Леха, Пiяста и Ягеллона обладанiе Польшею переходило изъ рода въ родъ наслѣдственно. Потомки Леховы, по сказанію Польскихъ бытописателей , съ названіемъ Князей, до Попеля II, владѣли около трехъ сотъ лѣтъ. Поколѣніе Піястовъ длилось на Польскомъ престолѣ болѣе пяти вѣковъ; а Ягеллоны царствовали невступно два столѣтія: чему не много найдется примѣровъ и въ Государствахъ постоянно наслѣдственныхъ.

Еслибы Польскій народъ всегда властенъ былъ избирать себѣ Королей по своему произволенію, то не для чего было въ 1041 году посылать во Францію отыскивать тамъ постриженнаго въ монахи Казимира I и возвесть его на престолъ Польскій единственно потому, что онъ велъ родъ

 

 

свой отъ Піяста, Вельможи Польскіе не возложили бы короны на десятилѣтняго сына Ягеллонова, еслибъ отъ нихъ зависѣло предпочесть ему взрослаго и опытнаго мужа изъ среды своей.

Дѣйствительно избирательною корона Польская сдѣлалась съ тѣхъ поръ, когда, по пресѣченіи рода Ягеллоновъ, начали возлагать ее на другіе роды, и когда перестала она оставаться въ потомствѣ тѣхъ Королей, которые по одному только праву избранія обладали оною.

При первыхъ двухъ династіяхъ Поляки управляемы были самодержавно; улучивъ же возможность свергнуть съ престола Мечислава III, Владислава Ласконога и Владислава Локотка, они обратили мысль свою и на возможность избирать себѣ Королей. Казимиръ Великій, давъ законы подданнымъ своимъ, самъ ограничилъ власть Королевскую, усилилъ Рыцарство разными преимуществами, и предложилъ послѣ себя въ наслѣдники роднаго своего племянника, Короля Венгерскаго, Лудовика. Хотя вельможи и согласились на сіе , но съ нѣкоторыми ограниченiями; а потомъ уже при всякомъ междоцарствіи, убавляя силу верхов-

 

 

VII

ной власти, прибавляли свои вольности. Пребываніе Лудовика вь Венгріи и отсутственное его правленіе подали имь къ тому не одинъ случай. Они заставили его сложить всѣ прежнія государственная подати, обязали его не накладывать оныхъ вновь, и присвоили себѣ право жаловать чинами и замѣщать упалыя мѣста чиновниковъ; а чрезъ то положили первое основанiе Аристократіи. По кончинѣ Лудовика, распространился въ Польшѣ духъ Республиканскiй. Паны Рады, отвергнувъ завѣщаннаго имь наследника, Маркграфа Брандебургскаго, Сигизмунда, предназначили Польскую корону меньшой Лудовиковой дочери, Королевнѣ Гедвйгѣ, съ такимъ условіемъ, чтобъ она приняла себѣ того супругомъ, кого они изберутъ ей, и выборъ палъ на Литовскаго Князя, Ягеллона, бывшаго тогда еще язычникомъ.

Сей-то Государь, подъ именемъ Владислава царствовавшій, бесспорно подчинился подготовленной формѣ республиканскаго правленія, которую Вельможи примѣшали къ самодержавiю Королевскому к Аристократіи своей, и призналъ избирательное ихъ право. Рѣчь Посполитая Польская состави-

 

 

VIII

лась тогда изъ трехъ степеней: Короля, Сената и Рыцарства. Первый Генеральный Сеймъ созванъ быль при Ягеллонѣ. Поводомъ къ тому послужилъ платежъ Кавалерамъ Тевтоническаго Ордена нѣсколькихъ тысячъ злотыхъ. Какъ предмѣстнихь его обязался не налагать вновь податей, то и надлежало собрать сіи деньги со всѣхъ воеводствъ по Земскому приговору; а удобнѣйшимъ къ тому средствомъ признано было, чтобъ каждый Воевода въ вѣдомствѣ своемъ созвалъ шляхтичей, которые, сдѣлавъ о семь сборѣ свое сужденiе, прислали бы въ Общее Собраніе отъ себя Депутатовъ для поданія голосовъ. Таково было начальное происхожденіе Сеймиковъ и Генеральныхъ Сеймовъ, гдѣ решалась потомъ участь Королей.

 

До сего переворота, Короли Польскіе опредѣляли войну и миръ , издавали законы, отмѣняли обыкновенiя, уничтожали исполненiе приговоровъ, налагали подати и располагали государственными доходами; но какъ только попустили они всѣмъ симъ пружинамъ могущества перейти во власть Рыцарства, то оно присвоило себѣ и право избранія Королей. Каждый Ко-

 

 

IX

роль, при возшествіи своемъ на престолъ; обязанъ уже былъ подтверждать сіе право торжественною присягою.

 

При всей смѣшенности разнообразныхъ правь въ тогдашнемъ правленіи Польскомъ, могущество Королевское казалось еще Королю Александру преизбыточнымъ; потому что онъ узаконилъ въ 1505 году, чтобъ Польскіе Короли впредь ни о какихъ дѣлахъ, касающихся до Государства, не судили сами собою безъ согласія Сенаторовъ: черезъ сіе-то Вельможи и сдѣлались неограниченными участниками въ верховной власти.

 

Несмотря на пожертвованія, вынужденныя Поляками отъ Королей своихъ, Великий Князь Василій Іоанновичь, по кончинѣ зятя своего Короля Александра, первый изъ Російскихъ Государей, пожелалъ быть обладателемъ Королевства Польскаго и присоединеннаго къ оному Великаго Княжества Литовоскаго. Онъ поручалъ сестрѣ своей, вдовствовавшей Королевѣ Еленѣ Іоанновнѣ, склонять духовныхъ и свѣтскихъ вельможъ, чтобъ они избрали его Королемъ и удостовѣрить ихъ въ нерушимости и охраненіи господствующаго въ Польшѣ вѣроисповѣданія. Королева

 

 

X

отвѣтствовала, что исполниться сіе не можетъ , отъ того что покойный супругъ ея поступился Государствомъ родному брату своему Королевичу Сигизмунду.

 

Сродно было Російскимъ Государямъ простирать свои виды на обладаніе Королевствомъ Польскимъ; потому что великое Княженіе Литовское, вмѣщавшее въ себѣ тогда Кіевъ, Полоцкъ со многими другими городами, Галиція и Волынія были издревле достояніемъ Россіи. Сродно было и обитателямъ тѣхъ земель желать присоединенія къ Росіи, ибо потомки Рюриковы населили тѣ области и построили тамъ города. Славныя имена Князей Россійскихъ, управлявшихъ ими, еще не забыты были. Одно вѣроисповѣданіе, одинъ языкъ и одни нравы имѣли надъ тамошними жителями неисповѣдимую силу притяженія къ Россiи, Князья Воролынскіе, Бѣльскіе, Одоевскіе, Мезецкіе, Вяземскіе, при установленiи Великимъ Княземъ Іоанномъ Васильевичемъ самодержавія, вступивъ добровольно въ подданство Россіи съ городами и волостьми своими, открыли къ тому путь и другимъ соплеменнымъ своимъ единовѣрцамъ.

 

 

 

11

 

I.

ПРЕДЛОЖЕНIЯ КОРОНЫ ПОЛЬСКОЙ
ЦАРЮ ІОАННУ ВАСИЛІЕВИЧУ И СЫНОВЬЯМЪ ЕГО ЦАРЕВИЧАМЪ IОАННУ
ІОАННОВИЧУ И
ѲЕОДОРУ ІОАННОВИЧУ, ПРИ ЖИЗНИ КОРОЛЯ СИГИЗМУНДА II
И ПО КОНЧИН
ѣ ЕГО.

 

Вельможи Коронные Полъскіе и Литовскіе, видя бездѣтнаго Короля своего Сигизмунда Августа, послѣдняго потомка Ягеллоновъ, въ изнеможенія отъ болѣзненныхъ припадковъ, начали помышлять о преемникѣ ему. Страшась поработить себя деспотизму Турецкаго Султана, они условились между собою, отнюдь никого не принимать въ Короли по домогательству Оттоманской Порты; о Римскомъ Цесарѣ, разсуждали, что Максимиліанъ II, за изнуреніемъ собственныхъ силъ, не одолѣетъ враговъ Короны Польской и не охранитъ ея; но всѣ единодушно признавали полезнымъ для общественнаго блага отдаться подъ покровительство Россіи и, присо-

 

 

12

единясь къ ней, вручить кормило Государства Царю Іоанну Василіевичу, воинственными доблестями препрославленному и могуществомъ своимъ злонамѣренныя покушенія другихъ державъ отвратить всегда готовому, или сыну Его Царевичу Iоанну Іоанновичу.

 

1569.

Совѣщанія Вельможъ не утаились отъ народа, и слухъ о томъ разнесся повсюду. Россійскій Государь, не знавъ , на чемъ основалась молва сія, далъ следующее повелѣніе посланному 1569 года гонцу, Ѳедору Мясоѣдову: „Память Ѳедору: проведати ему того, которымъ обычаемъ то слово въ Литве и Польшѣ въ людяхъ носится, что хотятъ взяти на Великое Княжество и на Польшу Царевича Ивана, и почему то слово въ люди пущено, обманкою ли, или въ правду того хотятъ, и все ли люди того хотятъ, и почему то слово деломъ не объявится , а въ людѣхъ носится."

 

1570

Въ слѣдующемъ 1570 году справедливость сихъ слуховъ оказалась на самомъ деле. Паны Рады, съ ведома Королевскаго, поручили от-

 

 

13

правленнымъ въ Москву Посламъ, Иноврацславскому Воеводѣ Яну Скротошину , Кастелану Минскому Николаю Тальвашу, Старостѣ Рафаилу Злѣшнѣ и Королевскому Секретарю Андрею Иванову, формально предложишь Царю Іоанну Василіевичу: не соизволитъ ли онъ вступить въ бракъ съ сестрою Королевскою Анною, а на Королевство къ нимъ отпустить сына своего, Царевича Іоанна Іоанновича? Іюня 10 они испросили особенную аудіенцію и донесли Царю изустно, что Король ихъ Сигизмундъ очевидно слабѣетъ; а какъ нѣтъ никакой надежды, чтобъ онъ оставилъ по себѣ наслѣдника, то всѣ Вельможи, устраняя отъ выбора на Польскій престолъ всякое не токмо Порты Отоманской, но и другихъ иностранныхъ Государствъ участіе , положили на мѣрѣ избрать себѣ Короля отъ рода Словенскаго, по волѣ своей, и присоединиться къ Обладателю Россіи и къ потомству Его. — Отвѣтъ Царскій на сіе быль таковъ:

У нась милосердіемь Божіимъ и прародителей нашихъ молитвами. Государство и безь того полно; и намъ вашего чего хотъти!

 

 

14

1571.

Хотя Скротоштнъ и Тальвашъ, возвратясь въ Польшу, возвѣстили Вельможамъ неохотливый отзывъ Царя на предложеніе ему короны Польской; но, не смотря на то, народная молва въ Польшѣ не умолкала, и всѣ радовались соединенію обоихъ Государствъ. Престарѣлая невѣста, Королевна Анна, тщась быть супругою Россійсхаго Царя, закупала на приданое дорогія ткани; а Паны съ женами своими, готовясь къ сему произшествію, заказывали уже себѣ шить платье Русскаго покроя и запасались нарядами, въ Москвѣ употребляемыми (*).

 

1572

Король Сигизмундъ скончался 8 Іюля 1672 года, а съ кончиною его пресѣклось и мужеское поколѣніе Ягеллоновъ, около двухъ вѣковъ Польшею обладавшее. О смерти Коро-

(*) Бывшіе тогда въ Варшавѣ Послы Россiйскіе: Князь Канбаровъ и Князь Мещерскiй, писали оттуда ко Двору: ,,говорятъ въ Варшавѣ: нехай не вдолзе Польша и Литва съ Москвою посполъ будетъ. Король старъ и хворъ и бездѣтенъ; а опричь Московскаго, иного Государя не искати. А сказываютъ, „платье, однорядки и кафтаны и шубы и „шапки лисьи черных и сапоги и сѣдла и са-

 

           

15

левской извѣстили Государя Литовскіе Вельможи и убедительно просили его прекратить военныя дѣйствія вь Лифляндіи. Двумя Грамотами отъ 29 Декабря они уполномочили Посланника своего, Писаря Великаго Княжества Литовскаго, Михаила Богдановича Гарабурду, предложить Царю Іоанну Василіевичу; не угодноль ему отпустить на Королевство Царевича Ѳеодора Іоанновича, или самому принять корону Польскую? — Царь не соизволилъ на сіе предложеніе и отвѣчалъ Гарабурдѣ ; Королевство мнѣ не новина; а сынь мой молодь и Государства ему справить не мочно; а прошали бы Ляхи и Литва у Цесаря сына на Государство. Когдажъ Посланникъ усугубилъ свои убѣжденiя, то Царь объявилъ ему, что не иначе согласится самъ вступить на Польскій престолъ, какъ на слѣду-

даки Радные Паны причиняютъ дѣлати и многiе любятъ носити нынѣ съ Московскаго обычья. А въ Королевнину казну сбираютъ бархаты и камки и сукна всякія цвѣтныя червены, свѣтлозелены, бѣлы цѣнинны на платье съ Московскагожь обычая. А хочетъ, сказываютъ, Королевна добре, чтобъ ей быти за Государемъ Царемъ и Великимъ Княземъ."

 

 

16

ющихъ условіяхъ: 1) чтобъ Королевство Польское и Великое Княжество Литовское присоединены были на вѣки къ Россіи и принадлежали бы ему и потомству его наслѣдственно; 2) чтобъ короновалъ его и мvропомазаніе совершилъ Митрополитъ Россійскій, а не Арцыбискупъ Католицкій; 3) чтобъ управлять ему Россіею, Польшею и Литвою, переѣзжая по временамъ изъ одного Государства въ другое. Потомъ Царь откровеннѣе изъяснилъ свое желаніе Гарабурдѣ, что онъ охотнѣе бы принялъ подъ скиптръ свой одно Великое Княжество Литовское; а Польское Королевство предоставлялъ Цесарю Максимиліану, — и увѣрилъ изустно сего Чиновника Литовскаго, что онъ всѣ вольности соотечественниковъ его ненарушимо сохранитъ, чины раздавать будетъ съ общаго согласія Вельможъ и подтвердитъ сіе обѣщаніе крестнымъ цѣлованіемъ.

 

Намѣреніе Царя Іоанна Василіевича отдѣлить Великое Княжество Литовское отъ Польши крайне потревожило Коронныхъ Вельможъ; а условія его почтены были уничи-

 

 

17

жительными и съ вольностями народа Польскаго несовмѣстными.

 

На избирательномъ, въ Апрѣлѣ мѣсяцѣ 1676 года, Варшавскомъ Сеймѣ Кандидатами Польскаго Королевства были: сынъ Цесаря Максимиліана Эрцъ-Герцогъ Эрнестъ, братъ Короля французскаго. Генрихъ д'Анжу, сынъ Шведскаго Короля Сигизмундъ и Царь Іоаннъ Василіевичъ. Некоторые предлагали и о Піастѣ, т. е. природномъ Полякѣ, но сіе предложеніе съ посмѣяніемъ тогда отринуто было.

 

Максимиліанъ II между тѣмъ безпрерывно пересылался съ Царемъ Россійскимъ и увѣрялъ его, что въ Совѣтѣ Германскихъ Чиновъ опредѣлилъ онъ Королевство Польское раздѣлить на двѣ части и присоединить Польшу къ Австріи, а Литву къ Россіи; заключить послѣ сего раздѣла тѣсный съ Россіею сoюзъ противъ Турковъ и Татаръ и никакъ не допускать на Польскій Престолъ Французсаго Принца, который, по давней приверженности Французовъ къ Портѣ Оттоманской, всегда .будетъ на сторонѣ ея,

 

 

18

во вредъ Христианскимъ Государямъ; Внушая Царю неблагопріятныя мысли о Французскомъ правительствѣ, Цесарь изъявиль ему прискорбіе и негедованiе свое противъ Короля Карла IX за то, что онъ, заманивъ къ себѣ обманомъ зятя своего, Наваррскаго Короля, Генриха, лишилъ его свободы и приказалъ, въ день Св. Варѳоломея, иновѣрцевъ, во Францiи живущихъ, числомъ до ста тысячъ, не щадя ни женъ, ни младенцевъ, предать смерти.

 

На предложеніе Цесаря о присоединенiи Польскаго Королевства къ Австріи, а Великаго Княжества Литовскаго къ Россіи, Царь Іоаннъ Василіевичь охотно соглашался; но совѣтывалъ Максимиліану поспѣшнѣе принимать сообразныя тому мѣры, потому что Поляки отправилт уже за Генрихомъ посольство во Францiю и скоро ждутъ его къ себѣ. Отвѣтную свою къ Цесарю Грамоту Царь заключилъ слѣдующими словами: „о Французскомъ Королевичѣ именно есмя къ Панамъ Радамь приказывали, чтобъ они его себѣ за Государя нe избирали для покоя Христіанскаго. А только

 

 

19

будетъ у нихъ, по ихь прошенію, Король Французъ на ихъ Государствѣ, и они захотятъ на Христiанство стоять, складываясь съ бесерменскими Государи. И коли Панове Рада Короны Польскія и Великаго Княжества Литовскаго на томъ не устояли мимо свое прошеніе, съ чѣмь къ намъ присылали бити челомъ; a хотѣли, мимо насъ и сына твоего, инаго Государя, такое дѣло межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ и съ сыномъ твоимъ не сталось. А впредь тебѣ брату нашему дражайшему и сыну твоему съ нами вмѣстѣ съ-обща заединъ беречи того, чтобъ то Государство Корона Польская и Великое Княжество Литовское отъ нашихъ Государствъ не отошло, и чтобъ Французскій Король на Престолѣ Польскомъ и на Великомъ Княжествѣ Литовскомъ не былъ. А что ты, братъ нашъ дражайшій, скорбишь, что учинилось у Французскаго Короля, и о томъ Крестьянскимъ Государямъ пригоже скорбѣти, что такое безчеловѣчество Король надъ толикимъ народомъ учинилъ и кровь толику безъ ума пролилъ."

 

 

20

Мая 9, Генрихъ провозглашенъ былъ на Сеймѣ Королемъ Польскимъ и Великимъ Княземъ Литовскимъ. — Августа 18, Польскіе Послы прибыли въ Парижъ и возвѣстили тамъ Сеймовый приговоръ о избраніи его. Новый Король Польскій подписалъ, 10 Сентября, въ Соборной Богородичной церкви, расta conventа, или условія, на которыхъ управлять ему Королевствомъ (*). Поляки составили ихъ по волѣ своей; ибо знали, что Екатерина де Медицисъ желала, во чтобъ то ни стало, возвесть сына своего на Престолъ Польскій. Еслибъ мы потребовали, — повѣствуетъ современный ихъ бытописатель, — Чтобъ Французы сдѣлали чрезъ Вислу мостъ изъ литаго золота, то они бы и въ томь не отказали. Въ предложенной Генриху присягѣ упомянуто было: если онъ не сдержитъ хотя единаго изъ обязательствъ своихъ, то самъ разрѣшитъ чрезъ сіе подданныхъ сво-

(*) Constitutie statutu у przywileje Regni Poloniae od Roku Panskiego 1350 az do Roku 1637. pag. 224. Corps universel Diplomatique par du Mont, T. V. partie I. pag. 223-226.

 

 

21

ихь отъ повиновенія (*)«Двадцатилѣтнему Королю предложено было вступить въ бракъ съ Польскою Королевною, Сигизмунда I дочерью Анною, которой было тогда пятдесят] лѣтъ; но за непредъявленіемъ на то письменнаго ея согласія, онъ, умѣлъ отговориться и отложить помолвку свою до свиданія съ нею. Получа отъ брата, Короля Французскаго, Карла IX, и отъ Парламента подтвержденіе на избраніе свое, Генрихъ отправился въ Польшу и 20 Февраля 1674 года въ Краковѣ быль коронованъ. На другой день послѣ коронаціи своей, онъ снова подписалъ и присягою утвердилъ разныя узаконенія, Вельможами вновь придуманныя, для ограниченія Королевской власти и для распространенiя своей собственной.

До сихъ поръ Польская Корона была больше наслѣдственная и отчасти избирательная изъ царство-

(*) Et si in aliquibus juramentum meum vioiavero, nullam mibi incolae Rcgni omniumque Dominiorum uniuscujusque gentis obedientiam praestare debebunt; immo ipso facto eos ab omni fïde, obedientia Regi debita liberos façio, absolutionemque nullam ab hoc meo juramento a quoquam petam, neque ultro oblatam suscipiam.

 

 

22

вавшихъ поколѣній; но съ 1575 года сіе смѣшеніе двухъ разнообразныхъ правъ прекратилось, и сдѣлалась она настоящею избирательною. Государственное Уложеніе, подъ названiемъ: Pacta conventa, при вступленіи на Польскій престолъ каждому Королю для наблюденія предлагаемое, всегда имѣло Генриховъ договоръ главнымъ основаніемъ.

 

Избранію Царя Іоанна Василіевича, по кончинѣ Сигизмунда II, въ Польскіе Короли, воспрепятствовали происки Французской партіи, не щадившей ни золота, ни льстивыхъ обѣщаній, для доставленiя сей короны Принцу Генриху. Притомъ же Царь и самъ не пожелалъ еще тогда обладать Поляками; ибо, предувѣдомленъ бывъ о готовности Вельможъ къ возведенію его на Престолъ Ягеллоновъ, онъ не только не приложилъ никакого старанія поддержать общенародное къ тому расположенie; но властными условіями своими, чрезъ Посланника Гарабурду объявленными огорчилъ распространяющее свои вольности Дворянство и не терпящее другихъ вѣроисповѣданій Духовенство.

 

 

 

 

23

 

II.

 

ПРЕДЛОЖЕНІЕ КОРОНЫ ПОЛЬСКОЙ
ЦАРЮ ІОАННУ ВАСИЛІЕВИЧУ И ЦАРЕВИЧУ
ѲЕОДОРУ ІОАННОВИЧУ, ПО
УДАЛЕНIИ ВО ФРАНЦІЮ КОРОЛЯ
ГЕНРИХА.

 

Стѣсненная власть новаго Польскаго Короля скоро подала поводъ къ несогласіямъ между имъ и Панами Радами. Взаимныя неудовольствiя дошли уже до того, что шесть Сенаторовъ отряжены были объявить Генриху о предстоящемъ ему низверженіи. Въ самое то время онъ получилъ неожиданное извѣстіе, что братъ его, Карлъ ІХ, скончался. Ему надлежало отправиться въ Парижъ и, по праву наслѣдія, обладать Франціею; но Вельможи воспротивились тому и, безъ созыва Сейма, не хотѣли отпустить его. Не уваживъ своевольныхъ криковъ, Генрихъ легко освободился отъ присмотрщиковъ и, захвативъ съ собою Польскую корону, скрытно уѣхалъ изъ Вар-

 

 

24

шавы; Сенаторамъ же оставилъ извѣстительную о своемъ удаленіи Грамоту и дозволялъ имъ о дѣлахъ Государственныхъ присылать къ нему во Францію Посольства.

 

На Сеймѣ, послѣ тайнаго отъѣзда Королевскаго собранномъ, опредѣлено было ждать Генриха только до 12 Мая 1576 года; а если къ тому времени онъ не возвратится, то избрать другаго въ Короли Польскіе.

 

Литовскій Вельможа, Янъ Глѣбовичъ, Каштелянъ Мѣнскій, по единовѣрію, усердствуя Царю Іоанну Василіевичу, убѣждалъ его приложить надлежащее стараніе къ полученію короны Польской, и въ Грамотѣ своей отъ 24 Іюля изъявилъ ему искреннее свое желаніе слѣдующими словами: «Ни одинъ Государь нашему Государству больше добра принести не можетъ, паче Царской вашей милости; вѣдомъ бо есми многоумства твоего Царскаго; вѣдомъ есми промыслъ въ ратномъ дѣлѣ, вѣдечи, что не токмо нашей землѣ, или нашему Царству, или всему Христіанству надобенъ бы еси былъ; бо ни одинъ, кромѣ вашей Царской милости, бусурман-

 

 

25

ской руки и силы стерти не могъ бы. Того дѣля сердечне отъ Господа нажидаю, чтобъ ваша Царская милость нашей землѣ Государемъ быль и видѣль бы, что иншимъ обычаемь исполненныя наши права и вольность». Глѣбовичъ къ Грамотѣ своей приложилъ и списки сь тѣхъ условій, по которымъ, удалившiйся во Францію Король Генрихъ обязался управлять Польскимъ Королевствомъ и Великимъ Княжествомъ Литовскимъ, чтобы Царь, примѣняясь къ онымъ, открылъ свою волю Панамъ Радамъ и, сообразуясь съ ожиданіемъ ихь, убѣдилъ бы ласкою своею къ охотному избранію его на престолъ Польскій. Вскорѣ потомъ и Приматъ, Арцы-Бискупъ Гнѣзнецскій, Яковъ Уханскій, прислалъ образцовыя Грамоты, какъ писать къ Рыцарству, къ Духовенству и къ первымъ Сановникамъ Королевства. Россiйскому Государю надлежало упомянуть въ оныхъ, что онъ содержитъ вѣру Христианскую и крещеніе во имя Святыя Троицы, потомъ просить избирателей, чтобъ, по единоплеменству Словенскаго народа съ Сарматскимъ и для обороны Христіанства отъ невѣрныхъ,

 

 

26

провозгласили его Королемъ Польскимъ и Великимъ Княземь Литовскимь, предпочтительно предъ прочими искателями сей короны; наконецъ обѣщать клятвенно, что будетъ управлять Королевствомъ по давнимъ правамъ, суды производить обще съ Вельможами и всѣ рѣшенія своеручно подписывать. Сверхъ того, Янь Хоткѣвичь, Каштелянъ Виленскій, втайнѣ наказалъ бывшему въ Польшѣ Россійскому гонцу, Ельчанинову, донесть, чтобъ Государь прислалъ, какъ можно скорѣе , своихъ Пословъ съ милостивымъ словомъ ко всѣмъ Вельможамъ, на избраніе его согласнымъ.

 

1575

Царь Іоаннъ Василіевичь преклонился къ симъ совѣтамъ и написалъ къ Гнѣзненскому Арцы-Бискупу Уханскому и ко всѣмъ первѣйшимъ Чиновникамъ и Рыцарству Королевства Польскаго и Великаго Княжества Литовскаго; но въ сихъ Грамотахъ никакъ не подчинился предложенному отъ Примата образцу; а поблагодаривъ токмо каждаго за похвальное ихъ желаніе совокупить три Государства подъ единую державу и тѣмъ  самымъ возвеличить

 

 

27

оныя, обѣщалъ наградить ихъ за такое къ общей пользѣ усердіе и далъ имъ знать, что ему пріятно будетъ, если они склонятъ и другихъ къ избранію на Королевство Польское и на Великое Княжество Литовское его самаго, или сына его, Царевича Ѳеодора Іоанновича.

 

На избирательныхъ Сеймахъ, происходившихъ въ Польшѣ и Литвѣ, провозглашены были Кандидатами Королевства: Царь Іоаннъ Василіевичь съ Царевичемъ Ѳеодоромъ Іоанновичемъ, Эрцъ-Герцогъ Эрнестъ, сынъ, и Фердинандъ, брать Императора Максимиліана, Король Шведскій Янъ съ сыномъ Сигизмундомъ и Князь Моденскій Альфонсъ. Кромѣ Князя Николая Радзивила и Евстафiя Воловича, всѣ единогласно назначили быть Королемъ Россійскому Государю. Приверженные къ нему Вельможи не переставали внушать, чтобы онъ скорѣе выслалъ на Сеймъ полномочныхъ Пословъ своихъ; но Царь, безъ нарушенія своего достоинства, не могъ рѣшиться на то, чтобъ его исканіе короны Польской имело видъ просьбы предъ Вельмолами, и безъ того уже надменными. Съ дру-

 

 

28

гой стороны медлилъ онъ отправленiемъ въ Польшу Пословъ своихъ, и по причинѣ настоятельныхъ убѣжденій ему отъ Максимилиана II о предоставленiи Королевства Польскаго сыну его, Эрнесту. Цесарь, чрезъ присланныхъ въ Россіию Пословъ своихъ, Кобенцеля и Принца, обѣщалъ отнять у Турковъ Греческую Имперію и присоединить ее къ Россiи. Не прельстился Царь симъ обѣтованнымъ завоеваніемъ; онъ, по своей политикѣ, желалъ обладать только Великимъ Княжествомъ Литовскимъ, а потому и далъ знать Вельможамъ, чтобъ они, для блага Христіанъ, избрали себѣ на Польскій Престолъ Эрцъ-Герцога Эрнеста; а Великое Княжество Литовское отдѣльно упрочили бы сыну его Царевичу Ѳеодору Іоанновичу; въ случаѣ же принятiя ими на Королевство кого-либо отъ руки Турецкаго Султана, угрожалъ мстить кровопролитною войною.

Цесарскіе въ Польшѣ Послы не щадили денегъ для пріобрѣтенія избирательныхъ голосовъ въ свою пользу: но въ Коронномъ Гетманѣ, Янѣ Замоскомъ, нашли они сильную про-

 

 

29

тивоположность. Декабря 12, произошелъ на Сеймѣ такой раздоръ, что едва не дошло до междоусобія. Одни нарекли Королемъ Цесаря Максимиліана II, a другіе провозглашали Седмиградскаго Воеводу Стефана Баторія; но рѣшительное утвержденiе избранія отложено было до новаго Сейма въ мѣстечкѣ Андреевѣ. Не смотря на сіе разномысліе, Вельможи, желавшіе возвести на Польскій Престолъ Царя Іоанна Василіевича, не теряли еще надежды и даже основывали оную на самой незаконности выбора двухъ Королей въ одно время. Князья Радзивилы увѣряли Россійскаго Посланника, Новосильцова, что чрезъ избраніе Царя исполнится завѣтъ умершаго Короля Сигизмугда I, который, бывъ вопрошенъ предъ кончиною: кому послѣ сына его, если онъ не оставитъ послѣ себя дѣтей, быть Королемъ въ Польшѣ? — отвѣтствовалъ: быти у васъ на Королевствѣ Московскому Государю. Царь Іоаннъ Василіевичь не воспользовался подобными сему благопріятными внушеніями приверженцевъ своихъ; а противоборствующiе ему, огласивъ намѣреніе его отдѣлить

 

 

З0

Литву отъ Польши, преогорчили избирателей, и навѣтами своими увеличивали ту опасность, которая отъ сего раздробленія Государства ихъ и отъ усиленiя Россіи произойти можетъ. Между тѣмъ Султанъ Турецкій настоятельно требовалъ, чтобъ Поляки ни Цесая, ни Царя отнюдь не избирали въ Короли, а возложили бы корону на Седмиградскаго Воеводу.

 

1576

Наконецъ Коронный Гетманъ, Замоскій, одержалъ поверхность. Онъ провозгласилъ сперва Анну, дочь Сигизмунда I, Королевою, а потомъ Стефана Баторiя супругомъ и Королемъ:  на сіе не уничтожило избранiя Цесаря Максималіана; и Польша, имѣвь въ одно время двухъ Королей, раздираема была внутренними раздорами и крамолами двухъ сторонъ, изъ которыхъ одна другую низринуть подъискивалась. Приключившаяся Максимиліану II кончина Октября 12 установила колеблемость народную, и Стефанъ Баторій остался спокойнымъ обладателемъ Польскаго Престола.

 

 

31

При семь вторичномъ предложенiи короны Польской, Царь Іоаннъ Василіевичь много обнадѣялся на ощутительную для самихъ Поляковъ выгоду присоединиться къ Россіи; а потому не употребилъ онъ въ дѣйство тѣхъ способовъ, которые присовѣтованы ему были Вельможами. Когда на избирательныхъ Сеймахъ возникли раздоры, и во всемъ Государствѣ распространились смятенія отъ выбора двухъ Королей: то въ волѣ его состояло согласить Императора Максимиліана II на раздѣлъ Польши, и силою оружія присовокупить Великое Княжество Литовское къ Державѣ Россійской.

 

 

 

 

 

32

 

 

 

III.

ПРЕДЛОЖЕНІЕ   КОРОЛЯ    СТЕФАНА
БАТОРІЯ   О    СОЕДИНЕНІИ   РОССІИ
СЪ  ПОЛЬШЕЮ,  И  ИЗБРАНІЕ  ЦАРЯ
ѲЕОДОРА  IОАННОВИЧА  ВЪ  КОРОЛИ
ПОЛЬСКІЕ.

 

Славно царствовавшiй и прочное благо Польши назидавшій Король, Стефанъ Баторій, задолго предусмотрѣлъ неминуемое паденіе своего Государства. Оно сокрывалось въ самой Конституціи: необузданное властолюбіе Вельможъ, буйная независимость Шляхетства и безгласность низшаго состоянія потрясали уже и тогда основанія Королевства Польскаго. Самыя побѣды вразумили Короля Стефана, что Россія, приходя отъ силы въ силу, отниметъ когда-либо тѣ издревле принадлежавшiя ей владѣнія, которыя Королями Польскими въ безвремянье ея присвоены. Будучи бездѣтенъ, онъ предпринялъ соединить Польшу

 

 

33

съ сею мочною Державою и, согласивъ на то первѣйшихь Государственныхъ Чиновниковъ, готовился созвать Сеймъ для полученія надлежащаго подтвержденiя отъ всей Речи Посполитой.

 

Рѣшась на сіе, онъ вдругъ пepeмѣнилъ прежнія свои угрозы на миролюбіе, надменность на пріязнь, и, въ началѣ 1586 года, прислалъ къ Царю Ѳеодору Іоанновичу Каштеляна Минскаго, Михаила Богдановича Гарабурду, въ качествѣ Посла, съ убедительною просьбою заключить вѣчный миръ. Гарабурда, при переговорахъ съ Боярами, предложилъ имъ, въ случаѣ безпотомственной смерти Короля своего, соединить Польшу и Литву съ Россіею; равномерно, если кончина Царя Ѳеодора Іоанновича безъ наслѣдниковъ воспоследуетъ прежде, то Россію присовокупить къ Польше и Литве, и тогда Царству Россійскому, Королевству Польскому и Великому Княжеству Литовскому, составляя одно великое Государство, отражать всѣхъ непріятелей общими силами и владычествовать надъ Северомъ. Бояре, не бывъ приготовлены къ та-

 

 

34

кому дальновидному предложенію, отвергли оное, даже вознегодовали на Польскаго Посла за изреченіе о смерти Государевой, примолвивъ, что про Государей говорить того не пригоже, и вмѣнили ни во что сіе важное преднамѣреніе. — Тщетно покушался Польскій Посолъ завести Бояръ вь подробнѣйшія обьясненiя: они съ досадою отдаляли всякій поводь къ тому и заставили его возвратиться въ Польшу ни съ чѣмъ. За сей неблагопріятный отзывъ Вельможи неоднократно упрекали Бояръ, что предлагали Русскимь хлѣбъ, а они за то пустили въ Поляковъ камни.

 

Въ слѣдъ за Гарабурдою, отправлено было къ Королю Россійское Посольство, для продолженія срока истекавшему между обоими Государствами перемирію. Тоже самое условіе о соединеніи двухъ Государствъ возобновлено было и въ Польшѣ, безъ чего ни на какое перемирiе Вельможи не соглашались. Россійскіе Послы, Бояринъ Князь Троеруковъ, Дворянинъ Писемскій и Дьякъ Петелинъ, не могши уклониться отъ такого настоятельнаго

 

 

35

требованія, принуждены были въ Гроднѣ, Сентября 6, заключить договоръ о съезде 3 Іюня слѣдующаго 1587 года на рѣкѣ Иватѣ, порубежномъ между Смоленска и Орши мѣстѣ, Панамъ Радамъ и Россiйскимъ Большимъ Думнымъ Боярамъ для договора и положенія на мѣрѣ тѣхъ способовъ, чрезъ которые Россію, Польшу и Литву совокупить навѣки въ единую, нераздѣльную Державу, въ случаѣ безпотомственной кончины котораго либо изъ владеющихъ Государей.

 

Для утвержденія сего соединенія двухъ Государствъ назначенъ уже былъ Сеймъ въ первыхъ числахъ Января, какъ неожидаемая кончина, 12 числа тогожъ Декабря Королю Стефану приключившаяся, разрушила сіе политическое его предпріятіе.

 

Извѣстіе о Королевской смерти дошло въ Москву чрезъ три недѣли. При жизни Стефана Баторія, Царь съ недовѣрчивостію принималъ предлагаемое соединеніе обоихъ Государствъ, опасаясь быть жертвою его политики, и, не утвердясь въ своемъ намѣреніи, предавалъ сіе дѣ-

 

 

36

ло на Божію волю; но по кончинѣ его, возжелалъ обладать Королевствомъ Польскимъ и Великимъ Княжествомъ Литовскимъ для блага Россіи, надѣясь сіе совокупное обладаніе сочетать съ пользою ея и тѣмъ осчастливить оба Государства. Вскорѣ отправилъ онъ въ  Польшу Посланникомъ Елизарія Матвѣевича Ржевскаго,  которому приказалъ изъявить Панамъ Радамъ соболѣзнованіе свое о сиротствѣ Государства ихъ; внущить имъ, что они, избравъ Россійскаго Самодержца Королемъ и присоединивъ Польшу и Литву къ Россійской Державѣ, исполнятъ чрезъ то собственное ихъ желаніе, и исчислить подробно всѣ выгоды, которыми будутъ пользоваться Поляки отъ соединения съ Россіею, какъ съ сильнѣйшимъ въ свѣтѣ Государствомъ, превосходящимъ въ пространствѣ и могуществѣ не только Швецію, но и самую Австрію. Приближенные Царскіе Бояре о томь же писали отъ себя къ Польскимъ и Литовскимъ Вельможамъ, убѣждая ихъ, для ускоренія столь важнаго дѣла, прислать безотлагательно въ Москву полномочныхъ Пословъ.

 

 

37

 

1587

Когда Ржевскій пріехалъ въ Варшаву, то Вельможи отозвались, что на Царское изволеніе не могутъ дать никакого отвѣта за несобраніемъ еще Государственныхъ Чиновъ; а присылкою Пословъ въ Москву могутъ нарушить свои постановленія. Они советовали Царю отправить къ 30 Іюня на избирательный Сеймъ своихъ полномочныхъ, науча ихъ подробно, какъ въ семъ преобразованіи двухъ Державъ поступать, и давали знать, что при настоящихъ въ Польшѣ обстоятельствахъ ни одинъ Государь даже не помышляетъ требовать къ себе Пословъ Польскихъ; но каждый спешитъ выслать въ Варшаву своихъ полномочныхъ. Литовскій же Подканцлеръ, Левъ Сапѣга, съ другими доброхотствовавшими Россіи, предостерегалъ Государя и Бояръ, чтобъ впредь писали въ Грамотахъ своихъ къ Вельможамъ ласковее и, по примеру Цесаря и другихъ искателей короны Польской, къ просьбамъ своимъ присоединяли бы богатые подарки; а при отправленiи на Сеймъ Пословъ Россійскихъ снабдили бы ихъ решительными наказами о двухъ главнѣйшихъ статьяхъ: въ Краковѣ ли коронуется Царь

 

 

38

и будетъ ли писаться прежде Королемъ Польскимъ и Великимъ Княземъ Литовскимъ, а потомъ уже Московскимъ Государемъ?

 

Царь Ѳеодоръ Іоанновичь уполномочилъ на избирательный Сеймъ двухъ Бояръ, Намѣстника Великопермскаго и Костромскаго Степана Васильевича Годунова, Намѣстника Коломенскаго Князь Ѳедора Михайловича Троекурова-Ярославскаго съ Печатникомъ Ближнимъ своимъ Дьячкомъ Васильемъ Яковлевичемъ Щелкаловымъ и Думнымъ Дьякомъ Дружиною Пантелѣемъ Петелинымъ. На сихъ великихъ и полномочныхъ Пословъ возложено было склонить Ceнаторовъ, Рыцарство и Духовенство къ избранію Государя въ Короли и къ соединенію Польши и Литвы съ Россіею, и клятвенно удостовѣрить ихъ, что Царь желаетъ сего единственно для разширенія общими силами обоихъ Государствъ, для истребленія непримиримыхъ враговъ имени Христіанскаго и для защищенія отъ всѣхъ непріятелей, что, при щедрой всѣмъ наградѣ, онъ сохранитъ всѣ права и преимущества каждаго сословія.

 

 

39

Предрасположивъ такимъ образомъ избирателей въ пользу Россійскаго Государя, велѣно было симъ Посламъ подать на Сеймѣ слѣдующія, въ двенадцати статьяхъ состоящія условія, на которыхъ угодно Царю принять верховную власть надъ Королевствомъ Польскимъ и надъ Великимъ Княжествомъ Литовскимъ:

 

1 е. Царю Ѳеодору Іоанновичу, будучи на великихъ Государствахъ Христіанскихъ, именоваться Царемъ Владимірскимъ и Московскимъ всея Руссіи, Королемъ Польскимъ и Великимъ Княземъ Литовскимъ; а народамъ обоихъ Государствъ оставаться вѣчно и нераздѣльно подъ Царскою его Державою.

 

2 е. Противъ Турковъ и Крымскихъ Татаръ идти войною самому Царю со всѣми войсками Россійскими на своемъ иждивеніи. Прежде всего очистить Крымъ, потомъ, вступя въ союзъ съ Цесаремъ, Испанскимъ Королемъ и Персидскимъ Шахомъ, при помощи Польскихъ и Литовскихъ ополченій, доставить Польшѣ Венгрію, Боснію, Сербію, Молдавію и Валахію по Дунай.

 

 

40

3 е. Дѣйствовать и вспомоществовать всегда Польшѣ и Литвѣ Московскими, Казанскими и Астраханскими войсками противъ всехъ ихъ будущихъ непріятелей.

 

4 е. Правъ и вольностей Польскихь и Литовскихъ не только не нарушать, но распространить ихъ съ приговора Пановъ Радъ.

 

5 е. Казнѣ и всемъ доходамъ Польскимъ и Литовскимъ оставаться въ самопроизвольномъ распоряженіи Польскаго Правительства, а Царю вь то не вступаться.

 

6 е. Какъ Польскимъ и Литовскимъ въ Россіи, такъ и Россійскимъ въ Польше и Литве жителямъ иметь свободное пребываніе и между собою безпрепятственно въ браки вступать.

 

7 е. Безпомѣстнымъ и малопоместнымъ, или совсемъ не имеющимъ оседлостей Польскимъ военнымъ людямъ давать земли по рѣкамъ Дону и Донцу.

 

8 е. Недоплаченные покойнымъ Королемъ войску Польскому долги заплатитъ Россійскій Государь изъ

 

 

41

своей казны, хотя бы простирались оные до ста тысячъ золотыхъ Венгерскихъ.

 

9 е, Определенное войскамъ жалованье на содержаніе пограничныхъ между Россіею Польшею и Литвою городовъ и крепостей, какъ излишнее, обратить все на войска обоихъ Государствъ противъ Турковъ и пособлять съ обеихъ сторонъ людьми безъ найма.

 

10 е. Обязавъ немедленно Крымскаго Царя Саадетъ Гирея шертью, чтобъ онъ съ Россіею, Польшею и Литвою вечно не воевалъ, усмирить съ помощію Польскихъ войскъ и Нагайскую Орду, между Дономъ и Волгою кочующую.

 

11 е. Лифляндскіе города, Королями Датскимъ и Шведскимъ отторгнутые, кроме Нарвы, доставить Польше Россійскимъ оружіемъ.

 

12 е. Торговымъ людямъ Польскимъ и Литовскимъ дозволить свободный въездъ съ товарами ихъ во все Россійскіе города; также пропускать ихъ чрезъ Россію въ Персію, Бухарію, Грузію, Китай и во все Государства.

 

 

42

Россійскіе полномочные Послы, подъѣзжая къ Варшавѣ, остановлены были за 15 верстъ отъ оной въ селѣ Окуневѣ и, по причинѣ ссоръ, происходившихъ тогда между Коронными и Литовскими Вельможами, долго не были допущены на аудіенцiю. При избираніи себѣ Короля, Паны Рады раздѣлились на три стороны. Литовскіе свѣтскіе Вельможи и нѣкоторые изъ Коронныхъ, а сначала и самъ Приматъ, единодушно желали соединенія трехъ Державъ подъ единую власть Россійскаго Государя ; изъ Коронныхъ же Канцлеръ Замоскій, Маршалъ Коронный Опалинскій, Войловичь, Кишка, по предстательству вдовствующей Королевы Анны, предложили роднаго племянника ея, Шведскаго Королевича Сигизмунда; a другіе, какъ-то: Воевода Познанскій Гурко, три брата Зборовскіе и Ябловицкій старались о возведенiи на престолъ Цесарева брата, Эрцъ Герцога Максимиліана.

 

Для извѣданія народной склонности и большинства голосовъ, Августа 2 числа, выставлены были на полѣ три знамя : первое была Рос-

 

 

43

сійское съ изображеніемъ Царской Короны; второе представляло Нѣмецкую шляпу Австрійскаго Эрц-Герцога, а на третьемъ Шведскомъ видна была сельдь. Подъ Россійское знамя собралось народа несравненно болѣе, нежели подъ другія два. Въ самое то время многіе изъ Сенаторовъ и Шляхетства подъѣзжали къ Посламъ съ изъявленіемъ преданности своей къ Россійской сторонѣ навѣдывались о выгодахъ, имъ обѣщаемыхъ.

 

На третій день, после столь явно обнаруженнаго благорасположенiя (народнаго къ Россіи, Царскіе Послы приглашены были въ Коло Рыцарское къ Государственнымъ Чинамъ, а встрѣчены были слѣдующими нечаянными вопросами: „Приступитъ ли Государь къ Римской вѣрѣ? — Коронуется ли въ Краковѣ въ Римскомъ костеле отъ Арцы-Бискупа? —Дозволитъ ли Арцы-Бискупу мvропомазать себя и приметъ ли отъ него опрѣсночное Причастіе? — Соединитъ ли Греческую Церковь съ Римскою? — Будетъ ли послушенъ Папе, по примеру прежнихъ Королей Польскихъ? — Пріѣдетъ ли въ Польшу

 

 

44

чрезъ десять недѣль послѣ избранія вь Короли? — Какимъ образомъ будетъ описывать свой титулъ, чтобъ Польской Коронѣ не быть подъ шапкою Царскою? — Дастъ ли на скорую оборону отъ Турковъ сто тысячъ рублей? — Заключитъ ли вѣчный миръ съ Королемъ Шведскимъ? — Россійскіе Послы на все сіе отвѣтствовали въ краткихъ словахъ, что Царь Ѳеодоръ Іоанновичь вѣры своей ни для чего не перемѣнитъ и торговать себѣ Польской Короны у Вельможей не хочетъ; а если не желаютъ они избрать его, тобъ по крайней мѣрѣ согласились, для сосѣдняго спокойствія, на избраніе союзника Царскаго, Эрцъ-Герцога Максимиліана. Въ отвѣтъ на сіе послѣднее предложенiе Вельможи сказали: «Цесарева брата и помянуть у насъ не хотятъ, для того, онъ небогатый Государь, а се къ тому должный; а Цесарь братъ его и самъ долженъ и дань даетъ Турскому. И какъ только у насъ Цесаревъ братъ на Государствѣ будетъ, и онъ тотчасъ захочетъ богатѣти, да и долгъ платить, и то все станетъ съ насъ лупить. А Турскому Цесарь

 

 

45

и братъ его великіе недруги; захочетъ съ Турскимь воевать и сбирать съ насъ же станетъ, а своего ему на войну дать нечего. Maлоль что сулитъ для своего Государства, a нѣтъ ничего. Да и потому Цесарева брата не хотимъ: которыя Государства поддались Цесарю, и онъ у нихъ всѣ права поломалъ и дань на нихъ положилъ, какъ стянуть не льзя. Да и для того Цесарева брата и всякаго Нѣмчина не хотимъ, у насъ то писанное дело: что Нѣмецкiй языкъ Словенскому никакъ добра не мыслитъ; и намъ какъ котораго Нѣмчина взять себе за Государя!»

 

Августа 8 , Замоскій, Опалинскій и Приматъ Карнковскій выбрали Шведскаго Королевича, а Гурко и Зборовскіе чрезъ два дня провозгласили Королемъ Польскимъ Эрцъ-Герцога Максимиліана. Въ самое то время Коронные и Литовскie Сенаторы, призвавъ Россійскихъ Пословъ въ свое Собраніе, наказали донесть словесно Царю слѣдующее: «Канцлеръ Замоскій и иные съ нимъ немногіе Паны обрали Свейскаго сына, а Воевода Познанскій да Збо-

 

 

46

ровскіе обрали Цесарева брата; а мы всѣ и Литва и Поляковъ большая половина Пановъ Радъ и Рыцарства, и Кіевъ и Волынь и Подолье и Подляшье и Мазовша всѣ хотѣли есмя и ждали всѣмъ сердцемъ Государя вашего, да стало за вѣрою да за пріѣздомъ, что Государь вашъ скоро не пріѣдетъ. Шведа и Цесарева брата не обрали мы нынѣ и впредь ихъ обоихъ на Государствѣ видѣть не хотимъ. Элекцію разорвали, а хотимъ съездъ учинить о обираньѣ Государскомъ иным часомъ. А вамъ нынѣ еще про Государя вашего не отказываемъ, Государь вашъ стоитъ у насъ на Божьей волѣ.» Письменный отъ Вельможъ отвѣтъ Посламъ былъ равнаго содержанія: но въ ономъ не умолчали они, что главнѣйшее помѣшательство въ избраніи Царя на Престолъ произошло отъ Духовныхъ.

 

Когда возвратились изъ Польши Царскіе Послы и донесли Государю о приверженности къ Россіи большой части Поляковъ, а паче Литовцевъ, то немедленно отправлены были туда въ качествѣ Посланниковъ Дворянинъ Ржевскій и

 

 

47

Дьякъ Свіязевъ. Имъ приказано было изъявить, отъ имени Государя, Короннымъ и Литовскимъ Сенаторамъ благодареніе за усердіе ихъ и дать знать, что ему не токмо вѣры Греческой перемѣнить, но и короноваться невозможно гдѣ либо, кромѣ Москвы или Смоленска, притомъ непремѣнно отъ Первосвященника Греко-Російскаго; что избранiе его Королемъ и соединеніе трехъ Державъ предпріемлетъ онъ не для почестей своихъ, не для богатствъ, но токмо ради избавленія Христіанъ отъ неверныхъ. — Въ Наказѣ Россійскимъ Посланникамъ предписано было: если они удостовѣрятся въ несклонности Литовцевъ къ избранію въ Короли Шведскаго Королевича Сигизмунда, то, обнадеживъ ихъ Царскимъ покровительствомъ во всякомъ случае, объявить имъ, что Россійскій Государь удовольствуется обладаніемъ и одного Великаго Княжества Литовскаго, съ принадлежащими къ оному Воеводствами Кіевскимъ, Подольскимъ, Волынскимъ, Подляшскимъ и Мазовецкимъ.

 

Ciи внушенія единовернымъ Литовцамъ, деятельными мѣрами отъ

 

 

 

48

Россіи не подкрѣпленныя, остались тщетными. Ржевскій и Свіязевъ допущены были въ Брестъ, 9 Декабря, къ Вельможамъ Литовскимъ и Рыцарству; но лишь только услышали въ Собраніи, что Царь намѣревается совершить коронованіе не въ Краковѣ, а въ Россіи по закону Греческому, то ревностные Католики въ нѣсколько голосовъ закричали: этому не бывать! и заглушивъ возраженія доброжелателей, рѣшительно во всемъ отказали Посланникамъ. Большая часть тутъ присутствовавшихъ тогдажь передалась къ той сторонѣ, которая избрала себѣ Королемъ Польскимъ и Великимъ Княземъ Литовскимъ Королевича Сигизмунда, рожденнаго отъ Королевы Шведской Екатерины, дочери Польскаго Короля Сигизмунда I. Вдовствующая Польская Королева Анна, родная его тетка, раздала для сего много денегъ и тѣмъ преклонила Пановъ на свою сторону. Хотя Королевичъ Сигизмундъ, по воспитанію своему, заранѣе готовился къ Польской Коронѣ, обученъ быль Польскому языку и принялъ уже Католическую вѣру; но отецъ его, Король Іоаннъ III,

 

 

49

не хотелъ отпустить его въ Польшу, какъ наслѣдника Шведской Короны, и никогдабъ не согласился на то, если-бы Польскiе Вельможи не устрашили его тѣмъ, что изберутъ себѣ въ Короли Царя Ѳеодора Іоанновича, и что усиленная чрезъ то Польша будетъ непримиримымъ и опаснѣйшимъ для Швецiи непріятелемъ.

 

По совершеніи въ Краковѣ 16 Декабря Сигизмундовой коронацiи, Великій Гетманъ Замоскій немедленно отправился противъ избранного другою партіею въ Короли Эрцъ-Герцога, нашелъ его при Бычинѣ, разбилъ бывшее при немъ войско и самаго взялъ въ плѣнъ. Максимиліанъ получилъ свободу не прежде, какъ отказавшись навсегда отъ титла Королевскаго и всякаго притязанiя на Корону Польскую.

 

Вѣчное соединеніе Россіи съ Польшею, при Королѣ Стефанѣ, не состоялось отъ неясности и поспѣшности сдѣланнаго имъ предложенія и отъ незрѣлости тѣхъ мѣръ, которыя для сего заранѣе предуготовить надлежало; избраніюжъ Царя Ѳеодора Іоанновича послѣ

 

 

50

кончины Королевской, съ одной стороны, служило препятствiемъ высокомерiе тогдашнихъ  Вельможъ Полъскихъ. Они, поставивъ себѣ за правило не подчиняться власти: часто доводили Короля своего до того, что онъ самъ отъ нихъ зависимъ былъ. Знавъ, что Царь Россійскій не потерпѣлъ бы такого уничиженія, они заодно съ духовенствомъ Католицкимь , неблагопріятствующимъ господствующей въ Россіи и той же въ Литвѣ Религіи, отступили отъ правилъ, внушенныхь имъ отъ Баторія о пользѣ совокупленія двухъ Государствъ. Съ другой стороны, ненасытный честолюбецъ, Борисъ Годуновъ, въ cie самое время умышлялъ уже проложить себѣ къ Царскому Престолу дорогу и, по своекорыстнымъ видамъ, не находя лично для себя въ томъ выгоды, чтобъ Польша вмѣшалась въ дѣло, до наслѣдія Царскаго касающееся, отклонилъ коварствомъ своимъ предвоспріятое соединеніе съ Россіею.

 

Хотя намѣреніе бездѣтнаго Короля Стефана заимствовать наслѣдниковь Престоламъ Польскому изъ

 

 

51

Россіи, a Россійскому изь Польши и не совершилось въ свое время; но когда прекратилось царствовавшее оть Рюрика поколѣніе, то нѣкоторые изъ Бояръ на семъ самомъ предложенiи основывали избраніе въ Цари Королевича Владислава.

 

 

 

 

 

52

 

IV

ПРЕДЛОЖЕНІЕ ЦАРЮ МИХАИЛУ ѲЕОДОРОВИЧУ ОТЪ КОРОЛЯ ВЛАДИСЛАВА IV:

О СОЕДИНЕНІИ РОССІИ СЪ ПОЛЬШЕЮ И О СДѢЛАНІИ ВЪ ОЗНАМЕНОВАНIЕ ТОГО ДВУХЪ КОРОНЪ.

 

 

1634

Послѣ двадцати-лѣтней вражды съ Польшею и послѣ неудачной съ нею войны, стоившей Россіи Смоленска и многихъ другихъ городовъ, Царь Михаилъ Ѳеодоровичь принужденъ былъ заключить, 1634 года Іюня 4, на съѣздѣ у рѣчки Поляновки, съ сею непріязненною ему Державою миръ. Существенная польза сего вынужденнаго примиренія состояла только въ томъ, что Король Владиславъ торжественно отрекся отъ всѣхъ прежнихъ своихъ притязанiй на Россійскую Корону, уничтожилъ на вѣчныя времена за себя и преемниковъ своихъ заключенное 1610 года Августа 17/27 дня, объ избраніи его на Царство, съ Гетманомъ Жолкевскимъ

 

 

53

постановление; а за то, чтобъ никогда уже не именоваться Царемъ Всероссійскимъ, взялъ Король Польскій 2о тясячь рублей подъ видомъ уступки Царю Михаилу Ѳеодоровичу города Серпейска.

 

Предложенное Королемъ Стефаномъ Баторіемъ соединеніе Россіи съ Польшею и Литвою не теряли изъ вида и преемники его. Колеблемость правленія ихъ и видимое приращеніе Самодержавной Россіи, не смотря на предшествовавшiя потрясенія и неудачи ея, страшили предусмотрительныхъ патріотовъ Польскихъ. Владиславъ, желая постепенно приготовить къ тому Бояръ Царскихъ, поручилъ полномочнымъ своимъ (*) на Поляновскомъ съѣздѣ сбли-

(*) На Поляновскомъ съѣздѣ между Вязьмы и Дорогобужа договаривались Польскіе послы: Якубъ Жадикъ, Бискупъ Хельминскiй и Канцлеръ Коронный; Криштофъ Радзивилъ, воевода Виленскiй и полный Гетманъ Литовскій; Мартынъ Казановскій, воевода Польскій, Гетманъ полный Коронный; Александръ Корвинъ-Госевскій, воевода Смоленскій, Писарь Литовскій; Александръ Пясоченскiй, Каштелянъ Каменецкій; Марціянъ Тризна, Референдарь и Писарь Литовскій; Андрей Рей Знакеловичь, Комнат-

 

 

54

зить Россіянъ съ Польскими уставами чрезъ обряды, при Коронацiи въ обоихъ Государствахъ наблюдаемые, и довести ихъ до участія въ избраніи Королей Польскихъ. Владиславовы полномочные Послы убѣждали внести въ Поляновскій договоръ слѣдующія статьи:

 

1. Для торжественнѣйшаго ознаменованія, что Россія и Польша соединяются вѣчно, сдѣлать двойныя Короны, чрезъ которыя означались бы два Государя и нераздѣльное вѣчное Государствъ ихъ соединеніе. Одной изъ сихъ Коронъ храниться въ Польшѣ, и при Коронаціи возлагать ее чрезъ Россійскаго Посла на гла-

ный дворянинъ Королевскій; Николай Гнѣвашъ, Хорунжій Любельскій, и Александръ Огинскій, Хорунжій Троцкій; а съ Российской стороны уполномочены были: Бояринъ и Намѣстникъ Псковскіий Ѳедоръ Ивановичъ Шереметевъ, Окольничiй и Намѣстникъ Суздальскій Князь Алексѣй Михайловичь Львовъ, Дворянинъ и Намѣстникъ Шацкій Степанъ Матвѣевичь Проестевъ и два Дьяка, Григорій Нечаевъ и Василій Прокофьевъ. Переговоры производились на полѣ, въ шатрахъ, и часто самъ Король Владиславъ, переодѣтый въ простое платье, тутъ же присутствовалъ.

 

 

55

ву Королей Польскихъ и Великихъ Князей Литовскихъ; а другой быть въ Москвѣ, и возлагать ее чрезъ Польскаго Посла на главу Царей и Великихъ Князей Россійскихъ.

 

2. Въ случаѣ Королевской смерти, Польскіе и Литовскіе Вельможи должны немедленно возвѣстить о томъ Россійскому Двору и, совѣтуясь обще о избраніи новаго Короля, отнюдь не препятствовать тому, когда вольными голосами Польскій и Литовскій народъ изберетъ на Престолъ Королевича. Для сего избранія прислать Pосciйскому Государю своихъ Пословъ, которые бы Чинамь Рѣчи Посполитой въ дѣлѣ Королевскаго избранія могли способствовать, не нарушая ни въ чемъ древнихъ правь Короны Польской и Великаго Княжества Лигаовскаго; новоизбранному же отъ Коронныхъ и Литовскихъ Чиновъ Королю, по учиненiи присяги на охраненіе тѣхъ правь и вольностей, тогда же союзъ и договоръ сей, между обоими Государствами постановленный, присягою утвердить, съ обѣщаніемъ соблюдать оный навѣки свято и ненарушимо.

 

 

56

3. Не только при избраніи, но и при самой Коронаціи новаго Короля Польскаго и Великаго Князя Литовского присутствовать Россiйскому Послу и, по возложенiи Архіепископомъ и Епископами на главу его Короны, равнымъ образомъ Послу Царскому возложить на Короля другую Корону, особенно для того устроенную.

 

4. Въ случаѣ смерти сына Королевскаго, не препятствовать Чинамъ Короны Польской и Великаго Княжества Литовскаго избрать себѣ въ Короли Россійскаго Государя, которому, по учиненіи присяги въ сохраненіи правъ и вольностей Польскихъ и Литовскихь, бывъ Королемъ добровольно избраннымъ и Обладателемъ двухъ столь славныхъ, сильныхъ и обширныхъ Государствъ, жить два года въ Польшѣ и Литвѣ, а годъ въ Москвѣ для управленія Россіею, такимъ порядкомь, какой за лучшее признанъ и постановленъ быть имѣетъ.

 

5. А если, по волѣ Божіей, случится Россійскому Государю умереть, оставя по себѣ наслѣдникомъ Престола сына своего, тогда тому

 

 

57

преемнику его въ присутствiи Польскихъ и Литовскихъ Пословъ, которые отъ Короля присланы быть имѣютъ, утвердить равномѣрно сіе вѣчное соединенiе присягою, съ обѣщанiемъ соблюдать сей договоръ навѣки свято и ненарушимо.

 

6. При коронованiи новаго Россійскаго Царя Польскому Королевскому Послу возложить на Государеву главу другую Корону, для сегожъ нарочно устроенную.

 

7. Въ случаѣжь безнаслѣдственной Россійскаго Государя кончины, Королю Польскому и Великому Князю Литовскому, Русскому, Прусскому, Лифляндскому и иныхъ быть Государемъ Владимірскимъ, Московскимъ и иныхъ.

 

Россійскіе Послы, бывъ уполномочены единственно для заключенія съ Польшею мира и не имѣвъ, по содержанію даннаго имъ отъ Государя наказа, никакого повода входить въ такіе рѣшительные о судьбѣ двухъ Государствъ переговоры, отреклись отъ всякаго объясненія по симъ статьямъ и, совсѣмъ отринувъ ихъ, на другой же день отослали

 

 

58

подлинникъ къ Польскимъ полномочнымъ, съ выговоромъ за неисправности въ ономъ Царскихъ титуловъ.

 

Слѣдствіемъ недовѣрчивости, съ какою Бояре приняли сіи предложенія, было то, что съ Польской стороны уже не возобновляли ихъ. При тогдашнемъ невыгодномъ въ Россiи мнѣніи о политикѣ Польской всякое сближеніе съ сею Державою наводило подозрѣніе, и самый полезный совѣтъ Владислава не могъ быть принятъ за благо.

 

 

 

 

 

59

 

 

 

VI

ПРЕДЛОЖЕНIЕ КОРОНЫ ПОЛЬСКОЙ
ЦАРЮ АЛЕКС
ѢЮ МИХАЙЛОВИЧУ, ВИ-
ЛЕНСКИМЪ ДОГОВОРОМЪ, ОТЪ ВЕЛИ-
КИХЪ И ПОЛНОМОЧНЫХЪ ПОЛЬ-
СКИХЪ, ПРИ ПОСРЕДСТВ
Ѣ ЦЕСАР-
СКИХЪ ПОСЛОВЪ, УТВЕРЖДЕННОЕ.

 

Правленіе Короля Іоанна Казимира ознаменовалось безпрерывными и неукротимыми возмущеніями Козаковъ. Гетманъ ихъ, Богданъ Хмѣльницкій, мстившій Вельможамъ за личныя свои, обиды и за притѣсненіе Католиками исповѣдующихъ вѣру Греко - Россійскую, такъ опустошилъ Польскія владѣнія, предавая все встречающееся ему на пути огню и мечу, что прозванъ быль новымъ Тамерланомъ. Не ожидая и себѣ пощады, онъ прибѣгнулъ подъ защиту единовѣрнаго Самодержца Царя Алексѣя Михайловича, и 1654 года Января 6 торжественно вступилъ въ вѣчное подданство Россіи со всею Малороссіею.

 

 

60

Война съ Польшею была неминуемымъ слѣдствіемъ сего пріобрѣтенія. Россійское войско, подъ предводительствомъ самаго Государя, двинулось къ Украйнѣ и Литвѣ, и на пути своемъ покорило города: Дорогобужъ, Бѣлую, Невль, Полоцкъ, Рославль, Могилевъ, Смоленскъ, Кричевъ, Мстиславль, Мозырь, Гомель и Витебскъ. При такихь быстрыхъ успѣхахъ Царскаго оружія многіе Поляки и Литовцы сами уже искали случая добровольно поддаться Россіи.

 

Съ начатіемъ 1655 года, бѣдствія Королевства Польскаго усугубились. Шведскій Король, Карлъ XI, объявилъ войну Іоанну Казимиру, и лишь только вступиль въ Великую Польшу, то Шляхетство Познанское, собравшееся въ числѣ пятнадцати тысячь, сдалось ему. Потомъ овладѣлъ онъ Варшавою, Краковомъ, наконецъ и Курфирстъ Бранденбургскій присоединился къ Шведамь. Тогда уже все войско Польское, подъ командою полнаго короннаго Гетмана Ланцкронскаго, поддалось Карлу и присягнуло ему въ вѣрности со всѣми военачальниками.

 

 

61

Съ другой стороны, въ тожь самое время, Царь Алексѣй Михайловичь завоевалъ Вильну и покорилъ все Великое Княжество Литовское (*). Король Польскій между тѣмъ скрывался въ Силезіи и принужденъ былъ прибѣгнуть къ духовному средству, поручивъ Королевство свое въ опеку Матери Божіей, провозглашенной тогда Королевою Польскою.

 

Еслибы Обладатель Россіи не удержалъ въ сіе время побѣдоноснаго своего оружія, то бѣдствующая Польша дошла бы до конечнаго разрушенія, и вся безъ остатка раздѣленабъ была между воюющими Державами. Великое Княжество Литовское осталось бы за Царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ; воеводства Познанское, Калишское, Ленчинское и Сирадское уступлены уже были Шведами Курфирсту Бранденбургскому; остальная же часшь Польши неминуемо бы поступила  въ раз-

(*) Въ продолженіи двухлѣтней съ Польшею войны двадцать шесть городовъ добровольно покорились Россійскому оружію, а шестьдесятъ восемь были завоеваны.

 

 

62

дѣлъ Цесарю Фердинанду III съ Королемъ Карломъ X, по прикосновенности къ границамъ каждаго. Ибо Австрiйскій Дворъ хотя и принималъ на тотъ разъ сторону Польши; но, обнаруживъ уже за нѣсколько лѣтъ предъ симъ намѣреніе свое присоединить къ владѣніямъ своимъ Чермную Россію, никакъ бы не пропустилъ столь удобнаго случая увеличить владѣнія свои.

 

Существованiе Польши въ сію эпоху зависѣло единственно отъ того, къ которой сторонѣ преклонится Россія. Гибель ея и избавленіе она содержала въ рукѣ своей; одно только предложеніе Царю Алексѣю Михайловичу Короны Польской спасло сіе Королевство отъ уничтоженія. Злополучный Король, Янъ Казимиръ, утратившій могущество и славу своихъ предмѣстниковъ, будучи бездѣтенъ, принялъ намѣреніе отречься отъ Престола и считалъ себя обязаннымъ предназначить при себѣ преемникомь Россійскаго Государя, который сей способъ примиренія предпочелъ войнѣ кровопролитной; ибо онъ видѣлъ ясно, что тогда спасеніе Королевства

 

 

63

Польскаго зависѣло единственно отъ принятiя сихъ мѣръ, и что будущая судьба онаго могла улучшиться токмо отъ неразрывнаго .... съ Pocсiею.

 

1656

Въ слѣдствіе чего присланны отъ Цесаря Фердинанда III для примиренія съ Польшею Послы А...ретъ де Аллегретесъ и Яганъ фонъ Лорбахъ, болѣе десяти мѣсяцев безполезно въ Москвѣ жившіе, отправились въ качествѣ посредниковъ на съѣздъ въ Вильну, куда поѣхали съ ними и Россійскіе полномочные: Ближній Бояринъ и Намѣстникъ Астраханскій Князь Никита Ивановичь Одоевскій, двое Окольничихъ Намѣстникъ Алатарскій Василій Александровичь Чоглоковъ и Намѣстникъ Рязанскій Князь Иванъ Ивановичь Лобанов-Ростовскій и Дьяки: Герасимъ Семеновъ Доктуровъ и Ефимъ Юрьевъ. Августа 12 съѣхались они въ двухъ верстахъ отъ Вильны съ ожидавшими уже ихъ тамъ Польскими Послами: Яномъ Казимиромъ Красинсктмъ, воеводою Плоцкимъ; Хриштономъ Завишею, Маршалкомъ Литовскимъ, Старостою Минскимъ; Яномъ Довгало

 

 

64

........, номинатъ-Бискупомъ Виленскимъ Кипріаномъ Бростовскимъ; Референдаремь Литовскимъ, и Станиславомъ Сарбiевскимъ, Старостою Грабовицкимъ. Первая конференція началась жаркими спорами. Поляки винили Русскимъ, a Русскіе Полякамъ въ нарушеніи мирнаго постановленiя; нагрубивъ же довольно другь другу и объяснивъ взаимно свои, негодованія, они приступили къ дѣлу.

 

Когда Россійскіе; полномочные припомянули Польскимъ о избраніи Царя Алексея Михайловича въ Короли: то Поляки отозвались, будто не имѣютъ права вступать о томъ въ переговоры; но, обославшись съ Іоанномъ Казимиромъ и получа на сіе Королевское полномочіе, возобновили 10 Октября конференцiи. Прежде всего потребовали они письменнаго объявленія: на какихь условіяхъ Россійскій Государь желаетъ обладать Престоломъ Польскимъ? — и безотговорочно приняли оное.

 

Сіе объявленіе состояло въ слѣдующихъ пятнадцати . статьяхъ:

1) Объявить Королемъ Польскимъ

 

 

65

и Великимъ Княземъ Литовскимъ Царя Алексѣя Михайловича при жизни владѣющаго Короля Іоанна Казимира; подтвердить сіе избранiе генеральнымъ Сеймомъ и внесть въ конституцiю съ тѣмъ, чтобъ по кончинѣ Королевской никто уже, кромѣ Его Царскаго Величества, въ Короли избираемъ и предлагаемъ не быль, 2) При жизни Королевской Россiйскому Государю не вступать въ правленіе не только Королевства Польскаго и Великаго Княжества Литовскаго, но и всѣхъ принадлежащихъ къ онымъ земель, выключая изъ того Украину, состоявшую уже въ Россійскомъ подданствѣ со всѣмъ Запорожскимъ войскомъ, съ городами и областями, также и земли Бѣлорусскія, по договору въ Россійскую сторону поступающія. 3) Вѣрѣ Греко-Россійскаго, исповѣданія и всякаго духовнаго и мірскаго чина людямъ, церквамъ и монастырямъ остаться при прежнихъ своихъ вольностяхъ, маетностяхъ и урядахъ, и все отнятое возвратить: Римской же вѣры и привилегiй, данныхъ духовнымъ и свѣтскимъ властямъ, новоизбранному Государю ни въ чемъ не на-

 

 

66

рушать, но объ искорененіи Уніи предложить на будущемъ Сеймѣ. 4) По кончинѣ Королевской; короноваться Царю въ Польѣ по древнему обряду; а передъ коронаціею своею подписать ему обыкновенную договорную съ Рѣчью Посполитою Грамоту, исключивъ токмо изъ оной предосудительныя о вѣрѣ Греческаго исповѣданія статьи. 5) Россійскому Государю содержать свою вѣру и при Дворахъ; своихъ, какъ въ Польшѣ, такъ и Литвѣ, имѣть церкви Греческаго исповѣданія. 6) По вступленіи на Польскій Престолъ, владѣть Государю въ Польшѣ и Литвѣ своею Особою, не установляя Вицероевъ или Намѣстниковъ. 7) Съ которыми Государствами Рѣчь Посполитая нынѣ въ мирѣ и согласіи, съ тѣми и ему подтвердить вѣчную дружбу. 8) Противъ непріятелей Россійскому и Польскому Государствамъ стоять общими силами, а особливо противъ Шведскаго Короля и Курфирста Брандебургскаго. 9) Безъ общаго согласія и сношенія отнюдь не заключать мира съ Швеціею. 10) Въ Грамотахъ титулы Царскіе и Королевскіе писать такъ, какъ въ на-

 

 

67

чалѣ сего договора будутъ оные изображены; а о будущихъ титулахъ, по вступленіи на Польскій Престолъ Россійскаго Государя, учинить на Сеймѣ опредѣленіе. 11) Отторженныя отъ Польши земли, особливожь Лифляндiю, всѣми силами стараться Российскому Государю присовокупить къ Королевству Польскому, изьемля изъ того тѣ города, коими издревле Великіе Россійскіе Князья владѣли; а между тѣмъ всѣ земли до Двины рѣки по Курляндской сторонѣ отдать въ Польскую сторону. 12) Взятые Россiйскими войсками въ разныхъ городахъ и мѣстечкахъ военные снаряды, привилегіи, акты, судебныя книги и прочія приказныя дѣла всѣ возвратить, куда слѣдуютъ. 1З) Военноплѣнныхъ всякаго чина, званія и пола людей отпустить, по желанію ихъ, съ честію. 14) Съ Крымскими Татарами миръ обоимъ Государямъ сохранять; а въ случаѣ нападенія отъ Крымскаго Хана, воевать противъ него общими силами. 15) Всѣ вышепомянутыя статьи, какъ Государю и Боярамъ, такъ и Польскому Королю съ Вельможа-

 

 

68

ми, присягою утвердить и на будущемъ Сеймѣ внесть въ конституцiю.

 

На все сіе Польскіе полномочные сначала соглашались, потомъ стали упорствовать и прекословить тому, чтобъ Гетманъ Богданъ Хмѣльницкій со всею Малороссіею и Бѣлорусскія по рѣку Березу земли остались вѣчно за Россіею. При каждомъ съѣздѣ сія статья возбуждала шумъ и отводила ихъ отъ окончательности главнаго предмета. Наконецъ, не могши преодолѣть своей запальчивости, Польскіе полномочные отказались продолжать переговоры и готовились уже къ отъѣзду; но, бывъ удержаны посредствующими Цесарскими Послами, заключили 3 Ноября съ Россіею договоръ и условились, чтобъ, для окончательнаго постановленiя о избраніи Россійскаго Государя на Престолъ Польскій, отправлено было отъ Царя полномочное на Сеймъ посольство; а до того времени военныя дѣйствія съ обѣихъ сторонъ прекратить; съ общими непріятелями, Королемъ Шведскимъ и Курфирстомъ Брандебургскихъ, если онъ

 

 

69

не отстанетъ отъ Шведовъ, производить союзную войну и одной сторонѣ безъ согласія другой, не мириться. Польскіе Послы, приложивъ къ сему договору руки свои и печати, размѣнялись экземплярами онаго и отправили съ извѣстіемъ о томъ къ Царю Алексѣю Михайловичу посланца своего Подчашія Полоцкаго и Дворянина Королевскаго Яна Корсака, который, будучи допущенъ Ноября 20 на аудіенцію къ Государю, въ Смоленскѣ тогда находившемуся, именовалъ его обраннымъ Королемъ Польскимъ и Великимь Княземъ Литовскимъ и подтвердилъ что Польскіе полномочные Послы, именемъ всей Рѣчи Посполитой, чрезъ него торжественно изъявляютъ Обладателю Россіи вѣрное и ненарушимое ихъ подданство.

 

При самомъ еще началѣ происходившихъ подъ Вильною переговоровъ, Царь обратилъ уже свое оружiе противъ Шведовъ и овладѣлъ въ Лифляндiи городами: Динабургомъ, Кокенгаузеномъ, Нейгаузеномъ, Венденомъ и Дерптомъ. Когдажъ онъ возвратился изъ Лифляндiи

 

 

70

въ Полоцкъ:--то, получа отъ полномочныхъ своихъ извѣстіе о подписаніи Виленскаго договора, возвѣстилъ о семь радостномъ происшествіи Боярамъ, Москвою управлявшимъ , и приказалъ имъ, чтобъ они, созвавъ въ Соборную церковь дворянъ, Стрѣлецкихъ головъ, гостей, приказныхъ, торговыхъ и посадскихъ людей, объявили имъ, что на съезде подъ Вильною Онъ избранъ преемникомъ Королевства Польскаго и Великаго Княжества Литовскаго, и отправили бы въ Соборной церкви благодарственное молебствіе.

 

1657

Пріѣхавшіе въ Мартѣ месяце слѣдующаго 1657 года Польскіе посланники, Владиславъ Комаръ, Судья Ошмянскій, и Секретарь Валеріанъ Пучевскій съ извиненіемъ отъ Короля въ несозыве Сейма Варшавскаго, донесли Царю Алексѣю Михайловичу, что на бывшей въ Калишѣ генеральной Раде вся Речь Посполитая беспрекословно подтвердила избраніе Его на Престолъ Польскій въ силу Виленскаго договора, и что отлагательство въ собраніи генеральнаго Сейма не должно подавать

 

 

71

Государю никакого повода къ сомнѣнію.

 

Бѣдствовавшій въ Данцигѣ Іоаннъ Казимиръ, послѣ отѣзда Карла X въ Швецію, прибыль въ Ченстоховъ и, созвавъ тамъ частный Сеймъ, предложилъ оному, по силѣ Виленскаго договора, избрать Россійскаго Государя въ преемники Короны Польской. Всѣ присутствовавшіе безпрекословно изъявили тогда желаніе не иному кому, по смерти Королевской, ввѣрить бразды правленія; какъ Царю Алексѣю Михайловичу, который, изобилуя богатствомъ, имѣвъ храбрыя войска, яко ближайшій сосѣдъ и Владѣтель сильнѣйшій, не токмо защититъ Государство отъ всѣхъ нападающихъ, но и завоеванное имъ Литовское Великое Княжество безъ кровопролитія возвратитъ и содѣлается чрезъ то спасителемъ погибающаго Королевства Польскаго. Согласно съ тѣмъ разсуждали и въ Брестѣ-Литовскомъ на Сеймѣ 6 Марта, при Гетманѣ Сапѣгѣ бывшемъ. — Въ слѣдствіе сихъ постановленiй Король назначилъ быть и генеральному Сейму въ Брестѣжь 18 Мая; но Брестомъ овладѣли Шве-

 

 

72

ды, а потому и назначенный тамъ Сеймъ не могъ состояться.

 

Между тѣмъ Король Польскій заключилъ Іюля 18 съ Датскимъ Фридерикомъ III оборонительный противъ Швеціи союзъ, a вскорѣ потомъ и съ Курфирстомъ Брандебургскимъ примирился; съ помощіюжь Австрійскихъ войскъ выгналъ изъ Кракова Шведскаго Генерала Вирца, наконецъ избавился отъ Седмиградскаго Князя Ракоція и 17 Сентября вошелъ въ Варшаву.

 

1658

День ото дня болѣе ободряемые своими успѣхами, Поляки не столь уже охотными являлись къ избранію въ Короли Россійскаго Царя, и противоположности тому яснее начали обнаруживаться. — Трактатомъ, заключеннымъ съ Императоромъ Фердинандомъ III и подтвержденнымъ отъ преемника его Леопольда, обѣщали они за помощь Противъ Швеціи избрать себе Короля изъ Дому Австрійскаго. Королева Марія упрочивала Королевство Князю Конде; но въ самое тожь время ездила въ Берлинъ къ Курфирсту Фридерику Вильгельму и, для скло-

 

 

73

ненія его къ союзу, предлагала Польскую Корону сыну его. На сіе предложеніе Курфирстъ отвѣчалъ Королевѣ, „что Королевство, гдѣ Государь, будучи сшѣсненъ въ своей власти, не можетъ самъ себѣ сдѣлать добра, не приманчиво для него". — Между тѣмъ начались тайныя отъ Вельможъ ухищренія для возмущенія Казаковъ. Хмѣльницкому обѣщано было потомственно удѣльное Княжество, а Полковникамъ Старосства. Сею необстоятельностію въ политикѣ располагала частная корысть и оставляла народъ Польскій въ неизвѣстности о судьбѣ своей. Затѣйливыя партіи колебали умы, не останавливая ни на чемъ рѣшимости. Многіе изъ Коронныхъ Вельможъ Польскихъ предпочитали избрать себѣ Короля изъ Дому Австрійскаго потому только, что маетности ихъ были ближе къ Цесарскимъ границамъ; а Литовскіе Магнаты желали имѣть своимъ Обладателемъ Государя Россійскаго потому, что Великое Княжество ихъ действительно уже состояло подъ Державою Царскою, и всѣ помѣстья ихъ находились въ Бѣлоруссіи и Литвѣ. Король Іоаннъ Казимиръ не

 

 

74

имѣлъ твердости духа поступать пo своей собственной воле и, отъ разнообразности внушаемыхъ ему къ пользе Государства видовъ, допускалъ дѣйствовать нелѣпымъ замысламъ своекорыстія. Несбыточное обещаніе Польскаго Престола въ одно время Россійскому и Австрійскому Государямъ угрожало ему новою войною отъ недовольной стороны; a противоборствіе Коронныхъ Вельможъ въ выборе Королемъ Царя невозвратно отторгало отъ Польши Литву; чрезъ удовлетвореніежь желанію Литовцевъ подверглось бы Государство и разделу и междоусобію.

 

Колеблемый нерѣшимостію своею, Король Іоаннъ Казимиръ два года безпрерывно извинялся предъ Царемъ въ несозыве генерального Сейма то моровымъ поветріемъ, то Посполитымъ рушеньемъ, то нападеніемъ непріятелей, и при всякомъ случаѣ клятвенно увѣрялъ въ состоятельности Виленскаго договора о избраніи Россійскаго Государя въ Короли Польскіе. Но какъ только начался въ Варшавѣ созывательный Сеймъ, то на предложенный во-

 

 

75

просъ: кого по смерти Королевской объявить преемникомъ Польскаго Престола? Краковскій Архіепископъ Любомирскій подаль голосъ въ пользу Шведскаго Короля Карла X, и ко мнѣнію его пристали многіе свѣтскіе и духовные Коронные Сенаторы; a Литовскій Канцлеръ Пацъ и Бискупъ Виленскій Глѣбовичь, съ неукротимою дерзостію, возопіяли противъ властительства Царскаго и опредѣлили требовать у Россіи завоеванныхъ ею земель. Самъ Король пересталъ помышлять о обязательствахъ своихъ съ Царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ и, въ выборѣ преемника по себѣ, преклонялся иногда по единоплеменству на Шведскую, а иногда по настоянію Королевы своей на Французскую сторону. Наконецъ изданнымъ 17 Сентября Универсаломъ явно открылъ онъ таившуюся ненависть къ Россійскому Государю и, возбуждая своихъ подданныхъ принять противъ него оружie, приказывалъ имъ спѣшить въ Литву на помощь къ Гетманамъ Сапѣгѣ и Госѣвскому. Не могши поколебать вѣрности Хмѣльницкаго, онъ успѣлъ обольстить поступив-

 

 

76

шаго на мѣсто его Гетмана Ивана Выговскаго и довесть до того, что онъ измѣнилъ Царю и передался Польшѣ. Октября 11, Литовскій Гетманъ Госѣвскій, напавъ нечаянно на обозь Боярина Князя Юрія Алексѣевича Долгорукаго, подалъ чрезъ то поводъ и Россіи къ начатiю непріятельскихь дѣйствій, болѣе семи лѣтъ взаимно продолжавшіхся.

 

1659

Незадолго до явнаго между обоими Государствами разрыва на Сеймѣ, въ Іюнѣ 1659 года бывшемъ, прежній приговоръ о предоставленiи Короны Польской Царю Алексѣю Михайловичу былъ уничтоженъ, подъ предлогомъ неудобности управленія и Россiею и Польшею вмѣстѣ; а определено просить его, чтобъ, въ случаѣ Королевской смерти, онъ отпустилъ на Королевство сына своего, Царевича Алексѣя Алексеевича. Въ семъ опредѣленіи о Царевичѣ изъяснено было, что онъ, будучи еще въ юныхъ лѣтахъ, легко привыкнетъ къ нравамъ Польскаго народа и удобнѣе научится охранять права его и вольности.

 

 

 

 

77

 

 

 

VII.

предложеніе короны польской
царевичу алекс
ѣю алексѣевичу,

при отреченіи короля іоанна
казимира.

 

 

1667

Когда взаимная вражда между Росciею и Польшею прекратилась заключеннымъ 30 Января 1667 года въ деревнѣ Андрусовѣ на тринадцать лѣтъ перемиріемъ, и когда Король Янъ Казимиръ предварительно возвестилъ Государственнымъ Чиновникамъ о непремѣнномъ своемъ намереніи отказаться отъ правленія, то народное желаніе избрать на Польскій Престолъ Царевича Алексѣя Алексѣевича обнаружилось во всей силѣ. Нѣкоторые изъ Польскихъ Вельможъ, а более прочихъ Великій Канцлеръ Литовскій, Христофоръ Пацъ, убѣждали Государя прислать безотлагательно на избирательный Сеймъ съ достаточнымъ для сего полномочіемъ Российскихъ Пословъ;

 

 

78

но Государственныхъ Посольскихъ дѣлъ Оберегатель, Бояринъ Аѳанасій Лаврентьевичь Ордынъ-Нащокинъ, опасаясь, чтобъ Поляки, подъ предлогомъ Царевичева избранія, не ослабили силы выгоднаго для Россіи Андрусовскаго перемирнаго постановленiя и чтобъ не потребовали назадъ Смоленска, Чернигова и уступленныхъ Польшею осмидесяти шести городовъ, отсовѣтывалъ Царю подаваться на сіи предложенiя и убѣждалъ его къ тому сими словами: „Нѣтъ никакой нужды ѣхать на Сеймъ; ибо чрезъ ту поѣздку вѣчнаго мира тамъ не пріобрѣсть, а до избранія Царевича въ Короли дѣло къ соверщенію не дойдетъ; только всему прежнему утвержденію конечное нарушение послѣдуетъ. Вдаватися, Государь, въ избраніе страшно и мыслить, сколько изъ Великой Россіи Королевству Польскому будетъ дать. Въ Польшу ѣхать мнѣ Посломъ не на утвержденіе, а на разрушеніе мира. Корону Польскую, Государь, перекупятъ, какъ товаръ, другіе." Въ доказательство трудностей, предстоявшихъ избранію на Престолъ Царевича, осторожный Бояринъ На-

 

 

79

щокинъ препроводилъ къ Государю полученныя имъ отъ Сенаторовъ десять Статей, на основанiи которыхъ предлагали они Корону Польскую Царевичу Алексѣю Алексѣевичу. Содержанiе оныхъ было слѣдующее: 1) Если Царь соизволяетъ Королевство Польское которому - либо изъ сыновей своихъ упрочить, то даровалъ бы Полякамъ старшаго, чтобы могъ управить Государствомъ. 2) Царевичь не можетъ быть Королемъ иначе какъ принявъ при коронованіи Римское вѣроисповѣданіе. 3) Унію дозволить, по силѣ отзыва о томъ Греческихъ Патріарховъ. 4) Избранному въ Короли Царевичу надлежитъ отказаться навсегда отъ наслѣдственной Россійской Короны. 5) Всѣ завоеванныя Царемъ, родителемъ его, въ Польшѣ и Литвѣ области возвратить. 6) Содержать вѣчный союзъ обоимъ Государствамъ противъ всѣхъ непріятелей. 7) Войскамъ Коронному и Литовскому для пріятства подарить три милліона рублей. 8) Всѣ долги предмѣстника своего Короля Іоанна Казимира оплатить. 9) Могущимъ способствовать избранію Арцы-Бискупамъ, Бискупамъ,

 

 

80

Воеводамъ Кіевскому, Черниговскому, Иноврецлавскому, Гетманамъ Коронному и Литовскому, Печатникамъ, а наипаче Маршалкамъ, Урядникамъ и Полковникамъ воздать значительную благодарность денежную, чтобъ имъ было чемъ дарить и задобривать другихъ. 10) Поелику Шведскій Король, опасаясь лишиться Лифляндіи, и .Курфирстъ Брандебургскій Пруссіи, заключили между собою противъ Царевичева избранія тайный союзъ, а Король Французскій намѣревается располагать Короною Польскою по своему соизволенію, то, въ случае явныхъ противоположностей, необходимо будетъ отражать ихъ вооруженною рукою и приготовить для сего два Россійскія ополченія, одно близь Шведской Лифляндіи, а другое подъ Кіевомъ на сей стороне Днепра.

 

1668

Наконецъ Король Іоаннъ Казимиръ собранному въ Варшаве 18 Августа 1668 года Сейму формально объявилъ, что изнуренныя его силы и самая совесть не дозволяютъ ему более правительствовать. Разрешивъ своихъ подданныхъ отъ присяги, Сентября 6 онъ торжествен-

 

 

81

но сложилъ съ себя Польскою Корону, и отдавъ на произволъ Рѣчи Посполитой избраніе новаго Короля, удалился во Францію , облекся въ монашескую одежду и получилъ тамъ отъ Людовика XIV въ управленіе Сентъ-Жерменское Аббатство.

 

За Шесть еще лѣтъ предъ симъ Іоаннъ Казимиръ убѣждалъ своихъ подданныхъ избрать преемника ему и въ рѣчи своей на Сеймѣ предсказалъ имъ будущую судьбу Польши. »Безъ сего избранія, произнесъ онъ, Рѣчь Посполитая доведетъ себя: до расхищенія отъ всѣхъ народовъ. Москва попановитъ себѣ Великое Княжество Литовское; Брандебургскому дому отворено будетъ порубежье Велико - Польское; Австрія не выпуститъ изъ рукъ своихъ Кракова, и каждый изъ сосѣдей захочетъ овладѣть ближайшею частiю Польши по праву завоевания". Несбыточнымъ казалось тогда для Поляковъ пророчество Короля ихъ; но все почти точь въ точь сбылось въ концѣ ХVІІІ столѣтія.

 

Съ первымъ извѣстіемъ объ отреченіи Королевскомъ Каннлеръ Пацъ отправилъ къ Управляющему ино-

 

 

82

странными въ Россіи дѣлами Боярину Нащокину нарочнаго, требуя отъ него, именемъ Вельможъ, рѣшительнаго отвѣта, согласится ли Царь отпустить на Королевство Польское старшаго своего Царевича, на тѣхъ условіяхъ, которыя къ нему незадолго предъ тѣмъ отправлены были. Нащокинъ отвѣтствовалъ на сіе: „что Государь избраніе Короля положилъ на волію Всемогущаго; какъ Онъ восхощетъ, такъ и сотворитъ, и кто на Королевство Польское Государемъ выбранъ будетъ, того Царское Величество равно какъ изъ сыновъ своихъ Государей Царевичей, за брата имѣти будетъ."

 

Примасъ Пражновскій призывалъ къ себѣ находившагося въ Варшавѣ Россійскаго гонца Лаврецкаго и, разспросивъ его о лѣтахъ и о здоровьи Царевича Алексѣя Алексѣевича, примолвилъ: „Королевство Польское нынѣ вдовствуетъ; а Государь вашъ не хотѣлъ ли бы ту прекрасную вдовицу пояти сыну своему?" — При проѣздѣ Лаврецкаго чрезъ Вильну, сильнѣйшія внушенія были ему отъ многихъ Сенаторовъ. Они всѣ изъявляли свое удивленіе,

 

 

83

что Царь, знавъ о близкомъ срокѣ избирательнаго Сейма, не соизволяетъ объявить желанія своего Рѣчи Посполитой и ни къ кому изъ нихъ не пишетъ о избраніи въ Короли Польскіе Царевича Алексѣя Алексѣевича, тогда какъ другіе Государи, а особливо Король Французскій и Принцы Нейбургскій и Лотарингскій, многихъ уже Сенаторовъ склонили на свою сторону, прокладывая себѣ дорогу къ Престолу тайно и явно, силою и ласкою. Литовскіе Вельможи поручили Россiйскому гонцу удостовѣрить Государя, что Литва едва не вся преклонна къ нему, а изъ Коронныхъ нѣкоторые; войско же все, какъ Коронное, такъ и Литовское, единодушно желаетъ видѣть на Царевичѣ Корону Польскую, и въ росписи Кандидатовъ онъ написанъ первымъ. Великий Гетманъ Литовскій, Михаилъ Пацъ, болѣе всѣхъ радѣвшій Россіи, сказаль Лаврецкому: „Ежели бы мы могли вѣдать, хотя духомъ святымъ, что Государь вашъ поволитъ сына своего: и мы бы на элекціи явно, при доброй отъ Царскаго Величества надеждѣ, говорили и противную сторону хотя ласкою,

 

 

84

хотя и другими всякими мѣрами во единомысліе, за помощію Божіею, приводили." Всѣ они наказали донесть Государю, чтобъ изволилъ Онъ, какъ можно скорѣе, прислать на избирательный Сеймъ своихъ полномочныхъ. Напротивъ того Царь Алексѣй Михайловичъ ожидалъ чтобъ сами Поляки просили его о принятіи Короны Польской; хотя онъ и зналъ, что такое предложеніе было бы вопреки постановленіямъ ихъ; но уповалъ, что рѣшатся пожертвовать симъ обрядомъ благу общественному.

 

1669

На избирательномъ Варшавскомъ Сеймѣ, начавшемся 2 Мая , между главными Кандидатами предложены были: Императоръ Леопольдъ, Царевичъ Алексѣй Алексѣевичъ, Герцогъ Лотарингскій, Принцъ Конде, Князь Нейбургскій Филиппъ Вильгельмъ и Курфирстъ Брандебургскій. Каждый изъ нихъ въ свою очередь отвергаемъ былъ отъ Вельможъ и отъ повѣтовыхъ Маршалковъ, и словесно и письменно.

 

О Царевичѣ Алексѣѣ Алексѣевичѣ разсуждали, что онъ заслужи-

 

 

85

ваетъ предпочтеніе предъ всѣми; ибо, соединивъ два Государства, симъ единствомъ толико усугубитъ силы Польскаго Королевства, что будетъ страшенъ не однимъ сосѣднимъ, но и отдаленнымь Государствамъ и навѣки обезопаситъ Рѣчь Посполитую отъ враговъ ея. Младость лѣтъ Царевичевыхъ Поляки также въ свою пользу толковали: „что сей-то птенецъ орлій, угнѣздившись въ Дому Ягеллоновъ, обновитъ юность бѣлаго ихъ орла." Но вь тоже время сами опровергали ощутительныя свои выгоды мнимыми неудобствами. Страшились они свойственной Россiйскому народу предпріимчивости, строгости Самодержавнаго правленія, могущества Россіи, утраты своихъ вольностей и непримиримой за сіе избраніе злости Турковъ, Французовъ и Шведовъ. — Избрать Цесаря не хотѣли потому , что будетъ управлять Польшею чрезъ Вицероевь своихъ, принудитъ ее участвовать въ войнѣ съ Турецкимъ Султаномъ и, при истощеніи своемъ, не подастъ ей никакой помощи. — Противъ Принца Конде вопіяли, что примѣръ бывшаго въ Польшѣ Королемь Генриха

 

 

86

и развратные нравы Французскіе, при жизни Королевы Маріи заразившіе Дворъ, сдѣлали для нихъ Французовъ гнусными. — Въ предосужденіе Князю Нейбургскому поставили усильное исканіе имъ Короны Польской и многочадіе его. — Курфирста Брандебургскаго отвергли потому, что маломоченъ и родился въ Кальвинской вѣрѣ. — Одинъ только Лотарингскій Князь Карлъ Іакинѳъ, пощаженъ былъ отъ подобнымъ сему укоризнъ.

 

Большая часть Коронныхъ Вельможъ благоприятствовала Князю Нейбургскому, а Литовцы настаивали о избраніи Россійскаго Царевича; но въ тожь время составилась между Шляхетствомъ третія партія въ пользу Герцога Лотарингскаго. Отъ сего разногласія произошли на избирательномъ Сеймѣ такіе споры, что обратились въ буйство, и раздраженные противорѣчіями Шляхтичи стрѣляли въ Сенаторовъ изъ пистолетовъ. Для упрощенія сего своевольства, предложенъ быль къ занятію упраздненнаго Престола воспитанный на лонѣ вольности природный Полякъ, Князь Михаилъ Корибутъ Вишне-

 

 

87

вецкій, и съ выборомъ его въ Короли Польскіе Іюня 9 возмущеніе утишилось. Но избиратели не осчастливили тѣмъ отчизны своей; — скоро въ неудачномъ своемъ выборѣ раскаялись и ни о чемъ столько не заботились, какъ о низложенiи избраннаго ими. Неспособность къ правленію Короля Михаила съ первыхъ дней обнаружилась. Овладѣвшіе имъ несмысленные и неблагонамѣренные любимцы вовлекли его въ бѣдственную съ Турками войну и доведши Польское Королевство до гибельной крайности, уговорили его, заключить съ Магометомъ ІV подъ Бугачемъ постыдный миръ, по силѣ котораго уступалъ онъ Портѣ Подолію и Польскую Украйну, съ платежемъ ежегодно денежной подати. Послѣ четырехлѣтнихъ неустройствъ внутреннихъ и опасныхъ потрясеній внѣшнихъ, слабый духомъ, и немощный тѣломъ, Король Михаилъ скончался во .Львовѣ 30 Октября 167З, на 35 тоду отъ рожденія. День кончины его быль торжественнымъ днемъ для Поляковь: они одержали тогда при Хотинѣ знаменитую надъ Турками побѣду.

 

 

 

 

88

 

 

 

 

 

VIII.

ПРЕДЛОЖЕНIЕ  ПОЛЬСКОЙ  КОРОНЫ
ЦАРЕВИЧУ 
ѲЕОДОРУ  АЛЕКСѣЕВИЧУ
ПОСЛ
ѣ КОНЧИНЫ КОРОЛЯ МИХАИЛА
ВИШНЕВЕЦКАГО.

 

 

1673

Хотя и установлено было на Сеймѣ, чтобъ въ Короли Польскіе предлагаемы были токмо исповѣдающіе Римско-католическую вѣру; однакожь, не смотря на то, по кончинѣ Короля Михаила , возобновились усилія благомыслящихъ Вельможъ доставить Престолъ Польскій Всероссійскому Царскому Дому. Великій Гетманъ Литовскій Михаилъ Пацъ, Воеводы; Троцкій Огинскій, Полоцкій Сапѣга, Витебскій Храповицкій, Брестскій Курчь и Подскарбій Литовскій Кришпинъ прилагали особенное о томъ стараніе. Пребывающій въ Варшавѣ Pоcсійскій Резидентъ, Полковникъ Василій Михайловичь Тяпкинъ, былъ

 

 

89

свидѣтелемъ искренняго усердія, съ какимъ желали того не только многіе изъ Шляхетства, но и самая чернь провѣщала уже чаемое изъ сего избранія общее благо.

 

1674

Февраля 4, 1674 года, пріѣхалъ въ Москву Польскій посланникъ Августинъ Погожево - Константиновичь, Писарь Гродскій и Мстиславскій, съ Секретаремъ Королевскимъ Львомъ Зусмановичемъ, и вручилъ, отъ имени всей Рѣчи Посполитой, Ближнему Боярину Князю Юрію Алексѣевичу Долгорукому и Окольничему Артамону Сергѣевичу Матвѣеву грамоты просительныя о призрѣніи осиротелой Польши; а въ Посольскiй Приказъ подалъ онъ пять статей, вверенныхъ ему отъ всѣхъ Литовскихъ и нѣкоторыхъ Коронныхъ Вельможъ, о возведеніи на Польское Королевство Царевича Ѳеодора Алексѣевича. Въ предисловіи сихъ статей Вельможи, изъяснивъ съ нарочитымъ витійствомъ причины, понуждающія ихъ избрать на Польскій Престолъ Царевича Оеодора Алексѣевича, убеждали Бояръ превозмочь все прежде-встречавшiяся избранію препоны и сблизить оныя

 

 

90

съ возможностью для приведенія сего вожделѣннаго предпріятія въ событіе. Они подробно исчислили всѣ ожидаемыя отъ того выгоды и доказывали, что сходство языка и нравовъ народных при маломъ различіи въ вѣрѣ, прикосновенность границъ, никакими естественными преградами неотдѣляемая, одинаковое сосѣдство, одни и тѣже отношенія обоихъ Государствъ къ чужеземнымъ Державамъ требуютъ нераздѣльности и совокупности ихъ; а чрезъ союзъ съ Цесаремъ содѣлаютъ Россію и Польшу стѣною непреоборимою, какъ для враговъ Креста Господня, такъ и для властолюбивыхъ замысловъ Франціи и Швеціи. Статьи условныя состояли въ томъ: 1) чтобъ Царевичь принялъ Римско-Католическую вѣру; 2) чтобъ женился на вдовствовавшей Королевѣ Маріи Элеонорѣ, ceстрѣ Цесаря Римскаго; 3) чтобъ Россія возвратила Польшѣ завоеванные и по договорамъ уступленные до перемирныхъ лѣтъ города и области; 4) чтобъ вспомогала противъ Порты Оттоманской, какъ войсками, такъ и нѣсколькими милліонами рублей, и 5) чтобъ Царь

 

 

91

Алексѣй Михайловичь соизволилъ вскоре отозваться о семъ важномъ дѣлѣ письменно къ Князю Примасу и Сенаторамъ, и отправилъ бы Пословъ своихъ на избирательный Сеймъ съ неограниченнымъ полномочiемъ.

 

На каждую изъ сихъ статей даны были съ Россiйской стороны слѣдующіе рѣшительные отвѣты: на 1 ю, Царь Алексѣй Михайловичъ сына своего Царевича отпустить въ Польшу не соглашается, а изволяетъ самъ принять Корону Польскую; благочестивой же Вѣры Греческаго исповѣданія не только для Королевства Польскаго, но ниже для обладанія Вселенною не перемѣнитъ. На 2 ю, поелику Царь имеетъ супругу, то предполагаемое бракосочетаніе со вдовствующею Королевою Польскою и не можетъ состояться; въ разсужденіи чего оставить ей свободу располагать своею судьбою на техъ договорахъ, которые въ пользу ея постановлены быть могутъ. На Зю, если Государь, по желанію Рѣчи Посполитой, вступитъ на Престолъ Польскiй, тогда не будетъ уже никакой надобности ни возвращать завое-

 

 

92

ванныхъ городовъ и областей, ни раздѣлять владѣній рубежами; а права и вольности народа Польскаго сохранитъ онъ нерушимо по древнимъ узаконеніямъ; въ уряды и маетности ни самъ никогда вступаться не будетъ, ниже допуститъ до того, за что Сенаторы Коронные и Литовскіе, какъ свѣтскіе, такъ и духовные, со всею Рѣчью Посполитою обязаны будутъ при коронованіи его на Королевство Польское, утвердить свою вѣрность и повиновеніе къ нему торжественною присягою. На 4 ю, по восшествіи на Престолъ, обязывается Государь оборонять Польшу и Литву отъ всякихъ непріятелей Царскими своими ратными людьми и не налагая за то нa Коронные и Литовскіе скарбы никакихъ податей; войска Польскія должны будутъ помогать Россійскимъ противъ общаго врага, равнымъ числомъ на собственномъ содержаніи. А поелику Царь никакихъ поборовъ, платимыхъ въ казну Королевской Экономіи, взимать не будеть и повелитъ раздавать оные на Коронное и Литовское войска; то, уступая сей доходъ въ пользу войска и принявъ на себя, защище-

 

 

93

ніе Королевства отъ Турковь и Татаръ, не имѣетъ уже обязанности; никакихъ сверхъ того платить милліоновъ. Разсыпать же деньги и подкупами пріобрѣтать Польское Королевство для Россійскаго Государя неприлично; ибо и безъ того обладаетъ неизмѣримымъ пространствомъ земель и множествомъ различныхъ народовъ. На 5 ю, ежели Поляки при выборѣ себѣ Короля имеютъ главнымъ предметомъ Государственную пользу; то сами бы прежде прислали къ Россiйскому Царю Пословъ своихъ съ прошеніемъ о принятіи Польши въ свое владенiе; после чего и Россійское съ достаточнымъ полномочiемъ Посольство на избирательный Сеймъ отправлено будетъ.

 

Между темъ, какъ Польскій посланникъ Погожево - Константиновичъ поехалъ обратно съ сими ответными статьями изъ Москвы, Резидентъ Тяпкинъ писалъ къ Государю, что Вельможи и дворянство безотступно домогаются отъ него подлиннаго извѣстія: будетъ ли отпущенъ Царевичъ Ѳеодоръ Алексѣевичъ на Польское Королевство, и

 

 

94

просилъ снабдить его предписаніемъ, что на сіи вопрошенія отвѣтствовать и какія мѣры предприникать ему въ дѣлѣ столь гласномъ — Въ руководство Резиденту Тяпкину посланы были тѣжь самыя отвѣтныя статьи, которыя даны были на предложенiя посланника Погожево.

 

Тяпкинъ, получа ихъ, показывалъ Примасу Князю Чарторискому, Гетману Пацу, Коронному Подканцлеру Бискупу Ольшевскому и другимъ Вельможамъ. Пацъ, прочитавъ оныя, сказалъ, что Греческое вѣроисповѣданіе Россійскаго Государя послужитъ главнымъ препятствіемъ къ избранію на Престолъ Польскій, да и Королеву безъ супружества оставить неможно. Примасъ объявилъ Резиденту, что для соблюденія порядка надлежало бы доставить сіи статьи чрезъ Россійскихъ полномочныхъ Пословъ въ Рыцарское Коло, что со стороны вѣры воспослѣдуетъ на Сеймѣ важное затрудненіе, и что пребывaніе Государя въ Россіи также помѣшаетъ избрать Его. Онъ примолвилъ къ тому, что всего бы лучше,

 

 

95

еслибъ Государь согласился на избраніе Царевича. Коронный Подканцлеръ учтиво отозвался, что всѣмъ пріятно слышать соизволеніе Царское быть у нихъ Королемъ; но ему, какъ духовной особѣ, приступить къ дѣлу сему для разновѣрія и для Королевы, въ безбрачіи остающейся, непристойно.

 

Не одни только Литовскіе, но и Коронные Вельможи, ожидали присылки на Сеймъ Россійскихъ Пословъ, съ объявленіемъ Царскаго согласія на избраніе Царевича, и готовы были утвердить сей выборъ. Гетманъ Паць втайнѣ далъ знать Резиденту Тяпкину, что еслибъ Царь согласился на желаемое всѣми избраніе сына Его, тобъ въ одинъ часъ все рѣшилось, и даже въ самой вѣрѣ сдѣлано бы было снисхожденіе.

 

Всѣ сіи убѣжденія не поколебали твердыхъ правилъ Царя Алексѣя Михайловича. Вразумляя Поляковъ, что (не Королевство ему, а онъ Королевству доставитъ счастіе, Обладатель Россіи проницалъ въ будущее и ясно видѣлъ, что прочное благоденствіе Польши и самая цѣлость зависятъ единственно отъ со-

 

 

96

единенія ея съ Россіею, и что не по случайному стеченію обстоятельствъ, но по очевиднымъ послѣдствіямъ Польскаго правленiя, сіе когда-либо исполнится. Не постиглобъ столько бѣдствій Польшу, еслибъ она присоединилась тогда къ Россіи.

 

Хитрость искателей Короны Польской всегда торжествовала надъ истинною пользою Государства. Мая 5 въѣхалъ торжественно въ Варшаву Коронный Великій Гетманъ Янь Собіескій со многочисленнымь, вооруженнымъ на коняхъ Шляхетствомъ и, расположа преданныя ему войска близь сей Столицы, облегъ Краковъ, гдѣ хранилась Королевская Корона. Величавостію своею и одержанною незадолго предъ симъ побѣдою надъ Турками, онъ обратилъ на себя вниманіе избирателей. Не могши преодолѣть явную преклонность Литовцевъ къ Россіи, Собіескій научилъ повѣтовыхъ Пословъ Подольскаго и Волынскаго предложить на Сеймѣ жалобу противъ военачальниковъ Россійскихъ, будтобъ они присоединяютъ къ Украйнѣ принадлежащiе Польшѣ горо-

 

 

97

да и разсылаютъ по всему Подолью и Волыни универсалы съ самовластнымъ повелѣніемъ крестьянамъ привозить къ нимъ всякой запасъ. Подущенные Послы сряду два дни шумно твердили о томъ на Сеймѣ, успѣли чрезъ сіе нареканіе убавить цѣну дѣятельнаго вспоможенія, оказаннаго Царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ Польшѣ при нашествіи Турковъ; навели подозрѣніе на доброжелательство его, поколебали приверженныхъ къ нему Вельможъ и Шляхетство и заставили ихъ отступить отъ настоянія своего. Пристрастіе заглушало всякое опроверженіе. Многіе изъ Вельможъ Литовскихъ тогдажь разъѣхались по домамъ. Сильная партія решилась, не смотря ни на что, избрать Собіескаго, — и 11 Мая онъ провозглашенъ быль Королемъ Польскимъ подъ именемъ Яна III.

 

Избраніемъ его въ Короли вся Литва осталась крайне недовольною. Большая часть повѣтовъ почитала вступленіе его на Польскій Престолъ насильственнымъ; ибо при созывномъ Сеймѣ на словѣ положено было не избирать Пiаста. Привез-

 

 

98

шiй въ Вильну извѣстіе о избраніи Яна III посолъ Брянскаго повѣта изрубленъ былъ въ куски, за то, что согласился на сіе и не остановилъ Сеймоваго приговора; другіе Маршалки опасаясь такой же участи, долго не смѣли показаться въ свои повѣты. Преогорченные Литовцы просили Царя Алексѣя Михайловича, чтобъ онъ, утвердивъ ихъ въ подданствѣ Россіи, позволилъ сыну своему Царевичу Ѳеодору Алексѣевичу быть надъ всею Литвою и Украиною Удѣльнымь Великимъ Княземъ, и пребывая въ Смоленскѣ или Кіевѣ, управлять ими и защищать ихъ отъ всякаго непріятеля. Умѣренность Царя Алексѣя Михайловича и благоразумное правленіе Короля Яна III отвратили сію смуту, которая могла бы произвесть между ими новую войну.

 

 

 

 

 

99

 

 

 

 

IX.

ЗАКЛЮЧЕНІЕ.

 

Съ сего времени Польскiе Вельможи не предлагали уже Короны Королевской Mонархамъ Россійскимъ; но въ теченiе всего минувшаго вѣка годъ отъ года сильнѣе испытывали на себѣ приращеніе могущества Россіи и утрату силъ Республики своей. Трехъ Королей, управлявшихъ Польшею съ 1696 по 1795 годъ, приняла она отъ руки Царской.

 

Послѣ Короля Яна Собіескаго много объявилось Кандидатовъ къ занятію упразднившагося Престола; главными же изъ нихъ были трое: Королевичь Яковъ Собіескій, Принцъ Конде и Курфирстъ Саксонскій Фридерикъ Августъ. Народная ненависть ко вдовствующей Королевѣ была причиною исключенія сына ея; Конде и Августъ выбраны были Королями, оба въ одинъ день, 17 Іюня 1697 года. Первый, получа о томъ извѣстіе, приплылъ отъ береговъ Францiи къ Данцигу; но чрезъ ходатайство Царя Петра I у Примата и Рѣчи По-

 

 

100

сполитой,утвержденъ былъ выборъ Курфирста, Принцу же Конде отказано.

 

Когда Шведскій Король Карлъ ХII возвелъ Станислава Лещинскаго на Престолъ Польскій и когда отрекшійся отъ онаго Король Фридерикъ Августъ подписалъ въ Альтъ-Ратштадѣ постыдный, a вѣрному своему союзнику предосудительный трактатъ, и Министра Россійскаго Паткуля выдалъ Шведамъ на мучительную казнь: то Царь, имѣвъ на своей сторонѣ Пановъ Радъ, властенъ былъ располагать Польскою Короною. Онъ могь возложить ее, по произволенію своему, на одного изъ двухъ искателей, Савойскаго Принца Евгенія, либо Седмиградскаго Князя Ракоція. Но Полтавскій побѣдитель, предавъ вѣчному забвенію вѣроломство Августа, вскорѣ возвратилъ ему Престолъ Польскiй и принудилъ Станислава искать своего спасенiя въ бѣгствѣ. Къ довершенію великодушія своего, заключеннымъ 20 Іюля 1709 года договоромъ, онъ обязался прилагать свое стараніе, чтобъ старшій сынъ Курфирстовъ, при жизни родителя своего, объявленъ былъ наслѣдникомъ Польскаго Королевства.

 

По кончинѣ Фридерика Августа I, Станиславъ Лещинскій, основываясь на

 

 

101

прежнихъ своихъ правахъ, явился въ Варшавѣ и, на избирательномъ тамъ Сеймѣ, 1 Сентября, снова нареченъ былъ Королемъ Польскимъ; но, чрезъ подкрѣпленіе Россійской Императрицы Анны Іоанновны и Цесаря Карла VI, Сеймъ Прагскій провозгласилъ Королемъ Курфирста Саксонскаго Фридерика Августа II; a Лещинскій; съ малымъ числомъ приверженцевъ своихъ, принужденъ былъ удалиться въ Данцигъ. Пять мѣсяцевъ онъ защищался тамъ отъ войскъ Россійскихъ; когдажь окруженный ими отовсюду городъ и присланные къ нему на помощь Французскіе полки сдались, то Станиславъ съ опасностію жизни своей едва избавился отъ плѣна. Фридерикъ Августъ II утвердился послѣ того на Польскомъ Престолѣ и обладалъ онымъ около 30 лѣтъ.

 

Сынъ его, Курфирстъ Ксаверій, искалъ по немъ Короны Польской и получилъ бы ее, еслибъ Императрица Екатерина II и Прусскій Король Фридерикъ II тому не воспрепятствовали.

 

На избирательномъ Сеймѣ Вельможи и Шляхетство положили за непремѣнное избрать въ Короли природнаго Поляка, и 27 Августа 1764 года избрали Графа Понятовскаго Станислава Августа

 

 

102

съ такимъ единодушіемъ, что въ лѣтописяхъ Польскихъ нѣтъ тому примѣра; но при немъ - то и кончилась самостоятельность Польши. Онъ пережиль свое Государство, изглаженное тогда изъ числа Царствъ земныхъ.

 

Королевство Польское начало клониться къ упадку съ того времени, какъ Паны Рады, послѣ Короля Сигизмунда Августа, узаконивъ новыя ограниченія Королевской власти, ослабили тѣмъ сверхъ мѣры силу Государственную и составили правленіе свое изъ уродливаго и непрочнаго смѣшенія Монархіи съ Аристократіею и Демократіею. Конечноежь разрушеніе сего, прежде мощнаго на Сѣверѣ Государства воспослѣдовало отъ многихъ общихъ причинъ, уничтожившихъ въ мірѣ толико Монархій; а сверхъ того и нѣкоторыя частныя происшествія тому содѣйствовали.

 

Отъ уничтоженiя наслѣдственнаго права на Престолъ Польскій и присвоенія Шляхетствомъ власти избирать себѣ Королей произошли гибельныя для сего Королевства злоупотребленія. Поляки искали Правителей во Франціи и Германіи, и находили въ нихъ чуждые Сарматскому поколѣнію нравы, чуж-

 

 

103

дый языкъ, чуждыя обыкновенія и чуждыя сердца. Хотя каждый Полякъ мыслилъ быть самъ Королемъ; но часто продавалъ свою Корону богатѣйшему искателю оной, или невольно принужденъ быль признавать Королями своими тѣхъ, кого сильнѣйшіе изъ сосѣдей назначали; отъ сего Польша сдѣлалась игралищемъ могущественнѣйшихъ Государствъ и добычею честолюбія. Во время междуцарствій, когда бурное стремленіе страстей и мятежное разномысліе не обуздывались ничьею властію,Поляки, какъ будто сами, приглашали сосѣдей вмѣшиваться въ дѣла ихъ и оканчивать оныя съ ущербомъ народной ихъ вольности.

 

Главнуюжь причину всѣхъ бѣдствій, постигшихъ сіе Королевство, приписываютъ введенному съ 1662 году праву утверждать всякое законоположеніе на Сеймѣ тогда только, если не послѣдуетъ на оное ни отъ кого противорѣчія (nemine contradicente); ибо cie вредное право давало возможность одному повѣтовому Маршалку остановить, полезнѣйшее узаконеніе и отнять у онаго силу двумя словами: sisto activitatem. Когда неблагонамѣренный Шляхтичь умышлялъ совсѣмъ разорвать Сеймъ,

 

 

104

то стоило ему только, по произнесеніи сихъ словъ, скрыться. Часто, такимъ образомъ, разрываемы были Сеймы съ первыхъ дней. Часто, среди сихъ совѣщаній о благѣ Отечественномъ, сверкали сабли, и невинная кровь лилась предъ лицемъ самаго правосудiя. Liberum veto увлекало Поляковъ за предѣлы благоразумія и обращало въ ничто предвѣдѣніе благомыслящихъ. Оно давало болѣе власти одному дворянину, нежели сколько имѣла вся Республика.

 

Роскошь и бѣдность, гордость и уничиженіе, упорство и непостоянство, коварство и безразсудность испровергли между Поляками то добродушіе, ту правоту и умѣренность, которыми отличались предки ихъ, древніе Сарматы. Немногіе умѣли предохранить себя отъ заразы разврата. Непомѣрное порабощеніе и необузданная вольность давно спорили между собою объ уничтоженіи Польши. Дворянство нарушало безнаказанно законы, а земледѣлецъ не находилъ въ нихъ даже необходимой для себя защиты. Неуравнительность свободы между состояніями въ Республиканскомъ правленіи сдѣлала перевѣсъ на сторону насилія и произвела феодальную анархію.

 

 

105

Тогда какъ Жиды невозбранно пользовались отъ Речи Посполитой полною свободою богослуженія своего, она немилостиво утѣсняла всѣхъ разновѣрцевъ Христіанскаго вѣроисповѣданія. Тщетно за Греческихъ Христіанъ, Лютеранъ и Протестантовъ ходатайствовали и вступались Россійскіе Государи, Короли Шведскіе, Прусскіе, а потомъ Англійскіе и Датскіе. Гоненія на Дессидентовъ не укрощались, и внутреннія смятенія отъ того снова возникали, что подало сосѣднимъ Государствамъ благовидную причину для охраненія гонимыхъ единовѣрцевъ вводить въ Польшу свои войска. Когда угрозы не произвели своего дѣйствія: то, по предложенному отъ Прусскаго Короля Фридерика II двумъ Императрицамъ Екатеринѣ II и Маріи Терезіи плану, решено было между сими тремя Державами раздробленіе Польши. Первый раздѣлъ воспослѣдовалъ 5 Августа 1772 года, a 1З Октября 1796 года было послѣднимъ уже днемъ для сего Королевства.

 

Преобразованіе Наполеономъ отнятыхъ у Пруссіи и Австріи частей въ Варшавское Герцогство было такъ скоротечно, что не воскресило Польши,

 

 

106

и борьба съ Судьбою повергла ее въ объятiя Россіи, изведшей ее изъ уничтоженія и даровавшей ей пакибытіе подъ именованіемъ Царства Польскаго. Если побѣды, оканчивающiяся однимъ укрощеніемъ непріятеля, увѣнчиваются славою, то сугубое геройство устроивать благоденствіе побѣжденныхъ: се побѣда надъ самою побѣдою! Такъ отмстилъ Александръ Благословенный враждебному Галлу, такъ стяжалъ Себѣ Царство Польское.

 

А. Малиновскiй.