Ледецкий Ф. [Памятная книжка. Фрагмент] / Пер., коммент. П.А. Лавровского // Русский архив, 1866. – Вып. 8/9. – Стб. 1285-1290.

 

 

ИЗ ПУТЕВЫХ  ЗАМЕТОК   В СЛАВЯНСКИХ ЗЕМЛЯХ,

Профессора П. А. Лавровскаго.

 

В числе многих важных и для политики и для истории данных нашел я здесь (в Чехии, в гор. Писке) известие о пребывании в прошлом столетии, вблизи Писка, Русскаго войска, состоявшаго  из козаков и уланов. Сведение это представилось мне особенно   любопытным по резкому различию во взгляде на нас современных Чехов с тем, какой заметен в помянутом известии, составленном слишком за сто лет сему назад. Оно принадлежит памятной   деканской книжке, заведенной в 1747 году деканом Франтишком Ледецким, Писецким уроженцем, вносившим в свою книжку все, что казалось ему достойным внимания  и  замечания из современной ему жизни. В ней то, на 52—53 страницах,  помещено известие Писецкаго декана Ледецкаго о Русских воинах, прибывших в 1748 году на помощь Марии Терезии (1). Так как известие довольно   коротко, то, думаю я, оно и здесь не будет лишним, хотя в переводе с латинскаго языка (каким писал декан) на русский (2). „Война, начатая в Австрии и Чехии в 1741 году, продолжалась так долго и при том с таким малым для нас успехом, что мы вынуждены  были обратиться за денежною помощью к Англичанам и за военною к Русским. В составе сорока-тысячнаго Русскаго войска находились козаки (kossaci) и уланы. Ка-


1286

заки, отличавшиеся чрезвычайно темным цветом лица, были вооружены стрелами, уланы же имели длинныя копья с железным острием на концах. Таковы чужестранные люди, кажется, никогда невиданные в Чехии. Прибыли они к нам в 1748 году, но в Писек не вошли, а остановились в Противине и Штекне(3). Побуждаемый любопытством разсмотреть чужой народ, отправился я 10 июля в Штекну, и не раскаялся, потому что увидел у этого народа много достойнаго замечания. Он красивый, рослый, но за частую (ограничивающейся) довольствующийся холодным очагом. Так приготовляли они суп (ботвинье, окрошка?), что я видел собственными глазами: взяли речной воды, положили в нее овощей, довольно много луку, несколько соли и, перемешавши, ели холодное. Карпов (рыбу) не варили, но обливши уксусом и обложивши луком, как приготовляем мы селедки, ели сырых. В этот самый день, т. е. 10 июля, славили они праздник св. апостолов Петра и Павла (4) и потому, для надлежащаго отправления праздника, построили походныя свои церкви, где совершали божественную свою службу, состоящую в одном пении священника, в ответах целаго народа и в любопытных церемониях. В церквах имеют изображения всесвятой Троицы, пресвятой Девы, святых апостолов и других святых, как и мы католики. Но всецело отличаются в церемониях и в выходах лиц, в таинстве (догмате) святой Троицы, потому что не верят, что святый Дух исходит от Сына, а только от

(1) Это было в войну за Австрийское насдедство. Появление Русских на Рейне содействовало заключению Ахенскаго мира. П. Б.

(2) Помещаем ниже и латинский подлинник.        

(3) Противин, местечко в двух часах на юг от Писка; Штекна, тоже местечко, почти в двух часах на юга-запад от Писка.

(4) Т. е. по старому стилю.


1287

Отца, и как Сын рожден превечно от одного Отца, так и Духъ святый исходит только от одного Отца, а не всесте и от Сына. Много следовало бы писать, если бы я хотел изложить все церемонии, какия пришлось мне видеть; то, однакоже, почел не должным умолчать, что для своих церемоний употребляют они подобно нам чашу, блюдо и кадильницу, вместо орната или казули имеют одежду на образец нашего плювиаля; стола их (епитрахиль) спускается до земли и белая, как имеем мы; равным образом имеют и ковчег. Знаменаются крестом, поднимая руку от земли ко лбу, ото лба к груди, от груди к правому плечу и наконец уже к левому; миряне часто ударяют себя в грудь и кланяются до самой земли. Священники имеют длинныя, никогда не обриваемыя бороды; одежду употребляют длинную, до земли, как польские Евреи, из сукна или дорогой материи, смотря по званию. Миряне одеты были в немецкое платье, кроме козаков и уланов, имевших совсем иную одежду.Латинскаго языка не знают и сами священники, и постоянно, во всем, употребляют родной язык: мы также могли несколько понимать их. В употреблении у них и колокола; охотно принимают католиков, ежели приходят они смотреть на их церемонии, только чтобы не смеялись над ними."

Так за сто с небольшим лет отзывался Чех о Русских (5); он наблюдал

(5) Для Чеха Ледецкаго, католическаго декана, Pyсские могли казаться народом чужим и неведомьм; но в высших кругах Австрийскаго правления и тогда, и гораздо раньше, сознавалось племенное родство Чехов с нами. Так, когда в августе 1717 г. Петр Великий потребовал от Карла VI, чтобы ему выдан был бежавший царевич Алексей Петрович и на-


1288

за ними с любопытством, как за народом вовсе неизвтестным, чужим; удивлялся, что в таком  исключительном употреблении у него  родной язык,— видно, трудно было оторваться ему от отечественной почвы, где, в ту пору особенно, так  глубоко сидела неметчина.  Прошло  столетие, и теже Руссы, в понятиях уже не одного образованнаго книжнаго   духовенства, а и простаго народа, стали близкими, родными, одним и тем же народом, с небольшими   особенностями   в   языке и в жизни.   Чех настоящий не удивляется уже, встречая Русскаго человека, хотя наблюдательность осталась и  не меньшая, какую замечаем мы и в декане Ледецком; только современная наблюдательность   обращена  не   на внешние приемы жизни, не на обыденную обстановку, а на способ воззрения, мышления. И кажется, что знакомство проникло довольно глубоко и не к невыгоде Русских, когда не в одиих селениях и городах Чешских приходится слышать откровенныя и иаивныя выражения простолюдинов, подобныя следующим: „ужъ хоть-бы поскорее взял нас к себе Русс,  нет более терпенья жить так." И появление тех же темнолицых козаков  и уланов, обходившихся в прошлом столетии без горячих печей, сделалось pium desiderium народа здешняго, хотя, конечно, цель появления, по душевному его желанию,  должна   быть   уже  совершенно иная, чем  с какою  приходило наше

мекал, что в случае отказа, он двинет войска свои (стоявшия в Польше и Северной Германаи) на владения цесарския, то в протоколах тайной цесарской конференции прямо говорилось: он может ворваться и в Богемию, где волнующаяся чернь легко к нему пристанет (Устрялова, История Петра В. VI, 104) П. Б.


1289

войско в Австрию в 1748 году и в последующия времена.

П. Лавровский.

 

Bellum, quod  anno 1741 in Austria et Boemia   coepit.....tarn  din dtiravit cum exiguo autem nostro profectu ita,  nt ad expensas Anglorum coacti l'uimus evocare in   auxiliura   Russos    numero 40,000 inter   quos   fuenmt  Kossaci et Ulani. Kossaci erant   admodum  nigrae faciei   et  jaculabantur   sagittis,   Ulani vero habuerunt oblongas perticas et in line cuspidem   ferreum.   Hi exteri homines et fors nunquam in Boemia visi, niino 1748 Boemiam transivenmt,   Pisecam   non   venerunt,   sed   Protivinü et Steknae   stationem   habuenmt.   Ego cui-iosilate ductus   videndi   has  exteras nationes,   die   10   lulii   Steknam    meexpedivi, et non me poenituit,   mirabilia enim penes   bas nationes vidi   Populus in se fnit pnlcher, procerioris staturae, sed frequenter   frigido foco contentus;  jentaculum,   prout   meis   ociilis vidi, simile parabant:  acceperunt fluvialem aquam et injecerunt in illam acida olera, satis multum de cepis, modinim de sale et  haec   intermisa frigida manducabant; carpiones non coquebant, sed crndos perfnndebant aceto et impositis   cepis   sicut  nos paramus balices, sie comedebant. Нас ipsissima die nempe   10   lulii   celebrabant   festmn   sanctorum Petri et Pauli apostolorum, ideoque ad hanc   festivitatem  debile  celebrandam    extruxerunt     suas    capellas campestres,   et   divina   sua   habuerunt, quae  in solo cantu sacerdotis,   responsionibus imiversi populi et curiosis ceremoniis  consistunt. In capellis habent imagines sanctissimae Trinitatis, beatissimae Virginis, sanctorum Apostolorum et aliorum Sanctorum, prout nos Catholici, discrepant antem totaliter in cere-


1290

moniis et in processione personarum, in Misterio sanctissimae Trinitatis, quia non credunt, Spiritum Sanctum procedere a Filio, sed tantum a Patre, quod sicut Filius genitus sit a solo Patre ab aeterno, sie etiam Spiritus Sanctus, quod procedat a solo Patre et non simul a Filio. Multum deberem scribere, si illas ceremonias, quas apud ipsos vidi, deberem omnes exponere; hoc tarnen sensui non subticendum, quod ad suas ceremonias utuntur simili prout nos calice, patena, turibulo, pro ornatu seu casula habent vestem permodum nostri pluvialis, stolam usque ad terram, albam prout nos habemus, paciticale pariter; crucem formant a terra manum levando ad frontem, a fronte ad pectus, a pectore ad brachiam dextrum, demum ad sinistrum; pectus percutiendo, saepe etiam usque ad terram se inclinant laici. Sacerdoces portant corolas prout nos, barbas oblongas nunquam rasas, vestitum sicut Hebraei polonici usque ad terram ex panno vel alia prestantiori materia secundum proportionem dignitatis,anterius apertum, a summo usque deorsum in lumbis, praecinctum; saeculares vestiti erant veste germanica praeter istos Kosacos et Uianos, qui utebantur veste alia. Latinam linguam nee sacerdotes calent, sed omnia nativa peragunt, potuimus etiam ipsos aliqualiter intelligere. Usum campanarum habent, libenter vident, si ad ipsorum ceremonias catholici intrant, modo non ipsos rideant.