Ласкарис. [Реляция в Турин от 5 января 1768 г.] / Сообщ. Пирлинг, пер. В.В.Т // Русская старина, 1883. – Т. 39. – № 9. – С. 583-585. – Под загл. Самозванец Петр III в Далмации в 1768 г.

 

 

Самозванец Петр III в Далмации в 1768 г. 1).

[Перевод с французскаго].

 

Вот уже с год как по окрестности разъезжает какое-то неизвестное лицо, иногда в качестве врача, иногда в качестве крестьянина, одетаго в рубища и никто не может узнать откуда он родом.

Возвратившись из Черногории он поселился в области de Main и живет в доме некоего Вико Марко Бовара, одного из наиболее зна-

1) Помещается здесь реляция, присланная в Турин графом Ласкарисом 5-го января 1768 г. Подлинник хранится в архиве в Турине, в отделении "не распределенных листов" (Mazzo da ordinare). Копия весьма обязательно нам доставлена ученым от. Пирлингом, нашим русским соотечественником, братом ордена св. Ииcyca. О. Пирлинг и собрат его по ордену— известный ученый от. Мартынов, много раз выражали своими сообщениями внимание к «Русской Старине», за что мы приносим им свою признательность.                                                                                                    Ред.

 

 

584

чительных жителей этой провинции, который принимает его в надежде получить исцеление от одной внутренней болезни, которою он страдает уже некоторое время. В этом доме вышеупомянутый неизвестный человек сбросил с себя первоначальное обычное свое звание и появился с месяц тому назад под именем царя, признаннаго тремя провинциями: de Main, Pottori и Praichi, и всеми прочими жителями окрестностей Черногории, которые все принимают его за покойнаго московскаго царя Петра III, свергнутаго с престола. Когда слух этот распространился (как бывает обыкновенно со всякою новостью), то все соседние жители были этим обезпокоены и встревожены. Он вкоренился вскоре так глубоко и произвел такое впечатление на всех этих людей, что одно простое письмо, написанное этим самозванцем (называемым Etienne Ricolo) к жителям Черногории усмирило их и возстановило между ними полнейший мир. Все окрестные жители Кальтрума, одной из провинций Черногории, собрались в Celichi 1-го октября. Туда же явились депутаты от трех вышеназванных провинций и когда были наведены некоторый справки и произнесены ими некоторыя речи, то некто Марк Ямовик встал и произнес: „этот незнакомец — уроженец Майны, верный спутник покойнаго епископа Васселя, котораго он сопровождал в его поездках в Московию". Он уверял и убеждал настоящее собрание в том, что этот Стефан есть настоящий и действительный Петр III, котораго он знал некогда в Петербурге, и предлагал все свои имущества и свою голову в ручательство истины своих слов, вследствие чего собравшиеся по обсуждении решили составить дружественный союз до праздника св. Геория.

Когда Ямовик сообщил Стефану о решении, принятом этим священным собранием, то Стефан разсердился и послал с тем же Ямовиком другое письмо к собравшимся племенам, в котором он убеждал их заключить и установить немедленно между собою вечный мир. Вследствие этого письма собрание состоялось вторично 8-го октября и на нем были постановлены условия всеобщаго мпра. Одним словом в Цетинье был составлен союз из трех провинций Черногории: Кальтума, Трумовы и Черниццы и собравшияся партии избрали своим предводителем некоего Боро Станиссека, сына покойнаго губернатора, умершаго в Петербурге, и брата Виале, который был убит около трех лет тому назад жителями Трумовы. На этом собрании, по рекомендации Стефана, они приняли и признали своим новым коадъютором некоего Арсения Пальменеля, племянника по сестре нынешняго епископа Савскаго. Таким образом полнейший мир был возстановлен среди этих народов, которые в продолжении нескольких лет жили в постоянных распрях и ссорах, так что они позабыли даже свой древний обычай избрать третейских судей, простили добровольно друг другу все прошлыя какия бы то ни было обиды и оскорбления, и торжественно обещали друг другу не вспоминать об них и не подавать более ни малейшаго повода к ссоре.

Вслед затем начальники отправились в Майну, чтобы отдать мнимому монарху отчета о всем происшедшем и убедить его открыть им свое настоящее звание, которое они подозревали.

Он вышел к ним на встречу с конвоем, имевшим сабли и шпаги на голо, принял их чрезвычайно приветливо и высказал им свое удовольствие по поводу того, что они с таким повиновением последовали его советам.

 

 

585

Они приветствовали его, называя его царем, и умоляли его осчастливить их, открыв им свое звание; он отвечал, что они узнают это вероятно через несколько дней, и что покуда должны ожидать всего хорошаго, обещая осчастливить их навсегда.

Трудно представить себе удивление, вызванное странным влиянием этого новаго призрака, который без всякой посторонней помощи и без денег одним только простым письмом и предъидущими таинственными и иносказательными уверениями успел убедить свободный народ, не признававший никакой дисциплины, нарушить в одно мгновете их древние обычаи, которые они считали выше всякой божеской и человеческой власти и отделаться от своей природной грубости и от своих привычек.

Действительно, эти народы питают к русскому престолу такое уважениe и преданность, что даже призрак может ослепить их и внушить им самыя нелепыя и глупыя предположения, которыя они считают верными и неоспоримыми, и заставить их в одну минуту изменить своим привычкам.

Вот настоящее странное, но интересное положение, в котором находятся три выше упомянутыя провинции, вот чем оне главным образом заняты и озабочены, позабывая законы своего правительства, коих оне обыкновенно держатся столь ревностно, и подавая этим опасный пример прочим подданным, имеющим такое значительное право на мир.

 

Примечание. Копия документа, здесь помещеннаго в переводе, сообщена из Италии из г. Турина от. Пирлингом 18-го ноября 1880 г. Перевод В. В. Т.             Ред.