Лангэ Г. Письма от 26 августа 1558 г. и от 1 марта 1577 г. / Статья, пер. и коммент. И.К. // Русская старина, 1885. – Т. 46. - № 5. – С. 411-416.

 

ГУБЕРТ ЛАНГЭ 1).

Мнение о России в1558 г.

 

Много интереснаго представляют письма лиц, принимавших участие в различных проявлениях государственной жизни. Иногда интерес этот частный, касающийся самих личностей, иногда же интерес этот бывает обширнее, распространяется на известныя события, освещает историческую эпоху.

Для меня все касающееся России представляло всегда особенную важность, а потому при собирании своей коллекции автографов я главным образом искал интереснаго содержания, связаннаго с воспоминаниями о родине. Некоторые более выдающиеся документы решаюсь передать на столбцы "Русской Старины".

                                                                       И. К.

 

С некоторых пор наши исторические изследователи бросили почти изучение более отдаленных времен и с особенным рвением занялись изучением века ХVIII и в особенности второй его половины. Но исчерпаны ли уже все источники о временах прежних, или они не представляют никакого интереса. Отрицательный ответ необходимо должен последовать. Много есть еще неразработаннаго материала и писаннаго, и печатаннаго как у нас, так и заграницей. Задача гр. М. Корфа, столь ревностно собиравшаго для императорской публичной библиотеки отдел Russica, т.е. изданий о России на иностранных языках,—далеко еще не окончена. Постоянно у всех любителей этого рода книг попадаются не только издания, но даже сочинения, в которых упоминается о России и которых нет в „Catalogue de la section des Russica". Конечно, подобные пропуски легко могли вкрасться в сочинение столь сложное и обширное, но теперь я хочу указать на лицо, довольно часто писавшее о России и которое совершенно пропущено не только составителями названнаго сочинения, но, кажется, и всеми русскими историками

В 1518 году в незначительном городке Бургундии—Витто (Vitteaux) родился Губерт Лангэ (Hubert Languet). Происходил он от древняго дворянскаго рода и первоначальное образование получил во Франции у Ивана

1) Мнение Лангэ напечатано в ,,Русской Старине" изд. 1885 г. кн. 4, апрель, стр. 185, в краткой заметке г. Н. Любовнча. Здесь мы приводим его в связи с некоторыми подробностями о самом Лангэ и о его трудах.

Ред.

 

 

412

Перелль и университете в Пуатье, а затем достиг степени доктора прав в  падуанском университете в 1548 —1549 гг. В  это  время внимание его было привлечено тогдашними религиозным спорами и, прочитав Loci communes Меланхтона, он в 1549 г. переселился в Виттенберг, где и сделался ревностным приверженцем реформаторов. Жизнеописание выдающейся личности  Лангэ 1), приобревшаго громадную известность в тогдашнем мире своею ученостью и либеральным образом мыслей, не смотря на весь интерес, который оно может  представлять, было бы слишком  длинно для настоящей статьи; скажем только, что любознательность заставила Лангэ предпринять самыя отдаленныя путешествия и от Орана в Марокко2), Испании и Италии—на юге, Лондона, Стокгольма, Лапландии и Ливонии—на севере3); он изъездил всю Европу 4), знакомясь с учеными и приобретая везде уважение и друзей. Приэтом дважды посещает  Швецию—в 1551 году и в 1557—1558 годах и, возвращаясь из этого последняго путешествия, странствует возле северных окраин нашего отечества. С 1561 года он занимает более усидчивое место и делается доверенным дипломатическим агентом и посланником  в  разных  местах  курфирста саксонскаго Августа, на службе у котораго и остается до июня 1577 года, после чего разстроенныя его силы день ото дня слабеют и 30 сентября 1581 г. он умирает в Антверпене. В заключение приведем его характеристику, высказанную в немногих словах Камерарием (отцом) в жизнеописании Меланхтона.

„Я. никого не видал, кто бы выражался с такою уверенностью и так приятно, как Г. Лангэ; он не ошибался ни в именах, ни в числах; никогда не смешивал одних событий с другими; был замечательной сметливости для определения характера людей, их ума и даже скрытых наклонностей; он судил с необыкновенной ловкостью о всем и с чудесной тон-

1) Лицам, которыя бы интересовались биографией Губ. Лангэ, можно указать следующия сочинения: Huberti Langueti vita edit loli. Ludovicus. Hallae 1700.—Hubert Languet. Etude sur le XVI siècle par H. Chevreuil. Paris. 1 éditéd. 1852, 2.1856.—Hubert Languet von Ign. Blasel, Oppeln, 1872.— Hubert Languet, als kursachsischer Berichterstatler und Gresandter in Frankreich warend der Jahre 1560 — 1572. Von Oscar Scholz. Halle, 1875.—Hub. Languet's Vindicio contra tyrannos von Rich. Treitzschke, Leipzig, 1846,— кроме более коротких сведений, разбросанных в различных биографических словарях и сочинениях.

2) Arcana saeculi decimi sexti. Hub. Langueti epistolae secretae... primus e museo edit I. Ludovicus. Hallae 1699, lib. II, pag. 118. Obsident jam urbem Mauritaniae Oran.... in qua urbe ego fui.

3) Hub. Languet par H. Chevreuil. Paris, 1852, p. 28.— De Stokholm il se dirigea sur la Finlande, la Carelie, l'Ingrie, la Livonie, qu'il explora dans tous les sens, et la Laponie.

4) Huberti Langueti epistolae politicae et historicae ad Philip. Sydnaeum Luqd. Batav. ex officina Elzeviriorum. 1646. Ep. VI, pg. 21.                  И. К.

 

 

413

костью предвидел различныя события, которыя могли произойти. Наконец, Меланхтон зачастую повторял, что он обладал любовию правды, справедливости, мудрости, одним словом всеми качествами, которыми ceбе заслуживают честь, делаясь вместе с тем полезными другим 1)".

Губ. Лангэ оставил по себе следующия сочинения: 1) "Vindiciae contra  tyrannos  sive  de  principis  in  populum, populique   in principem legitima  potestate, Stéphane  Junio  Bruto  Celto auctore", изданное в первый раз въ Базеле в 1581 году (хотя и значится на заглавии, что оно напечатано в Эдинбурге   1579 г., в том же году  переведенное на французский язык и изданное Франц. Этьеном под заглавием: "De la puissence légitime du prince sur le peuple et du peuple sur le prince... escrit en latin   par   Etienne  Junius   Brutus et nouvellement traduit   en   français MDLXXXI.

2)  Historica descriptio   susceptae a Caesarea  Majestate executionis Augusto  Saxoniae  Septemviro duce contra S. Romani Imperii rebelles eorumque receptatorum et captae urbis Gothae. 1568.

3)   Harangue du roi Charles IX de la part  des primes protestants d'Allemagne le 23 Dec. 1570.

4)  Epistola de electione Polonica   1573.

5)   Apologie ou défence de Guillaume prince d'Orange, contre le ban ou edit du roi d'Espagne. Anvers, ou Delpt. 15812).

Несомненно, его сочинение Vindiciae contra tyrannos заслуживает самаго большого  внимания. Начал   писать  его Лангэ под впечатлением ужасов, пережитых им во время Варфоломеевской ночи в Париже, от которой он спасся только благодаря случаю. Сочинение это, исходящее от человека честнаго и пропитаннаго  самой  большою  религиозностью, тем  не менее заключает в себе самыя революционныя тенденции, но с оттенком скорее аристократическаго характера. Разделено оно на четыре вопроса, на которые он отвечает и свои ответы развивает в подробности. Вот они: 1) Должны ли подданные повиноваться своим властителям, когда сии последние приказывают что либо  противное  закону   Божьему? 2) Можно ли сопротивляться властителю, который желает нарушить закон Божий или разстроить церковь? Также кому, как и до какой степени это возможно? 3) Возможно ли сопротивляться властителю, который  угнетает  или   раззоряет государство и до какой степени сопротивление это может простираться? Также  кому, как   и на основании какого права это дозволяется? Могут ли или должны соседние властители помогать подданным других властителей, преследуемых за веру

1) Vita Melauchtonis, p. 333, 334 изд. 1655 г.

2) № № 1, 2, 3 и 5 дошли до нас в разных изданиях, а № 4 известен только по Epistolae ad Sydnaeum, ep. VIII, pg. 32.                       И. К.

 

 

414

или угнетенных очевидною тираниею. Сочинение это произвело такой же переполох, как и Franco-Gallia Готомана, и везде уничтожалось по распоряжению правительств, а в Германии было сожжено рукою палача.

Нас однако более всего  должна интересовать многочисленная переписка Лангэ. Его письма изданы были еще в XVII столетии: 1) Huberti Langueti epistolae politicae et historicae ad Philippum Sydnaeum. Francfort. 1630. (Лучшее издание Luqd. Batav. EIzevir. 1646). 2) Viri cl. Huberti   Langueti Burgundi ad Jochimum Camerarium patrem et Joch. Camerarium filium scriptae Groningo, 1646.  3) Arcana saeculi decimi sexti Huberti Langueti légati dura viveret et consiliarii Saxonici Epistolae   secretae ad principem suum Augustum, Sax. ducem. Primus e museo  edit  Jo. Petr. Ludovicus. Hallae, 1699. Кроме всех этих писем по всей Европе разбросаны его многочисленныя  послания, из которых некоторыя касаются нашей истории средины XVI столетия. Позволяю  себе  указать  на эту переписку любителям новых исторических  источников, а что в  письмах г. Лангэ содержится много интереснаго, то стоит только взглянуть на Аrсаnа saeculi XVI, где более чем в   30 письмах   он сообщает о событиях происходивших в Польше и России, в особенности интересуясь последнею. Еще говорит он о России  в  двадцати  письмах  к Сиднею, но вся эта изданная переписка не относится именно к тому   времени, когда Г. Лангэ был возле России   в  Швеции,   Финляндии,   Ливонии  1).   Нам   совершенно неизвестна   его   переписка    с   Меланхтоном,   Пейцером,   Дюплесси-Морнэ и др., которым онъ  наверно  сообщал  разныя  сведения  о   своих  путешествиях,   и   розыскать   эти   сведения, наверно изобилующия подробностями о России, было бы чрезвычайно важно. Что еще много можно   открыть интереснаго в его переписке, могут служить доказательством помещаемыя мною: 1), выдержка из  письма  к Кальвину   от 26 авг. 1558 г. и 2) письмо (кажется к Камерарию сыну) из Праги  от 1 марта 1577 г. Первое было отыскано  г. Герменжаром из Лозанны  и сообщено мне. Хранится оно в библ. св. Женевьевы в Париже (Bibl. St. Geneviève); второе — находится в моей коллекции.

 

II.

Между тем саксонские города не столько хлопочут о своих домашних спорах теологов, но больше о войнах внешних. Потому что князь московский вторгнулся в Ливонию (с которой до сих пор были самые крупные обороты саксонцев), которую почти всю обезлюдил, и взял города Нарву и Дерпт. Говорят даже, что он недавно занял Ревель, значительный приморский город, гавань котораго самая удобная и безопасная для всех плывущих по 1) Письма эти в переводе будут вскоре мною изданы. И. К.

 

 

415

Балтйскому  морю. Любек  приготовляет на средства   саксонских  городов флот для доставления  подкреплений   ливонцам; но сколько  оставляется добычи москвитянину, имеющему в своем войске  до восьмидесяти   или ста тысяч всадников! Король польский остается безучастным зрителем всех этих несчастий, а его же владения опустошит москвитянин, если займет Ливонию, которая граничит с Литвою, Пруссиею   и Самогитиею. Неправдоподобно тоже, чтобы князь московский успокоился, так как ему едва двадцать восемь лет, почти с  отрочества воюющий и  характера самаго свирепаго; воинственность его еще  увеличилась   вследствие многих  счастливых битв с татарами, на которых, говорят, их легло триста или четыреста тысяч. Он даже имеет трех пленных царей, которых всегда с собою водит и у  которых он отнял  царство Казанское,  находящееся  на реке  Волге к морю  Каспийскому. В последние годы досталось сильно и королю  шведскому, который, наконец, деньгами достиг мира. Если в Европе  чье либо могущество должно возвеличиться, то это  будет—Москвы. Города, которыми Он завладел в Ливонии—последния колонии германския к северу и востоку. Нарва  отстоит  отсюда  по  меньшей мере  на четыреста  немецких миль. Такова была длина Германии от начала до конца   северных стран. Тут Геродот предполагает место  жительства невриев, о которых он разсказывает, что в известное   время года они превращаются в волков, что и до сих пор очень обыкновенно в  этих странах, да и имя   Нарва или Нарвия, как некоторые говорят, не разнится с древним именем. Наконец, мне передавали, что у москвитян имя невриев существует без  изменений у болот, из которых вытекают Борисфен, Волга, иначе называемая Ра, и Дюна и недалеко отстоящих от Ливонии.

Все это об этих варварских народах пишу подробно, потому что предполагаю, что едва ли до вас достигла весть о деяниях москвитян. При этом прошу благосклонно принять эти пустяки. Да хранит Бог тебя и твоих.

Губерт Лангэ.

Витемберг, VII календы. Сентябр.1) 1558.

 

1) 26-го августа.

 

 

416

III.

О споре между Кратоном и Додоном, я уверен, что ты уже сдыхал. Обоим воспрещено что либо после этого писать. Кратон опечален этим стеснением, так как уже теперь находится в праздности и за достоверное мне передают, что он на родине многим делает неприятности. Несколько дней тому назад мне говорили, что Иордан сильно заболел и с тех пор ничего не мог узнать о нем, хотя разспрашивал старательно некоторых. Это меня очень печалит, так как от души его люблю и убедился в его расположении ко мне с самой ранней его молодости. Клузий уехал от нас дня 4 или 5 тому назад. Скверное расположение духа стараго квестора здесь его несколько задержало, чему я был очень рад. Баторий до сих пор остается под Данцигом и собрал далеко значительнейшия силы, чем прежде, для осады несчастнаго города. Сенат и значительнейшие граждане сильно желают мира, но народ, возбужденный какими-то неспокойными людьми, предпочитает войну, которая ведется не только с лишениями для Данцига, но даже и для поляков; потому что, пока они заняты осадой, москвитянин свободно рыскает по Ливонии, которую, говорят, на известных условиях хочет себе всю подчинить. Поляки волнуются и спорят с нами, потому что уверены, что происками этого 1) двора достигли, что Данциг не принял условий мира, предложенных им Баторием. Некоторые из силезцев, живущих на границах Польши, переходят в места более безопасныя, но должно быть их переполох будет напрасен. Заседания богемскаго совета уже кончены; на них ничто не постановлено ни относительно религии, ни возстановления школ, но только о сборе денег, которыя и составляют единственную цель, к которой ведут все свои действия властители. Будь здоров и кланяйся друзьям. Прага, календы марта 1577 г.2). Прошу при случае переслать письма, адресованныя к Урсину.

Знаменитому господину доктору... врачу и философу, славному моему господину и любезнейшему другу в Нюремберге.

 

Примечание: Письма эти показывают ясно, насколько Лангэ интересовался Poccиeй и как значительны были сведения, собранныя им о нашем отечестве. Только ознакомившись хорошо с положением дел и обладая "чудесною тонкостию для предвидения различных событий, как говорит Камерарий, можно было в 1558 году пророчествовать о будущем могуществе Poccии.

       И.К.

 

1) Саксонскаго.

2) 1-го марта 1577 г.