Крылов А. Император Николай Павлович. Недоразумение. — PC, 1884, т. 42, № 6, с. 637-638.

 

Сканирование – Михаил Вознесенский

Оцифровка и редактирование – Юрий Шуваев

 

 

 

 

ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ.

 

НЕДОРАЗУМЕНИЕ.

 

Император Николай Павлович любил иногда прогуливаться по Большой Морской. В одну из таких прогулок он повстречался с командиром лейб-гвардии Егерскаго полка, генералом бароном С—м, котораго знали в гвардии за фронтовика, но не более. Государь, на отданную ему С—м честь, спросил его: «а что твои соловьи?» «Старые поют, а молодые учатся, ваше императорское величество», с самодовольной улыбкой, мгновенно, отвечал С—в. «Молодец!» отрывисто сказал ему император, продолжая свой путь. Государь спрашивал о солдатах, С*** отвечал о соловьях, до которых был охотник. Государь из меткаго, неподготовленнаго ответа составил ложную идею о находчивости, об уме С***; для сего последняго оставалось неразгаданным — чрез кого государь мог узнать о страсти его к певцам любви, к певцам свободы?

Это происходило пред назначением покойнаго императора Александра Николаевича командиром гвардейскаго корпуса. Впечатление, произведенное на Николая Павловича ответом С***, понятно, потому что обыкновенно при представлениях, смотрах и вообще при непродолжительных свиданиях государя с кем-либо, не из близко знакомых, редко, а может быть и никогда не доводилось блеснуть умом или меткой фразой. И эта случайность, недоразумение решили судьбу барона С***.

Император Николай Павлович, давая наследнику, по случаю назначения, разныя наставления, между прочим просил его обратить особое внимание на вредно-либеральное направление, на состояние духа в среде корпуса офицеров, мятежнаго, непозволительнаго. Было ли это предвзятою идеею императора, которая его никогда не оставляла, или вследствие тревожных сведений, доходивших до него о раздутой истории Петрашевскаго, в которой замешаны были офицеры, — утверждать трудно. Говоря об этом, император прибавил:

— «Я знаю, что  обязанность, которую я на тебя возлагаю, в высшей степени трудна, но я постараюсь ее облегчить, назначив в твое распоря-

 

 

638

 

жение опытнаго гвардейскаго генерала, человека с светлым умом. Одним словом, я назначаю состоять при тебе барона С***!»

Не буду передавать в подробности разсказ Я. И. Ростовцева моему дяде, однофамильцу, уже умершему, бывшему командиру Финляндскаго полка, о разговорах покойнаго императора с С***, об исполненных им поручениях, но передам о свидании новаго корпуснаго командира с императором Николаем Павловичем:

— «Как, таково мнение твое о С***? Нет, нет, ты ошибаешься. Ты не съумел привязать его к себе, а он, как человек умный, осторожный, не высказался, а может быть боялся быть опрометчивым».

Наследник молчал, не возражал, император видимо терял терпение.

— «Я докажу тебе, что ты ошибаешься, я сейчас потребую C***, и ты увидишь, что при мне он заговорит иначе».

Затем последовал звонок и фельдъегерь поскакал с повелением. Барон С*** не заставил долго себя ждать. После нескольких вопросов императора по строевой части, на которые С*** удачно отвечал, Николай Павлович поставил категорически вопрос о либеральном духе офицеров. Молчание полное. Наследник, несколько застенчивый, стоял с поникшим взором.

— «Либеральный дух, либеральный, т. е. свободный дух офицеров», лихорадочно, в полголоса, повторял С***. Приободрившись, наконец, отвечал взволнованный генерал: «Да, я должен сознаться пред вашим императорским величеством, что тоже на всех смотрах частей войск гвардии я замечал этот свободный дух». При этом император значительно посмотрел на наследника. Ободренный видом государя, C***  продолжал: «При всем настоянии моем, чтобы офицеры строго исполняли обязанности и требования службы, они зачастую делают отступления».

— «Ты хочешь сказать, перебил император, что они не проникнуты святостью принесенной ими присяги в верности царю?»

— «Да... но... они относятся легко, с пренебрежением к своим обязанностям, наприм. при всех построениях они идут совершенно свободным шагом, не вытягивая носков!»

— «А дальше что?» спросил император.

— «Больше ничего», ответствовал С***.

— «Да ты просто, братец, глуп», сказал с хохотом император. «Нет, нет, не ты глуп, а тот, кто тебя назначил на эту должность».

Тем кончилось свидание. Приказ возвестил, что барон С*** назначается комендантом в Архангельск, где он мирно, безмятежно, дожил свой век.

Ал. Крылов