Крейс К- И. Экстракт из журнала, держанного от господина вице-адмирала Крейса, на пути из Москвы на Воронеж, с Воронежа в Азов, на Таганрог и к Керчи, а оттуды паки назад к Азову. 1699 г. / Пер. П. Ларионова // Записки Гидрографического департамента Морского министерства. - Ч. 8. - Спб.: В Морской типографии, 1850, с. 367 — 394.

 

ПЕРВЫЙ  ПОХОД

НА

АЗОВСКОЕ  МОРЕ,

1699 года. По журналу Вице-Адмирала Крюйса.

 

 

Передаем здесь, найденный в Главном Морском Архиве, в делах «Приказа Морскаго Флота,» современный перевод (вероятно с Галландскаго) экстракта из журнала Вице-Адмирала Kpюйса, держаннаго в первый поход нашего флота на Азовское море, под предводительством самого Государя. Этот поход, названный здесь «забавным,» что значило «практическим,) служил также для провожания отправленнаго в Константинополь Посла, Украинцова. С некоторою полнотою он описан только в Азовской истории Тауберта; в журнале Петра Великаго и в Деяниях у Голикова, очень кратко. Здесь представляется новыя подробности его, ча-


 

368

стию разнствующия с показаниями предшестующими, многодополняющия их и особенно замечательныя по чертам личности Великаго Предводителя. — Тетрадь, в которой найден этот журнал, заключает еще подобные журналы кампаний 1700, 1708 и 1714 годов; но как первые два почти вполне, а последний в извлечении, вошли в журнал Петра Великаго — для котораго все они, кажется, и были приготовлены, как материал - то издание тех журналов пока непризнается нужным. — Само собою paзумеется, что при издании этой рукописи, кроме поправок орфографических, никаких изменений не делано.

 


 

369

 

 

 

ЭКСТРАКТ ИЗ ЖУРНАЛА, ДЕРЖАННАГО ОТ ГОСПОДИНА ВИЦЕ-АДМИРАЛА КРЕЙСА, НА ПУТИ ИЗ МОСКВЫ НА ВОРОНЕЖ, С ВОРОНЕЖА В АЗОВ, НА ТАГАНРОГ И К КЕРЧЕ, А ОТТУДЫ ПАКИ НАЗАД К АЗОВУ.

1699 года.

 

 

Его Императорское Величество объявил в начали сего году, что он, с одною эсквадрою кораблей, вниз по Дону плыть и забавной поход на Черное море предвосприять изволит, яко же и указы к тому даны, чтоб в начале марта из Москвы на Воронеж ехать. По которым:

В 8-е Марта, Вице-Адмирал Крейс из Москвы и поехал; також Шоутбенахт Ян Фан Рез, и прочие офицеры к флоту принадлежащие; и прибыли на Воронеж в 16-й день тогож месяца.

В 18-й, прибыли Его Императорское Величество, Генерал-Адмирал Головин, и знатнейшие Бояры и Принцы. Во вторник, то-есть 25-го Апреля, указал Его Величество


 

370

Вице-Адмиралу Крейсу, чтоб все Российские шляхтичи, которые несколько времени в чужестранных государствах были для морской практики, все экэерциции на корабле учинили, сколько на якоре стоя, то исполнить можно, — который к великому удовольствию Его Величества и всех бояр и отправлены.

В 30-й день того ж месяца, в воскресенье, поутру изволил Его Величество с Воронежа подняться, и состоял морской стат в 18 кораблях, 4 галерах о 32 лавках или 64 веслах, 20 галиотах, 20 бригантинах, 12 скампавеях, 2 яхтах, в 10 корабельных ботах, в 500 транспортных и провиантских судах. Указы и разделение, как каждой части на дороге к Азову себя держать надлежало, изволил Его Величество сам сочинять и всем офицерам раздать.

В среду, 3-го Мая, прибыли, с большею частию, к последнему Российскому городу Коротояку, где Князь Борис Алексеевич, Государственный Гофмейстер, на своих судах Его Величество ожидал. Коль скоро под город подошли, была пальба из всех пушек и мушкетов, на что потом от Его Величества, со имеющих при себе кораблей и галер, ответствовано. Его Величество


 

371

и знатнейших господ, просил к себе на обед Князь Борис Алексеевич. Потом Его Величество смотрел кораблей, которые там строены, к великому удовольствованию.

 

Сие место стоит при реке Доне, зелo выгодное к купечеству. Преж сего оное было хлебным магазином всех казацких городков: ибо сии господа, в старыя времена работать не хотели, но питалися грабежем от Калмыков, Кубанцов и Крымских Татар; а когда, случалось, что они не довольно добычи по своей мысли получили, то сии господа прямо обращались на Российския границы, и весьма совести не имели брать, ежели б токмо на дороге то найти могли, что им угодно.

В 4-й день того ж месяца, в четверток, поутру пошли с Коротояка, и прибыли в 6-й день к монастырю Девотпоске, или Чудов монастырь, ибо оный в мелной горе, длиною 400 футов высечен, и, 90 футов шириною, стоя на своих натуральных столбах, в нем хитростно высеченных, в котором парадная церковь есть, с покоями принадлежащими. Недалеко от того стоит деревянная каплица, в которой монахи зимою службу Божию отправ-


 

372

ляют. Сии люди живут зело благоговейно, и не едят ничего кроме рыбы.

Eго Величество изволил, со всеми при себе имеющими господами, там кушать; в которое время не малая пушечная польба с кораблей была. На каждой раз монахи уклонялися и затыкали руками свои уши. Отзыв пушечной стрельбы в высокой горе толь наижесточае. Между тем играли на трубах и били в литавры не мало. Сие было впервые, что cиe изрядное увеселительное место, которое по справедливости назвать парадижем  Российской  земли, и которое всем к человеческому пропитанию преисполнено, такою великою магнифиценциею почтено было.

 

Сей монастырь стоить на северной широте 50 градусов и 45 минут. По окончании обеда дан сигнал к походу. В 15-й день того ж месяца, в понедельник, поутру прибыли в 9-м часу к казацкому городу Паншина, где Его Величество указал, чтоб флот якорь бросил, чтоб толь больше пространности иметь. И поставлены были палатки на берегу.

Князь Борис Алекееевич Голицын, трактовал того дни Его Величество со всеми при нем бывшими господами и офицерами; и между тем как обед приуготовлялся,


 

373

пришел Его Величество к Вице-Адмиралу на берег, пртив его галеры, который, со всеми своими столовыми гостьми, черпахи вскрывал. Его Величество спросил: для чего то делается? Вице-Адмирал, ответствовал, что из них фрикасею еще за обедом кушать. И приказали тотчас и для Его Величества целое блюдо  наготовить, что немедленно  и исполнено.  И так чинно приуготовлено было, что и молодым циплятам трех месяцов уступить  не имело. Его Величество изволил то кушать со изрядным аппетитом, також и все господа за столом сидящие, и все  чаяли что молодые циплята. И как блюдо опорознилось, тагда принесено было большое деревянное блюдо, на котором все черепаховыя раковины лежали, и казали господам перья тех циплят; очень между знатнейшими не  малой смех причинился, и были все довольны.

Но Фейтгер Алексей Семенович Шеин и Алексий Петрович Салтыков, которые с блюда наибольше черпали, принуждены были свой принятой груз тотчас паки назад испустить, к неменьшему смеху прежняго.

В 16-й день того ж месяца, во вторник, отправлены господа Шеин  и Князь Голицын, яко депутаты, для успокоения казаков


 

374

и Калмыков, которые в своих грабежах ссору имели. Калмыков было около 15,000, казаков от 12 до 13,000. Сии стояли на западной стороне Дона, а Калмыки на восточной стороне.

В полдень учинен аккорд, а пополудни подняли якори, и шли всем флотом между сими двумя лагерями, играли на трубах и били в литавры. Его Величество изволил подарить Вице-Адмиралу Крейсу пол-белуги: рыба так называемая, которую 488 человек три дни ели, и такого хорошаго вкуса, как свежая телятина.

В 22-й день того ж месяца, в понедельник, рано был туман. Коль скоро  прочистилось, дан сигнал к поднятию якорей. Пришли в 10-м часу под казацкой главной город Черкасской, с котораго поздравляли из  50 пушек, и три залпа из ручнаго ружья от 10,000 человек. Атаман, со всеми своими  казацкими  офицерами, приехал на галеру Его Величества, для оказания   своего почтения и покорности; и коль скоро атаман свой  комплимент отдал, ответствовано городу взаимно со всего флота, с каждой галеры по 9 выстрелов.

От Черкасскаго до Коротояка считают 40 казацких городков. Паншнна, почитай в середине или на половине дороги.


 

375

Земельная роса или земля, по обеим сторонам Дона так плодородна, что ежели один год посеют и орать не похотят, то можно чрез три года выгодно жать; и приносить одно зерно от 5 до 7 класов.

Земля округ наполнена преизрядными травами, и предовольно нa все аптеки во всей Европе; и по обеим сторонам Дона растет столько солоткова корени, что все корабли города Амстердама оным нагрузить можно. В сей реке предовольно есть рыбы, а именно: белуг, осетров, карпей, лещей, стерлядей, судаков, головачей и окуней, и прочих. — Греки  приезжают   из   Анатолии со многими судами, которые сии рыбы солят, и те суда ими нагружают, чем cиe место, Черкасской, наиглавнейше торгует, ибо все чрез оное проходить имеет.

В 24-й день тогож месяца, в середу, поутру в 10-м часу, прошли крепости Каланчи названныя, которыя из всех своих пушек флот поздравляли, и им також порядочно ответствовано.

Сии крепости стоят с малую милю от Азова, которых низкой грунт, когда ветр сильно из веста веет, водою заливает. — Когда Турки сим местом владели, замыкалось оное цепью между обеими крепость-


 

376

ми; однакож можно всегда, с малым трудом, оную собрать.

С захождением солнца, пришли с флотом на якорь под Азов, и поздравляли пятью залпами из всех их пушек, потом и гарнизон поздравлял, которой в 10,000 человек состоял, стольким же залпом из мушкетов; на что потом со флота равным порядком ответствовало, чем оной день и скончался.

В 27-й день тогож месяца, в субботу, в ночи случилося ничто удивительное, а именно: Капитан Штациус, стоя на якоре подле Шоутбенахта Яна Фан Реза, лежа на постеле, видел во сне, что он в воду упал; и во сне том, встав с постели, пошел на верх для испущения воды своей, и скочил с верху, из павильона галеры в воду. И великой труд имели его спасти, ради быстроты речной. Вышед из воды сказывал, что все вышеписанное во сне учинилось, и быв в воде ничего не видал и не знал, пока его из воды не выняли.

В 29-й день того ж месяца, во вторник, торжествовали Его Императорскаго Величества день рождения, со всякою удобовымышленною магнифиценциею.

 

Июнь.

В 3-й день сего месяца, изволил Его Ве-


 

377

личество возыметъ забавной поход от Азова к Таганрогу, на Полюс-Меотис, с 44-ю бригантинами, гальетами, яхтами, и прочее.

На Полюс-Меотис пришед, обратился ветр на зюйд-вест  с сильною погодою; от чего малой флот не много разсеян был, и принужден идти  на якорь  становиться. Против вечера, начала погода утихать; подняли мы якори, и пришли,  в  воскресенье около полудни, под Таганрог на якорь, где час со всех баттарей поздравляли, и равным же образом ответствовано.

Сие место оказуется так, как Дуверен на канале Англинском, и немного разности в дистанции.

Между  Кубанским  берегом и Таганрогом, сходно так как меж Калесом и Дувереном.   Округ  онаго земля преизрядная, и так многорыбно, как какое место в свете быть может от разных родов рыбы. В 5-й день тогож месяца,   в понедельник,  изволил  Его Величество   пойти со флотиком к Павловскому, и осматривал paботу  инженера  Лявала, и разсудил оную работу,  такоже и место, за негодно и неспособно,  как то действительно и было негодно к службе, как сухим путем так и водою.


 

378

В 6-й день, во вторник, поутру зело рано дан обыкновенной сигнал якори вынимать. Ветр был на вест, погода изрядная, и курс мимо Таганрога к Азову, куды счастливо к вечеру и прибыли, со всеми судами, на которых оттуды путь свой восприяли.

В 14-й день тогож месяца, в середу, около полудня начали облака находить с громом и молниею. Между 4 и 5 часом по полудни, недалеко от Его Императорскаго Величества двора, двух Российских матросов, стоящих при Капитане Киене, от грома до смерти убило. Снаружи ничего много усмотреть не могли, как то — все волосы на половине правой стороны на голове их сожжены, и так чисто, будто никогда волосов не бывало. Его Величество указал их обоих вскрыть, но в средине и внутри ничего не нашли, кроме великаго смрада, так что подлиннее осматривать не могли.

В 25-й день тогож месяца, в пяток, пришед Его Величества корабль, называемый «Апостол Петр,» чрез мели Кутормския на глубокую воду; також и корабль Вице-Адмирала Крейца. И то были, первые два  корабля воинские, которые из Poccии по Донуи в море вышли. Его Величество ездил неутружденно с корабля на корабль,


 

379

почитай по вся дня, и распоряжал сам о способности к переведению всех кораблей чрез Кутермския мели.

В 25-й день, в воскресенье, поутру в 9-м часу, сказано  всем Флаг- и Штаб-Офицерам, чтоб съехались на галеру Господина Адмирала, на которой с час спустя, явилось Татарское посольство от Крымскаго Хана, и ауедиенцию имело у Генерала-Адмирала Головина. Были они одеты по козацки, или на польскую стать. Глаза их были так  быстры,  яко бы морской собаки; бороду имели двойную и островатую, с немногими волосами, как Индейские козлы. И побыв с пол-часа, поехали сии шпионы назад, в таком же порядки как и приехали. В 29-й день, в четверток, было, великое  торжество; а именно: в день тезоименитства Его Величества, при котором из пушек, и  залпами из  мушкетов довольно стреляно, и в литавры и в барабаны бито, и на трубах играно, и зело богато подчивано нисколько сот человек, и ввечеру преизрядный фейерверком заключено, котораго надпись была; «Что Бог изволит, то и будет.» Под тем Апостол Петр, a под его ногами: «Бог дает избранному.»

 

Июль

В 3-й день сего месяца, в понедельник.


 

380

указал Его Величество? чтоб все флагманы ехали в Таганрог,  дабы каждой свой корабль во всякой скорости в готовности имел, к 15 числу Июля; с кильгалеваньем, конопачением и мазаньем кораблей, так скоро и поспешно поступали, как бы на адмиралтейской верфи в Амстердаме. Его Величество присутствовал при том в сей работе неусыпно, так с топором, диселем, калфатом, молотом и мазаньем кораблей, и гораздо прилежнее и больше работал, нежели старой и весьма обученной плотник.

В 30-й день Июля, в воскресенье, поутру в 9-м часу, был совет держан на корабле Господина Генерала-Адмирала Головина, и все офицеры отправлены для приуготовления кораблей; на что, ко всякому удовольствованию Его Величества, ответствовано что все готово, и корабли совсем вооружены. И в то время указал Его Величество, чтоб офицеры в готовности были с первым способным ветром и погодою, с эсквадрою обучительную баталию держать, к чему и сигнал дал, чтоб якори вынимали, и на глубочайшую воду шли; однакож около полудни стало тихо, и в тот день ничего учинить не могли.


 

381

Август

В 7-й день сего месяца, в понедельник, поутру ветр был вест-норд-вест, и учинен обыкновенный сигнал, от Адмирала всем Лейтенентам, чтоб к нему на корабль были, и роздал им следующую линию баталии.

 

NB. За имяна следующих кораблей не ручаюся, чтоб они так действительно названы были, ибо в то время они имян еще не имели, и токмо здесь по мнению своему написал:

Комадир Фохт, корабль 40 пушек, 260 человек.

Вышний Командор Петр Михайлович, корабль Апост. Петр, 44 медн. пуш., 375 чел.

Генерал-Адмирал, корабль Пеусина, 44 пyш., 400 человек.

Шоутбенахт Ян Рез, корабль Апостол Павел, 40 пушек, 325 человек.

Командор Меер, корабль Копорье, 36 пуш., 280 человек

 

Командор Валрант, корабль Архангел Михаил, 36 п. 280 чел. Капитан Питер Фан-Памбург, корабль Провиденция, 40 пушек, 300 человек.

Вице-Адмир. Крейс, корабль Куторма, 40 пуш., 300 человек.

Капитан Симон Рокер Кин, корабль Воронеж, 40 пушек, 300 человек.

Капитан Ион Бекган, корабль Азов, 40 пуш., 300 чел.

 

 


 

382

Между сим ордером ранга было назначено, чтоб Адмирал, как бы ветр ни был, при первом сражении всегда люф имел.

Потом дан сигнал, чтоб якори вынимали, и шед с час вестен-зюйден и вест-зюйд-вест,  дал   Адмирал сигнал, чтоб ранжировалися; и как корабли в ордер линии приведены, дал   Адмирал сигнал к сражению, что изрядным порядком учинено; и продолжался сей забавной бой l 1/2 часа; после чего   от   Адмирала   обыкновенной   сигнал дан белым флагом с верху, чтоб биться перестали. Управляя курс свой паки на местособрания, поперег, и к Павловскому, и там на якорях стали.

В том бою ничего знатнаго не случилось, кроме что на корабле Господина Адмирала, оберт-лекарь   Ян Говий, у своего   ящика и стола с инструментами никакого  дела   не имея, пошел також к пушкам, и от великой ревности запалился картечной порох — два рога пороховых и три каморы от басов —из которых две втулки помянутаго лекаря   щеку   так утрафили, что   несколько зубов изо рта его на палубу выпало. Случаем учинилось так, что он Говий, за несколько дней перед тем имел великую зубную болезнь; так что сей нечаянной случай немало натуре  вспомог.


 

383

В 14-й день сего месяца, в понедельник, поутру ветр был ост-норд-ост и хорошая погода. Адмирал дал сигнал, чтоб якори   вынимали  и шли,   и приняли курс свой на зюйд-вестен-вестен и вест-зюйд-вест; Капитану Бекгану повелено было наперед идти, чтоб эсквадру вел.

Пополудни ветр прибавился; марс-зейли подняли, и зело скоро бежали. Курс был вест и вестен-зюйден.

В 15-й день, во вторник, поутру обратился ветр на вест-зюйд-вест; к вечеру ветр прибавился от запада, и Адмирал дал сигнал, чтоб на якорь стали.

В  16-й   день,  в середу,  поутру   ветр нордтен-остен, изрядная погода.   На заре пошли в поход, имея курс на вест-зюйд-вест. О полудни имели мы   северную   широту 45 градусов 55 минут. Ввечеру было тихо и стали на якорь за 15 миль от Керчи, по мнению.

В 18-й  день,  в пяток,   поутру о 3-м часе, был ветр на север, изрядная погода. И дан был сигнал, чтоб якори вынимали, и  приняли   курс   к зюйду.   О  8-м  часе увидели высокую землю Керченскую.

О полудни пришли на якорь в узкую заливу Керченскую, на три кабеля длиною по восточную сторону Турецкой эшквадры,


 

384

которая состояла в 9 галерах и 4 кораблях. Мы поздравили с Адмиральскаго корабля семью выстрелами; при 8-м выстреле начала вся эсквадра из пушек стрелять изо всех, даже до последней; на что Турки в таком же порядке из всех своих пушек и басов ответствовали, еже до трех раз учинено было.

Коль скоро поздравление учинено было, пришли две фелюки от Турскаго паши к Адмиральскому кораблю, чтоб его поздравить; и представляли всякую дружбу, и все потребности. И по кратким комплиментам поехало cие посольство, и поздравлено было из 7 пушек.

И едва сии только отъехали, то паки одна фелюка пришла с таким же комплиментом. Ужас Турецкой можно было из лица их видеть о сей нечаянной визите, с такою изрядно вооруженною эсквадрою; и много труда имели, чтоб Турки верили, что сии корабли в России строены, и что на них Российские люди. И как Турки услышали, что Его Величество указал своего посла, на собственных своих кораблях в Константинополь отвезть, то Туркам еще больше ужасу придало, а наипаче Паше-Адмиралу, который эсквадрою командовал.

И хотя он протестовал, что жизнь  его


 

385

от  того  зависит,  ежели  он  допустит, чтоб чужестранные корабли чрез Черное море в Константинополь пришли; однакож все то не помогло, и Паше ответ учинен, что ежели   он  добровольно не позволит, чтоб мы  со  всею  эсквадрою,  так  как пришли, в наступающей день нашего Посла в Константинополь проводили, нежели он Паша,   в нашей эсквадре   и с нами идти похочет,  то  мы  его  конвоем  будем, и ему паки кратчайшей путь покажем в Константинополь, нежели как он сюды пришел. Турки с галер и кораблей приезжали на разные корабли Его Величества, на которых они изрядно приняты  были,  и  ходили повсюду, вверх и вниз, и солдат и матрозов обучать смотрели. Турки  так были любопытны, что они и смолу на корабле сскребали, чтоб увидеть из какого лесу они строены. Но и Арапы   и Индейцы,  не могли больше любопытства оказать, чтоб все выспросить, так как и Турки делали; и все,  что   мы им ни казали, хотя они то и сами  видели и осязали, однакож было у них недоверие, но и весьма сумневалися. Чем оной день и прошел; и Турки в ту ночь свободу имели размышлять о том, что они в тот день видели.

Татарское  посольство, которое  в Азове


 

386

было, учинило весьма иной рапорт Турецкому Паше, и именно, что все наши корабли без пушек, и что они чрез Азовскую мель перейти не могут.

В 19-й день сего месяца, в субботу, поутру   о 8-м часу,  пришли многия малыя Турецкия суда с Чернаго моря,  который все к Турецкой эсквадре присовокупились. С пол-часа, спустя, приехали две шлюпки и 4 фелюки к нашему Адмиральскому  кораблю, на которых  Ага из Корфы был, со многими Турскими  офицерами, которые из Константинополя приехали  с пашпортами для нашего Посла  с свитою  его.  И сии господа крепко стояли,  чтоб  никакой из Его Величества кораблей  Посла нашего в Константинополь не возил; однакож то ни  на отсечь отказано, и чтоб о том больше не говорили.

Ага с своею, при себе имеющею шляхтою, поехал ввечеру с Адмиральскаго корабля, и поздравляли его из 17 пушек.

В 20-й день (1), в воскресенье, поутру ветр норд-норд-ост. О 6-м часу дал

 

(1) Против этого параграфа, на полях оригинала следующая помета:

«NB. Его Царское Величество указал, чтоб Адмирал Головин токмо Шоутбенахтской флаг наш имел; ибо коль скоро мы Турскую эсквадру усмотре-


 

387

Адмирал обыкновенной  сигнал, чтоб все Лейтенанты  к нему на корабль ехали, которым  приказано  было  своим  главным офицерам объявить, чтоб они пушки в готовности нашли, для поздравления Послу при его въезде.  Якоже и о 10-м часу, Посольской корабль парусы  поднял, и посторонь Адмирала пришед, всем лагом с обеих сторон, а потом рангом со всех кораблей дважды выставлено. И как Посольской корабль  к Турскому флоту  приближаться начал, то оной сперва  с генеральскаго, и порядком со всех галер, а потом с кораблей,  из всех  пушек поздравлен; на что с Посольскаго  корабля  таким-же образом ответствовано; и как скоро Посольской корабль на якорь стал, на два кабеля длиною между Турским флотом, то от помянутаго Аги, два судна с некоторыми депутатами отправлены для поздравления паки Послу во флоте, которые, с пол-часа побыв, поехали при выстреле из 9 пушек. Пополудни в 4-м часу, весь флот поближе пошел, и пришли некоторыя Турския суда с ко-

 

ли, то было 4 корабля, на которых был: Адмирал, Вице-Адмирал и Шоутбенахт, с одним рядовым кораблем. Еже Его Величество премудро предусмотрел, что такой указ дал.»


 

388

феем и другими вещьми. Ввечеру была нарочитая погода.

В понедельник, в 21-й день Сего поутру  о 6-м часу, послан быть но воду. С час спустя поехал  Господин Вице-Адмирал на корабль Его Величества, и просил позволения, с некоторыми офицерами и двумя шлюпками, Typскую эсквадру и города Керчь   осмотреть, вместе с  Капитаном Киеман, с Капитаном Бекганом и с Полковником  Бломбергом; на что Его Величество милостиво изволил.

На галеру  Турскаго   Адмирала  приехав, под претскстом покупки кофе, пшена и прочих потребностей, оной Генерала, их тотчас посадил на маленькую лавку, коврами покрытую. Он был зело учтив в разговорах, и велел  тотчас  кофе  подносить. В разговорах спрашивал нас: какой мы нации? Ответствовали: Агличане и Голландцы. На что он Генерал сказал: то наши наилучшее друзья; и для чего мы Царю Российскому служим? Отвечали: для того, что Англичане и Голландцы наилучше друзья Его Царскаго Величества Российскаго, так для союзу как и коммерции, и что наши Государи ныне мир имеют, и что мы служим тому, кто нам больше денег дает, и друг Англии   и Голландии.  Он  Генерал сказал


 

389

на то: Черное море зело опасно, и что Турки такие великие корабли  имеют, на которых пушки обретаются, из которых каменныя ядра по 190 фунтов стреляют. На что мы ответствовали: что касается до Чернаго моря, и мы во флоте довольно офицеров имеем, которые по оному ходили гораздо короче путь сыскать могут в Константинополь, нежели они к Керче. Что же принадлежит до наших кораблей, то обретаются здесь некоторые, почитай из самых меньших; что мы не употребляем пушек, чтоб каменными ядрами стрелять, но всегда железными, от 6, 8, 12, 18, 24 до 50 фунтов; ито для того, что железное ядро насквозь проходит, а каменныя иногда в воду падают, иногда же на части разбиваются.

Мы купили на 80 червонных кофе, которые червонные, он Генерал-Паши сам весил, и брал с нас недовесу и за четверть аса. При прощании спросил нас Паша: куды мы далее едим? Отвечали: как мним, к Керче. На что Паша ответствовал: Ко-мендант наш вас не впустит. Мы на то сказали, что пойдем и без cnpocy и с тем поехали

 

И так, наше дело отправя,  поехал Господин Вице-Адмирал к водяному месту,


 

390

которое пол-мили маленьких на зюйд-вест и норд-ост, прямо против Керчи. Туды прибыв, нашел четыре канала или медныя трубы, чрез который вода из стены в боты течет, зело выгодно; однакож Турския боты отведши, поставили свои на их место. И тотчас, приехав Турский чауш верхом, спросил нас: что мы за люди? На что ответствовано: офицеры Его Царскаго Величества флота, и ничего не требуем, как что справедливо есть, а именно: две трубы нам и две на Турской флот; и что ежели Typcкие корабли к нам придут, с ними також поступлено будет. На что чауш тотчас и позволил, и за то ручается.

Осмотря то, пошли мы к Керчи. Как скоро на берег вышли, и к городским воротам приближилися, пришла большая часть жителей в великом смятении, и спрашивала помянутых господ: чего они требуют, и по чьему позволению они туды пришли? На что ответствовали, что на то ни от кого позволения не требуют, понеже Его Царское Величество и Государь их мир имеют; и они Его Высокопомянутаго Величества подданные, и для того токмо туды приехали, чтоб некоторыя потребности и запасу за наличныя деньги купить;


 

391

что однакож у жителей немного успеху получило.

Мы остановилися в середине, в воротах; но Татары так сильно теснились, в таком cтрахе и трепете, якобы город уже сдался. Некоторой Греческой матроз выскочил из них, и ухватил Вице-Адмирала за руку, и сказал: здравствуй господин Капитан Крейс! — Татары то увидя, тотчас онаго Грека подхватили и увели. Помянутой матроз был пред 16 летами в Западной Индии с Господином Вице-Адмиралом, которой тогда Капитаном был.

Татары, между которых, по всем видам, и сам Комендант был, просили, чтоб помянутые господа в город входить не изволили; что они попечение иметь будут, что все тотчас сюды принесено будет. Однакож посланной и на пистолетный перестрел не отшед, паки ответ принес, что ничего достать не можно, и чтоб они господа на свой корабль ехать изволили; и что они старание приложат, что все потребное на берег или к их кораблям тотчас привезено будет, а именно: быки, бараны, куры, овцы, и проч. И как оные господа ни старались, чтоб в город войти, однакож принуждены, чрез ихъ учтивые поступки, отступить. Однакож не могли они помешать,


 

392

чтоб города их накрепко с наружи не осмотреть. И столько времени за городом имели, сколько нам потребно быть мнилось, чтоб все довольно высмотреть. И возвращаясь к нашему флоту, вымеряли мы оной фарватер, и поперег и вдоль.

Керча стоит на северной широте 46 градусов 57 минут, и на глубокую заливу распространялся, от большей части на ост и вест. Дистанция города около 400 шагов в длину, 200 в ширину; по северной стоpоне к воде, в зюйдскую сторону к горе высокой; обведен каменною стеною нарочитой вышины. На зюйд-остской стороне имеется крепость с пятью башнями; однакоже стены в некоторых местах развалилися, и зело не крепки; и некоторая плохая грудная защита. Ежели из 12 шести-фунтовых пушек по ней стрелять, то и стены и та защита попадают.

Домы все вышиною в одном жилье; кровли плоския, из лещеди. Двадцать Турских мечетей и две Греческия церкви; из которых одна Турская, наизначительнейшая, близко водяных ворот, с полуглобусовою кровлею, и со изрядною пирамидою но сторонь; круг оной хорошая галлерея, от земли восемь лестниц вышиною.

Пополудни поехал наш  Адмирал Тур-


 

393

скаго Генерала с галер посещать (1). Как скоро на галеру взошед, поздравили его из 4 пушек, а потом со всех галер равным же числом, а с кораблей 9 выстрелами. Також Адмирал почтен был Турецким золотным кафтаном и некоторыми конфектами. По прошению нашего Адмирала, велено одной Турской галере прогресть, которая немного кругом всех галер обошла, и паки в свое время и на свое место на якорь стала.

С час побыв, поехал наш Адмирал паки таким же образом, как и приехал, при стрельбе из пушек, ровным же числом, как выше сего.

В 25-й день, в пяток, ветр зюйд-ост. В 7-м часу поутру, Турской Адмирал дал сигнал, чтоб якори выняли, с Капитаном Памбургом, которой нашего Посла на своем корабле имел. Как скоро Турская эсквадра на парусах пошла, то простилась с нами стрельбою из всех своих пушек, с кораблей и галер; на что мы оной таким же порядком ответствовали.

 

(1) Против этого места, на полях оригинала cледующее:

«NB. Его Царское Величество были в платье Сардамскаго корабельщика, за квартирмистра на Адмиральской шлюпке"


 

394

Турки приняли свой курс на Черное море. В осьмом часу, ветр зюйд-зюйд-вест, и наш Адмирал дал сигнал, чтоб якори вынимали; и около полудни отошли со всею эсквадрою из виду Керченской земли, и шли зело скоро, так лавирами, так и прямым ходом, по —

31-е число сего месяца, в четвертом., поутру о 5-м часу, прибыли счастливо, со всею эсквадрою, на якорь под Таганрог.

В 1-й день Сентября, яко в день здешняго новаго году, освящена первая Poccийская церковь: на Таганроге. Фелтгер Алексей Семенович трактовал Его Величество и всех присутствующих господ и офицеров; и в то же время повелел Его Величество флот изооружить, и все легкие корабли к Азову отослать.

В 4-й день сего месяца, в понедельник, пошел Его Величество и Адмирал-Генерал в Азов, быв зело доволен сею краткою и скорою экспедициею, с которою сильная печать Корловицкаго мира пришла.

 

Сей журнал переводил Петр Ларионов.