Краткое биографическое воспоминание о графе А.А. Закревском // Русский архив, 1865. – Изд. 2-е. – М., 1866. – Стб. 1115-1124. – Сетевая версия М. Вознесенский 2006.

 

 

КРАТКОЕ БИОГРАФИЧЕСКОЕ ВОСПОМИНАНИЕ О ГРАФЕ А. А. ЗАКРЕВСКОМ (*).

 

De mortuis aut bene, aut nihil.

 

1115

Люди, окружавшие императора Александра I-го, в блестящую, славную эпоху его царствования, участники борьбы его с Наполеоном, отечественной войны двенадцатаго года и победоноснаго похода в столицу Франции, свидетели громадных, мировых событий и переворотов в первой четверти нашего века, один за другим сходят с земнаго поприща, и со дня на день ряды их пустеют. В первых числах января скончался во Флоренции граф Арсений Андреевич Закревский. Сын недостаточнаго дворя-

(*) История, по словам Карамзина, не любит живых; быть может, она не удобна и для лиц, недавно отшедших. Тем не менее нашему младшему поколению, кажется, следует дорожить сведениями о людях, жизнь которых тесно связана с событиями нашего века. За это Воспоминание мы обязаны признательностью лицу, которое близко знало гр. А. А. Закревскаго и находилось при нем на службе в первый период его деятельности П.Б.

 

 

1116

нина Тверской губернии, А. А. Закревский воспитывался в отделении Гродненскаго кадетскаго корпуса (бывшаго Шкловскаго корпуса Зорича), откуда 16-ти лет от роду выпущен в 1802 г. прапорщиком в Архангелогородский пехотный полк. Командиром этого полка был почти столь же молодой граф Н. М. Каменский, который, заметя примерное усердие к службе и исправность А. А. Закревскаго, обратил на него особенное внимание и назначил его сперва баталионным, а вскоре потом полковым адъютантом; Арсений Андреевич всегда признавал гр. Н.М. Каменскаго первым виновником своего быстраго служебнаго возвышения, питал к нему глубокое чувство признательности и память его считал для себя священною. В несчастном Аустерлицком сражении, в 1805 г., лошадь гр. Каменскаго была убита, и А. А. Закревский уступил ему свою. Во второй Французской войне 1806 и 7-го гг., он

 

 

1117

находился в сражении под Прейсиш-Эйлау,  одном из кровопролитнейших текущаго  столетия, в   экспедиции   гр. Каменскаго под Данциг и в других делах.   В 1808 г. он  последовал  за гр. Каменским в Финлядию, в   звании его   адъютанта, и   находился  при   нем во   время осады Свеаборга, в упорных битвах под Алаво, Куортане и в сражении   под   Оровайсом,   которым кончилась война  собственно  в   пределах Финляндии, и которое   доставило громкую, блестящую известность гр. Н. М   Каменскому. Этот  герой   Финляндской   войны назначен   в 1810   г.   главнокомандующим Молдавскою армиею. А.  А.   Закревский  неотлучно находился при  нем, будучи его самым близким, доверенным лицем,  передавал  его   распоряжения  и вел   журналы походов,   как Финляндскаго,   так  и против  Турок. На  жестоком  штурме   Рущука А. А. Закревский получил контузии в  ногу и в руку,   за что  и  за  храбрость  в сражении при   Баттине   награжден  орденом   св. Георгия  4-й ст.  В  начале   1811 г, гр. Н.  М.  Каменский  умер. А.   А.   Закревский,   ближайший   свидетель    загадачной кончины  молодаго,  даровитаго   полководца, прибыл  в Петербург  с его бумагами  и рекомендацией   к государю императору.   Маиор Закревский   тотчас произведен подполковником  в   л. г. Преображенский  полк  и назначен  адъютантом к военному министру   Барклай-де-Толи,  а вскоре  потом  директором особой при нем канцелярии.   В   1812   г., в той  же должности,  но уже  полковником и  флигель-адьютантом   е. и. в-а, он   отправился  с Барклаем  в  1 -ю действующую армию и находился во многих достопамятных  ея   боях; за особенное же мужество и отличие  в   Бородинском сражении   получил    Владимира 3  ст.  Во время этого похода, состоя при главнокомандующем,  он  упрочил дру-

 

 

1118

жеския связи с А. П. Ермоловым, с Д. В. Давыдовым, и нек. др., был в коротких сношениях с гр. Ф. В. Ростопчиным и многими знаменитыми сподвижниками отечественной войны. В 1813 г., при вступлении наших войск в Германию, мы видим А. А. Закревскаго при особе самаго императора Александра, в его штабе, сперва генерал-маиором, а на другой день Лейпцигской битвы генерал-адьютантом е. в-а. В продолжение компании этого года и последующаго 1814, вместе с князем П. М. Волконским, А. А. Закревский почти неотлучно находился при государе императоре как один из ближайших к нему генерал-адьютантов и исполнял личныя его поручения. При вступлении в Париж А. А. Закревскому пожалована Анненскаа лента.

Вскоре   по   возвращении    императора Александра   в Россию,  в  начале 1816 г.,   произведены значительныя  преобразования   в   военном   управлении.   Круг действий   военнаго   министерства   ограничен   одной хозяйственной  частию; прочие дела   поручены начальнику главнаго штаба  его имп. вел. Должность эту занимал кн.   П.М. Волконский;   дежурным генералом главнаго  штаба  назначен А. А. Закревский, который  был в дружеских с  ним отношениях и сделался ближайшим  его   сотрудником.   Как   начальник  инспекторскаго департамента   А. А. Закревский  заведывал  личным,   числительным составом  армий.  Тут военно-административныя   способности   его, изумительная   деятельность,   любовь  к порядку и  строгая точность были приложены им к  делу  с  полным успехом. Отличное состояние,  в которое  он привел  вверенную    ему   часть,   заслужило ему  похвалы  и  уважение  военных  людей  его  времени;   доступность его  и  готовность помогать  и быть полезным своим   сослуживцам,   доставили ему доброе

 

 

1119

имя в армии; доверенность, которою он пользовался у государя, представляла ему возможность оказывать услуги многим, ходатайствовать за многих, и он не упускал к тому случая. А. А. Закревский, в числе весьма немногих приближенных Алексадра I - го, занимал всегда один из дворцовых павилионов в Царском Селе, любимом местопребывании императора. Он сопровождал государя в некоторых поездках его по России и между прочим был с ним в 1817 и 18 гг. в Москве (время его женитьбы на дочери гр. Ф. А. Толстаго, графине Аграфене Федоровне). Во время частых, продолжительных путешествий государя за границу, на конгрессы, куда сопровождал его всегда кн. Волконский, большая часть дел главнаго штаба и вообще военнаго управления стекалась к дежурному генералу А. А. Закревскому и переходила через его руки. После Веронскаго конгресса, в 1823 г., последовали многия перемены лиц в управлении, как гражданском, так и военном. Из прежних приближенных Александра I - го остался при нем почти один граф Аракчеев, власть и влияние котораго на все вообще дела не имели более соперников, и с которым у А. А. Закревскаго бывали сильныя размолвки. Князь П. М. Волконский отправился послом в Париж на коронацию Карла Х-го; А. А. Закревский был назначен Финляндским генерал - губернатором и командиром отдельнаго Финляндскаго корпуса. Имея постоянное пребывание в Гельсингфорсе, А. А. Закревский употребил летние месяцы 1824 и 25 г. на обозрение ввереннаго ему края и расположенных в нем войск, простирая поездки свои до Торнео на северном рубеже.

Император Николай тотчас по возшествии своем на престол пожаловал А. А. Закревскому орден св. Алексан-

 

 

1120

дра Невскаго, а потом назначил его членом верховнаго уголовнаго суда, учрежденнаго для суждения соприкосновенных к делу 14-го декабря 1825 г. А. А. Закревский не присутствовал однако в этом суде, уехав тогда по домашним обстоятельством в Москву, где и оставался во все время коронации императора и последовавших за тем празднеств. Доверенность новаго монарха к А. А. Закревскому постепенно возрастала, и в апреле 1828 г. высочайше повелено ему быть министром внутренних дел с сохранением прежних своих должностей, а в 1829 г. он произведен за отличие в генерала от инфантерии. Не смотря на трудныя, многочисленныя занятия по министерству, Арсений Андреевич находил время ежегодно объезжать некоторыя части Финляндии, где между прочим особенным предметом его забот и попечение служило возобновление г. Або, почти совершенно истребленнаго ужасным пожаром в 1827 г. и сооружение разных зданий в Гельсингфорсе, для перемещаемаго туда университета и для других общественных надобностей. Летом 1830 г. император Николай Павлович первый раз посетил Гельсингфорс. При этом случае, Финляндский сенат, желавший иметь А. А. Закревскаго в числе своих сограждан, просил государя о сопричислении его к высшему дворянству края, и он был возведен в графское достоинство Великаго Княжества. По возвращении государя из Финляндии в Петербург, носившиеся уже с начала лета тревожные слухи о приближении к юго - восточным пределам Poccии свирепой повальной болезни, дотоле нам неизвестной и называемой Cholera Morbus, получили к несчастию полное подтверждение. В июне месяце холера распространилось по Дагестану и Грузии, быстро перебросилась из - за

 

 

1121

Кавказа в Кизляр и достигла Астрахани; обнаружилась и в Оренбурге. Когда были получены первыя известия о приближении эпидемии к Саратову, страх и опасения возврасли до высшей степени. Нельзя вообразить себе теперь ужаса, который возбуждали эти известия. Холера никогда не появлялась прежде в Европе, где знали только о неимоверной смертоносности, с которою она свирепствовала в Индии, но где свойства ея и способы лечения были совершенно неизвестны. Находили вообще, что одни только самыя строгия карантинныя меры могли остановить бедствие. Известные иностранные врачи и ученые поддерживали это мнение и возлагали на русское правительство все надежды для предохранения Европы. В министерстве внутренних дел деятельно производились надлежащия распоряжения, согласно всеобщему мнению, которое настаивало на необходимости в настоящем случае мер, принимаемых против чумы. Государь император, для большей уверенности в успехе, пожелал, чтоб гр. А. А. Закревский мог лично на местах, с свойственными ему энергиею и твердостию, приводить в исполнение эти меры, для чего и облек его обширным полномочием. В конце августа гр. А. А. Закревский отправился на встречу страшной холеры. В Арзамасе он видел уже первых холерных больных и посетил их госпиталь. В Саратов он прибыл, когда болезнь начала ослабевать в самом городе, но быстро подвигалась к северу по берегам Волги. Гр. Закревский поспешил в Симбирск, а оттуда в Казань, где пробыл с самаго появления холеры до ея прекращения. Из Казани он проехал в Нижний Новгород, Тамбов и Тулу, неутомимо трудясь повсюду об устройстве больниц, о доставлении страждущим всевозможных пособий и удобств стараясь строгими распоряжениями охранить от заразы неприкосновенныя еще местности. Не

 

 

1122

смотря однако на все эти усилия, холера разлилась по большей части России и вместе с тем мнения о способах и свойстве ея заразительности поколебались и отчасти изменились; карантинныя меры на обширном пространстве нашего отечества оказались недействительными при крайнем к тому же стеснении и тягости для жителей. Проведя несколько времени в Москве, гр. Закревский вернулся в Петербург в начале 1831 г. С наступлением весны холера обнаружилась в новых местах, все подвигаясь к северу и летом свирепствовала уже в самом Петербурге. Государь император, имея летнее пребывание в Петергофе, поручил охранение столицы центральному комитету, составленному из военнаго генерал-губернатора гр. П. К. Эссена, кн. Ил. В. Васильчикова, который командовал войсками, оставшимися в городе, гр. А. А. Закревскаго и генерал-адъютанта В. А. Перовскаго. С первых дней появления болезни она развилась с ужасною лютостию и Петербург стал позорищем явлений, которыя повторялись потом почти во всех столицах Европы при подобных условиях. В народе распространились слухи, что не болезнь, а отрава губит людей, что скрывающиеся в столице Польские агенты и другие злоумышленники подсыпают яд в муку и воду, что врачи в заговоре с полициею насильно сажают здоровых в больницы и напрасно их мучат. Толпы рабочих и разнаго простаго народа, возбужденные этими нелепыми слухами, покинули свои занятия, предались пьянству и стали бродить по улицам и стекаться на площадях, останавливая, обыскивая и обирая прохожих, подозреваемых в отравлении; наконец ворвались в два временные лазарета, все в них истребили и извлекли оттуда страждущих, при чем несколько человек лишились жизни, в том числе один врач, выброшенный из окна верх-

 

 

1123

няго этажа. По получении центральным комитетом донесений об этих буйствах и после того как присутствие военнаго генерал - губернатора не могло укротить взволнованную чернь, гр. А. А. Закревский предложил комитету и настоял на необходимости тотчас прибегнуть к вооруженной силе. Вместе с кн. Васильчиковым он отправился в Преображенския, на Литейной, казармы, откуда они и повели баталион с орудием к большой Садовой улице. Между тем едва показались войска, которыя В.А. Перовский успел привести из Измайловских казарм на Сенную площадь (главное поприще сборищ и буйств), как толпы начали уже расходиться; воинския команды и патрули были разставлены в местах, где требовалось; конец дня и ночь прошли спокойно. На следующее однако утро большия массы народа снова столпились на тех же местах, но прибытие в это утро государя императора и столь всем известное и памятное появление его среди кипящей народом Сенной площади и в других частях города, окончательно водворили спокойствие и прекратили все безпорядки. Едва только холера начала ослабевать в Петербурге, как она показалась в Финляндии. Гр. Закревский немедленно отправился туда, как для принятия охранительных по сему случаю мер в крае, коего он был генерал-губернатором, так и для удостоверения государя императора личными изследованиями в совершенной ложности слухов, разсеваемых иностранными газетами и разными секретными донесениями о тайном, будто бы, привозе оружия в Финляндию и каких то революционных там замыслах в связи с возстанием в Польше. Гр. А. А.

 

 

1124

Закревский головою ручался государю, что жители Великаго Княжества твердо сохраняют верноподданническия чувства свои его величеству и ненарушимое спокойствие, и слова его вполне оправдались. По получении известия о взятии Варшавы, гр. Закревский возвратился в Петербург и подал просьбу об отставке, по разстроенному здоровью. Он прежде уже изъявлял окружавшим его намерение оставить службу, но находил, что по роду занимаемых им должностей несвоевременно исполнить это, пока внутри отечества свирепствует еще эпидемия, а на западных его границах не утих мятеж.

 

*

 

Будучи уволен от службы с пенсией в ноябре месяце 1831 г. гр. Закревский семнадцать лет провел частным человеком, занимаясь домашними делами и устройством значительных имений супруги своей, и проживая попеременно то в деревне, то в Москве или Петербурге, то за границею. В 1848 г. императору Николаю Павловичу угодно было снова призвать гр. А. А. Закревскаго на службу и назначить его Московским военным генерал-губенатором. В этой должности, которую он занимал до 1859 г., застало его новое царствование ныне благополучно царствующаго Государя Императора Александра Николаевича. По увольнении от звания военнаго генерал-губернатора граф Арсений Андреевич остался в Москве, коей жители продолжали пользоваться его гостеприимством. Летом 1864 г. он поехал за границу; здоровье его уже было разстроено Он пользовался водами в Теплице и чрез Париж проехал на зиму во Флоренцию, где скоропостижно скончался 11-го января 1865 г.