Компан Ш. Танцевальный словарь, содержащий в себе историю, правила и основания танцевального искусства с критическими размышлениями и любопытными анекдотами, относящимися к древним и новым танцам / Пер. с франц. – М.: В тип. В. Окорокова, 1790. – Фрагмент – С. 128-160.

 

 

 

(128)

Comus почитается изобретателем всех родов пляски, которые украшали пирушки у Греков и Римлян. Филостратова картина представляет его в зале, освещенной с отменным вкусом и великолепием; на голове у него розовая шляпа; черты его изображены живыми цветами, радость сияет в глазах его, улыбка видна на его губах.

Погруженной в забавах, качаясь на своих ногах , он едва поддерживается правою рукою, облокотившись на легкую трость; левою рукою несет он зажженной факел, которой по причине различных движений горит у него весьма скоро.

Поставы в зале усажены цветами. Некоторыя действующия лицы представлены пляшущими, другия сидящими около набраннаго стола; но большая часть зрителей сидящими под хорами, на которых примечается множество музыкантов,

 

 

 

(129)

грающих на инструментах. В сем бале начальствует Комус. Сия картина написана совершенно по философски.

Contredanse. Контрданс. Род пляски тогож имени , в которой действуют от четырех до осьми особ и которую пляшут обыкновенно на балах после минуэтов, будучи гораздо веселее или смелее, и занимая большее число зрителей. Арии в контрдансе весьма часто бывают в две такты; оне должны иметь известную меру, приятность , живость и довольную простоту; и поелику их весьма часто повторяют, то они бы сделались скучными и противными, естьли бы были трудноваты: все почти контрдансы суть Гавоты, кои танцуют с дружеским и шутливым видом, с такою притом поспешностию и скоростию, что они обыкновенно человека разгорячают. Танцы, называемые шен, шассе, жалузи, котильон и пр. суть контрдансы.

 

 

 

(130)

Contre-tems. Контр - тан. Сие имя означает, когда будучи на лету, вместо того, чтоб одною ногою стать на землю , прыгают другою ногою, прежде нежели на первую станут.

Минуэтов контр-тан заключает в себе три различные способа танцования. Один делается прежде шага или ступени, другой после , a третий вместе с шагом.

Cordax ou Cordace. Кордакс или кордас. Имя одной пляски древних, употребляемой в зрелищах , и обыкновенной в комических представлениях. Сие имя получила она от некотораго Сатира, которому приписывали ея изобретение. Сия живая , веселая и шуточная пляска отвечала нашим Гальярдам , Волтам , Курантам и Гавотам , и не прежде начинали ее танцовать, как уже напившись до пьяна. Mиорсий говорит об ней в своем Оркестре и Петроний также упоминает мимоходом, не дая знать,

 

 

 

(131)

что он говорит. Он сожалеет только о  Трималсионе в том, что никто не взял жены его Фортунаты плясать, хотя никто , говорит он, не знает лучше ее сию пляску, которую называем мы кордас.

Cotillons. Котильон. Так называется один контр-данс. Катильон пляшут от четырех до осьми человек , где каждое лице представляет свою ролю попеременно.

Coude. Куд. Локоть, так как и кулак , имеет свое движение сверьху на низ, и снизу вверьх, с тем только различием, что когда сгибаются локти, кулаки также сгибаются , что и препятствует грубости рук, придая им много приятности. Впрочем не надобно чрезмерно сгибать кулака; ибо в сем случае он повредиться может тож надобно заключать и о ногах : когда сгибается колено , тогда пята оканчивает

 

 

 

(132)

движение, возвышая ступень; так бывает у  локтя   с  кулаком.

Coupé. Купе. Так называется один шаг в танцовании. Обыкновенной Купе состоит из двух шагов, то есть из полукупе, и из Глиссе. В Глиссе нога должна быть правильно сложена, поднята под такту, и держима порядочно. Сие бывает различным образом; перемена состоит только во втором шаге; поелику первой всегда есть полукупе. Один род Купе называется Glissade. См. сие слово.

Coupé ( полу ); поелику не можно никак согнуть ноги, не согнувши колена, и обыкновенно сложныя из многих шагов выступки начинаются с полукупе, с правой ли или с левой ноги, всю равно, с той или с другой: то я и предполагаю, пусть начнут с правой. В сем случае левая нога должна быть впереди , в четвертом положении, с возвышенным и вперед подавшимся телом ; правая готова сту

 

 

 

(133)

пать, потому что она едва дотрогивается до земли. Таким образом, чтоб начать сей полукупе, правая нога должна соединиться с левою в первом положении , оба колена согнуться, облокотясь всем телом на левую, а правую держать на воздухе, не дотрогиваясь до земли; по том согнувши равно колени, обратить их надобно назад , не обращая поясницы, и имея голову загнутую назад.

Coupés de mouvement. Купе де мувман. Сей шаг есть один из наиприятнейших и восхитительнейших из всех различных, какия только есть, ступеней , по причине разности движений , и по удобству снискать довольно приятности, естьли только сделать его порядочно; и вот каким образом :

Когда вы начинаете свой полукупе, положим вперед , тогда вы стоите на передней ноге , имея ноги растянутыя: тело , держась на

 

 

 

(134)

передней ноге, привлекает к себе и заднюю, которая также должна быть протянута; но в туж самую минуту пята у передней ноги становится на землю , колено ея сгибается ; нога, находящаяся на воздухе , разтягивается , и согнутое колено разгибаясь отбрасывает сию ногу наперед ; тогда вы несколько вспрыгиваете, что тогда называется полупрыжком, и сим оканчивается.

Сия выступка различается в своих движениях, потому что она состоит из двух шагов, заключающих два различныя движения. Первое состоит в том, чтоб согнуть одну ногу, и стоя на другой , подняться вверьх , что надобно приятнее сделать; второе в том, чтоб согнувшись на одной ноге, подняться вверьх, и спрыгнуть на другую, что  составляет довольную отважность.

Courante.   Курант.  Род   танца, так   названнаго   по   причине  раз-

 

 

 

(135)

личных   взад   и   вперед   переходов, которыми более всех наполнен сей род танцования. Нота в нем обыкновенно    бывает   мерою трех нижних такт, и означается тройными в два приема. В куранте бывает   одна нота, один шаг, один скачок,   и один купе. В нем бывают также и другия многия  выступки.   Некогда их прыгали, и в сем случае сей род пляски   различался    от   паваннов. Есть простые куранты, есть также и сложные, которые танцуют по двое.

Сие танцование весьма важно, и внушает чувствия благородства. Лудовик XIV предпочитал его всем другим, и танцовал его лучше всех придворных. Его всегда почитали необходимо нужным в знании танцования , и движения его столь важны, что дocтaвляют способность хорошо танцовать и другие роды танцов.

 

 

 

(136)

Сперва надобно знать, что сия выступка называется одною тактою, потому что она заключается в одном движении, и имеет туж силу, какая и в другой выступке, состоящей из многих движений. Вот различие выступки ни от ноты.

Cия нота не в одном употребляется куранте, но также и во в вcеx родах пляски, в которых она имеет сильное действие и придает довольно приятности телу приятными и умеренными движениями.

Положим, что надобно начать курант правою ногою, имея левую впереди, тело держа вверьх, а правую ногу назади, в четвертом положении, поднявши пяту, готовую итти; тогда повернув правую ногу, надобно согнуть, и поднявшись с протянутыми коленками; скользить правою ногою до самаго четвертаго положения, держа притом тело вверьх; но по мере,

 

 

 

(137)

как правая нога подвигается вперед, левое колено разгибается, пята его поднимается , что способствует телу стать на правую ногу, и в тож время стоять в самой возвышенности; по том надобно опустить пяту и стоять всею ногою на земле. Сим образом оканчивается курант.

Culbute. Кюлбют. Опасной скочок,  в котором ноги оборачиваются вокруг всего тела, а голова находится внизу. Танцовщики сряду делают многие такие перевороты. Cиe упражнение произходило в Риме на играх бога Консуса и состояло в том, чтоб сходить по намазанным маслом мехам, что заставляло их часто падать.

Curetes или Corybantes, плясание Куретов или Корибантов. По древнему баснословию Куреты и Корибанты, бывшее служителями закона во времена первых Титанов, изобрели сей род плясания.

 

 

 

(138)

Они плясали при барабанном бое, при игрании на трубах и дудках, и при смутном звуке колокольчиков, бубнов, мечей и щитов. Божественное изступление, в котором они находились, заставило их называть Корибантами. Думают, что помощию сей пляски они спасли от зверства древннго Сатурна младаго Юпитера, котораго воспитание им поручено было.

Cyclopea. Циклопеа. Род пляски, производимой по образу Циклопов, о чем и Гораций говорит.

 

 

D.

Danse, Пляска, танцование. Голос естественно имеет радостной и печальной, гневной и нежной, прискорбной и удовольственной звук. Тож видно и в движениях лица и тела, в которых все cии знаки приметны. Первыя были начальными источниками пения, а другия плясания.

 

 

 

(139)

Тело  бывает  или спокойно  или в   движении;  глаза    пламенеют или   гаснут;   лице  краснеет  или бледнеет; руки    открыты     или сжаты;   поднимаются  к небу   или спускаются  к земле; ноги тихо или  стремительно ступают;  все наконец тело ответствует  своим положением, движением, вспрыгиванием и колебанием тем звукам, коими  душа  описывает  движения.  Cиe - то  выражение называется танцование.

Следовательно различныя страсти души суть начало телодвижений, и тaнцование, из них состоящее, есть искусство производить оныч правильно и приятно, относясь к тем страстям, кои надобно выразить.

Посему-то Философы, лучше знавшие cиe искусство, определили его наукою о телодвижениях. Хотя все они естественны человеку, однако нашлись средства, доставляющия дви-

 

 

 

(140)

жениям тела те приятности, какия вместить оно могло. Природа показала положения, а опыт доставил правила.

Весьма вероятно, что смертные сначала воспевали Божия благодеяния, а для изъяснения своего почтения и благодарности Верьховному Существу они без сомнения плясали, хотя весьма худо. Таким образом священная пляска есть самая древнейшая, и вместе источник, из котораго в последствии времени почерпнуты все другие роды танцования.

Посему священная пляска есть та, которую Иудейской народ отправлял в торжественных праздниках, законом учрежденных, или в случаях всеобщаго веселия, для засвидетельствования Богу благодарности , почтения и хваления.

Сим же именем называются все пляски, каковыя Египтяне, Греки и

 

 

 

(141)

Римляне изобрели в честь своих богов, какия были в первенствующей церкви, и все дpyгия; словом, которыя в различных религиях всего света составляли часть богопочтения. См. Danse sacrée.

Смертные, плясавшие прежде в случае своего богопочтения, начали по том вскоре плясать в случае своих забав.

Тогда-то Философы, влекомые может быть простым любопытством, и законодатели, без сомнения по другим гораздо полезнейшим причинам, начали разсматривать cиe упражнение с такою остротою, какую придает дух и вдыхает размышление о будущем.  И так cиe упражнение сделалось у одних предметом наблюдений, а у других причиною издания многих законов.

В последующия времена, когда пылкия дарования разума дошли наконец до того, что завели правильныя и порядочныя зрелища, танцо-

 

 

 

(142)

вание было одною из главных частей, составлявших великое cиe здание.

Следовательно    упражнение  cиe было сперва простое изображение радости   в   общественных или частных празднествах,   и   попеременно   различные   образы, которые оно в случаях   представляло, всегда   относительны   к   ним   были. Оно   было таковым,   когда   философы разбирали его,  так сказать, и   законодатели,   пользуясь   своими наблюдениями ,   употребляли   его в воспитании   юношества,  как средство, удобно могущее дать довольно   упругости    силам  телесным, сохранить поворотливость тела, и открыть его приятности.

Сии два предмета произвели мысль открыть и третий.  Упражнение cиe было введено в театре, и тогда-то сделавшись еще нужнее, и имея всегда   предметом  описание какого нибудь действия, могущаго вместить   возможныя украшения,  оно

 

 

 

(143)

составляло подлинно такое искусство, которое, подходя к совершенству, равными с комедиею и трагедиею шло стопами. См. Asion théâtrale.

По мере, как танцование, сделавшись искусством, было возделываемо и упражняемо, удовольствие, произходящее из того в разсуждении действующих лиц и зрителей, усугубляло ту страсть, какую уже имели к сему роду забав.

Число родов танцования умножилось. Смотри о сем Миорсия. Вкус разпределил различные онаго виды; музыка, столь разительная у Греков, последовала начальным понятиям в apиях, ею сочиненных, и каждой праздник, которой торжествовали, был оживотворенным зрелищем, на котором все граждане бы ли попеременно и актерами и зрителями.

Искусство cиe, взошедшее в употребление в театрах Греческих,

 

 

 

(144)

получило новые знатныя приращения, не теряя ни одной из первых своих выгод. Оно-то подвержено было наистрожайшим законам. Надлежало, чтоб ясное и короткое выражение давало понятие о том действии, которое долженствовало описывать, чтоб замысловатой некоторой узел несколько препятствовал его течению, не останавливая его однакож, и таким образом постепенно доходило бы оно до приятнаго открытия посредством ожидаемаго, но непредвиденнаго решения.

Греки всегда имели воображение плодовитое, и исполнение удобное. Сей Протей, о котором баснословие столько чудес повествует, был не что иное, как один из их танцовщиков, которой помощию скорых своих поступков и силы своего выражения каждую минуту переменялся. У них также между чрезвычайными женщинами, делавшими честь сему искусству, была некоторая по имени Эмпуза, которая

 

 

 

(145)

столько была поворотлива и проворна, что вдруг являлась и тотчас исчезала, как привидение. Сама кажется любовь к дарованиям произвела на свет сих редких особ.

В то время, как Римляне оказали вкус к наукам, начали толпами приходить в Рим подобныя особы; оне в нем разродились, вырасли и поселились. Танцовальное искусство дошло там еще до высочайшаго степени.

Пилад, и Батил, два в сем роде удивления достойные человека, открыли свои дарования во времена Августовы. Первой выдумал важные, нежные и страстные балеты, а другой славился в живых, смелых и удобных представлениях.

Они соединились, построили театр на свой кошт, и представляли вместе трагедии и комедии с помощию одной только симфонии и танцования.

Оркестр начинает; действующее лице открывает сцену. Ко-

 

 

 

(146)

гда актер показывается, музыка умолкает, и представление продолжается. При помощи одних только шагов, положения тела и движения рук представляют попеременно любовь Марса и Венеры; солнце, закрывающее их от ревниваго богинина супруга; сети, каковыя сей ставит для уловления непостоянной своей жены, и грознаго ея любовника; скорое действие вероломных сих сетей, кои умножая мщение Вулканово, усугубляют его стыд, смущение Венеры, гнев Марсов, и ненавистную радость богов, которые во множестве стекаются на cиe позорище, все восхищенное собрание плещет руками, и сам Циник Димитрий в восторге и удовольствии кричит: нет! это не представление, это самое действие!

Tаким образом искусство cиe доходило в Риме до такого степени , что не можно бы было и поверить, естьли бы не знали тех

 

 

 

(147)

действий, которыя могут производить художники, когда награды их ободряют, отличности оживляют, и дух славы воспламеняет.

Один танцовщик,  по  имени

Мемфир,  которой был  Философ Пифагоровой  секты,   выражал  танцованием своим, как повествует Афиней  кн I, гл.  17.   всю силу Пифагоровой  Философии с большим изрядством,   важностью    и   красотою,   нежели  бы    как  мог  самой красноречивейший  Профессор Философии.

Во время Домициана Тимел был в Римп то, что славная Эмпуза в Греции; не было ни одного театральнаго действия, котораго бы она не представила с возможною живностию и красотою (особенно была она сильна в представлении любовных картин. Никто еще не представлял их с таким жаром, с такою приятностию, и с такою живностию. Она погружала

 

 

 

(148)

иногда зрителей в некоторой род восхищения, или изступления. Женщины, пришедши вне себя, позабывали сами себя, и кричали от удовольствия.

Пилад во всех своих трагедиях заставлял зрителей наичувствительнейше плакать; слезы и вздохи часто прерывали представлениe Главка, в котором главную ролю играл Планк; a Батилл, описывая любовь Леды, всегда приводил почтеннейших женщин Римских в такое смятение, котоpoе превосходило пределы  чувствительности.

Chirononion  Ledam molli saltante Batille Тиссiае  vesicae   non  imperat  apula, Gannit sicut   in  amplexu.

Juvenal.  Sat. 6.

Танцевальное искусство, достигшее y Греков и Римлян до высочайшаго степени совершенства, имело участь одинакую со всеми науками. Все они исчезли при нашествии варваров; но по прошествии

 

 

 

(149)

многих   веков  глас  одного    из Медицисов   их опять призвал, и Италия вновь привлекла на себя взоры всех народов: тогда то дарования и способности соединились, и вместе с живописью и стихотворством родились вновь прелести музыки и приятства танцования.

К концу пятагонадесять  века Бергонс де Ботта дворянин Ломбардской, дал  в Тортонне великолепной праздник для Галеаса, Герцога Медиоланскаго, и Изабеллы Аррагонской,   новой   его  супруги. Описание онаго разнеслось по всей Европе, а по том дало понятие о каруселях, операх, и  помощию   машин  производимых балетах.  Сие  последнее зрелище   показалось способным   ко вмещению наиприятнейших перемен; и поелику могло представлять действия естественныя, удивительныя, или выдуманныя, то и разделили его на балеты исторические, баснословные и стихотворческие. Обыкновенной   раздел сих балетов  на

 

 

 

(150)

пять действий; каждое действие состоит из многих явлений. В сих явлениях видны танцовщики, которых шаги, телодвижения и обороты представляли часть всего действия. К танцованию присоединены были симфонии и машины, и сие зрелище, исполненное самых отменных украшений, заключало в себе все то, что вкус и пышность питать могут.

Когда трагическая смерть Генриха II погасила во Франции вкус к конным играм, тогда балеты маскерады и балы составляли первой предмет веселости французской. Сие упражнение известно было Французам прежде всех других. Генрих IV был воспитан в такой земле, где пляшут при самом еще рождении, а потому танцовальное искусство было одна из любимых забав Государя.

Сюллий в записках своих говорит, что „во все время пребывания сего   Государя в  Беарне

 

 

 

(151)

ни о чем больше не говорили, как о забавах и увеселениях.  Вкус Королевиной сестры к сим увеселениям был для него неизчерпаемым источником; от сей-то Государыни, продолжает Сюллий, узнал я состояние придворнаго, в котором был еще очень до того  нов. Я   имел щастие  пользоваться всеми ея милостями, и теперь еще помню, как она сама учила  меня  планировать балет, которой исправлен был с возможною пышностию."

Танцевальное искусство при изобретении оперы было еще в самом младенчестве во Франции.  Кинот основал новой между нами театр, желая говорить в уши прелестным звуком своего голоса, а в глаза помощию телодвижений и мерных положений танцования. Чрез то раждался новой вид театральнаго действия, могший  придать еще более жару театральным сочинениям. И так для исполнения

 

 

 

(152)

сего предмета нужно было, чтоб танцовальное искусство сохранило свойство подражания и представления, что необходимо в сцене. План Кинотов требовал искусных актеров; он был обширен; надлежало его ограничить, уменьшить и сделать сразмерным силе предметов. Между тем новость сего зрелища заставила принять помянутой план таковым, каков он был, с единодушным рукоплесканием, и удовольствие, от того происходящее, заставило почитать балеты совершенными образцами, а танцовщиков примерными особами,

И так думали, что ничего не можно было лучше сделать, как следовать рабски тому, что составляло предмет общественнаго удивления, так что более шестидесяти лет танцовали безпрестанно одни и те же балеты одинаковым всегда образом.

Но каково было cиe искусство и до какого доведено было степени?

 

 

 

(153)

Открыть прекрасной размер тела, правильно окончать арию, сгибать и разгибать с приятностию руки, делать  легко    и   поспешно   шаги, вот понятие,  какое  зрители  и посредственные  танцовщики имели тогда  о благородном  танцовании! Ни  один из авторов, трудившихся после Кинота над лирическим театром,  по видимому не знал танцования,   употребляемаго в  самом  представлении опер. Фюзельер один покусился его ввести в театре.

Однако История сего искусства доказывает, что наилучшие танцовщики с сею только помощию достигли славы и что возможности были во всякое время одинаковы.

Простое танцование столь далеко простирается в наши времена, что далеe кажется уже не можно. Ни один танцовщик не может сделать шагов с большею равностию ни с большею приятностию, как Г. Лани. Кто лучше, и кто с

 

 

 

(154)

большею живностию может принаровиться к eго движениям, как Г. Деберваль? Ни одна актриса не достигнет до такой свободности, как девица Гимард. Что значит девица Салле в разсуждении Теодоры? Проворство великаго Дюпре может ли сравниться с проворством божественных наших Вестрисов? Для представления театральнаго действия нужно только правильное разпоряжение сих самых вещей.

У нас, возрастают новейшия дарования, полныя честолюбия, и довольно уверенныя в возможностях сего искусства, которое хотят присвоить. Места их уже назначены в истории подле славных в древности художников — То, что Протеи и Эмпузы делали у Греков, у Римлян Пилад Батил, и Тимел, могут сделать наши искусные танцовщики. Наш театр последует основательным началам, и наши актеры, руко-

 

 

 

(155)

водствуемые вкусом и знанием Г. Новерры, будут простираться столькож далеко в танцовании, сколько славные танцовщики во времена Августовы.

Другое препятство, остановляющее успехи сего искусства, и недопускающее быть ему выражением главнаго действия, состоит по словам  Г. Кагусака  в  том, что „каждой  танцовщик почитает себя существом  особенным и   привилегированным; он хочет иметь право один показаться два раза на театре в одной какой нибудь опере; когда он не сделает двух особенных явлений на театре, тогда почитает, что  совсем не танцевал; он принаравливает их  к  своей моде  без всякаго прямаго или   посредственнаго отношения ко всеобщему плану,  котораго не знает, да и знать  не старается."

Одно   из главных возражений нынешних танцовщиков против

 

 

 

(156)

танцования, употребляемаго в представлении опер,  состоит в том, что,   как    они    говорят,    самые славные    мастера   в  сем    роде   не упражнялись,    а    следственно   без сомнения оно  казалось  им   препятством к открытию всех красот, к правильным движениям, и к совершенству образований. Но что у Римлян делали Пилад  и Батилл, то  могут сделать и наши.  В I732 году  девица Салле представляла в  Лондоне с отменными успехами две полныя драмы Ариадну и   Пигмалиона. Танцовщик: и  танцовщица  представили  сцену четвертаго действия из Горация, в котором молодой танцовщик, представлявший Горация, убивает Камилла, и танцование их всевозможно украшает cиe действие. Мы весьма часто видим, что Комик делавшая помощию  танцования Пантомимом.    Следовательно не надобно недоверять   ни своим   силам,   ни искусству,   когда   есть   честолюбие и  желание  успеть в  нем.

 

 

 

(157)

Танцование.

Ода.

Я не хочу теперь петь на геройской трубе, Стоическая мудрость не отягчает моих стихов. Тебя, веселая Терпсихора (1), тебя, и твои приятства я воспеваю: они тебе одолжены своею приманчивостию; прииди и скачи при звуке моея лиры, облегчи песни, на ней мною воспеваемыя, так как легки твои ноги.

 

Послушайте боги и богини! плясание (2), производимое при жертвенниках, руководствовало некогда ваших жриц приносить вам обеты смертных. Солнце! (3) сим единым гласом Индеец воздавал поклонение твоему плодотворному свету. Бог страха и ужаса! плясание вооруженных Салий приятно было неприступной твоей гордости.

(1)  Богиня  танцования.

(2) Священное танцование.

(3) Плясание Брахманов.

 

 

 

(158)

Плясание! прииди из храма на средину, прииди, и при усилиях Мелпомены удостой очаровать нас: так! пусть прелести твои соединятся со стихами и песнями, наполняющими зрелище (1), которое я вижу: вы будете иметь только то сходство, что закон согласия всех вас поработит.

 

Меркурий  преплывает волны мрачнаго владения; жезл его выводит оттуда множество Героев (2); нечаянная сила вселяет в них любовь, или ненависть, коими они были тревожимы: они движутся, и движения сии во мне волшебною некоторою силою прейдут тотчас в вoсторг.

 

Все,  что язык выражает, пленяет медленно дух; плясание (3) все оживляет, в одну ми-

(1) Опера.

(2) Содержание и действующиялицы в балетах.

(3) Danse de carneteres,

 

 

 

(159)

нуту все сказано: телодвижения, легкие шаги, переменные знаки описывают наши чувствования; cии живыя краски столькож имеют времен, сколько сердце движений,

 

Бедной и дрожащий страх едва переставляет колеблющияся стопы; сверкающий  гнев стремительно спешает ко мщению; полное ужаса отчаяние, безпрестанно терзаемое, упадает на веки; свободное и живое веселие течет с большею нежностию, нежели зефир на цвет.

 

Изобилующая  в  чудесах  Греция! у тебя cия волшебная наука заставляла удивляться зрелищам, производимым  одною   особою   (1); ея одушевленное  проворство,    красноглаголющия   руки    и   ноги   пишут историю при очах наших;   один и  тот  же представляет разности; в нем виден Телеф,  про-

(*)   Пантомим.

 

 

 

(160)

сящий прощения; в нем виден и разъяренный Орест.

 

Баснославие, доставляющее истории маску и прикрасы! скажи мне, должен ли я верить Протею и его переменам? Я начинаю лучше узнавать сего смертнаго, которой делал из себя то, чему хотел подражать; делал, говорю, из себя удивительнаго Пантомима, котораго единодушной восторг поместил в  число  богов.

 

Какая любезная чета (1) приближается! она состоит из двух щастливых любовнико; я угадываю их молчание, и слышу изъяснение их жара, они следуют друг зa другом, друг друга убегают, соединяются, разстаются; полное приятности  притворство! Один пред другим остановляется, уверяется в своей  победе,  или отдает славу своему  победителю.

(1) Танец  двух.