Юль Ю. Извлечение из записок датского вице-адмирала Юеля бывшаго Полномочным Посланником при российском дворе. - Спб.: Типография  Императорской Российской Академии, 1828. - 11 с.

 

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ЗАПИСОК

ДАТСКАГО ВИЦЕ-АДМИРАЛА ЮЕЛЯ,

Б   Ы В  Ш  А   Г   О

Полномочным Посланником

при    российском дворе.

 

САНКТПЕТЕРБУРГ,

Печатано   в Типографии ИМПЕРАТОРСКОЙ Российской Академии.

 

182 8.

 

 

печатать   позволено:

с тем, чтобы по напечатании, до выпуска из Типографии, представлено было в Главный Цензурный Комитет семь экземпляров, для препровождения куда следует, на основании узаконений.

 

С. П. Б.  Июня 5о дня, 1828 года.

Цензор Иродион Ветринский


 

 

 

Извлечение из записок Датского

Вице-Адмирала Юеля, бывшаго

Полномочным Посланником,  при

Российском Дворе.

 

Сия статья доставлена нам от В. H. Берха, который,

по Высочайшей воле, исправляет должность Историо-

графа Российских флотов; он собирает все материалы,
относящееся к Петру Великому.

 

1 7 0 9-й   Г О Д .

 

В Апреле, получил я повеление готовиться к отъезду в Россию и занять там должность Посла , вместо Статскаго Советника Грундта. На предмет сей приготовлен был для меня корабль Ферое, и я полагал плыть на оном к городу Архангельску.

Июня 17-гo, получил я повеление отправиться елико возможно скорее в Потсдам, куды хотели собраться четыре Коронованныя Главы: 1-й Царь Российский, 2-й Датский Король Фридрих IV, З-й Король Прусский, 4-й Король Польский


[4]

Июня 24-го, прибыл в Потсдам, а 2-го Июля приехали туда же три вышеупомянутые Короля. Здесь провели мы время в очень веселых занятиях: к столу садился каждый с дамою, доставшеюся ему по билету.

Июля 9-го, отправились Короли в Берлин, где между пирами и праздниками, решили очень важное дело.

Июля 16-го,   отправился я в Пилаву,   где нашел назначенный мне  корабль   и вступил с оным в море.    Противные ветры   заставили меня    зайти    в Кашпервик,    откуда я прибыл благополучно в Нарву З-го Августа. Нарвский Комендант  дозволил мне выйти на берег  3-го Сентября   и, поелику неизвестно было, когда Его Величество возвратится в С. Петербург, то и решился я жить здесь. Ноября З0-го числа, прибыл Царь в Нарву и узнав во время обеда,    что я здесь,   прислал немедленно за мною.

Декабря 2-го числа отправился я вместе с Его Величеством чрез Ямбург и Копорье в С. Петербург, куда и прибыли в полдень 4-го числа. Царь построил город сей очень недавно; а потому и не назначен он на картах. Декабря 24-го отправился с Царем в Москву и прибыл 29-го числа.

 

1 7 1 0   г о д.

 

В новый год торжествовали здесь весьма великолепным образом победу над Шведами, в Марте возвратились мы опять все в С. Петербург.


[5]

Апреля 9-го, имел я счастие представить Его Светлости Князю Меньшикову, которой находится в особенной милости у Царя, письмо Его Величества Фридриха IV и знаки Ордена Слона.

Мая 10-го числа, поехал я с Царем в Кроншлот, построенный прямо против острова Ретузари. Здесь были собраны все военныя суда и транспорты, к осаде Выборга назначенныя. Мая 11-го числа, отправились все 270 судов, коих большая часть были самыя малыя лодки, в поход и прибыли благополучно к Выборгу, Царь провожал сам суда сии и прибыл 2б-го Мая обратно.

Очень замечательно, что Шведская эскадра, состоявшая из 12-ти военных кораблей, не могла за льдами приближиться к Выборгу, а должна была стоять у острова Биорко.

Около сего времени, говорит Юель, заключил я с уполномоченными Министрами Царскаго Величества трактат о Салютах между военными кораблями Датскаго и Российскаго флотов, когда они встретятся на Балтийском, или ином море. Хотя записки сего Датскаго Посланника заслуживают полное вероятие; но ценность оных увеличивается тем более, что они согласны с нашими актами.

 

Г. Вице-Адмирал! (*)

Понеже Датский Посланник Юель предлагает некоторыя (ко обхождению, или к ком-

 

(*) Корнелий Иванович Крюйс


[6]

плиментам промежду флотов нашего и Датскаго) преддожения; того для, надлежит вам на некоторое время быть сюда для советов.

 Piter.

1710 года, 26 Мая.

С. Петербург.

 

Июня 23-го, получены были письма от Генерал - Адмирала Апраксина  коими он приглашал Царя прибыть к осажденной крепости.

Хотя при Российском Дворе было очень большое собрание иностранных Особ и Курляндские Депутаты, ходатайствовавшие руку Принцессы Анны для своего юнаго Герцога, но Eгo Величество отправился немедленно в Выборг и оконча с Комендантом условия о сдаче сей крепости, дал оттуда уразуметь, что ему весьма бы приятно было видеть в Выборге Гг. Посланников и иностранных гостей.

Июня 27-го, отправился я в Выборг и имел счастие поздравить Его Царское Величество с победою. Не льзя сказать, что город сей и крепость взяты: они обращены в дребезги; ибо не было ни одного совершенно целаго дома. 50 мортир и 8о пушек разбивали оную несколько дней сряду. Мы были здесь очень великолепно угощены и пили весьма много. Июля 6-го, прибыли мы с Царем обратно в С. Петербург. Во время сего обратнаго пути, случилось весьма необыкновенное обстоятельство : выпало такое мно-


[7]

жество граду, что вся земля казалась белою. Градины были без исключения величиною с голубиное яйцо, а многие даже с куриное.

Августа 27-го числа, был я со многими Посланниками приглашен ехать водою в Шлиссельбург, или Нотебург, известный ныне под именем Орешка. Молодой Курляндский Герцог Фридрих-Вильгельм, прекрасный молодой человек 19-ти лет был также с нами.

Шлюбки наши тянули бечевою;   но на половине    пути    арестовал   нас   Светлейший Князъ Mеньшиков и угощал   ровно 48 часов. Выпито было очень много.    Августа З0-го числа,   прибыли мы    благополучно   в Орешек. Крепость    сия   неприступна   и может быть взята только голодом. Царь взял ее пером; мечем же не мог бы он взять крепость сию. Возвратясь    1-ro   Сентября   в С, Петербург, ездили мы часто ко флоту,   при Кроншлоте стоявшему.   Октября 7-го    были   мы свидетелями примерной морской баталии,   коею Царь сам распоряжал.

Ноября 1-го, происходило бракосочетание Принцессы Анны с Герцогом Курляндским. 25-гo числа праздновали другую весьма странную свадьбу: невеста и жених были карлики: к торжеству сему собраны были из всей Poccии карлики, коих было числом 56. Они посажены были за 7 малых столов, вся столовая утварь и прочие приборы были соразмерны росту их.


[8]

Царь, иностранные гости и все Министры, сидели за столом спинами к стене,  дабы лучше видеть смешное зрелище cиe. Во время сих празднеств издержано весьма много пороха. Расход на оный умножался от безпрерывно радостных известий: взятия Риги, Динамюнда, Ревеля, Пернова, Аренсбурга и Кексгольма. Все места сии покорены более обстоятельствами, нежели оружием. Можно безошибочно сказать: Царь издержал более пороха на празднование побед сих, чем на военныя действия.

 

1 7 1 1   г о д.

 

Февраля 2-го, отправился Царь в Москву, дабы предпринять оттуда поход против Турков. Мы совершили путь сей в 7 дней. Марта 17-го отправился Его Величество в путь; а мне приказал ожидать здесь дальнейших повелений.

Мая 29-гo, получил я повеление от Его Царскаго Величества прибыть в Киев, куда и отправился чрез Калугу и Глухов, Столицу Козачей земли. Июня 2-го прибыл в Киев. На всем пути сем, видели мы такое множество саранчи, что оною помрачалося нередко солнце.

Июля 18-ro, прибыл в Белую Церковь, хотя крепость cия принадлежала Польше ; но Царь содержал в оной свой гарнизон. Отсюда отправился я в Немиров и Каменец-Подольский; но не доезжая до сего места по-


[9]

лучил известие , что Царь заключил мир с Турками и возвратился в Могилев.

Августа 9-го, прибыл и я в Могилев, где имел счacтие встретить Его Царское Величество. Царь разсказал мне, что хотя счастие ему не поблагоприятствовало, но он весьма доволен; ибо во власти Турок состояло взять его в полон со всею армиею. Турецкаго войска было 120.000; а Российскаго только 30.000.

Августа 14-го, отправился Царь в Ярославль. Собственныя  дела замедлили мой выезд; но когда я прибыл в прекрасный Польский город Лемберг, лежащей в Чермной Poccии, то известился, что Царь отправился рекою Соною в Торунь. Когда я прибыл в сей город, то встретил в оном известную Царицу Екатерину. О месте пребывания Царя не имели здесь обстоятельнаго известия; ибо иные полагали, что он отправился к Датскому Королю, который осаждал в то время Штральзунд, вместе с Польским Королем Августом и корпусом Российских войск; но в расчете сем ошиблись; ибо Царь проехал в С. Петербург.

В Декабре, получил я повеление, что на место мое назначен к Российскому Двору , бывшей при мне Секретарь Посольства  Петр Фольк,

Во время пребывания моего в России, получил я от Короля моего 3.000 рейхсталеров; да по особому трактату от Его Царскаго Ве-


[10]

личества квартиру, отопление, освещение и ежедневно на стол 10 рейхсталеров.

Царь получа известие, что я отзываюся от Двора Его, пожаловал мне портрет Свой, осыпанный алмазами, ценою в 1.000 рейхсталеров, да пятдесят собольих шкурок, кои также стоили 1.000 рейхсталеров.

 

1 7 1 1-й   г о д.

 

По воле моего Короля, повелено мне быть во флоте под командою у Генерал-Адмирала Гюльденлеве и поднять Вице-Адмиральский флаг на корабле Mecrweib. Августа 17-ro, вышли мы из Кегбухты и прибыли на другой день к Штральзунду. Отсюда пошли линейные корабли к берегам Померании. 22-го числа прибыл туда и Царь ПЕТР.

Когда Его Царское Величество вступил на корабль Генерал-Адмирала , то произведено с каждаго корабля по 27 выстрелов и все флагманы спустили свои флаги. Подобная почесть оказывается и нашему Королю.

Надобно заметить, что Царь имел дозволение от Короля нашего принять начальство над Датским флотом. Во все время пребывания Его Царскаго Величества при флоте нашем, приезжал он ежедневно к Генерал-Адмиралу и осматривал нередко и прочие корабли. По особой ко мне милости, ночевал Царь всегда у меня на корабле.

Августа 12-го, получил я повеление от Его Царскаго Величества плыть с ним ближе к Штральзунду; а по сему, подняв на гроте-


[11]

стенге Королевский флаг и сверьх онаго вымпел, отправился я в путь. Ссадя здесь Царя, спустил я помянутый флаг и подняв свой собственный, пошел опять к флоту.

 

1 7 1 5-й   г о д.

 

Почтенный Вице-Адмирал Юель окончил жизнь во время сражения 1715 года Августа 8 числа была баталия близ острова Ругена, между Шведским и Датским флотами и он убит в сей день картечью из 12-ти-фунтоваго орудия. Картечь попала ему в правый бок и вылетев насквозь, ударилась в галлерею.

 

 

 

Взято из XXVII-й книжки Журанала Славянин.