Журнал путешествия во Францию и пребывания в Париже Петра Великого в 1716 году // Отечественные записки, 1822. – Т. 12. - № 21. – С. 145-166; № 32. – С. 312-326.

 

 

ЖУРНАЛ

путешествия во Францию

и пребывания в Париже Петра Великаго, в 1716 году (*)

 

 

Октября   1716 г.  Царь с  Супругою  Своею   выехал  из Коппенгагена, 2-го Ноября прибыл в Фридрихштад, оттуда в Гавельберг 23-го числа того же месяца, где догнал Его Король Прусский; они пробыли вместе 24 и 25 числа; 2б-го Царь сел на судно с парусами и с веслами и пристал к берегу 1-ro Декабря

(*) Издатель получил сию драгоценную рукопись от одного просвещеннийшаго знатока и любителя отечественной древности. Весьма заметно, что журнал сей веден был кем нибудь из самых приближенных иностранцев, находящися к свите Его Величества.


 

146

в Альтоне;  тут он принимал поздравления Гамбургских депутатов. 7-го Государь отправившись в дальнейший путь, в Голландию, прибыл 17-го   числа в Амстердам;    18-го принимал депутатов Соединенных Областей; — Граф  Альбермаль говорил приветственную Речь. — 20-го осматривал Ратушу   и  обедал   у Князя Куракина,   бывшаго Посланником в Голландии, Англии и уполномоченным на Брауншвейгском Конгрессе; ввечеру Он был в театре, где Его  угощали разными закусками; в следующие   дни  осматривал все, что было примечательнаго в городе, особенно касательно мореплавания. Получивши известие, что супруга Его 13-го  числа  в   Везеле   разрешилась от  бремени   Принцем,   Государь просил Штатов быть его восприемниками; но младенец  в тот же вечер скончался. Государыня, по выздоровлении,  приехала  13-го февраля в Амстердам, где была встречена


 

147

при пушечных выстрелах Голландскими    депутатами.    19-го   Марта, Царь осмотря все ,   что   было любопытнаго в Амстердаме,  отправился с   супругою Своею в Гагу, где изволил остановиться   у  Князя Куракина,       20-го   Соединенныя   Области назначили депутатов, от провинций: Гельдернской, Голландской, Зееландской ,   Утрехтской ,   Фризландской , Обер-Иссельской и Грёнингенской, для встрчи Их Величеств. — Гельдернский    депутат    Барон    Вельдерен говорил Речь. Его Величество, осмотрев многие загородные домы и главные города сих провинций, где оказывали Ему все возможныя почести, отправился  11-го Апреля на большой яхте,   в сопровождении трех других,   в Антверпен   и остановился перед   замком.    Вышед   на   берег, Государь поехал в монастырь    Св. Михаила ,    где    приготовлены   были Ему    покои ;   тут   встретили   Его

Герцог Гольштейн-Плоэн (Holstein-


 

148

Ploen), Принц де-ла-Тур Таксис (Prince de la Tour Taxis)   и Принц Эскилаш (Esquilache), а потом все чиновники города.   Он осматривал главныя   церкви,   Биржу,   Академию живописи   и изящных    художеств и   Иезуитский    дом. —   15-го   числа ввечеру отправился в Бриссель и 14го, при   въезде   Его,   сделано было  три залпа из   пушек ;   Он провожден был   во дворец  и   встречен  там Маркизом Прие и знатнейшим дворянством; почивал на великолепной постели   Императора Карла Пятаго. 17-го обедал у Герцога Гольштейн-Плоэн , а ужинал у Принца де-ла-Тура, где удивлялся красоте дома и находившимся в нем редкостям; потом в зверинце изволил смотреть превосходной    фейерверк.    Поехав оттуда 18-го числа, Он ночевал   в Генте (Gand);  19 го сел на яхту в пристани Брюжской и продолжал путь Свой к Остенду, во  Францию.


 

149

 

Въезд во Францию Его Царскаго Величества.

 

20-го Апреля офицер Царской свиты приехал в Дюнкерк для   учреждения    с   Г.   Либуа,   ординарным Камер-Юнкером, порядка  к принятию Государя. Положено было, чтоб во всех городах  при въезде отдавалась  честь   тремя пушечными залпами , чтоб Он встречаем был чиновниками , чтоб при нем находился караул из тридцати человек пехоты , без знамен и барабанов , и отряд конницы из пятнадцати человек.

21-гo числа Г. Либуа поехал на встречу Его Величества , котораго нашел в Зюдкоте, принадлежащем Франции , на дороге из Hюпорта в Дюнкерк, и поздравлял с прибытием от имени Короля и Принца Регента. — 22-го прибыл  Государь в  Дюнкерк ,   где и был принят, по желанию Своему, со всеми почестя-


 

150

ми, приличными коронованным Главам. В продолжении трех-дневнаго пребывания Своего осматривал с большим вниманием старыя и. вновь построенныя укрепления Мардика ; для Него открывали нарочно шлюзы, которым Он много удивлялся.

24-го Ему хотелось видеть местныя войска, которыя делали разныя экзерциции, брали приступом и защищали укрепленныя места и проч.

25-го Он выехал из Дюнкерка и ночевал в Калэ , где встретил его нарочно присланный Г. Мальи Mapкиз де-Ноэль и поздравлял с при6ытием от имени Короля. Государь принял его со всеми знаками отличия, приличными его знатному роду ; он имел честь сопровождать Его Величество от Калэ до Парижа и много раз вместе с Ним обедал. Царь пробыл в Калэ до 4-го Mаия, изволил там говеть и занимался по обыкновению своему обозрением крепостных укреплений, пристани,


 

151

флота и проч. В тот же день Он ночевал в Булони, 5-го числа в Аббевиле ,   где ездил смотреть славныя   фабрики   тонких  сукон ; 6-го провел ночь в Бретейле , a 7-го в Бомонте, не   останавливаясь  ни в Амьэне, ни в Бовэ, хотя там все было приготовлено к принятию Его Величества. Епископ Бовеской сделал даже  большия издержки, думая, что Государь будет кушать в Епископском доме; -— Ему докладывали, что если Он проедет мимо города, то   ничего   нельзя   будет  достать для стола ;   Царь на оное отвечал : я солдат: - был бы хлеб да пиво — и довольно.

Г. Маршал Тессе (Tesse), который два    дня    ожидал   его    в    Бомоне (Beaumont) с шестью каретами, запряженными в 6-ть лошадей (люди были  все   великолепно   одеты), поздравив Государя, от имени Короля, с при6ытием, просил присутствовать на обеде,   для Него приготов-


 

152

ленном. — Его Величество принят был со всею пышностию, и за столом прислуживали Ему офицеры. Г. Ливри, главной Гофмаршал , Г. Вертон, ординарный Гофмаршал, и Г. Кремс, Контролер Королевскаго Дома прибыли туда со множеством офицеров , служащих при столе, для учреждения обеда.

Около 5-ти часов вечера , Государь оставил Бомон, сев с Русскими чиновниками, его сопровождавшими, в кареты Маршала Тессе. Его провожал конвой из пятнадцати человек гвардейцов.

В день прибытия Государя в столицу, вся дорога, начиная от С. Дионисия (S. Dénis), уставлена была с обеих сторон каретами; стечение народа было чрезвычайное , всякой желал видеть Государя ; но, по наступлении ночи, остались на ней только самые любопытные.

Государь прибыл в Париж в десятом часу вечера ; Король уже


 

153

почивал.    Его    Величество     весьма удивился,  нашедши  улицы   С.  Дионисия   и    С.     Оноре     иллюминированными и во всех окнах и по дороге множество  зрителей.     Он  вышел    из кареты у стараго    Лувра и провожден    был    в   приготовленныя   для него   комнаты    покойной   Королевы: целые полчаса   ходил вокруг   горницы и удивлялся великолепию   придворной мебели и множеству восковых свеч, в люстрах и жерандолях, которых свет, отражаясь в зеркалах, ослеплял зрение. — Взошед в залу, где накрыты были два стола, каждый на 60 кувертов , с постным и скоромным кушаньем, Он посмотрел на них и попросил кусок    хлеба   и   редьки , отведал пять или шесть  сортов вин , выпил два стакана пива, которое он очень любит, и потом, посмотрев на толпу , наполнявшую все комнаты, попросил   Г.    Маршала Тессе , проводить   Его   в Лездигиерской дом,


 

154

неподалеку   от Арсенала,    который так же был для Него приготовлен. Г. Маршал сколько возможно упрашивал Его сесть за стол   и говорил , что Король будет очень  доволен,   если    Он останется в Лувре хотя   дня три; но Государь решительно отказался и просил, чтоб Ему дали свободу.   В намерении отклонить Его от желания уехать в Лездигиерской дом, Ему докладывали, что разстояние очень далеко, что Его  Величеству трудно будет итти туда   пешком ,  и что  Он   никого не   найдет   в оном доме : — что за нужда, отвечал он, я не забочусь  о дороге и хочу туда итти. Его   просили дождаться по крайней мере    кареты, ибо   все экипажи  Г. Тессе  уехали   обратно   назад ; Ему подвезли наемную карету , в которую Он   сел    вместе   с    Маршалом, и хотел-было приказать потушить факелы, чтоб не быть узнанным.  - Приехав   в дом,   нашли


 

155

в нем только одну   женщину , которая встретила их с свечею. Он взял ее у ней из рук   и  осмотрев постелю,   для него приготовленную нашел  ее слишком нарядною; отыскал   в  ближней    комнате   другую кровать ,   назначенную   его   камердинеру,  и сказал Маршалу Тессе: для меня довольно и этой комнаты: я всегда  предпочитаю маленькия большим.

В эта время со всею поспешностию  большая    часть ужина перенесена была с немалым трудом в Лездигиерской дом; — прислано было туда 68 постельных   перемен для Его свиты..

На другой день,  8-го числа, Он встал   по обыкновению в пятом часу утра и более часу, прогуливался в  шлафроке по саду.  Пятдесят человек Французской и Швейцарской гвардии, под начальством Порутчика, были наряжены к нему   в караул. Знаменитые чиновники ездили по-


 

156

утру представляться Его Величеству, были приняты со всею вежливостию и отличием, свойственными самому просвещенному Государю. Маршал Тессе сказывал Ему должность и чин каждаго. Приметно было, что Он оказывал особенное уважение известным чиновникам , коих знал имена и славные подвиги; —- Он доказал это , сказавши Маршалу Виллеруа, когда он Ему представлялся: Слава, государь мой, о значительных услугах , оказанных вами отечеству, так велика , что еслиб покойный, Король наградил вас еще большими почестями то бы еще больших был достойно похвал. — Так как Государь не знает Французскаго языка , то с ним объяснялись по-Немецки.

В половине одиннадцатаго часа утра, Принц Регент поехал с многочисленною свитою в Лездигиерской дом, где четверо Руских знаменитых чиновников встрети-


 

157

ли его у кареты ,   от  имени Царя свита    Его    не   въезжала   на двор. Его   Королевское   Высочество    был встречен   Его   Царским    Величеством в дверях прихожей; оттуда пошли они в Его комнату, где приготовлено было двое   кресел : Царь сел по правую сторону ,   а Герцога Орлеанскаго просил сесть по левую, в двух шагах от Него; они разговаривали   несколко   минут,   сидя; Царь объяснялся чрез   Князя   Куракина, который служил Ему  переводчиком. —Наконец Он велел сказать   Герцогу   Регенту,   что   тут очень   много   людей     и    что   лучше уйти в кабинет ;   потом   встал и  пошел    вперед, а   Его Королевское Высочество последовал за ним; они   затворились,    оставя при себе только одного Князя Куракина ; там Государь обнял   Герцога  несколько раз, и  сказал , что  с той самой минуты   возьимел намерение   ехать во Францию , как узнал ,   что он


 

158

Регентом. Герцог Орлеанский уверял его от имяни Короля, что    Царь   может    повелевать   во всем Королевстве , что   все приказания Его будут   выполнены и что все готовы с удовольствием повиноваться Его воле. —    Конференция продолжалась   полчаса ,   потом  они вышли и приметно было, что  Царь нарочно    шел   с левой    стороны, уступив  правую   Герцогу   Орлеанскому.   Его Королевское Высочество, видя себя с правой стороны, хотел-было занять левую; но Царь, до того не   допустил  и шел   с ним таким образом до прихожей; четверо чиновников, кои были при встрече, проводили его до самой кареты.

10-го Числа, поутру, Король приказал уведомить Царя, что он в пять часов вечера к Нему будет. В четыре часа Король поехал из Тюльерийскаго дворца в карете, запряженной в восемь лошадей; с ним рядом сидел Маршал Вил-


 

159

леруа. Герцог Альберт, как Обер-Камергер занимал впереди правую сторону, а Г. Морремар,- как первый Камер-Юнкер, левую. Герцог Шарост (Charost) сидел у дверцов с правой стороны , как Капитан лейб-гвардии ; а Маркиз Лувуа, как Капитан Швейцарской гвардии, с левой.

Впереди Королевской кареты ехала другая, запряженная в шесть лошадей, в коей сидели второй Гувернер Короля и 4-ре Камер- Юнкера. — Tpeтия карета ехала впереди оной; в ней сидели Шталмейстер и другие Королевские офицеры ; двое лейб-гвардейцев с пажами ехали впереди. Карета Его Величества была окружена лейб-гвардии конными офицерами; 50 человек гвардейцев с обнаженными шпагами заключили шествие; впереди их шли музыканты с литаврами, трубами и гобоями. Множество знатных придворных чиновников поехали впе-


 

160

ред к Лездигиерскому дому, дожидаться Короля , а другие ехали за ним в своих каретах.

С такою церемониею Его Величество приехал в Лездигиерской дом.

Царь вышел сам к карете встречать Короля , подал ему руку , и низко поклонившись друг другу , Его Величество обнял Короля с нежностию, потом взял его за руку и отвел к креслам; Камер-Юнкеры, исполняя свою должность, хотели было вести Короля под руки на лестницу; но Царь, сделав им знак, сказал: Оставьте, милостивые государи, я сам поведу Короля и буду заботиться о его спокойствии.

Князь Куракин был при Царе переводчиком, Г, Маршал Виллеруа при Короле. — Сев на кресла, Король с правой стороны, а Царь с левой, долго разговаривали друг с другом. Выражения Его Величества Царя были столь трогательны, что


 

161

все едва не прослезились. — Король говорил: что дядя его, Герцог Орлеанский объявил уже Царя как он рад видеть в своих владениях такого Великого Государя; что и сам он повторяет Царю прозьбу, дабы приказывать все , ему угодное, что все будет сделано , дабы доказать, сколько он его почитает, и что все Его желания, какия только от Короны зависят, будут выполнены.

В продолжение сего разговора, Царь смотрел безпрестанно на Короля с умилением и чрезвычайным удовольствием; устремлял все внимание на сего юнаго Монарха и не занимался ни мало его офицерами; впрочем был к ним благосклонен. — Свидание их продолжалось с четверть часа, потом Царь взял за руку Короля , которому Он опять уступил правую сторону , проводил его до кареты , и пленившись его осанкою и ловкостию, поцеловал его в другой


 

162

раз; потом, посадив в карету, сделал несколько шагов назад, чтоб дать время Г. Маршалу Виллеруа и другим знатнейшим чиновникам сесть в карету; он кланялся каждому из них с учтивостью, и все они остались весьма довольны; после подошед опять, к карете, разпрощался с Королем.

В тот же день Царь изволил ездить в пять часов утра в карете парой, а четырех лошадей приказал отложить , говоря, что Он не любит этой пышности; за Собою назначил ехать одному только офицеру и двум рядовым конной гвардии, а прочим шести приказал отдыхать —находя несправедливым мучить столько людей. Он ездил в Арсенал на Королевскую площадь, которую объехал кругом, потом на Площадь  Побед, срисовал оную и читал надписи ; оттуда на площадь Людовика Великаго, где удивлялся конной его статуе; остана-


 

163

вливался  у Королевскаго    плотника, видел там   своих    работников и трудился вместе с ними,   распрашивал их  имена   и   употребление разных  инструментов ,    заходил также к Королевскому столарю, где делал  Свои замечания.   Его Величество   просил     накануне Герцога. д'Антеньскаго (d'Antin) снабдить Его описанием всего любопытиаго в Париже чрез два часа , Герцог  принес ему книгу в красивом переплете, в которой были описаны все редкости сего обширнаго города; Он взял ее, не посмотревши, разговаривая в то время  с чиновниками своей    свиты ;    но развернув, был чрезмерно доволен, найдя ее переведенною  на Славянский язык,  и весьма благодарил Герцога, говоря, что одни французы умеют делать такого рода учтивости.

11 го Числа Царь приказал спросить   у Короля,   в котором часу Он не о6езпокоит его Своим посе-


 

164

щением? В ответ — назначено было: в пять часов вечера. В четыре часа после обеда Его Величество Царь отправился из Своего дома в Королевской карете ; сам Он сидел в большом месте один , Князь Куракин у дверцев с одной стороны , Маршал Тессе с другой; а Генерал-Лейтенант Князь Долгорукий и Вице-Канцлер Барон Шафиров напереди ; карету провожали восемь лейб-гвардейцов и один офицер; и четыре кареты в ливреях Маршала Тессе , в которых ехала Царская свита. На улицах столь велико было стечение народа, что Государь приехал в Тюльерийской дворец уже в три четверти шестаго часа. По дороге французская и Швейцарская гвардия стояла в ружье ; в барабаны били поход; гвардейский караул стоял на обыкновенном своем посту. Король ожидал прибытия Его Величества в нижнем этаже дворца, в покоях


 

165

Герцога Менскаго ( Maine ) и, увидя карету , подошел   к самым  дверцам; — Царь поспешно вышел из оной   и разкланявшись с Королем , обнял    его;   Король уступил Ему правую сторону ; так как при этой церемонии было множество зрителей, то Царь, взяв обеими руками руку Короля с большою вежливостью повел его, делая знаки окружавшим, чтоб посторонились   и   не обезпокоилиб молодаго Короля; по лестнице были разставлены с обеих сторон Швейцары Королевской   гвардии ;   в зале, чрез    которую    они    шли, стояли лейб-гвардейцы рядами, а из оной вошли в Королевскую комнату; все покои   наполнены   были   обоего пола зрителями.

Оба Государя чрез несколько минут пошли в главный Кабинет Регентскаго Совета, откуда вынесен был большой стол для простору; поставлено было двое кресел; Царь, сев с правой стороны,


 

166

сказал Королю следующее: Царь, брат мой ! я давно имел желание видеть Короля Франции во всем блеске его величия; сегодня имею удовольствие видеть юнаго Государя, который подает надежду, быть столько же славным в подвигах , как и его предки; я знаю многие языки, но теперь хотел бы все забыть и знать только Французский , чтоб разговаривать с Вашим Величеством.

После сих слов Он встал, и Король уступив Ему опять правую сторону, проводил Его до кареты. Царь снова, обнял Короля , неотступно просил его воротиться, но Король хотел видеть, как Его Величество сядет в карету и дожидался, пока Царь уже поехал.

В тот же день и 11 го числа купеческий Голова с городскими Старшинами в парадных платьях приходили на поклон к Царю, с приносами. Они представлены были Обер - Церемонимейстером Маркизом де-Дрё (de Dreux.).

(Окончание в след книжке. )


 

 

ЖУ P H A Л

путешествия во Францию

и пребывания в Париже Петра Великаго, в 1716 году.

(Окончание.)

 

12-го Числа  Герцог д'Антенской ездил звать Его Величество в пять часов утра гулять в Гобелин и в Королевский сад. Государь довольно долго с любопытством смотрел, как делаются с изнанки прекрасныя обои на сей Королевской фабрике , и удивлялся искусству и проворству работников. После полудня ходил в Обсерваторию, где пробыл не долго, обещаясь придти в другой раз и разсмотреть все подробно. На другой день ему показывали зеркальную фабрику.

14-го Числа Царь ездил в Королевский дворец , в сопровождении Маршала Тессе, знатных Русских


 

313

чиновников и Князей. Его Королевское Высочество, окруженный знатнейшими Придворными чиновниками, вышел   встречать его   к   карете ,  и, проводя его в покои, показывал свою Галлерею и картины ; потом повел его чрез маленькую свою половину, к Принцессе (Madame), где никто не садился. Она представляла Царю Герцога де Шартр (de Chartre) и девицу Монпансье (Montpansier). Разговор продолжался более четверти часа, по-Немецки. Ея Высочество объясняла Герцогу Регенту то, что Царь ей говорил.

Покушав не много, Его Величество отправился, в театр, в Королевскую ложу. Давали Оперу Гипермнестру. Сидели Его Королевское Высочество , Герцог де Шартр, Вице-Кднцлер , двое знатных чиновников его Двора и Маршал Тессе занимали первыя места ; Князь Куракин стоял позади Царя, а Маркиз Симиан ( Simianes ) и Маркиз д'Эс-


 

314

тамп ( d'Estampes ) позади Герцога Орлеанскаго.

Когда поднялся занавес, Царь удивлялся много великолепию театра , перемене декорации и танцам девицы Прево. — Государь выкушал несколько стаканов пика, никак не хотевши принять их из рук Принца, который подносил сам. — В четвертом действии он ушел, и Герцог Регент провожал его до тех комнат, где Царь был им встречен.

В тот же день поутру Герцог д'Антеньской был вместе с Царем в Королевской Академии Живописи и Скульптуры, в коей славной живописец Г. Кепель (Coepel) удостоился объяснять Государю все предметы Живописи , заслуживающие внимание ; — в большой Луврской Галлерее он долго любовался на модели французских крепостей; после изволил прогуливаться в Тюльерийском саду.

16-гo Числа Царь ездил,  во время


 

315

обеда, в Инвалидный дом.  Маршал Виллар  водил его в столовую, где он нашел солдат,   садящихся уже за   стол;   отведал их   супу ,   попросил стакан вина ,   которое они пьют   и   выпил   за   их   здоровье ; офицерам поклонился каждому  особенно,   и  называл их своими товарищами;   после   показывали   ему   все строения   и все что есть интереснаго в сем великолепном здании, между  прочим купол, который чрезвычайно   ему   понравился ,   по   своей возвышенности и по прекрасной живописи; но еще более нравилось ему постановление сего дома,  которое служит к особенной славе царствования Людовика XIV.

17-го Числа  Его Величество  Царь обедал в Мёдонском    (Meudon ) замке, ходил  по всем комнатам, и ездил по зверинцу   верхом ;    более всего    нравилось ему  местоположение сего дворца   и   виды из онаго.  Он возвратился оттуда в 6 часов вечера


 

316

18-гo. Трое Русских знатнейших дворян представлялись Королю, который  давал    аудиенцию    иностранным Министрам; на них были голубыя   ленты,   на двух   с правой стороны на левую , так как у   самаго   Царя ,   который есть   Великий Магистр (Гросс-Мейстер) Ордена Св. Андрея, учрежденнаго им в 1698 году ,   для награждения   военачальников за подвиги против неприятеля. На   кресте   изображены    следующия слова: Царь Петр, Самодержец и Повелитель всея России.— На третьем Боярине надета была лента с левой стороны на правую; он имел Польской Орден Белаго Орла.

19-гo. После полудни Государь отправился в другой раз в Обсерваторию. Г. Маральди (Maraldy) показывал ему все инструменты, служащие для Астрономических наблюдений. При сем случае Царь удивил своими познаниями в сей Науке.


 

317

21-гo. В шесть часов вечера Царь ездил    с визитом   к Герцогине Берри,   в Люксам6ургский   дворец. По прибытии туда, нашед поставленных на лестнице в два ряда Швейцарских  солдат   с алебардами , а в зале   стояли   лейб-гвардейцы   в ружье;   Маркиз Рошефукольд , начальник гвардии Герцогини ,   встретил его   внизу лестницы.   Маркиз Коетанфо (Coetanfao), Почетный Кавалер, и Маркизша де Пон, Статс-Дама, встретили его у дверей кабинета. Герцогиня Берри, в сопровождении    придворных    чиновников    и знатнейших дам, встретила у дверей своей комнаты Его Царское Величество; он сделал ей два   низкие поклона, поцеловал   ее и поклонясь, только    на одну   сторону ,    сказал очень учтивый   комплимент, который объяснен был чрез переводчика, и   на которой   Герцогиня   Берри отвечала весьма благосклонно; потом взошли они в близ- лежащую ком-


 

318

нату  и наконец  в  кабинет, приготовлены были двое кресел; Царь сел на правыя,  а Герцогиня   на левыя. —  С  Его Величеством   были тогда Князь Куракин, все его офицеры и    Маршал   Тессе ;    разговор продолжался    с    полчаса ,     потом Царь просил позволения у Герцогини, посмотреть ея покои; она пошла с ним   сама.      Его Величество   долго изволил быть в комнате   Муз   и удивлялся Давиду, Гвидовой работы; особенно    ему   нравилась    Вандикова Венера, которая   просит у Вулкана оружия для Энея; он  около четверти часа разсматривал ее, что доказывает его  охоту   к   живописи. — Взошед в Галлерею, он не менее удивлялся, увидя  Рубенсовой  работы картину, изображающую   истоpию Марии  Медицис и Генриха   IV. —   Картина ,   на коей   представлена была Королева в родах, где в чертах лица   ея изображалась   горесть, и удовольствие, чрезвычайно его тро-


 

319

нула. Царь, осматривая прочия   комнаты     и   заметя ,    что    Герцогиня устала, предложил ей возвратиться  в ея покои , а сам просил   позволения  погулять  по саду,    обещаясь зайти    к ней проститься; но Герцогиня   отвечала,   что   скорее    она сойдет   вниз,   нежели    допустит Его Величество  всходить   опять на верх.   И так он   разпрощался   с Герцогинею ,   поцеловал ее    и   раскланялся так же как при свидании; смотрел с любопытством не архитектуру дворца, долго ходил   по саду и поехал домой   уже  в 7 часов.    В этот день  на Герцогине было платье   фиолетоваго цвета, с серебряными цветами ; голова убрана была множеством дорогих каменьев.

22-го. Государь ездил в  Пети-Берси   (Petit Bersy)     к   Г.    Пажо д'Озамбру    (Pajot  d' Osambre), смотреть его прекрасный кабинет редкостей, им собранный. Его Вели-


 

320

чество осматривал все около трех часов   и  долго   не решался   yехать; при отъезде обещал быть вторично.- Вот каким образом сей Великий Гоударь проводит   с пользою cвоe  время, осматривая все достойное   примечания   в самом   Париже   и в   его окрестностях , в публичных   местах   и у частных людей. Он был у здешних славных мастеров Математических инструментов: Шапото (Chapoteau), Биона (Bion) и   Бютерфьельда (Buterfield); у последняго был три раза, и смотрел   опыты и  удивительное   действие   его  прекрасных   магнитных Камней. Его Величество разговаривал с ним  по-Голландски без переводчика ; брал   в руки  и c  примечанием разсматривал все, заказал некоторые   инструменты, и   показал большое знание в Механике.

Чувствуя себя   не совсем   здоровым, Его Величество ни разу не обедал в Сен-Клу (S. Cloud), но 23-го


 

321

числа  ездил  туда  с  Маршалом Тессе  и   знатнейшими   чиновниками своего  Двора, где все  было приготовлено   к  его   встрече.    Принц   Регент принял Государя при выходе из кареты и повел в покои. После обеда,    Его Величеству  захотелось видеть сад и фонтаны; он ездил по всему зверинцу,   попеременно   в коляске и верьхом, в сопровождении Его   Королевскаго  Высочества,   который  приехал с ним   опять   на тоже место,    где   erо   встретил. Возвращаясь   чрез   Булонской лес, Царь из любопытства заезжал   в Мадритский замок, который Г. Арменонвиль  с каждым   днем   более украшает. Проезжая   чрез Саблонскую    долину,   он    остнавливался смотреть    ученье   Французской     и Швейцарской гвардии; от чего весьма поздно уже приехал к Герцогине Орлеанской, которая встретила Его в дверях прихожей, и рекомендовала ему свою дочь.


 

322

24-го. в 9-м часу утра Царь видел Короля инкогнито. Он прошел чрез комнаты Маршала Виллеруа. Король, узнав  о его  прибытии,    немедленно пошел к нему   в   маленькую   билиардную ; Царь увидя его ,   подошел и с нежностию поцеловал  два или три раза.   Разговор зашел о карте России   (*) ;    Маршал    Виллеруа велел принести  оную и сказал Царю, что Король очень бы   желал узнать от него, самаго, верна ли она.   Молодой      Король      смотрел     между тем на карту,  и   начал   говорить о положении провинций, о множестве рек и   о   главных   городах     сего пространнаго   Государства.     Царь с удовольствием  видел знание Короля, и взяв карандаш, показал на карте предпринятое   им соединение Волги   с   Дунаем ,    чтоб сделать саобщение между Каспийским и Чер-

(*) Карта сия была начерчена Г-м Лилем (M de Lisli); по запискам Его Царскаго Величества.


 

323

ным   морем ;   потом   показывал , где   для    сопротивления    Шведскому Королю под Полтавой, он с своею армиею прошел 400 миль с меньшим трудом, нежели бы могло случиться проходить во Франции, по причине множества рек, находящихся в России; ибо оне способствовали к ускорению марша войск и подвозу снарядов. Свидание их продолжалось с полчаса; потом он пошел в комнату Маршала Виллеруа, где на столе были разложены Государственные драгоценные каменья, о красоте и цене коих он судил как знаток.

Оттуда он поехал со всею свитою в Версалию, которую отделали и меблировали с возможным великолепием и так, как она была при покойном Короле. Не нужно сказывать , сколько. Его Величество удивлялся всем чудесам искусства в украшениях всего Королевскаго дворца: сады, усыпанные песком, пруды,


 

324

рощи, статуи и большой канал были для Государя самым приятнейшим зрелищем; — поставлены были кругом сада из Швейцарской и Французской гвардии часовые, дабы никого не пускать ; многие придворные столовые офицеры отправились вперед, для приготовления закусок. Двадцать лучших перевощиков , одетых матросами , приготовлены были везти Государя каналом в гондоле в Трианон со всею его свитою. Во время пребывания его в Версале, он изволил смотреть машину и замок Марли (de Marly), коего сады содержатся всегда в порядке. Его Величество многое срисовывал сам и делал свои замечания на все, что видел. 27-го числа рано поутру он возвратился в Париж, чтоб видеть церковную процессию ; ибо это был день праздника Господня (*); он слушал

(*) La fete-Dieu , праздник тела Христова, установленный в Римской Церкви во время распространения Протестантскаго исповедания.


 

325

в одном из приделов Божией Матери обедню; служил тогда Кардинал Архиепископ ; — в тот же день он ездил в воспитательной дом. 20-го Числа Государь был вместе с   Маршалом   Тессе   на монетном дворе, где выбивали   тогда  золотыя и  серебряныя   разных родов  деньги. Он сам выбил три ефимка.

30-го Мая Герцог д'Антен звал Государя ехать обедать в Пети-Бург (petit-bourg), a оттуда в Фонтенебло, где все приготовлено забавлять Его Величество охотою волков, оленей и кабанов. Множество различных прекрасных экипажей для охоты отправлены вперед ожидать перваго повеления; Граф де Тулуз ( le Comte de Toulouse ) определен находиться при Государе, пока он проживет в сем Королевском дворце ; и ему поручено распоряжать охотою.

В свите Его Величества знамени-


 

326

тейшие Русские вельможи: Князь Куракин, Английский и Голландский Посланник и уполномоченной на Брауншвейгском Конгресе ; Шафиров , Вице - Канцлер и Тайный Советник, Кавалер Польскаго Ордена Белаго, Орла , Директор почт , бывший Посланником в Турции; Ягужинский , Генерал-Адъютант и. Камергер; Макаров, Кабинет-Секретарь ; Мурзин, Поручик гвардии; Сава Рагузинский , Надворный Советник; Князь Долгорукий, Генерал-Лейтенант и Подполковник гвардии , Кавалер ордена Св. Андрея; Бутурлин, Генерал-Лейтенант; Толстой, Тайный Советник, Кавалер ордена Белаго Орла; Нарышкин , Генерал-Адьютант и Камергер; Даркен, главный Доктор. Прочих Русских дворян, бывших с Государем , я не стану называть по именам.