Исторические лица в голове простолюдина / Записал А. Барсуков // Русский архив, 1873. – Кн. 3. - № 10. – стб. 2074-2076.

 

ИСТОРИЧЕСКИЯ ЛИЦА В ГОЛОВЕ ПРОСТОЛЮДИНА.

Письмо к  издателю Русскаго Архива.

 

Бывали ли вы в великолепных Гатчинских садах? Это моя любимая прогулка в окрестностях Петербурга. Время стерло там почти все следы Орловской старины, но живы еще лебеди, лично знавшие знаменитаго баловня судьбы и его великой подруги!.. Однажды, после продолжительной прогулки по озерам и островам, я вздумал пройдти в парк-зверинец, но ошибся дорожкою и попал в незнакомую и весьма глухую местность. Наступившие сумерки и опасность встретиться с злыми зубрами, свободно гуляющими по парку, не на шутку тревожили меня. Я шел, очертя голову, все вперед и вперед, пока не дошел до высокой изгороди. Предо мною как из земли выросла, вся облитая лунным светом, старая сосновая роща. В другое время и при других обстоятельствах можно было бы залюбоваться, глядя на эту чудную картину спящих великанов; но мне было, право, не до того. Преследуемый отчаянными воплями сов, я почти бежал вдоль изгороди и наконец увидел пред собою сторожевую будку, из которой тихо выступил ко мне на встречу старый отставной солдат, с явною готовностью наставить заблудшаго на путь истинный. Я с ним разговорился.

— Скажи пожалуйста, дедушка, где я и что это за роща?—„Роща-то?.. Да так и прозывается Орловскою. Изволите-ли видеть, она была подарена Орлову самою Императрицею; внутри-то, значит, в самой рощи, она выстроила и домик ему. Туда еще покойная Государыня, царство ей не-

 

 

2075

бесное, Александра Федоровна любила ездить чай кушать, а теперь, почитай годов с двадцать будет, как его снесли, а на том месте выстроили вот такую самую будку для леснаго объезчика. Орлов жил там по-просту; у него и стульев даже не было, а так — лавки кругом, как в деревнях."—Кто это был Орлов и за что Императрица подарила ему домик?—„А кто ё знает! Правду сказать, давно живу я на свете: вот уже осьмой десяток кончился, на этом самом месте сижу 36-й год, а допреж того, с самой рекрутчины, служил в Измайловском полку... Покойнаго Николая Александровича обучал ружейным приемам, во дворец брали... Ну за то и не забывал меня, дай Бог ему здоровья, всякий раз как проезжал мимо останавливался: „Здравствуй, Никита Михайловъ!" А потом к генералам: „ Берегите моего дедка"... Так вот от Измайловских-то стариков я и слышал, что этот Орлов был простой унтер-офицер, как есть простой— из мужиков, полагаю таким и остался бы, да вот какой случай вышел..." Старый Измайловец зарядил свой нос давно приготовленною щепотью табаку и за тем, уткнув красивую седую голову в высокий воротник, начал полушепотом и с какою-то важною таинственностью следующий разсказ:

„Был у нас в управлении король из иноземельных; не император, а простой королек, ледащий такой. Его никто и не слушал и не почитал. Всем как есть заправляла Императрица Екатерина, и все почитали ее. Ей кланяются, а королю нет. Осерчал на это король и посадил Екатерину в Петропав-

 

 

2076

ловскую    крепость.    Посадимши    в крепость, поставил  к ней на часы человек    с   десять    унтер-офицеров, а сам пошел в Кронштадт и выступил оттуда с целым  флотом:    я,   мол,   покажу   тебе   свою власть! Тем часом  Екатерина   вышла   из  казамата   к   часовым  и увидав   Орлова, говорит ему: „ Любезнейший, хочешь быть счастливым или несчастливым — выпусти меня!" У того   сердце  так и упало:   и хочется и боязно.   Эх, подумал  он, была не была, пропадать так пропадать — выпустил!  Как вышла Екатерина  изъ   крепости,   сейчас   всю гвардию, да   на   встречу  королю.   У него   один   флот,   а у   ней   целая гвардия! Ну, известное  дело,   король спужался,   бросил   флот   и  побег в Стрельну; там-то   его взяли детки." — Какия  детки? — „А право не знаю, так разсказывали старики. Его ли дети или от прежних императоров — доподлинно не знаю.   Вот после того-то Орлову и пошли чины, что ни день, то новый  чин, ну все равно как Комисарову.   Императрица  выстроила   ему   домик  в  этой вот роще, пожаловала землею, и зажил он себе в спокойствии.  Кругом   всего   поместья   Орлова   был высокий частокол. Еще помню, как Чухны показывали большущие колья— это,   говорили  они,   из   Орловскаго частокола."—А дворец здешний тоже принадлежал Орлову?   „Куды там. Я уже сказывал, что он был простой мужик; хоша и в чести, а все же мужик, так стало быть, что ему с дворцом-то было делать! "

 

Александр Барсуков *.

* Автор жизнеописания князя Г. Г. Орлова, помещеннаго в  Русскомъ Архиве сего года. П. Б.