Исторические рассказы и анекдоты, записанные со слов разных лиц // Русская старина, 1872. – Т. 6. - № 12. – С. 675-678.

 

Исторические разсказы и анекдоты,

записанные со слов разных лиц.

 

Под этим заглавием в «Русской Старине» 1871 и 1872 гг. напечатано большое собрание разсказов, записанных известным археологом П.Ф. Карабановым; под этим же заглавием мы.будем, время от времени, помещать разсказы записанные либо нами самими, либо обязательно сообщенные почтенными сотрудниками «Русской Старины».

                         Ред.

 

1.

По взятии Мантуи, при вступлении русских войск в эту крепость, толпы итальянцев теснились по всем улицам, но в особенности около городскаго фонтана, украшеннаго цветами и венками, Все нетерпеливо желали увидеть Суворова. Он явился нагой; за ним Прошка с ведром. Суворов прибежал в припрыжку к фонтану, облился водой и убежал.

(От кн. Андр. Ив. Горчакова).

 

2.

Парламентеры ничтожной итальянской крепосцы или городишка явились к Суворову для переговоров. Суворов, чтобы сбить с них спесь, велел подать рундук.

— „Простите, господа, я нездоров, но это не помешает продолжать переговоры".

И он продолжал переговоры о сдаче города, сидя на рундуке.

(От кн. А. И. Горчакова).

 

 

676

3.

Великая Екатерина оставила прекрасное собрание римских и греческих золотых медалей; она, по охоте, не щадила иждивения на составление онаго, всегда имела в кабинете и любила хвалиться им. Все, принадлежавшее ей, не имело никакой цены в глазах преемника и оставалось в забвении. Понадобилось много золота на украшение Михайловскаго замка, любимец государя, обер-камергер, Александр Львович Нарышкин, из угождения напомнил о забытых медалях и предложил употребить их на позолоту.

В ответ сказано: „счастливая мысль" и повелено исполнить.

(От гр. А. Ив. Мусина-Пушкина, самовидца)

 

4.

Митрополит Платон, окончив священнодействие коронования Александра I, сказал князю Зубову:

   „Мы сподобились увидеть ангела в короне и порфире—поберегите его!"

   „Не опасайтесь, отвечал Зубов, не ваш ученик".

(От кн. А. И. Горчакова).

 

5.

Николай Николаевич Бантыш-Каменский 1) умер христианином, последнее его слово было: „готов". Василий Иванович ** 2) умер безбожником и ожесточенным; когда ему предложили исповедъ, то он сказал:

— „Не нужно — если нет Бога,— не нужно также — если есть Бог: я столько нагрешил, что не будет прощения".

Боже великий! подаждь при конце покаяние.

(От Д. Н. Бантыш-Каменскаго).

6.

При вторжении французов в Россию, от св. синода предписано было молиться о ниспослании благословения нашему оружиюо, а прочим исповеданиям дано знать, чтоб составить подобныя молитвы. Чухонский патер, в Петербурге, молился: „Чтоб Господь Бог от-

1) Род. 1737 г., ум. 1814 г.

2) Василий Иванович **, обер-гофмейстер  (16-го февраля 1801 г. ум. 1803 г.

 

 

677

нял разум у Наполеона". Ему сделали за это выговор, а когда французы были уже на обратном пути за Березиной, сказано: „что его молитва услышана у престола Божия".

(От П. А. Муханова).

7.

В проезд Елисаветы Алексеевны чрез Берлин, статс-дама Нарышкина *), возвращавшаяся в Poccию, является к ней в утреннем платье. Скромная императрица, подозвав своего камердинера, сказала:

— „Петр Ильич, проводите Марью Антоновну к княжне Прозоровской. (Статс-дама в ея свите).

(От II. А. Муханова).

 

8.

Граф Платов любил пит с Блюхером. Шампанскаго Платов не любил, но был пристрастен к цимлянскому, котораго имел порядочный запас. Бывало сидят, да молчат, да и налижутся. Блюхер в безпамятстве спустится под стол, а адъютанты его поднимут и отнесут в экипаж. Платов, оставшись один, всегда жалел о нем:

  „Люблю Блюхера, славный, приятный человек, одно в нем плохо: не выдерживает".

   „Но, ваше сиятельство, заметил однажды Николай Федорович Смирной, его адъютант или переводчик,  Блюхер не знает по-русски,  а вы по-немецки;  вы  друг друга не понимаете,  какое вы находите удовольствие в знакомстве с ним?"

  „Э! Как будто надо разговоры;  я и без разговоров знаю его душу, он потому и приятен, что сердечный человек".

(От кн. А. И. Горчакова).

 

9.

Граф Платов носил всегда белый галстух. Император Александр заметил ему это. "Белый галстух поопрятнее. Вспотеешь, так можно вымыть", отвечал граф.

(От кн. А. И. Горчакова)

 

10.

Платов писал не Варшава, но Аршава. Ему это заметили. — „Что тут толковать,   отвечал Платовъ;   она Аршава,   а не

Варшава; бунтовщики прозвали ее Варшавой".

(От кн. А. И. Горчакова).

1) Марья Антоновна, рожденная княжна Четвертинская, род. 1779 г., ум.. 1854 г.

 

 

678

11.

Платов ни с кем не церемонился. На бале, напр., в присутствии дипломатов, он говорил, указывая на лица:

   „Чорт их побери;  не подойду  к ним;  вот,  напр., Ветерних,  ну, уж по шерсти и кличка;  туда и вертится, куда ветер подует.  Вот  и Ш....копф,   что он думает,  поклонюсь я ему;  нет;  хоть он и фельдмаршал,   да  не наш;  не хочет ли он ...".

(От кн. А. И. Горчакова).

 

12.

Платов приказал Смирному написать письмо герцогу де-Ришелье Смирной написал: герцог Эммануил...... и пр.

   „Какой он герцог; напиши дюк".

   „Да, ваше сиятелъство, герцог все равно что дюк."

   „Вот еще,  станешь учить;  дюк поважнее;   герцог ни к чорту не годится пред дюком.

(От кн. А. И. Горчакова).

 

13.

Англичанин приехал нарочно из Лондона в Москву посмотреть на графа Ростопчина. Докладывают графу; англичанин входит.

   „Vous etes le Comte Rostopschin?

   „A Votre service".

   „Vous avez brulez Moscou?"

  „Veuillez bien me dire le but de Votre visite". Англичанин осмотрел графа с ног до головы и сказал уходя:

  „Tres bien. Mon cousin James viendra Vous voir demain".

(От графини Е. П. Ростопчиной).