Инструкция благородному Самуилу Грушецкому, секретарю его королевского величества, посланнику при светлейшем гороле государства Испанского и обеих Индий, данная в Варшаве, в 10-й день апреля месяца, 1612 г. // Иностранные сочинения и акты относящиеся до России, собранные К.М. Оболенским. – Ч. 3. - М., 1848. – С. I-II, 1-7 (2-я паг.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По опредѣленію Общества. Ноября 29-го дня, 1847 г. Москва.

Секретарь О. Бодянскій.

ИЗДАНІЕ

ИМПЕРАТОРСКАГО Общества Исторіи и Древностей Россійскйхъ.

 

 

 

Въ одной изъ книгъ Коронной Метрики, хранящейся въ Московскомъ Главномъ Архивѣ Министерства Иностр. Дѣлъ подъ No ХХѴIII *, находится нѣсколько грамотъ и инструкцій Короля Польскаго, Сигизмунда III, принадлежащихъ къ 1612-му году, столь замѣчательному и памятному въ нашей исторіи. Между ними, въ послѣднемъ отношеніи, отличается въ особенности своимъ интересомъ инструкція, данная Королемъ 16-го Апрѣля Секретарю его, Самуилу Грушецкому, при отправленіи его посланникомъ къ Испанскому Королю, Филиппу III, которую мы и предлагаемъ здѣсь читателямъ. Конечно, всякій, кто познакомится сь этой инструкціей, согласится съ нами, что она вообще, по излагаемымъ вь ней фактамъ, заслуживаетъ полное вниманіе, и потому мы считаемъ долгомъ указать преимущественно только на тѣ выраженія, которыя, сквозь оболочку пышной рѣчи, предписываемой посланнику Сигизмундомъ касательно побѣдъ его въ

 

* Рукопись эта скорописная, XVII вѣка, на Латинскомъ и Польскомъ языкахъ, на 400 листахъ. Переплетъ современный, въ пергаминъ, на корнѣ коего видна слѣдующая старинная надпись : Scripta de publicis negotiis No 6; на верхней доскѣ краснымъ карандашемъ выставленъ No 29.

Ha форисѣ передъ книгою слѣдующая новая помѣта: Publica Negotia; пониже: Instrukcye Poslom, tudziez Listy do roz'nych osôb od 1596; внизу No 4, a внизу слѣдующаго листа No 9.

Ha первомъ листѣ, въ вычурной заставкѣ, сдѣланной отъ руки, находится слѣдующее, современное, заглавіе квиги: Scripta de publicis Negotiis, tam externis, quam internis, Cancellariatu reverendissimi in Christo Patris, D. Laurentii, Episcopi Vladislaviensis et Pom. Regni Cancellarii , ab Anno MDCVIIII ad Annum MDCXII. Здѣсь писаны акты пo сношеніямъ Польши съ Бранденбургомъ, Даніею, Пруссіею, Римомъ, Венгріею, Богеміею, Молдавіею, и другими Державами, съ 1608 по 1612 годъ.

 

 

 

II

Россіи, обнаруживаютъ, однако, весьма ясно, съ одной стороны, подлинныя отношенія Поляковъ къ Лжедимитрію, a съ другой настоящее состояніе, въ какомъ они находились въ то самое время, когда писана инструкція. Здѣсь Король сознается, что Поляки помогали Лжедимитрію, будучи, впрочемъ, увѣрены въ незаконности его дѣйствій и требованій; сознается, что его завоеванія въ Московіи не имѣютъ прочнаго успѣха, и, въ заключеніе, подъ вліяніемъ страха, внушаемаго ему и Русскими и Турками, обращается къ Испанскому Королю съ просьбою о присылкѣ ему денежнаго вспоможенія, „для поддержанія Христіанства." — Воть, безъ всякаго сомнѣнія, факты, по многимъ отношеніямъ весьма любопытные и замѣчательные!

Печатаемая нами инструкція, какъ въ переводѣ, такъ и въ подлинникѣ, на Латинскомъ языкѣ, передается со всею возможною точностію; но въ отношеніи къ послѣднему мы должны еще замѣтить, что въ словахъ, писанныхъ сокращенно, сдѣланы необходимыя дополненія, для облегченія читателей, знаки же препинанія разставлены по соображенію смысла.

 

Д. Ч. К. М. ОѢоленскій.

 

 

 

ИНСТРУКЦIЯ САМУИЛУ ГРУШЕЦКОМУ.

 

Посланникъ нашъ, послѣ прибытія своего къ Свѣтлтйшему Королю Испанскому, изъявивъ привѣтствіе и засвидѣтельствовавъ нашу любовь и уваженіе къ Свѣтлѣйшему Католическому Величеству въ приличныхъ сему дѣлу словахъ, принесетъ поздравленіе его Величеству съ добрымъ здравіемъ, полнымъ успѣхомъ въ дѣлахъ, мирнымъ правленіемъ пространнѣйшими Государствами и, отдавъ нашу грамоту, имѣетъ произнести слѣдующее:

Всякій, даже посредственнаго ума человѣкъ, понимаеть, что дружбою и союзомъ Государей , которымъ Верховный Владѣтель міра назначилъ быть правителями народовъ, поддерживаются всѣ дѣла человѣческія, сохраняется общественный миръ и спокойствіе.

Такъ какъ дружба сія между предками его Королевскаго Величества, Всемилостивѣйшаго моего Государя, и Августѣйшимь Австрійскимъ Домомь, равно какъ покойными Католическими Королями Испанскими и Индійскими, предшественниками Вашего Величества, всегда была тѣснѣйшая и притомъ освящена и утверждена многими родственными связями, то не напрасно его Королевское Величество всегда считалъ нужнымъ стараться о томъ, чтобъ ее сохранять и поддерживать новыми услугами. Но какъ права дружбы требуютъ, чтобы тѣ, которые взаимно соединены ею, считали для себя общими счастіе и несчастіе, то и его Королевскому Величеству весьма пріятно было то благорасположеніе Вашего Величества, которое Вы изъявили чрезъ посланника Вашего, знатнаго сановника, Авраама Барона Допавскаго, поздравляя съ благополучнымъ возвращеніемъ по успѣшномъ окончаніи дѣлъ въ Московіи и съ одержанными тамъ побѣдами. Его Королевское Величество признаетъ, что ни чрезмѣрная отдаленность, ни разнообразіе заботъ, которыя обременяютъ Ваше Величество при управленіи столь многими Государствами и областями, не могли воспрепятствовать изъявленiю отмѣнной любви и преданности къ его Королевскому Величеству, Государю моему. Онъ принимаеть это за вожделѣнный плодь дружбы и считаетъ за величайшее одолженіе. Въ свою очередь, Его Королевское Величество удрученъ тягчайшею скорбію по причинѣ смерти Свѣтлѣйшей и всякой памяти достойной Королевы Испанской, супруги Вашего Величества. Онъ душевно сѣтуетъ, что преждевременный рокъ похитилъ Государыню, соединенную съ нимъ тѣснейшими узами крови, не только y Вашего Величества и любезнѣйшихъ дѣтей Вашихъ, но и у всѣхъ, въ родствѣ съ нею находившихся, a равно и Ваше Величество, любезнѣйшаго его брата и родственника, поразилъ неожиданною скорбію и горестію. Но онъ не сомнѣвает-

 

 

 

2

ся, что Свѣтлѣйшая Королева, окончивъ сію бренную жизнь, въ вѣчномъ блаженствѣ наслаждается плодами своей непорочности и благочестія. Мы же должны благоразумно переносить потерю тѣхъ, которые, хотя не пользовались долголѣтнею жизнію, однако памятью о своихъ добродѣтеляхъ живутъ и здѣсь въ потомствѣ, и, что еще болѣе желательно, наслѣдовали вѣчную славу. Сверхъ того, Ваше Величество имѣете прекрасное утѣшеніе въ скорби, общихъ вашихъ дѣтей , какъ драгоцѣннѣйшій залогъ и вожделѣнный плодъ столь славнаго супружества; самое присутствіе ихъ и извѣстныя и подающія большую надежду дарованія могутъ быть достаточны, чтобы уничтожить всякую печаль. Противиться Божіей волѣ запрещаетъ Христіанское благочестіе, a Онъ столь милосердъ, что какъ скоро наноситъ какую-либо рану, то исцѣляетъ тотчасъ недугъ и еще усугубляетъ счастіе. И такъ, мой Свѣтлѣйшій Король молитъ отъ всего сердца, чтобы Онъ вознаградилъ семейную утрату благополучнымъ окончаніемъ всѣхъ дѣлъ и даровалъ бы Вашему Величеству спокойное и мирное состояніе Государствъ, увеличеніе славы, a наконецъ продолжительное и крѣпкое здравіе. И сего не только желаетъ и проситъ отъ Бога Его Королевское Величество, Государь мой, но и самъ такъ расположенъ, что, для охраненія или умноженія славы и счастія Вашего Величества, готовъ охотно, ежели то нужно будетъ, употребить всѣ свои силы. Такъ много, по его мнѣнію, зависитъ спокойствіе и безопаспость Христіанскихъ Государствъ отъ благополучiя Вашего Величества. Не стану тратить много словъ, выражая величайшую любовь Его Королевскаго Величества къ Вашему Величеству, ибо по самымъ узамъ родства легко уже судить, какое благорасположеніе имѣетъ Его Королевское Величество къ Вашему Величеству, и какого желаеть Вамъ счастія. Я оканчиваю свою рѣчь, чтобы не быть въ тягость Вашему Величеству; что же касается до прочихъ повелѣній, данныхъ мнѣ Свѣтлѣйшимъ моимъ Государемъ, я выскажу ихъ тогда, когда получу приказаніе отъ Вашего Величества.

Потомъ, получивъ позволеніе на частную аудіенцію, будетъ говорить о дѣлахъ, относящихся до Московіи, о причинахъ предпринятой съ нею войны и объ успѣхѣ оной слѣдующимъ образомъ:

Желаніе Его Королевскаго Величества, Короля Польскаго и Шведскаго, Государя моего Всемилостивѣйшаго, когда онъ предпринималъ тяжкую, и затруднительную и всѣмъ Христіанскимъ Державамь полезную, для безопасности же его владѣній необходимую, войну съ Московіею, было таково, чтобы, прежде всего, дать знать объ этомъ и сообщить намѣренiе свое Вашему Величеству, какъ ближайшему по родству Монарху. Хотя ему извѣстно было, что Ваше Величество весьма удалены отъ тѣхъ странъ, и потому, кажется , малое имѣютъ отношеніе къ Государствамъ Вашего Величества дѣла, происходящія на Сѣверѣ Христіанскаго міра, однако, поелику владѣнія Вашего Величества такъ обширны, что не можетъ произойти переворота ни въ одномъ Европейскомъ Государствѣ и вообще какой либо перемѣны въ Европѣ безъ отношенія къ Государствамъ Вашего Величества, a дѣло, предпринятое Его Королевскимъ Величествомъ, первою и главнѣйшею цѣлью имѣетъ распространеніе Католической Вѣры, посредствомъ которой блаженной памяти предки Вашего Величества на

 

 

 

3

вѣки прославили свое имя, и славу сію, по праву наслѣдства, передали Вашему Величеству, то Его Королевское Величество не хотѣлъ скрывать оть Вашего Величества свое намѣреніе и рѣшеніе, ибо онъ зналъ, что Ваше Величество, по примѣру въ Бозѣ почивающихъ предковъ, на сіе дѣло употребляете всѣ заботы и всѣ помышленія свои, и не сомнѣвался, что и настоящія его предпріятія, происходящія изъ того же духа, Ваше Величество весьма одобрите. Его Королевское Величество сдѣлалъ бы это гораздо прежде, если бы двухгодовая его экспедиція, a по возвращеніи многотрудныя занятія дѣлами Государственными не воспрепятствовали въ семъ Его Королевскому Величеству. Равнымь образомъ онъ думалъ, что ни съ Его, ни съ Вашего Величества достоинствомъ несообразно сообщить Вашему Величеству что либо сомнительное о такихъ дѣлахъ, которыя, при перемѣнѣ счастія, склонялись то на ту, то на другую сторону. Теперь же, поелику, по Божіей милости, сдѣланъ огромный успѣхъ, внесено оружіе въ самыя нѣдра Московiи, открытъ свободный доступъ для дѣйствій, свержегы и покорены Самозванцы и незаконные хищники этого Государства, и дѣло пришло въ такое состояніе, что нужно поощрять начинанія Его Королевскаго Величества и продолжать войну съ большими силами, онъ счелъ за нужное искренно открыть Вашему Величеству, чего онъ ожидалъ съ самаго начала и какое его настоящее намѣреніе, равнымъ образомъ, по какому праву и по какимъ причинамъ онъ внесъ оружіе въ этѣ страны, для того, чтобы Ваше Величество, разсмотрѣвъ справедливость дѣла, тѣмъ съ большею охотою благопріятствовали лучшимъ стараніямъ Его Королевскаго Величества и не захотѣли бы оставить безъ пособія въ общемъ дѣлѣ Государя, Вамъ самаго близкаго, защищающаго и распространяющагоХристіанство. Этѣ обширнѣйшія Сѣверныя страны, хотя населены народами, родственными Полякамъ по языку и происхожденію и называющимися Христіанами, но, не смотря на то, или по суровости климата, или по волѣ ихъ Государей, которые ни о чемъ больше не заботились, лишь бы безнаказанно пользоваться деспотизмомъ, всегда были весьма чужды образованности и кротости нравовъ. Люди звѣрскіе и невѣжественные, напитанные Греческою Вѣрою, или, лучше сказать, суевѣріемъ, которую они устами и дѣлами исповѣдуютъ, и въ соблюденіи своихъ договоровъ сохраняють ту же Греческую Вѣру! Они-то съ предками Его Королевскаго Величества, Королями Польскими, за шесть сотъ лѣтъ назадъ и болѣе, когда не имѣли другаго названія, кромѣ Руссовъ, вели тяжкія и продолжительныя войны, и будучи часто побѣждаемы и разбиваемы, никогда не могли примириться, ибо этотъ народъ, преданный расколу, преслѣдовалъ Латинцевъ (такъ они называютъ Католиковъ) по какой-то врожденной ненависти; и хотя ихъ Государи соединены были многими родственными союзами съ Королями Польскими, a блаженной памяти Ягайло, родившійся отъ Русской матери, женился также на Русской, единственной дочери Князя, и отъ нея произошло то поколѣніе, которое впослѣдствіи распространило домъ Ягайловъ, не смотря на то, когда онъ, по праву наслѣдства, искалъ для своихъ потомковъ этого Государства, они не могли удержаться въ предѣлахъ долга; да и еще въ то самое время изъ тем-

 

 

 

4

ныхъ началъ возникшее Московское Государство, когда люди того же происхожденія переходили въ подданство новаго Государя, вскорѣ такъ возрасло, что весь Христіанскій міръ удивился, и даже устрашились Магометане, и долгое время было тягостно для сосѣднихъ народовъ, особенно же для Королевства Польскаго; однако, послѣ того какъ едва двѣсти лѣтъ владѣли Государи той крови, которые основали Московское Государство, по безпечности Ѳеодора, который на нашей памяти царствовалъ послѣдній, владѣніе перешло къ Годону *, частному человѣку. Но поелику сей послѣдній не умѣлъ пользоваться столь великимъ счастіемъ, то въ слѣдствіе пустаго страха, что будто бы ожилъ Димитрій, котораго онъ тайно умертвилъ въ царствованіе Ѳеодора, былъ свергнутъ съ престола и оставилъ осиротѣвшее Государство. Ибо и тотъ, который подь ложнымъ именемъ Димитрія, съ помощію Польскихъ войскъ, вторгнулся въ Государство, былъ убитъ черезь нѣсколько мѣсяцевъ, самими Москвитянами, наскучившими такимъ обманомъ. Въ это время въ Московіи находилось немалое число Поляковъ, которые пришли туда , прельщенные обѣщаніямя Лжедимитрiя , отчасти для того, чтобы оказать ему воинское пособіе, a отчасти, чтобы проводить къ нему для почести невѣсту его, дочь одного Сенатора, мужа извѣстнаго въ Королевствѣ Польскомъ, и, повидимому, не мало могли способствовать занятію престола. Да и были справедливыя и законныя причины предпринять войну, ибо Москвитяне, убивъ означеннаго Димитрія, взяли подъ стражу также пословъ, отправленныхъ къ нимъ по общему обычаю, и оскорбили весьма многихъ знатныхъ и извѣстныхъ людей, по должности къ нимъ прибывшихъ. Но когда, по избранію народа, нѣкто Шуйскій, бывшій самъ Княжескаго происхожденія, провозглашенъ Государемъ, то Его Королевское Величество рѣшился съ нимъ имѣть дѣло и, по праву народному, требовать возмездія за обиды и рѣшительнаго удовлетворенія. Когда это сдѣлалъ Его Королевское Величество, отправивъ своихъ пословъ, то сей безразсудный человѣкъ, надѣясь на помощь нѣкоторыхъ сосѣднихъ еретическихъ Государей, съ которыми имѣлъ совѣщанія, чуть не заключилъ этихъ пословъ въ оковы, по крайней мѣрѣ продержаль ихъ болѣе года, и отпустилъ только тогда, когда увидѣлъ, что противъ него готовится война. Эту войну Его Королевское Величество, Государь мой Всемилостивѣйшій, призналъ необходимою для того, во первыхъ, чтобы отмстить недавнія обиды и нарушеніе народнаго права, далѣе, чтобы утвердить оружіемъ древнее право Королевства и наслѣдіе предковъ своихъ, отрасли Ягайловой, и чтобы возвратить области, отнятыя силою и похищенныя обманомъ Князей Московскихъ; этѣ причины могутъ быть названы частными, a та общею, относящеюся до всего Христіанства. Свѣтлѣйшій Государь видѣлъ, что, съ одной стороны, Турки и Татары, a съ другой нѣкоторые еретическіе Государи, и тѣ и другіе враждебные Католическому имени, угрожаютъ еще не окрѣпнувшему и, такъ сказать, беззащитному Государству. Въ войскѣ Шуйскаго находилось нѣсколько тысячь Татаръ, десять или болѣе тысячь еретиковъ, Галловъ, Голландцевъ и Британцевъ, да около тысячи конницы и пѣхоты было въ

 

* т. е., Годунову.

 

 

 

5

вспомогательномъ войскѣ, собранномъ тѣми, которые замышляли войти сюда и, составивъ заговорь противъ Его Королевскаго Величества и Королевства Польскаго, съ варварами, которыми обильна эта Сѣверная страна, хотѣли истребить Католическую Вѣру и положить основаніе еретическому Государству, давъ ему титулъ Царства, который Москвитяне давно уже себѣ присвоиваютъ. Его Королевское Величество, въ намѣреніи противустать имъ, и по приглашенію нѣкоторыхъ первенствующихъ мужей Московскихъ, наскучившихъ войнами и деспотизмомъ Шуйскаго, предпринялъ эту войну и, приведя свое войско къ Смоленску, крѣпости, принадлежавшей нѣкогда Польшѣ, отличающейся величиною и очень хорошо укрѣпленной природою и искусствомъ, въ которой было защитниковъ, какъ извѣстно, не менѣе шестидесяти тысячь, кромѣ того довольно съѣстныхъ припасовъ и всего, что нужно для войны, осадилъ его. Хотя сначала дѣло шло не по желанію Его Королевскаго Величества и осада Смоленска казалась трудною, однако, по безпредѣльному милосердію Божію, твердостію Его Королевскаго Величества и крѣпостію воиновъ, побѣждено упорство непріятеля, и не только Смоленскъ взятъ былъ силою, но и разбито, въ замѣчательномъ сраженіи, многочисленнѣйшее войско, состоявшее изъ людей такого рода, о коихъ я сказалъ выше, и изъ сорока тысячь отборныхъ Москвитянъ, которое Шуйскій отправилъ съ братомъ своимъ, Шуйскимъ, чтобы освободить отъ осады Смоленскъ и внести оружіе въ Польшу. Войско это было разбито одною половиною Королевскаго войска, a другою командовалъ Станиславь Жолкевскій. Шуйскій побѣжденъ и лишенъ престола, даже крѣпость и столица Московіи занята Королевскими гарнизонами, война внесена въ самыя нѣдра обширнѣйшаго Гогударства, и тѣ, которые упорно отвергали власть Его Королевскаго Величества, по большей части усмирены, вспомогательныя же войска, присланныя еретиками, побѣждены и выгнаны. Но въ то время, какъ Его Королевское Величество подвигаетъ впередъ столь многотрудное дѣло съ счастливымъ успѣхомъ и съ большими усилiями, безпрестанно появляются новыя препятствія, которыя задерживаютъ стремленіе Его Величества. Во первыхъ, сами Москвитяне, еще не сокрушенные столь многими пораженiями и, при чрезвычайномъ изобиліи людей, готовые къ возмущенію, воспротивляются всѣми силами и, привыкши къ обманщикамъ и вѣроломству, возобновляютъ войны за войнами, что весьма не трудно сдѣлать въ Государствѣ, столь обширномъ и при столь дальнемъ другъ отъ друга разстояніи областей. Далѣе, Турки, которые знаютъ, что ЕгоКоролевское Величество сдѣлается для нихъ страшенъ, пріобрѣтя это огромное Государство, и, кромѣ того, еретики, которымь также, какъ и Туркамъ, очень подозрителенъ и страшенъ союзъ Его Королевскаго Величества съ Вашимъ Католическимъ Величествомъ и Августѣйшимъ Австрійскимъ Домомъ, употребляютъ всѣ усилія, чтобы замедлить исполненіе намѣреній Его Величества. Не довольно было Туркамъ, что они въ предыдущіе годы частыми набѣгами Татаръ безпокоили предѣлы Государства; они и теперь, заключивъ на самыхъ невыгодныхъ условіяхъ (какъ носился слухъ, когда я разставался съ Его Королевскимъ Величествомъ) миръ съ Персидскимъ Царемъ, чтобы гайти случай начать войну противъ Его Королевскаго Ве-

 

 

 

6

личества, выгиали Палатина Молдавскаго, Государя, зависѣвшаго отъ Его Королевскаго Величества, и поставили на его мѣсто другаго; кромѣ того Баторія, Князя Трансильванскаго, сумасброднаго, вѣроломно оставившаго Католическую Вѣру, соглашающагося на убѣжденія Турковъ, снабдили своею помощью, обезпечивъ притомъ деньгами человѣка, готоваго на всякое злодѣйство, и впустивъ во владѣнія нашего Государя, чтобы отвлечь его отъ начатаго дѣла или, по крайней мѣрѣ, задержать. И такъ Его Королевское Величество, угнетенный отовсюду столь тяжкою войною и, такъ сказать, связанный злоумышленіями враговъ Католицизма, переноситъ свои заботы и безпокойство къ Вашему Католическому Величеству, какъ ближайшему своему другу, полагаетъ ихъ предъ Вашимъ Величествомъ и заблаговременно возвѣщаетъ, что если (да избавитъ отъ этого Богъ!) какое-нибудь неблагопріятное обстоятельство воспрепятствуетъ его стараніямъ, то дѣло Христіанское будетъ находиться въ величайшей опасности, проникнутъ чрезъ этѣ Сѣверныя пустыни варварскіе народы, a съ ними будутъ въ заговорѣ заклятые враги Католицизма, съ которыми они уже имѣютъ тайныя совѣщанія, и подвергнутъ величайшей опасности Католиковъ. Турки хорошо знаютъ, какъ удобно для Московіи снарядить флотъ и покрыть океанъ кораблями; знаютъ, что изъ нея открыты въ океанъ гавани, наполненныя всякаго рода товарами; что не было доселѣ y Московитянъ способныхъ вождей и наставниковъ, какъ дѣйствовать на суши и на морѣ, въ такомъ народѣ, который по многолюдству неисчислимъ, между тѣмъ какъ весьма многіе Христіанскіе Государи, имѣющiе другой образъ мыслей на счетъ Христіанской Вѣры, не только допускаютъ ниспроверженіе Христіанскаго общества, но даже почти тому помогаютъ или, по крайней мѣрѣ, смотрятъ на это сквозь пальцы. Его Королевское Величество, нe въ слѣдствіе пустыхъ подозрѣній, но по собственному опыту, извѣщаетъ Ваше Величество, что таково убѣжденіе означеннаго непріятеля, и что онъ именно этого хочетъ достигнуть, и потому торжественно обѣщаетъ, если бы, по изволенію Божію, нужно было даже пожертвовать жизнію, и въ такомъ случаѣ не оставить своего долга, но оказать себя достойнымъ своихъ предковъ. Преимущественно же, такъ какъ онъ знаетъ, что Ваше Величество имѣете наиболѣе силы къ охраненію Христіанства, то охотно, переговоривъ о томъ съ Вашимъ Величествомъ, готовъ предпринять то, на что будетъ общее согласіе. Онъ совершенно убѣжденъ, что Ваше Величество, какъ Государь, самый близкій ему по родству и поддерживающій общее дѣло, не оставите его, но, съ равнымъ сочувствіемъ и согласіемь, приступите къ распространенію и защищенію Христіанства въ этихъ отдаленныхъ странахъ, и прогоните его противниковъ; тогда далеко распространится слава Божія и стяжаютъ безсмертіе слава и достоинство Вашихъ Величествъ. Есть y Его Королевскаго Величества, Государя моего, достаточныя силы, есть опытное войско въ Московіи, и готовы уже резервныя войска; но главнаго, что нужно къ поддержанію войны, нѣсколько недостаетъ, потому что вотъ уже болѣе трехъ лѣтъ, какъ онъ содержитъ многочисленное войско, a Королевство нe мало потерпѣло отъ внутреннихъ мятежей прошедшаго времени, и собственная казна Его Величества уменьшилась и почти совершенно истощилась. Это обстоятельство весьма затрудняетъ предпринятое

 

 

 

7

дѣло и не позволяетъ такъ быстро привесть къ желаемому концу, какъ требуетъ того польза Христіанскаго общества. Его Величество знаетъ, что и Ваше Королевское Величество потребляете огромную сумму денегъ на содержаніе охраннаго войска столь многихъ Государствъ, и никогда не хочеть просить ничего y Вашего Величества, что было бы для Васъ тягостно или безпокойно; однако, по этой взаимной дружелюбной довѣрчивости, какая существуетъ между Вашими Величествами, почелъ долгомъ не скрывать отъ Васъ, въ какомь состояніи находягся дѣла Московскія и что задерживаетъ счастливое окончаніе этой войны. Ваше Королевское Величество, питая великое благоговѣніе къ Католической Вѣрѣ и по благорасположенію Вашему къ Его Королевскому Величеству, сами разсмотрите, въ состояніи ли Вм оказать какую-нибудь благовременную и необходимую помощь не только Его Королевскому Величеству, но и общему дѣлу Христіанскому. Все сіе Свѣтлѣйшій Король мой отдаеть на произволъ Вашего Королевскаго Величества. Еслиже что-либо въ этомъ родѣ Ваше Величество сдѣлаете  безъ ущерба для себя, то не только онъ самъ и его потомки, связанные узами крови съ дѣтьми Вашего Величества, но и все Христіанское общество весьма много будеть обязано Вашему Величеству и Вы пріобрѣтете себѣ вѣчное имя за утвержденіе Христіанства.

Неаполитанскія наши дѣла, согласно инструкціи, данной Неаполитанскому нашему послу, которую мы его же обязали переписать ему въ своемъ письмѣ, съ означеніемъ, чего должно требовать, посланникъ предпожитъ отъ нашего имени какъ Свѣтлѣйшему Королю Испанскому, такъ и чиновникамъ Его Величества, и какіе рескрипты нужно будетъ выпросить, постарается получить и переслать ихъ къ послу нашему въ Неаполь.