Гельмс И.А. Достоверное описание замечательных событий при осаде города Риги и того, что случилось со дня ее блокады, а также во время жестокой бомбардировки и обстреливания ее в 1709 г., до сдачи ее в 1710 г., изо дня в день замечено и oпиcaнo Иоакимом Андреем Гельмсом, который лично выдержал эту тяжкую осаду и из одиннадцати лиц своего дома один остался в живых // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. – Т. 2. – Рига, 1879. – С. 405-440. – Редакция текста – Е.Н. Вознесенская.

 

 

 

 

СБОРНИКЪ

МАТЕРІАЛОВЪ И СТАТЕЙ

ПО ИСТОРІИ

 

ПРИБАЛТIЙСКАГО КРАЯ.

 

Томъ II.

 

РИГА, 1879.

 

Печатано въ типографiи А. I. Липинскаго, на Зюндерской улицѣ,

въ домѣ Попова.

 

 

 

 

отдѣленiе II.

 

Матеріалы и статьи по исторіи

Прибалтійскаго края въ ХѴIII и XIX столѣтіяхъ.

 

 

 

 

Достовѣрное описаніе

замѣчательныхъ событій при осадѣ гopoдa Риги и того, что случилось со дня ея блокады, а также во время жестокой бомбардировки и обстрѣливанiя ея въ 1709 г., до сдачи ея въ 1710 г., изо дня въ день

 

замѣчено и описано

Іоакимомъ Андреемъ Гельмсомъ,

 

который лично выдержалъ эту тяжкую осаду и изъ одиннадцати лицъ своего дома одинъ остался въ живыхъ.

Отослано же въ печать его близко родственными друзьями.

Напечатано въ 1711 г.

 

 

Отъ переводчика.

 

Рига съ самаго своего основанія по 1857 г. была укрѣпленнымъ городомъ, была крѣпостью довольно сильною, выдерживавшею иногда не безъ успѣха продолжительныя осады.

Заложивъ въ 1201 г. Ригу, т. е. дома для епископа и его капитула, соборъ и пр. епископъ Альбертъ позаботился обнести новый городъ оборонительною стѣною съ башнями. Закладку этой стѣны относятъ къ первому же году существованія города.

Оборонительная стѣна была выведена въ видѣ продолговатаго четырехъ-угольника, восточная сторона котораго расположена была съ изгибомъ на юго-западъ, такь что протекавшая подъ стѣнами рѣчка Рія могла служить ей вмѣсто водянаго рва. Юго-западная сторона четырехъ-угольника шла вдоль по берегу Двины. Стѣны получили фланговую оборону съ башень, расположенныхъ одна отъ другой не болѣе 35 сажень. Остатковъ отъ этой оборонительной стѣны уже не существуетъ, но въ 1858 г. ихъ можно было видѣть за таможеннымъ пакгаузомъ и у церкви св. Алексѣя. Въ началѣ же ХIII столѣтія былъ заложенъ внѣ крѣпостной стѣны, недалеко отъ нынѣшней лютеранской церкви св. Іоанна, укрѣпленный замокъ Виттенштейнъ (первое пребываніе меченосцевъ).

Новая крѣпость вполнѣ удовлетворяла своему назначенію и являлась неодолимою твердынею для туземцевь, неимѣвшихъ понятія о военномъ и инженерномъ искусствахъ.

Первая осада, которую выдержала рижская крѣпость, произошла въ 1210 г. Куроны (корсь, по нашимъ лѣтописцамъ) подплыли на лодкахъ со стороны моря къ Ригѣ и думали было взять крѣпость нечаяннымъ нападеніемъ, но были отражены. Трое сутокъ стояли куроны подъ крѣпостью, дѣлая безпрерывныя атаки на нее (со стороны теперешняго петербургскаго форштата) и сняли осаду,

 

 

 

408

когда Рига получила подкрѣпленіе изъ Икскуля (см. Приб. Сборн. I, стр. 148). Въ 1211 году оборонительная стѣна была значительно выдвинута впередъ и усилена пятью новыми башнями. Въ 1292 году была построена на лѣвой сторонѣ Двины, не далеко отъ теперешняго Коберъ-шанца, четырехъ-этажная оборонительная (красная) башня.

Вторая осада рижской крѣпости произошла въ 1329 г. 14 февраля магистръ ливонскаго ордена Мангеймъ осадилъ крѣпость, но открытый штурмъ не удался: стѣны устояли противъ разрушительнаго дѣйствія тарановъ и метательныхъ машинъ. Тогда Мангеймъ рѣшился ограничиться блокадою, занялъ всѣ дороги и пресѣкъ всякія сообщенія крѣпости по Двинѣ. Блокада продолжалась 13 мѣсяцевъ; изнуренная голодомъ крѣпость сдалась на капитуляцію; 25 марта 1330 г. Мангеймъ приказалъ сломать городскую ctѣну на протяженіи 30 сажень и противъ этого мѣста заложенъ укрѣпленный замокъ (на томъ почти мѣстѣ, гдѣ нынѣшній рижскій замокъ). Крѣпость присягнула Мангейму (см. выше стр. 233). Съ этого времени надо отличать: собственно крѣпость, находившуюся въ городскомъ вѣдомствѣ, отъ укрѣпленій замка (впослѣдствіи цитадели), которыя послѣдовательно занимали гарнизоны: рыцарскій, польскій, шведскій и русскiй. Крѣпость, состоявшая въ городскомъ вѣдомствѣ, вѣдалась особымъ отдѣленіемъ магистрата мунстеріею, подъ предсѣдательствомъ бургомистра мунстергера. Ему былъ подчиненъ городской инженеръ, котораго выписывали обыкновенно изъ Голландіи, артиллерія и гарнизонъ. Замокъ (оконченный въ 1332 г.) и впослѣдствiи цитадель всегда состояли въ военномъ вѣдомствѣ страны. Такой порядокъ продолжался до 1811 г., когда рижская крѣпость окончательно перешла въ военное инженерное вѣдомство.

Въ концѣ XIV и началѣ XV ст., когда всюду начало вводиться огнестрѣльное оружіе, явилась необходимость въ перестройкѣ крѣпости. Вокругъ крѣпости былъ насыпанъ передовой валъ (родъ контръ-гарда), отдаленный отъ крѣпостной стѣны на 200 шаговъ.

Третья осада рижской крѣпости произошла въ 1478 г. Магистръ Борхъ обложилъ Ригу, но скоро снялъ осаду (см. выше стр. 288). Въ 1489 г. рижане взали орденскій замокъ штурмомъ и снесли его до основанія (см. выше стр. 295). Въ 1499 г. магистръ Плетенбергъ принудилъ рижанъ строить замокъ вновь на томъ мѣстѣ, гдѣ онъ и теперь. Постройка замка окончена была въ 1515 году. (Въ 1649 г. выстроена часть замка, которою обнесенъ внутренній большой дворъ; въ 1682 году пристроенъ широкій передовой флигель, выходящій на замковую площадь; въ 1713 г. онъ былъ капитально перестроенъ для помѣщенія присутственныхъ мѣстъ; въ 1842 году замку данъ тотъ видъ, который онъ имѣетъ въ настоящее время).

Съ 1525 г. магистры являются владѣтелями Риги и съ этого времени начинаются усиленныя работы по перестройкѣ верковъ крѣпости. Рондели начали перестраиваться въ бастіоны. Незадолго до разгрома Ливоніи Іоанномъ Грознымъ, рижская крѣпость оборонялась уже 4 бастіонами и 3 ронделями. Сторона крѣпости, обращенная къ Двинѣ, по прежнему, защищалась каменною стѣною съ башнями.

 

 

 

409

Съ переходомъ Ливонiи въ 1562 г. подъ польское владычество, замокъ былъ занятъ польскимъ гарнизономъ, крѣпость же оставалась въ городскомъ вѣдомствѣ по прежнему. Во время польскаго владычества не было сдѣлано никакихъ существенно важныхъ измѣненій въ веркахъ рижской крѣпости.

Четвертая осада рижской крѣпости послѣдовала въ 1601 г. — 1 августа герцогъ Карлъ Зюдерманландскій обложилъ крѣпость, но скоро снялъ осаду и вновь oбложилъ Ригу 20 августа. Нa другой день открылись траншейныя работы, 7 и 8 сентября были выстроены первыя батареи (противъ замка) и открытъ огонь по крѣпости, но атака была ведена весьма неискусно: герцогъ принужденъ былъ снять осаду 17 сентября, получивъ извѣстіе о приближеніи польскихъ войскъ.

Пятая осада рижской крѣпости была произведена шведами въ 1605 г., подъ начальствомъ Мансфельда. Онъ занялъ позицію на Пескахъ противъ Петербургскаго форштата и обложилъ Ригу. 10 сентября къ осадному корпусу прибылъ самъ король Карлъ IX и тогда же открыты траншейныя работы. Крѣпость готовилась къ штурму, но приближеніе Ходкевича заставило короля 16 сентября снять осаду и отступить отъ Риги.

Шестая осада рижской крѣпости продолжалась съ 1 авг. по 15 сент. 1621 г. Шведскія войска подъ начальствомъ Врангеля 1 авг. стали подъ Ригою, у Мильграбена. 9 авг. къ осадному корпусу прибылъ король Густавъ Адольфъ и 12 числа обложилъ крѣпость. На другой день были начаты траншейныя работы и въ два дни окончена постройка контрвалаціонной линіи на протяженіи 3 1/2 вер. 17 августа полковникъ Кобронъ овладѣлъ красною башнею на лѣвомъ берегу Двины; здѣсь онъ устроилъ шанецъ, изъ котораго 2 сентября открылъ огонь по крѣпости. Этотъ то шанецъ, впослѣдствіи усиленный бастіонами и равелинами, и составилъ мостовое прикрытіе названное Кобронъ или Коберъ-шанцемъ, по имени перваго его строителя. 15 сентября рижская крѣпость, стѣсненная шведами, сдалась на капитуляцію.

16 сентября 1621 г. король Густавъ Адольфъ чрезъ Шальторскіе ворота торжественно вступилъ въ Ригу и пробылъ здѣсь 10 дней. Онъ не могъ не замѣтить, что укрѣпленія не соотвѣтствовали уже тогдашнему состоянiю военнаго искуства и тогда же рѣшился перестроить крѣпость; тѣмъ не менѣе, къ исполненiю его предначертаній по перестройкѣ рижской крѣпости шведское правительство могло приступить лишь чрезъ десять лѣтъ. Въ 1632 году шведское правительство отправило въ Ригу находившагося при дѣйствовавшей въ Германіи шведской арміи голландскаго инженера Генриха Томса и поручило ему составить съ шведскимъ генералъ-квартирмейстеромъ Олуфомъ Гансономъ проектъ на перестройку рижской крѣпости. По составленіи и утвержденіи проекта, къ работамъ было приступлено въ 1634 г. (работами распоряжались Гансонъ и городской инженеръ Мильманъ). Бастіоны были увеличены, выдвинуты впередъ и построены по нидерландской системѣ; водяной ровъ былъ

 

 

 

410

значительно уширенъ и по всему протяженію сдѣланъ постоянный контръ-эскарпъ. Въ этомъ же году предъ замкомъ былъ заложенъ горнверкъ. Этимъ горнверкомъ положено первое начало постройки цитадели (строителемъ горнверка былъ шведскій инженеръ Ротенбургъ). Въ 1641 году на набережной сторонѣ крѣпости начата постройка непрерывнаго вала съ малыми бастіонами и въ томъ же году перестроено укрѣпленіе Коберъ-шанецъ; оно было усилено 4 бастіонами и однимъ полубастіономъ и окружено глубокимъ водянымъ рвомъ. Съ этого времени Коберъ-шанецъ составилъ отдѣльное мостовое укрѣпленіе.

Въ 1649 году произошелъ сильный разливъ Двины. 1 апрѣля массы льда скопились и затерлись у Биксонгольма, вслѣдствіе чего вода затопила форштаты, смыла до 200 домовъ, и снесла почти всѣ мосты съ крѣпостнаго рва. Верки рижской крѣпости сильно пострадали, а насыпь горнверка предъ замкомъ была уничтожена до основанія; въ Коберъ-шанцѣ былъ смытъ весь полубастіонъ. Наводненіе продолжалось четверо сутокъ, причемъ погибло не мало людей. Ассигновавъ на исправленіе поврежденій надлежащія суммы, шведское правительство рѣшилось усилить укрѣпленiя рижской крѣпости постройкою цитадели и возведеніемъ передовыхъ форштатскихъ укрѣпленій. Проектъ на эти работы былъ составленъ шведскимъ генералъ квартирмейстеромъ Штерншильдомъ и инженеромъ Ротенбургомъ. Въ слѣдующемъ 1650 году приступлено было и къ исполненію его. Прежде всего была заложена цитадель, а въ 1653 году построены передовыя укрѣпленія вокругъ форштатовъ. Къ 1656 г. и цитадель и передовыя укрѣпленія были окончены и приведены въ оборонительное положеніе, такъ что рижская крѣпость явилась въ возможности выдержать продолжительную осаду.

Седьмая осада рижской крѣпости произошла въ 1656 г. 21 августа 80-ти тысячная русская армія, предводимая царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ, стала подъ Ригою у нынѣшняго Петербургскаго форштата и 23 августа атаковала передовыя форштатскія укрѣпленія. Шведы отступили, предавъ огню форштаты. Въ укрѣпленіяхъ русскіе нашли множество орудій и шанцоваго инструмента, которыми и не замедлили воспользоваться. На другой день, 24 августа, открыты были шотландцемъ, находившимся въ русской службѣ, генераломъ Лесли, траншейныя работы противъ крѣпости и цитадели и въ тоже время полковники Нащокинъ и Лисовскій были отряжены для овладѣнія Коберъ-шанцемъ. 1 сентября осаждающіе открыли огонь по крѣпости изъ девяти батарей; ядра повредили шпицы всѣхъ церквей, разрушили много домовъ, но существенныхъ поврежденій въ крѣпостныхъ церквахъ не причинили. Шведы дѣлали безпрерывныя вылазки и отбивали нападающихъ. Осада затянулась; 11 сентября шведскій гарнизонъ получилъ подкрѣпленіе въ 1400 человѣкъ изъ Динаминда и приготовился къ отчаянной оборонѣ. 12 сентября генералъ Лесли довелъ траншеи до самаго контръ-эскарпа рва и построилъ брешъ-батарею на 3 орудія. Русскіе получили приказаніе готовиться къ штурму, но штурма все-таки не послѣдовало. 5 октя-

 

 

 

411

бря царь Алексѣй Михайловичъ снялъ осаду и отступилъ къ Кокенгузену; войска, блокировавшія Коберъ-шанецъ, также отступили. Рижская крѣпость выдержала осаду, тѣмъ не менѣе недостатки нидерландскаго способа укрѣпленій не укрылись отъ вниманія шведскаго правительства, въ особенности когда появилась система Вобана, произведшая рѣшительный переворотъ въ долговременной фортификацiи. Въ 1670 г. шведское правительство рѣшилось перестроить вновь всю рижскую крѣпость и начало съ перестройки цитадели, по проекту полковника Дальберга. Въ этомъ году замокъ былъ отдѣленъ отъ цитадели водянымъ рвомъ и самой цитадели дано такое начертаніе, которое она имѣла до 1871 года (продолговатый шестиугольникъ). Въ слѣдующемъ 1671 г. началось рѣшительное преобразованіе верковъ рижской крѣпости, сообразно тогдашнему состоянію фортификаціоннаго искуства по проекту того же полковника Дальберга. Магистратъ долженъ былъ производить работы на счетъ городскихъ суммъ; для скорѣйшаго окончанія работъ шведское правительство опредѣлило городу вспомоществованіе въ годъ по 20,000 албертовыхъ талеровъ, на три года, и обязало каждаго лифляндскаго помѣщика въ продолженіи трехъ лѣтъ ставить на фортификаціонныя работы въ Ригѣ по 12 человѣкъ рабочихъ. Явилось огромное число рабочихъ, такъ что правительство нашло возможнымъ употребить половину рабочихъ на постройку Перновской и Динаминдской крѣпостей. Начались пересыпка старыхъ и возведеніе новыхъ бастіоновъ (по начертанію первой системы Вобана) и продолжались почти 40 лѣтъ. Къ концу XVII столѣтія рижская крѣпость приняла видъ, который она имѣла до 1811 г.

Восьмая осада рижской крѣпости произошла въ 1700 г. 13 февраля польско-саксонскія войска, подъ командою генерала Флеминга, появились подъ Коберъ-шанцемъ. Они овладѣли на другой день этимъ укрѣпленіемъ и, взявъ въ плѣнъ весь гарнизонъ его, изъ шанца открыли навѣсный огонь по крѣпости. По взятіи Динаминда (13 марта), саксонцы перешли на правый берегъ Двины и начали блокаду Риги, недавшую, впрочемъ, никакихъ результатовъ. Шведы сами въ началѣ мая заставили саксонцевъ отступить назадъ на курляндскій берегъ. Въ іюлѣ 1700 года къ осадному корпусу прибылъ король Августъ II, саксонцы снова перешли Двину и начали осаду крѣпости. Осада была безуспѣшна, 16 сентября саксонцы отступили къ Кокенгузену.

Работы по перестройкѣ крѣпости продолжались съ усиленною дѣятельностію. Впереди гласиса по всему обводу крѣпости и цитадели начали рыть передовой водяной ровъ, и строить палисады для защиты форштатскихъ верковъ. Въ 1701 г. Карлъ ХII осматривалъ рижскую крѣпость и, стянувъ къ Ригѣ войска, атаковалъ 7 іюля сасконцевъ. Разбивъ на голову ихъ, онъ снова овладѣлъ Коберъ-шанцемъ и приказалъ исправить и усилить его. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ подарилъ городу пловучій мостъ, построенный чрезъ Красную Двину. Этотъ мостъ былъ переведенъ въ Двину, наведенъ между крѣпостью и Коберъ-шанцемъ; съ этого времени пловучій

 

 

 

412

мостъ былъ наводимъ ежегодно въ этомъ мѣстѣ и наводится по настоящее время.

Въ 1708 году цитадель была окончана вполнѣ.

Осада, предпринятая въ 1709 г., была девятою по порядку.

 

Послѣ того какъ въ 1709 г. 28 іюня произошло кровавое столкновеніе между Его Королевскимъ Величествомъ Шведскимъ и Его Царскимъ Величествомъ при Полтавѣ, для нашихъ очень несчастливое, непріятель сталъ подходить къ намъ все ближе и ближе.

 

Прим. перев.   Послѣ полтавскаго сраженія, происходившаго 27 іюня 1709 г., Карлъ ХII успѣлъ пробраться въ турецкія владѣнія, Петръ же спѣшилъ воспользоваться его отсутствіемъ и своею побѣдою, чтобы изгнать изъ Польши Лещинскаго и утвердиться въ Ливоніи. 13 іюля русская армія двинулась изъ подъ Полтавы на Рѣшетиловку, гдѣ было положено, что фельдмаршалъ Шереметевъ со всею пѣхотою и частію конницы пойдетъ подъ Ригу, а князь Меньшиковъ съ остальною конницею вступитъ въ Польшу для дѣйствій противъ Лещинскаго. 15 іюля войска пошли къ своимъ назначеніямъ, а царь отправился въ Кіевъ. Шведское правительство, получивъ свѣдѣнія о движеніи русскихъ войскъ, усилило гарнизонъ Риги до 12,000 человѣкъ и назначило эстляндскаго генералъ-губернатора графа Штремберга лифляндскимъ генералъ губернаторомъ съ подчиненіемъ ему шведскихъ войскъ, находившихся въ Ригѣ. Во власти шведовъ къ 1709 г., кромѣ Риги, находились лишь Динаминдъ, Перновъ и Ревель: все прочее было уже занято русскими.

 

15 октября пришли его передовые отряды въ числѣ 8000 человѣкъ въ Курляндію, раздѣлились оттуда въ Лифляндію и распоряжались тамъ очень дурно, особенно съ духовенствомъ и помѣщиками, крестьянамъ же было нанесено мало вреда, и жизнь была оставлена имъ. Непріятель съ того-же дня подвигался все ближе къ Ригѣ какъ съ курляндской, такъ и съ лифляндской сторонъ.

Наши же начали разрушать Кобронъ-шанецъ за Двиной, чтобы непрiятель не могъ воспользоваться имъ къ нашему вреду и своей пользѣ.

 

Прим. перев.   Въ началѣ октября 1709 г. Шереметевъ со своими войсками прибылъ въ Динабургъ и здѣсь раздѣлилъ свои войска: четыре драгунскіе полка подъ начальствомъ генерала Бауера (въ офиціальныхъ бумагахъ онъ писался Боуромъ) двинулись въ Лифляндiю по правому берегу Двины, а самъ Шереметевъ, съ остальнымъ войскомъ двинулся къ Ригѣ по лѣвому курляндскому берегу Двины. Боуръ, вступивъ въ Лифляндiю, распространилъ между лифляндскимъ дворянствомъ царскій универсалъ, которымъ лифляндское и эстляндское дворянство приглашалось къ подчиненію царю.

 

 

 

413

Графъ Штрембергъ 22 октября 1709 г. издалъ и свой манифестъ къ лифляндцамъ, которымъ убѣждалъ ихъ оставаться вѣрными Швеціи и обѣщалъ скорое прибытіе шведскихъ войскъ.

 

29 того же мѣсяца русскіе въ большихъ силахъ показались недалеко отъ Кобронъ-шанца, и въ тотъ же день первый разъ по нимъ стрѣляли, и въ 11 часовъ съ Масельскаго бастіона раздались два выстрѣла по нимъ, но не причинили никакого вреда. Послѣ обѣда было сдѣлано изъ Кобронъ-шанца шесть выстрѣловъ, убившихъ только одного изъ непріятелей. Также и непріятель въ тоже послѣобѣда намѣревался напасть въ расплохъ на форштатъ и едва не ворвался въ Рауенскіе ворота; въ этой схваткѣ пали двое нашихъ. Это произвело большой страхъ между форштадскими жителями и всякій бѣжалъ въ городъ. Затѣмъ нашъ генералъ, его превосходительство господинъ генералъ-губернаторъ Нильсъ Штрембергъ приказалъ зажечь всѣ дома и сады, находившіеся внѣ форштата, а также былъ отданъ приказъ жителямъ форштата разрушать свои дома и приводить въ безопасность то, чего не хотѣли предавать огню.

30 октября продолжалось сожженіе домовъ и садовъ; непріятель снова показывался очень смѣло, по немъ хотя и стрѣляли нѣсколько разъ, но безуспѣшно.

31 числа.  Въ прошлую ночь генералъ Бауеръ сталъ въ Юнгфернъ-гофѣ; на что онъ рѣшится, покажетъ время. Кромѣ того сегодня производились многократные выстрѣлы изъ города; имѣли-ли они успѣхъ неизвѣстно, такъ какъ сегодня была очень туманная погода. Наши-же постепенно все отступаютъ къ городу; форштатскіе жители ввезли сегодня много дерева; имъ не было позволено вынимать оконъ и дверей, когда они должны были все бросить (такъ какъ наша кавалерія расположилась тамъ квартирами) и они ожидали, должны ли они будутъ сжечь ихъ или предоставить непріятелю. Жалко было смотрѣть, какъ безкровные бѣдные форштатскіе жители въ большой тѣснотѣ съ обильными слезами и жалобами ввозили свое ничтожное имущество. Но куда дѣнутся въ городѣ всѣ эти бѣдные люди и что повлечетъ за собой скопленіе народа, я не знаю. Если Господь продолжитъ мою жизнь, то мнѣ придется записывать еще много несчастныхъ событій.

1 ноября.  Прошлую ночь здѣсь вездѣ въ городѣ старались приготовится къ вылазкѣ, и къ двумъ часамъ ночи все было готово; вылазка удалась нашимъ настолько, что непріятель отступилъ и наши такимъ образомъ выиграли мѣсто, чтобы зажечь дома, лежащіе за Двиной. Послѣ того стрѣляли цѣлый день, что стоило жизни многимъ непріятелямъ. Когда непріятель подходилъ слишкомъ близко, его встрѣчали страшнымъ громомъ съ городскихъ стѣнъ. До сегодняшняго дня еще не прибыли непріятельская артиллерія и пѣхота.

 

 

 

414

2 ноября было очень тихо; наши продолжали жечь остальные дома и сады.

3 ноября.  Въ прошлую ночь наши развели мостъ черезъ Двину и окончательно оставили Кобронъ-шанецъ, на половину разрушивъ его и сжегши находившіяся тамъ строенія. Но лишь только наши покинули шанецъ, какъ непріятель немедленно же занялъ его. 3)

 

Прим. перев.   Оставленный шведами Кобронъ-шанецъ занялъ, по распоряженію Шереметева, князь Волконскій. Русскіе немедленно же приступили къ возобновленію этаго очень важнаго укрѣпленія, но еще не открывали противъ Риги наступательныхъ дѣйствій, такъ какъ осадная артиллерія — 60 орудій и 20 мортиръ, отправленныя къ Ригѣ по Двинѣ, еще не прибывали.

 

4 и 5 ноября непріятель сильно работалъ въ разрушенномъ Кобронъ-шанцѣ и почти снова возстановилъ его. Говорятъ, что непріятель имѣетъ уже 12 полевыхъ орудій, а также, что его пушки на стругахъ прибыли въ Нейштедгенъ. Сегодня непріятель былъ у Луговыхъ (Weide) воротъ. Изъ нашихъ въ теченіе 8 дней перешло къ непріятелю 40 человѣкъ.

6 ноября.  Въ прошлую ночь непріятель показалъ видъ, что хочетъ напасть на форштатъ и ворваться въ него съ луговой стороны, вслѣдствіе чего произошла сильная тревога какъ между гарнизономъ на форштатѣ, такъ и въ самомъ городѣ. Въ два часа ночи изъ Песочныхъ воротъ выступило нашихъ нѣсколько тысячъ человѣкъ, чтобы помочь форштатскимъ, а также, чтобы окружить непріятеля, но когда они вышли, не оказалось никакого непріятеля: это была только пустая тревога, которая часто производилась съ непріятельской стороны, чтобы утомить нашихъ постояннымъ бодрствованіемъ.

7 ноября, въ воскресенье, непріятель былъ спокоенъ, только тамъ и сямъ показывались его отряды, но съ обѣихъ сторонъ не предпринималось ничего важнаго.

8 ноября наши извѣстились, что непріятельскій генералитетъ соберется на совѣтъ во вполнѣ уже возстановленный Кобронъ-шанецъ, а также и для того, чтобы хорошенько разглядѣть городъ. Извѣстіе это оказалось справедливымъ, и когда утромъ въ 9 часовъ русскіе генералы собрались, то нашимъ дали знакъ, по которому тотчасъ же со всѣхъ городскихъ бастіоновъ открыли пальбу въ Кобронъ-шанецъ. Мало было успѣха, однако, изъ такой пальбы, потому что ядра падали большею частью въ воду, такъ какъ шанецъ лежалъ очень низко. Только нѣкоторые навѣсные выстрѣлы заставили собраніе разойтись. Пальба продолжалась до обѣда, до 12 часовъ.

9 ноября, вечеромъ въ 9 часовъ, прибыли различные непріятельскіе струги съ провіантомъ и орудіями; наши это увидѣли

 

 

 

415

при яркомъ свѣтѣ луны, и вслѣдъ за тѣмъ, чтобы помѣшать причаливать, открыли учащенную пальбу, но безъ успѣха.

 

Прим. перев.   Въ этотъ день къ войскамъ прибылъ и самъ Петръ, выѣхавшій изъ Кіева 15 августа и пробывшій весь сентябрь и октябрь мѣсяцы въ Польшѣ. 9 октября Петръ и Августъ заключили въ Торнѣ союзный договоръ, къ которому 20 октября былъ прибавленъ тайный артикулъ: княжество лифляндское со всѣми своими городами и мѣстами его королевскому величеству польскому, какъ курфюрсту саксонскому, и его наслѣдникамъ присвоено и уступлено быть имѣетъ.

Коберъ-шанецъ въ честь царя названъ Петеръ-шанцемъ.

 

10 и 11 ноября непріятель усиленно работалъ, особенно ночью, чтобы лучше укрѣпить Кобронъ-шанецъ. Онъ насыпалъ также двѣ баттареи, одну недалеко повыше Коброна, другую же ниже около Гагельсъ-гофа.

12 ноября нѣсколько сотъ человѣкъ изъ нашей кавалеріи должны были отправиться въ Перновъ, такъ какъ здѣсь было слишкомъ мало корму для лошадей. Когда они подошли къ Новой мельницѣ, то непріятель напалъ на нихъ, и хотя наши храбро защищались и старались пробиться, но всетаки вынуждены были, оставивъ 30 человѣкъ убитыми, отступить. Сколько пало съ непріятельской стороны неизвѣстно.

13 ноября одна королевская шведская почтовая яхта отправилась отъ города внизъ къ рейду подъ прикрытіемъ нашего бригадира. Когда они подошли къ Кремерсъ-гофу, то непріятель съ ново-построеннаго бастіона въ Кремерсъ-гофѣ открылъ учащенный огонь по нимъ. Бригадиръ и почтъ-яхта храбро отвѣчали имъ: яхта благополучно прошла внизъ по рѣкѣ.

14 ноября, въ воскресенье, утромъ въ четыре часа непріятель пустилъ въ городъ нѣсколько бомбъ, которыя, однако, не долетѣли. Когда непріятель замѣтилъ это, то тотчасъ же прекратилъ пальбу и затѣмъ цѣлый день былъ спокоенъ.

 

Прим. перев.   Бомбардированіе Риги началъ самъ Петръ: первыя три бомбы онъ лично бросилъ съ Коберъ-шанца въ городъ и писалъ Меньшикову и министрамъ своимъ при иностранныхъ дворахъ: «Сегодня о пятомъ часу по полуночи бомбардированіе началось съ Риги, и первыя три бомбы своими руками въ городъ отправлены, о чемъ зѣло благодарю Бога, что сему проклятому мѣсту сподобилъ мнѣ самому отмщенія начало учинить» (см. Соловьева, XV, стр. 392). Нѣтъ сомнѣнія, что слова были вызваны воспоминаніемъ о томъ неблагосклонномъ пріемѣ, который оказали Петру въ Ригѣ во время его перваго путешествія за границу за пятнадцать лѣтъ тому назадъ.

 

 

 

416

Въ рижской городской библіотекѣ въ стѣну вдѣлана бомба, по преданію, одна изъ брошенныхъ Петромъ. Преданіе это невѣрно: первыя бомбы пишетъ Гельмсъ не долетѣли до города, слѣд. упали, надобно полагать, въ Двину.

На другой день царь уѣхалъ въ Петербургъ, отдавъ приказаніе, чтобы Шереметевъ отвелъ войско на зимнія квартиры въ Курляндію и оставилъ для блокады Риги начальника дивизіи князя Никиту Ивановича Репнина (впослѣдствіи фельдмаршалъ, президентъ военной коллегіи, лифляндскій генералъ губернаторъ) съ 7000 корпусомъ (6000 пѣхоты и 1000 кавалеріи). Шереметевъ перенесъ свою главную квартиру въ Митаву и расположилъ пѣхоту въ Курляндіи и Литвѣ, а кавалерію въ Лифляндіи близь Риги.

Репнинъ квартиру свою учредилъ въ Юнгфернгофѣ, въ окрестностяхъ котораго расположилъ 5500 человѣкъ, 500 человѣкъ заняли Кирхгольмъ, за тѣмъ 1000 человѣкъ, постоянно смѣнявшихся, занимали Коберъ-шанецъ и оттуда продолжали обстрѣливать Ригу. Рижскій гарнизонъ состоялъ изъ 12000 ч. пѣхоты и 1700 ч. кавалеріи, слѣд. численностію своею превосходилъ вдвое блокадный корпусъ, тѣмъ не менѣе Штрембергъ оставилъ Репнина распоряжаться какъ тому было угодно и наносить чувствительный вредъ Ригѣ во всю зиму. Обстоятельство это можно объяснить или совершенною неспособностію Штремберга и его генераловъ, или тѣмъ, что шведы потеряли уже всякую надежду съ успѣхомъ бороться съ русскими.

Есть одно не менѣе странное извѣстіе (см. Рихтера, Geschichte der deutscheu Ostenprovinzen, 2 т., 2 ч., стр. 315): зимою, когда въ Ригѣ обнаружился уже недостатокъ въ съѣстныхъ припасахъ, генералъ Боуръ прислалъ Штрембергу цѣлую телѣгу дичи и получилъ отъ него вино, загруженное въ ту же телѣгу.

 

15 ноября непріятель съ пяти часовъ утра началъ угрожать городу бомбардированіемъ, которое навело великій ужасъ въ городѣ и причинило въ разныхъ мѣстахъ большія поврежденія домамъ и людямъ. Наши должны были допустить это: они хотя и отстрѣливались изрѣдка, но безъ успѣха, такъ какъ наши ядра не долетали. Непріятель между тѣмъ продолжалъ бомбардированіе цѣлый день: въ соборную церковь ударило двѣ, въ церковь св. Петра одна бомба, а именно въ 8 часовъ, когда прихожане были еще въ церкви, что причинило такой страхъ, что многіе отъ страха умерли. Одинъ добрый другъ увѣрялъ меня, что съ утра до 12 часовъ ночи было брошено около 150 бомбъ. Онъ самъ съ 5 часовъ вечера до 12 часовъ насчиталъ 49; послѣ 12 часовъ непріятель прекратилъ пальбу до 7 часовъ утра.

16 ноября онъ снова началъ пальбу и стрѣлялъ до 8 часовъ; въ половинѣ 9-го непріятель потребовалъ черезъ барабанщика 20,000 рейхсталеровъ контрибуціи: если наши дадутъ деньги, то непріятель не будетъ больше удручать городъ огнеными бомбами, но

 

 

 

417

будетъ ихъ пускать пустыми. На что рѣшился нашъ господинъ генералъ-губернаторъ неизвѣстно, и не было о томъ объявлено жителямъ, но, однакоже, знаютъ, что деньги не были выданы. Между тѣмъ непріятель на цѣлый день пріостановилъ бомбардированіе и усердно работалъ на своихъ батареяхъ, такъ что мы опасались, что скоро начнется болѣе сильное бомбардированіе.

17 ноября непріятель цѣлый день не открывалъ огня, но усердно работалъ на батареяхъ, чему старались мѣшать наши пальбой изъ пушекъ. Говорили, что теперь непріятельское войско состоитъ изъ 30,000 человѣкъ, а также что и его царское величество лично находится при войскѣ. Въ городѣ съ третьяго дня (какъ непріятель началъ бомбардированіе) не трогали ни колоколовъ, ни часовъ, а также не было богослуженія въ общественныхъ церквахъ, но все было совершенно тихо.

18 ноября до обѣда непріятель былъ спокоенъ, послѣ обѣда онъ началъ бомбардировку со своей другой батареи, выстроенной по ту сторону Коброна, но бомбы большею частью не долетали, такъ что пять бомбъ упало въ Двину; вечеромъ въ 9 часовъ нѣсколько бомбъ попали въ городъ, и разрушили нѣсколько домовъ.

19 ноября онъ началъ пальбу уже съ 4-хъ часовъ, хотя и не такую сильную какъ 15-го числа, но все таки дѣло было плохо, такъ какъ непріятель пускалъ сегодня первыя огненныя ядра (гранаты), отъ которыхъ загорѣлись многія мѣста въ городѣ, но были впрочемъ всѣ потушены; какъ только непріятель пускалъ огненное ядро, то вслѣдъ за нимъ тотчасъ же летѣла бомба; этимъ онъ хотѣлъ пугать тушившихъ огонь, происходившій отъ огненныхъ ядеръ.  Въ 5 часовъ вечера онъ прекратилъ пальбу.

20 ноября въ 10 часовъ утра онъ снова началъ жестокое бомбардированіе, и такъ какъ наши сняли сегодня превосходные куранты съ колокольни св. Петра и непріятель замѣтилъ это, то большую часть ядеръ направлялъ въ эту колокольню и въ близи лежащую нашу школу; все зданіе часто потрясалось отъ большаго треска, происходившаго при разрывѣ бомбъ. Неисповѣдимое милосердіе Божіе сохранило насъ еще и въ этотъ день, зато бомбы сегодня причинили гораздо болѣе вреда, чѣмъ въ прошлый понедѣльникъ; очень много зданій разрушено, но Господь милостиво хранилъ людей: на сколько я знаю, убитъ только одинъ человѣкъ, одному же оторванъ носъ.  Къ вечеру непріятель снова прекратилъ бомбардировку.

NB. Съ третьяго дня довольно сильно морозитъ, и если такъ будетъ дальше, то Двина скоро замерзнетъ.

21 ноября.  Сегодня, въ послѣднее воскресенье Trinitatis, мы уже съ самаго утра сильно боялись, что непріятель во время богослуженія (которое мы однако не совершали) будетъ сильно палить; однако онъ былъ оченъ спокоенъ, и во весь день пустилъ только

 

 

 

418

около 10 штукъ бомбъ: мы рѣшили, что дурная погода съ сильнымъ вѣтромъ и снѣгомъ, начавшаяся вчера и стоявшая цѣлый день, помѣшала ему въ его намѣреніи. Многіе набожные отцы семействъ заключили сегодня со слезами и рыданіемъ старый церковный годъ въ погребахъ и домахъ, такъ какъ непріятель не допустилъ насъ совершить это въ настоящихъ Божьихъ храмахъ.

22 ноября въ обѣденное время съ непріятельской стороны снова началось бомбардированіе, но наши показали себя сегодня очень храбрыми. По своей прежней привычкѣ, онъ къ вечеру снова пріутихъ. Это еще было большимъ счастіемъ для тѣхъ, которымъ не представлялось случая спать, какъ только въ своихъ домахъ.

23 ноября.  Вчера вечеромъ, совсѣмъ поздно, непріятель пустилъ опять нѣсколько бомбъ и огневыхъ ядеръ, и всю ночь пускалъ по нѣскольку въ часъ, чѣмъ причинилъ большой страхъ, такъ какъ теперь нельзя было спокойно спать въ домахъ. Цѣлый же день онъ былъ спокоенъ.

24 ноября.  Въ прошлую ночь непріятель снова пускалъ бомбы и огневыя ядра и продолжалъ пальбу всю ночь до утра до 8 часовъ; днемъ онъ былъ большую частью спокоенъ, къ вечеру, онъ снова началъ, но въ 8 часовъ снова остановился; затѣмъ ночью былъ также довольно спокоенъ.

25 ноября.  Сегодня непріятель совсѣмъ пріостановилъ пальбу, не бросилъ ни одной бомбы, но сломалъ большую часть задвинскихъ строеній и перетащилъ дрова въ Кобронъ-шанецъ.

26 ноября.  Въ прошлую ночь непріятель совершенно сжегъ Койенгольмъ, а также и различные вокругъ лежащіе дома и сады, что было принято большею частью за знакъ его отступленія.

27 ноября не случилось ничего особеннаго и непріятель былъ тихъ; къ вечеру одинъ изъ нашихъ капитановъ, по имени Фогель, Знаменскаго полка, хотѣлъ перейти къ непріятелю, но его догнали недалеко отъ Коброна.

28 ноября.  Въ первое воскресенье адвента (филипова поста) непріятель былъ снова спокоенъ, но у насъ всетаки не осмѣлились совершать богослуженія и открыто праздновать новый церковный годъ; поэтому мы снова принуждены были съ большой печалью начинать нашъ новый церковный годъ, какъ окончили старый.

Кромѣ того говорятъ, что въ тѣ дни, когда непріятель былъ тихъ, онъ бомбардировалъ Динаминдскіе шанцы, и пустилъ уже 300 бомбъ; правда-ли это навѣрное не извѣстно, такъ какъ мы не можемъ имѣть сообщенія съ тѣмъ мѣстомъ.

29 и 30 ноября все было совершенно тихо.

1 декабря.  Такъ какъ уже нѣсколько дней непріятель былъ тихъ, было рѣшено, чтобы на нѣдѣлѣ въ каждой церкви говорилась проповѣдь, что и было исполнено.

 

 

 

419

2 декабря не случилось ничего особеннаго.

3 декабря наши пошли съ 18 человѣкъ на развѣдки и дошли даже до непріятельскихъ траншей, но такъ какъ траншеи были слишкомъ недоступны, то они ничего не добились, и только убили одного и привели домой 3-хъ плѣнныхъ.

4 декабря снова все было тихо.

5 декабря, во второе воскресенье адвента (филипова поста), наши снова совершали богослуженіе во всѣхъ церквахъ; мы уже почти кончали службу, какъ непріятель началъ сильно бомбардировать городъ. Въ церкви св. Петра (въ которой я былъ съ моими учениками) только что начали пѣть: «Прійми отъ насъ Господи, истинный Боже» и т. д. какъ непріятельскія двѣ бомбы упали недалеко отъ церкви; это произвело такой ужасъ, въ особенности по своей неожиданности, что прихожане почти всѣ разбѣжались изъ церкви и тѣмъ снова окончилось наше вновь начатое богослуженіе. Сегодня въ первый разъ опять заиграли органы, такъ какъ ихъ не трогали 42 недѣли по случаю смерти Гольштинскаго принца. Однако, Господь знаетъ, когда на нихъ снова заиграютъ въ его славу, такъ какъ въ этотъ день церкви были очень повреждены бомбами. Теперь мы поняли отчего онъ такъ усердно работалъ въ Кобронъ-шанцѣ, такъ какъ онъ пускалъ всѣ бомбы съ Коброна. Онъ началъ съ половины десятаго и продолжалъ до 8 часовъ вечера; онъ въ часъ бросалъ по 16 бомбъ, которыя такъ опустошали, особенно на Зюндерской и Свиной (Schweine, нынѣ Schwimmstrasse, Поемная улица) и у насъ по сосѣдству, что невозможно это описать никакимъ перомъ. Съ нашего задняго дома была сорвана половина крыши; недалеко отъ насъ въ Святомъ Духѣ (богадѣльня) сильно повредило многіе дома и убило 9 человѣкъ. Однимъ словомъ, въ этотъ день онъ причинилъ домамъ и людямъ болѣе вреда, чѣмъ во все время, которое онъ пробылъ тамъ. Но при этомъ непріятель не имѣлъ ни какой выгоды, такъ какъ со всѣхъ бастіоновъ съ Двинской сторонъ и изъ цитадели храбро бомбардировали и стрѣляли изъ пушекъ; непріятель не сдѣлалъ ни одного выстрѣла, чтобы ему не отвѣтили на него двумя или тремя.

6 и 7 декабря непріятель, а слѣдовательно и наши, были совершенно тихи; онъ снова открылъ огонь въ половинѣ десятаго, сильно бомбардировалъ и продолжалъ до полудня; въ два часа онъ пустилъ около 40 бомбъ; хотя наши и хотѣли отвѣчать, какъ въ прошлое воскресенье, однако имъ мѣшала дождливая погода, она же была виной, что непріятель долженъ былъ прекратить пальбу въ означенное время. Когда же въ два часа пополудни дождь немного поутихъ, непріятель снова началъ бомбардированіе и продолжалъ до пяти часовъ вечера. Сегодня опять къ нашему прискорбію бомбы падали довольно успѣшно: жалко смотрѣть, какъ обезображены красивыя церкви и дома. Хотя мы не могли до сихъ поръ пожало-

 

 

 

420

ваться на сильный морозъ, но мы должны ожидать его, а куда укроешься отъ холоду, извѣстно лишь Господу. Замѣчательно также, что 16 или 18 дней тому назадъ начало довольно сильно морозить, и за тѣмъ выпалъ большой снѣгъ; теперь онъ начинаетъ ужасно таять, такъ что большая часть погребовъ залита водой, а такъ какъ мы бѣдные люди при началѣ бомбардировки снесли въ погреба большую часть нашихъ лучшихъ пожитковъ, то онѣ теперь почти всѣ перепорчены. Это несчастіе произошло отъ большой воды, образовавшейся изъ снѣга и проникнувшей также черезъ толстыя стѣны погребовъ. Такъ праведному Судіи угодно было поразить насъ со всѣхъ сторонъ различными казнями.

9 декабря непріятель былъ снова спокоенъ цѣлый день.

10 декабря непріятель началъ пальбу въ 6 часовъ утра и продолжалъ весь день до половины седьмаго вечера; эта сильная бомбардировка снова причинила много вреда и людямъ и домамъ.

11 декабря опять цѣлый день былъ тихъ.

12 декабря, въ третье воскресенье адвента, непріятель совершенно прекратилъ стрѣльбу, но только появился въ большихъ силахъ передъ Ивановскими воротами и дѣлалъ видъ, что хочетъ напасть на форштатъ; затѣмъ изъ нашихъ было отправлено 1000 человѣкъ, но такъ какъ непріятель подходилъ близко, то наши также не рѣшались на нападенія. Наконецъ непріятель удалился, и наши также возвратились на свои мѣста.

13 декабря.  Въ прошлую ночь въ часъ непріятель началъ бомбардировать и продолжалъ до половины третьяго, въ это время онъ бросилъ 24 бомбы. Это замѣчательный день и заслуживаетъ быть записаннымъ у всѣхъ насъ въ сердцахъ желѣзнымъ грифелемъ, ибо это одинъ изъ самыхъ бѣдственныхъ дней для Риги. Случилось несчастіе такого рода:

Въ половинѣ 10-го утра въ цитадели въ одну пороховую башню, въ которой по общему мнѣнію было 1,200 бочекъ пороху, попалъ огонь (откуда извѣстно только одному всевѣдущему Господу); бочки загорѣлись, а также и недалеко стоящая башня, въ которой было 1800 бомбъ, большое число гранатъ и пушечныхъ ядеръ; все это взлетѣло на воздухъ, и это случилось такъ внезапно, какъ будто наступилъ конецъ свѣта: по всему городу летали бомбы, гранаты и ядра, будто ихъ сѣяли или шелъ дождь; прекрасная цитадель была вся разрушена кромѣ 2 домовъ, а также обвалился валъ съ Двинской стороны, такъ что черезъ него можно было проѣхать рядомъ тремъ телѣгамъ; городъ былъ также сильно обезображенъ, такъ какъ въ многіе дома попало по пяти штукъ. Самое печальное то, что погибло ужаснымъ образомъ множество людей; сколько именно, еще неизвѣстно, но число уже доходитъ до 1000, и все еще откапываютъ новыхъ. Однимъ словомъ сегодняшнее несчастіе такъ велико, что

 

 

 

421

еслибы непріятель бомбардировалъ насъ цѣлый годъ, онъ не могъ бы причинить большаго вреда. О Господи! Неисповѣдимы судьбы твои!

Вечеромъ въ 4 часа непріятель снова началъ и снова пустилъ 24 бомбы.

 

Прим. перев.   Проломъ въ валу цитадели, образовавшійся вслѣдствіе этого взрыва, шведы загородили тройнымъ рядомъ рогатокъ и штурмфаловъ, а остатки погибшихъ людей похоронили, кажется, въ самой цитадели. При устройствѣ въ 1870 году садика въ цитадели на площади предъ бывшею артиллерійскою казармою было взрыто съ глубины не большей 1 аршина множество человѣческихъ костей. Повидимому, это были жертвы взрыва 13 декабря.

 

14 декабря перешелъ къ намъ отъ непріятеля одинъ поручикъ, который сообщилъ, что непріятель хочетъ уйти и что уже ушло 8000 человѣкъ; но ему мало повѣрили, непріятель же прекратилъ стрѣльбу на цѣлый день.

 

Прим. перев.   Поручикъ сообщилъ совершенно невѣрныя свѣдѣнія. Князь Репнинъ не только не думалъ объ отступленіи, но въ этотъ день, 14 декабря, заложилъ на половинномъ разстояніи между Ригою и Динаминдомъ двѣ батареи, одну на лѣвомъ берегу Двины, а другую на правомъ. На лѣвомъ берегу батарею строилъ полковникъ Ласси (впослѣдствіи графъ, фельдмаршалъ и лифляндскій генералъ губернаторъ), на правомъ берегу работами распоряжался полковникъ Пфенигбиръ. Батареи эти, обстрѣливая Двину, препятствовали подвозу съѣстныхъ припасовъ въ Ригу изъ Динаминда; по Двинѣ на малыхъ канонирскихъ лодкахъ разъѣзжалъ кіевскаго пѣхотнаго полка полковникъ Клачковскій и пресѣкъ всякій подвозъ въ Ригу какъ съ моря, такъ и съ верхнихъ мѣстностей Двины. Съ новаго года въ Ригѣ уже обнаружился недостатокъ въ хлѣбѣ, послѣдствіемъ этого недостатка было появленіе заразительныхъ болѣзней и чумы.

 

15 и 16 декабря непріятель началъ въ 8 часовъ снова бросать бомбы, продолжалъ цѣлый часъ и пустилъ за это время 24 штуки, послѣ обѣда онъ снова началъ и пустилъ 12 штукъ.

17 декабря.  Въ прошлую ночь, въ половинѣ 4-го, непріятель снова началъ бомбардировать и пустилъ 16 бомбъ, затѣмъ онъ цѣлый день былъ спокоенъ. Въ тотъ же день я пошелъ въ цитадель, чтобы хорошенько осмотрѣть тамъ убытки, которыхъ я увидѣлъ больше, чѣмъ способно описать мое перо. Сколько душъ было тамъ заживо похоронено и сколько покрыла земля, которыхъ болѣе не отыщутъ.

18 декабря непріятель былъ тихъ весь день и всю слѣдующую ночь.

 

 

 

422

19 декабря въ четвертое воскресенье адвента, въ половинѣ 9-го, непріятель снова началъ бомбардированіе, продолжалъ до 10 часовъ, пустилъ за это время 33 бомбы, причинившія большія поврежденія въ церквахъ и домахъ.

20 декабря.  Вчера нѣсколько мясницкихъ гезелей вышли привести немного скота; но такъ какъ они отлучились слишкомъ далеко, то были пойманы казаками, раздѣты до нага и свирѣпо умерщвлены; двое изъ нихъ сегодня принесены; непріятель не сдѣлалъ ни одного выстрѣла.

21 декабря, въ 2 часа пополудни, непріятель снова пустилъ 21 бомбу.

22 декабря онъ весь день былъ тихъ.

23 декабря нѣсколько бюргерскихъ слугъ (кнехтовъ) поѣхали за дровами и хотя у нихъ было для защиты нѣсколько войска, однако, на нихъ напали казаки, спрятавшіеся за песчаными горами и увели съ собой 20 слугъ; за исключеніемъ этого непріятель весь день не стрѣлялъ, какъ и въ теченіе 24 декабря.

25 декабря, въ день Рождества, непріятель утромъ въ 8 часовъ пустилъ 3 бомбы, на которыя тотчасъ же отвѣтили наши; послѣ обѣда онъ пустилъ снова три, на которыя также отвѣтили нашими со шведскимъ двойнымъ зарядомъ.

26 декабря.  Въ прошлую ночь непріятель сжегъ нѣсколько домовъ, стоявшихъ у луговъ, что темной ночью произвело сильное зарево въ городѣ. Утромъ въ 8 часовъ онъ началъ пускать бомбы и до обѣда пустилъ 21. Послѣ обѣда въ два часа онъ снова началъ и пустилъ 12 штукъ. Наши также не оставались праздными, но сильно стрѣляли; непріятель укрѣплялъ Кобронъ-шанецъ кругомъ палисадами и испанскими рейтерами; когда наши находили удобное время, то усердно стрѣляли въ рабочихъ.

27 декабря.  Въ прошлую ночь непріятель совершенно сжегъ стоявшую на Фоссенгольмѣ пильную мельницу (которою цѣнили въ 7000 рейхсталеровъ); цѣлый день за тѣмъ не слышно было пальбы.

28 декабря непріятель весь день былъ спокоенъ.

29 декабря, въ 2 ч. пополудни, непріятель снова началъ бросать бомбы; въ половинѣ шестаго отъ нихъ загорѣлся на Массельской улицѣ домъ, такъ какъ тамъ на чердакѣ было сѣно; и хотя употребили всѣ усилія, чтобы прекратить пожаръ, но вѣтеръ сильно раздувалъ его и сжегъ также близь лежащій домъ. Это причинило большой страхъ, отчасти оттого, что дулъ довольно сильный вѣтеръ, отчасти и оттого, что непріятель пускалъ сюда больше всего бомбъ; не смотря на то, въ 6 час. огонь былъ все таки потушенъ. Когда непріятель болѣе не видѣлъ пламени, онъ пересталъ также бомбардировать, бросивъ 50 бомбъ. Всю ночь затѣмъ онъ былъ спокоенъ. Бомбы сегодня долетали до нашего дома довольно близко, и со всѣхъ

 

 

 

423

сторонъ ихъ лежало по нѣскольку, но всеблагій Господь сегодня еще милосердо охранилъ нашъ домъ со всѣми нашими.

30 декабря непріятель не стрѣлялъ цѣлый день; къ вечеру отъ непріятеля къ намъ перешелъ дезертиръ, сообщившій, что они нуждаются въ хлѣбѣ, а также, что вчера наши бомбы разбили одну изъ непріятельскихъ мортиръ и убили 12 человѣкъ.

31 декабря.  Въ прошлую ночь изъ нашихъ пятеро перешли къ непріятелю, больше же ничего не случилось. И такъ мы заключили для Риги 1709 годъ съ большимъ страхомъ и обильными слезами о предстоящей еще опасности.

1710 годъ, 1 января.  Сегодня въ день Новаго года, утромъ въ 8 часовъ, снова началось наше мученіе; непріятель продолжалъ бросать бомбы до 10 часовъ, сегодня онѣ причинили большiй ужасъ, чѣмъ до сихъ поръ, такъ какъ были чинены особеннымъ образомъ и большею частью лопались на воздухѣ съ ужаснымъ трескомъ и затѣмъ причиняли много вреда; въ два часа онъ бросилъ 23 штуки.

2 января непріятеля не было слышно цѣлый день.

3 января до обѣда въ 11 ч. непріятель бросилъ 5 бомбъ. Послѣ обѣда въ 2 часа онъ снова началъ и бросилъ 32 бомбы, которыя каждый разъ причиняли много вреда.

4 января.  Сегодня, вчера и третьяго дня наши сами застрѣлили болѣе ста лошадей, такъ какъ недостатокъ въ фуражѣ значительно усиливается; сначала вся наша кавалерія доходила до 700 человѣкъ, но теперь очень уменьшилась по вышеназваннымъ и другимъ причинамъ, много лошадей ходятъ также какъ по городу, такъ и по форштату безъ хозяевъ и корму, потому и падаютъ и околѣваютъ; а также ежедневно по нѣскольку изъ нашихъ переходятъ къ непріятелю. Сегодня непріятель построилъ новую и ближайшую батарею, наши хотѣли помѣшать ему стрѣльбой, но это разсердило непріятеля и онъ началъ снова бросать бомбы и бросилъ 20 штукъ.

5 января.  Такъ какъ непріятель усердно работалъ поздно вечеромъ, то наши сильно стрѣляли, не смотря на то, непріятель мало заботился о томъ, но продолжалъ работать; наши не прекращали стрѣльбу до 12 часовъ ночи.

6 января, въ день Крещенія, въ половинѣ десятаго утра непріятель снова началъ бомбардировать, причемъ четвертый выстрѣлъ едва не лишилъ меня жизни, еслибы меня не оградило неисповѣдимое милосердіе Господа: да будетъ Ему за эту милость хвала, слава, честь и благодареніе. Непріятель, бросивъ 24 бомбы, прекратилъ пальбу въ 12 часовъ.

7 января.  Сегодня рано утромъ наши увидѣли, какъ у непріятеля поднялось 7 ракетъ, которыя были приняты за знакъ, что къ непріятелю идетъ помощь, а также непріятель сильно рабо-

 

 

 

424

талъ въ Кобронъ-шанцѣ; не смотря на то, наши начали усиленно стрѣлять и бросать бомбы; онъ же весь день не начиналъ стрѣльбы.

8 января непріятель былъ тихъ цѣлый день.

9 января, утромъ въ 4 часа, непріятель снова началъ бросать бомбы, продолжалъ до 6 часовъ и бросилъ пятнадцать штукъ, затѣмъ замолчалъ до 8 часовъ вечера, опять стрѣлялъ до 10 часовъ и бросилъ снова 16 штукъ.

10 января непріятель не бросалъ бомбъ, но сдѣлалъ нѣсколько выстрѣловъ изъ пушекъ по нашимъ работавшимъ у Двины людямъ, однако, нѣсколько ядеръ проникло также и въ городъ.

11 января онъ снова стрѣлялъ изъ пушекъ, но не бросалъ бомбъ.

12 января, послѣ обѣда въ часъ, непріятель снова началъ бомбардировать и бросилъ 24 бомбы; сегодня бомбы достигали такой высоты, какъ еще никогда не было до сихъ поръ; наши очень храбро стрѣляли въ отвѣтъ.

13 и 14 января не случилось ничего особеннаго, только съ обѣихъ сторонъ храбро стрѣляли изъ пушекъ, каждый по непріятельскимъ рабочимъ, однако съ обѣихъ сторонъ съ малымъ успѣхомъ.

15 января.  Въ прошлую ночь наши сдѣлали вылазку, но лучше бы не дѣлали, такъ какъ ни мало не выиграли тѣмъ.

16 января.  Вчера вечеромъ, въ половинѣ одиннадцатаго, непріятель отплатилъ намъ за нашу вылазку, начавъ по своему обыкновенію въ одно и то же время бросать бомбы, продолжалъ до 12 часовъ ночи и бросилъ 21 штуку.

17 января произошло нѣсколько стычекъ между нашими людьми, поѣхавшими за дровами, и казаками, хотѣвшими запретить имъ это; они поймали одного изъ нашихъ людей, за то у насъ остался одинъ изъ казаковъ. Такія стычки происходили нѣсколько дней сряду.

18 января.  Сегодня въ полдень, въ половинѣ одиннадцатаго, непріятель бросалъ бомбы, продолжалъ до двѣнадцати часовъ и бросилъ 22; послѣ обѣда, въ четыре часа, онъ бросилъ опять 7.

19 и 20 января не случилось ничего особеннаго, только наши кнехты сталкивались съ казаками.

21 января.  Въ прошлую ночь 24 купеческихъ прикащика и предводитель господинъ маіоръ Бокъ съ однимъ поручикомъ и 4 рядовыми сдѣлали вылазку, убили пятерыхъ и привели съ собой одного плѣннаго.

22 января непріятель, а также и наши были совершенно спокойны.

23 января, въ третье воскресенье послѣ крещенія, утромъ въ половинѣ восьмаго непріятель снова началъ бомбардированіе, про-

 

 

 

425

должалъ до десяти часовъ и бросилъ 21 бомбу. Въ два часа пополудни онъ снова началъ, при этомъ вторая бомба упала на нашъ дворъ, тотчасъ же лопнула, во всемъ домѣ перебила всѣ окна, разбила двери, отбила всѣ пробои и замки у амбаровъ и домовъ; въ комнаты, въ которыхъ я находился съ пятью лицами, къ намъ влетѣли стекла, свинецъ и камни, однако великая чудесная десница Господа охранила насъ такъ, что ни одинъ изъ насъ не былъ раненъ. Хотя мы всѣ видѣли смерть передъ глазами и уже прощались съ жизнью, но Божіе милосердіе спасло насъ и на этотъ разъ. Непріятель бросилъ десять бомбъ. Вечеромъ въ половинѣ седьмаго онъ снова началъ въ третій разъ и бросилъ 17, слѣдовательно сегодня всего 48 бомбъ. Нужно замѣтить, что сегодня бомбы причинили большой вредъ зданіямъ. Вечеромъ онъ бросилъ одну штуку, которую неизвѣстно за что можно было принять: это была не бомба, не огненное ядро, но каркасса; за ней видно было, когда непріятель пустилъ ее, хвостъ длиною отъ 12 до 15 локтей, она была наполнена гранатами и нѣсколькими картечными пулями и наполнена горючимъ веществомъ, такъ что пробила два слоя земли и застряла въ третьемъ и издавала изъ себя огонь, который былъ потушенъ нарочно приставленными къ тому людьми. Она производила сильные удары и хотя гранаты оглушали, но безъ поврежденія людей, ее всетаки потушили, такъ что она не имѣла успѣха. Загорѣлись отъ бомбы также два маленькихъ дома на Петровскомъ кладбищѣ, но скоро пожаръ былъ потушенъ.

24, 25, 26 и 27 января все было совершенно тихо.

28 января, послѣ обѣда въ 3 ч., онъ снова началъ бросать, продолжалъ до половины 5 и бросилъ 22 бомбы.

29 января все было совершенно тихо.

30 января въ воскресенье утромъ въ половинѣ 5 бомбардировка снова началась, продолжалась до седьмаго часа и было брошено 27 бомбъ.

31 января опять все было тихо.

1 февраля.  Утромъ въ 8 часовъ онъ снова бомбардировалъ и бросилъ 21 бомбу.

2 февраля.  Теперь недостатокъ въ провіантѣ очень усиливается и нужда ростетъ съ каждымъ днемъ, прекрасныя дорогія лошади падаютъ съ голода по улицамъ и околѣваютъ; также и люди часто умираютъ, въ одинъ день хоронятъ отъ 12 до 16, а иногда и болѣе; повидимому, правый Господь наказываетъ насъ сразу всѣми тремя казнями; непріятель же сегодня молчалъ цѣлый день.

3 февраля, утромъ въ 9 часовъ, онъ снова бомбардировалъ и бросилъ 25 бомбъ. Вечеромъ въ шесть часовъ непріятель снова бомбардировалъ до четверти восьмаго и бросилъ 21 бомбу. Наши тогда начали также бомбардировать изо всѣхъ силъ, начали вмѣстѣ

 

 

 

426

съ непріятелемъ и стрѣляли до половины одиннадцатаго, всего бросили 99 бомбъ, которыя имѣли довольно успѣха.

4 февраля все было совершенно тихо.

5 февраля, послѣ обѣда, онъ снова началъ въ 2 часа и бросилъ снова 20 бомбъ, которыя причинили очень сильный вредъ и людямъ и домамъ.

6 февраля, въ воскресенье Septungesime утромъ въ 9 час., онъ снова началъ и снова бросилъ 24 бомбы, которыя по случаю туманнаго воздуха не имѣли особенно сильнаго дѣйствія.

7 февраля непріятель опять былъ спокоенъ.

8 февраля, послѣ обѣда въ половинѣ третьяго, непріятель снова бомбардировалъ и бросилъ 25 бомбъ; одна бомба зажгла амбаръ, но, слава Богу, пожаръ былъ благополучно потушенъ.

9 февраля.  Въ прошлую ночь къ намъ перебѣжалъ одинъ изъ непріятелей; по его словамъ, онъ убѣжалъ изъ за трудной работы и холода. Онъ сообщилъ, что пока еще непріятель будетъ бомбардировать насъ съ Двины изъ Коброна и будетъ стараться съ открытаго моря подойти къ сушѣ со своими смертоносными орудіями, но онъ говорилъ, что ничего не знаетъ о предполагаемомъ штурмѣ.

10 февраля все было совсѣмъ тихо.

11 февраля, до обѣда послѣ десяти часовъ, непріятель снова бросалъ бомбы, продолжалъ до одиннадцати часовъ и бросилъ 25 бомбъ, изъ которыхъ послѣдняя попала въ соборъ и такъ повредила его, какъ не повредили его всѣ прежнія, вмѣстѣ взятыя.

12 февраля.  Въ прошлую ночь непріятель совершенно неожиданно бросилъ 4 бомбы, причемъ къ несчастію нашего дома одна бомба попала къ намъ и лопнула на дворѣ передъ домомъ. Кусокъ, вѣсомъ около 80 фунтовъ, ударилъ въ нашу баню, въ которой спали наши постойные солдаты вмѣстѣ съ нашими слугами, числомъ пять, съ одной женщиной и двумя дѣтьми. Хотя упомянутый кусокъ упалъ къ нимъ и перебилъ двери, окна и ружья, но людямъ онъ не причинилъ ни малѣйшаго вреда. Слѣдующій день непріятель былъ тихъ.

13 февраля, въ воскресенье Sexagesima въ полдень въ половинѣ двѣнадцатаго, непріятель бросилъ сначала 2 бомбы, затѣмъ онъ выстрѣлилъ изо всѣхъ своихъ орудій съ Кобронъ-шанца или Петровскаго шанца, какъ его теперь зовутъ русскіе, изъ тридцати другаго разбора, состоящихъ изъ 1/4, 1/2 и 3/4 картауна, затѣмъ снова 2 бомбы; такъ онъ продолжалъ во второй и третій разъ и бросилъ всего 12 бомбъ и сдѣлалъ 90 выстрѣловъ. Чего онъ хотѣлъ достигнуть этимъ, здѣсь въ городѣ очень разнообразные слухи, и изо всѣхъ можетъ быть ни одинъ не правъ. Нужда же въ городѣ очень усиливается: быстро ростетъ голодъ какъ между гарнизономъ, такъ

 

 

 

427

и между гражданами, смертность также сильно продолжается и Господь знаетъ, что еще будетъ.

14 февраля, послѣ обѣда въ половинѣ третьяго, непріятель снова бросилъ 25 бомбъ. Теперь красивый городъ во многихъ мѣстахъ очень опустошенъ и похожъ на груду камней: жалко смотрѣть на прекрасныя городскія церкви и на Петровскую колокольню. Думаютъ, что если еще нѣсколько бомбъ попадутъ въ эту колокольню, то она обрушится, хотя это и прекрасная новая башня и построена безъ малаго лѣтъ тридцать тому назадъ.

15 февраля.  Въ прошлую ночь, въ 12 часовъ, непріятель снова бомбардировалъ и бросилъ 14 бомбъ; наши точно также сильно стрѣляли въ отвѣтъ. День затѣмъ онъ былъ спокоенъ.

16 февраля.  Сегодня послѣ обѣда, въ 4 часа, наши увидѣли, что командующій офицеръ надъ непріятельской артиллеріей ѣдетъ въ Кобронъ, и стали по немъ стрѣлять изъ пушекъ; когда непріятель замѣтилъ это, онъ началъ стрѣлять по нашимъ работавшимъ около Двины людямъ, но съ обѣихъ сторонъ безъ успѣха.

17 февраля.  Сегодня утромъ въ 7 часовъ непріятель началъ бомбардировать и бросилъ 25 бомбъ, которыя причинили большой вредъ строеніямъ, изъ людей же, благодаря Бога, не былъ раненъ ни одинъ; наши сегодня также очень храбро стрѣляли въ отвѣтъ.

18 февраля все было совершенно тихо.

19 февраля.  Сегодня въ обѣдъ, въ 12 часовъ, непріятель снова началъ такъ стрѣлять, какъ въ прошлое воскресенье: снова изо всѣхъ орудій сразу вокругъ Коброна, даже пѣхота дала залпъ изъ мушкетовъ. 12 бомбъ снова попали въ городъ, но по Божьему милосердію причинили мало вреда.

20 февраля къ намъ явился перебѣжчикъ, сообщившій, что къ непріятелю пришло сто человѣкъ на помощь и что дня черезъ два или три ждутъ его царское величество; тогда они навѣрное отважутся на штурмъ. Сегодня вечеромъ, въ 8 часовъ, онъ бросилъ тринадцать бомбъ, изъ которыхъ впрочемъ многія упали въ Двину.

21 февраля непріятель былъ совершенно тихъ; мы между тѣмъ дѣлали всевозможныя приготовленія, чтобъ храбро выдержать штурмъ. И такъ мы теперь и постъ начали съ большимъ страхомъ, печалью и ужасомъ.

22 февраля непріятель былъ снова тихъ, мы же продолжали свои приготовленія.

23 февраля ничего не случилось.

24 февраля, послѣ семи часовъ, непріятель снова началъ бросать бомбы и бросилъ 25; сегодня также были убиты бомбами сапожникъ съ женой.

25 февраля не случилось ничего.

 

 

 

428

26 февраля непріятель былъ тихъ.

27 февраля въ первое воскресенье поста.  Въ прошлую ночь въ 2 часа непріятель бросилъ 25 бомбъ, которыя причинили большой вредъ домамъ, но людей не ранили. Сегодня въ 10 часовъ случилось странное происшествіе: непріятель былъ настолько изобрѣтателенъ, что совсѣмъ новымъ способомъ прислалъ намъ газетное извѣстіе. А именно онъ бросилъ 4 бомбы, но безъ фитилей, онѣ были также безъ пороху, но вмѣсто него наполнены опилками и въ каждой бомбѣ было отъ 3 до 4 записокъ слѣдующаго содержанія: «Вѣрныя извѣстія и написанныя безъ всякой лжи: 10 февраля 1710 г. въ русскій лагерь прибылъ курьеръ съ извѣстіемъ, что войска его царскаго величества съ мечемъ въ рукѣ завоевали крѣпость Эльбингъ. По этому случаю, 12 февраля былъ празднованъ великій тріумфъ въ московитскихъ шанцахъ: цѣлый день стрѣляли. Послѣ этого тріумфа, 15 февраля, изъ Москвы въ Юнгфернгофъ прибылъ курьеръ съ радостнымъ извѣстіемъ, что турецкій султанъ прислалъ подписанные трактаты о соблюденіи мира еще на 20 лѣтъ. Онъ выдаетъ короля шведскаго головою его царскому величеству, ради чего въ русскомъ лагерѣ праздновали одинаково и 19 февраля и стрѣляли не только изъ орудій, но и изъ ружей». Когда упомянутыя 4 бомбы влетѣли въ городъ и замѣтили, что онѣ не лопались, подошли къ нимъ, открыли жерло и къ величайшему удивленію нашли то, о чемъ я говорилъ, что произвело глубокое раздумье.

28 февраля и 1 марта непріятель молчалъ.

2 марта, вечеромъ въ 8 часовъ, непріятель бросилъ 20 бомбъ, которыя сильно поранили двухъ человѣкъ.

3 и 4 марта непріятель былъ спокоенъ.

5 марта, въ часъ пополудни, непріятель снова бомбардировалъ и бросилъ девятнадцать бомбъ, которыя причинили большой вредъ людямъ, такъ что десять человѣкъ были сильно ранены, изъ нихъ уже нѣкоторые умерли.

6 и 7 марта непріятель былъ совершенно тихъ.

8 марта.  Вчера, вечеромъ въ десять часовъ, непріятель опять бомбардировалъ и бросилъ девятнадцать бомбъ, которыя причинили большой вредъ людямъ, такъ что ранено было девятнадцать человѣкъ, изъ которыхъ уже большая часть умерла. Сегодня въ три часа пополудни непріятель снова бомбардировалъ и бросилъ девятнадцать бомбъ, которыя снова сильно поранили людей.

9 марта непріятель былъ тихъ.

10 марта, утромъ въ семь часовъ, онъ снова бросилъ девятнадцать бомбъ.

11 марта, въ два часа пополудни, непріятель снова бросилъ девятнадцать бомбъ. Сначала предполагали, что непріятель уйдетъ съ открытіемъ весны, однако стоитъ сильная оттепель, а непріятель

 

 

 

429

еще не двигается; напротивъ полагаютъ, что онъ передвинулся къ сторонѣ суши.

 

Прим. перев.   Въ этотъ день къ войскамъ Репнина прибылъ фельдмаршалъ Шереметевъ. По его приказанію двѣ береговыя батареи были усилены и вооружены большимъ числомъ орудій.

 

12 марта.  Сегодня утромъ до шести часовъ непріятель снова бомбардировалъ и бросилъ девятнадцать бомбъ, которыя каждый разъ наносили большой вредъ людямъ. Послѣ обѣда солдатамъ (послѣ того какъ былъ отданъ пароль) объявили, что генералъ-губернаторъ получилъ письмо изъ стокгольмскаго сената, въ которомъ сообщалось, что его королевское величество заключилъ съ великимъ султаномъ наступательный и оборонительный союзъ; что его королевское величество уже выступилъ съ 100,000 христіанскими невольниками и прійдетъ на помощь къ стѣсненной Ригѣ, лишь только на поляхъ будетъ кормъ для лошадей. Султанъ же напалъ со всѣмъ своимъ войскомъ на Ассафъ (Азовъ). Такъ какъ изъ нашихъ солдатъ уже многіе убѣжали, то ихъ офицерамъ было приказано доставить ихъ имена, для прибитія къ позорному столбу; тѣ же, которые еще убѣгутъ и будутъ пойманы, безъ пощады будутъ повѣшаны. Въ половинѣ 8-го вечеромъ онъ снова бросилъ шестнадцать бомбъ. Достойно жалости то, что эта недѣля была очень несчастна для насъ, такъ какъ много людей было избито бомбами, многіе же лишились здоровья и сдѣлались калѣками.

13 марта.  Сегодня, въ воскресенье, въ церкви св. Іакова (единственной во всемъ городѣ, гдѣ еще идетъ служба) было прочитано съ каѳедры вчерашнее посланіе нашего всемилостивѣйшаго короля. Непріятель былъ спокоенъ цѣлый день, а также и 14 не случилось ничего.

15 марта непріятель снова былъ спокоенъ цѣлый день, чему сильно радовался весь городъ, такъ какъ непріятель былъ спокоенъ уже три дня; многіе говорили по этому поводу, что онъ отступаетъ и вывезъ также свои мортиры и орудія изъ Коброна; насколько же это было правдоподобно, оказалось сегодня вечеромъ: въ половинѣ девятаго, непріятель бросилъ девятнадцать бомбъ и тѣмъ положилъ конецъ радости.

16 марта.  Сегодня пришелъ къ намъ одинъ изъ нашихъ шпіоновъ, котораго узнали непріятели; его спина почти вся была сожжена на огнѣ, оба уха, носъ и кусокъ языка отрѣзаны и отданы ему назадъ; ужасное зрѣлище представлялъ онъ! Вечеромъ, послѣ 6 часовъ, къ намъ перешелъ одинъ изъ непріятелей, урожденный шведъ и взятый въ плѣнъ полтора года тому назадъ при левенгауптскомъ дѣлѣ, но какъ его выпустили, онъ тщательно скрываетъ.

 

 

 

430

17 марта.  Сегодня въ обѣдъ въ часъ непріятель снова бомбардировалъ и бросилъ девятнадцать бомбъ.

18 марта мы праздновали по весьма похвальному установленію первый постный день молитвъ, въ который однако непріятель привѣтствовалъ насъ утромъ въ восемь часовъ девятнадцатью бомбами.

19 марта, послѣ обѣда въ 2 ч., непріятель снова бросилъ девятнадцать бомбъ.

20 марта, въ воскресенье Laetare, непріятель былъ тихъ.

21 марта утромъ, послѣ шести часовъ, непріятель снова бомбардировалъ и бросилъ девятнадцать бомбъ, изъ которыхъ одна упала въ нашъ пороховой складъ на Массельскомъ бастіонѣ и зажгла немного пороху и гранатъ; это произвело ужасный трескъ и снова поранило многихъ людей.

22 марта непріятель молчалъ.

23 марта непріятель бомбардировалъ особымъ образомъ: онъ бросилъ утромъ въ шесть часовъ четыре бомбы, въ половинѣ осьмаго снова четыре, въ десятомъ снова четыре, въ двѣнадцать часовъ опять четыре, въ половинѣ втораго три и въ половинѣ четвертаго четыре, всего 23 бомбы, изъ нихъ послѣднія четыре сильно поранили 7 человѣкъ, и нѣсколькихъ убило очень плачевнымъ образомъ.

24 и 25 марта непріятель былъ совершенно спокоенъ, и въ эти оба дня опять много толковали объ отступленіи непріятеля.

26 марта, утромъ въ семь часовъ, непріятель снова бросилъ 4 бомбы, въ 8 часовъ 4, въ 9 часовъ 4, въ часъ 4, въ половинѣ четвертаго 3, всего 19 бомбъ.

Съ 27 марта до 1 апрѣля непріятель былъ спокоенъ.

2 апрѣля утромъ въ 9 часовъ непріятель снова началъ бомбардировать и бросилъ 20 бомбъ, но выстрѣливши, ждалъ часъ, а иногда и полтора часа.

3 апрѣля онъ началъ утромъ въ 5 часовъ и бросилъ 24 бомбы, также какъ и вчера.

 

Прим. перев.   Въ этотъ день вскрылась Двина и русскія войска были вызваны изъ зимнихъ квартиръ.

 

4 апрѣля, утромъ въ половинѣ двѣнадцатаго, онъ снова бомбардировалъ и бросилъ 3 бомбы, въ половинѣ перваго 4, въ половинѣ третьяго 2 раза по 4.

5 апрѣля. Въ прошлую ночь въ 3 ч. онъ бросилъ 4, въ шесть часовъ 4, въ два часа 3 бомбы. Вечеромъ въ девять часовъ 4.

6 апрѣля. Въ прошлую ночь въ часъ онъ снова бросилъ 4, въ семь часовъ 4, въ половинѣ девятаго 4, въ половинѣ десятаго 3, въ два часа 4 бомбы.

7 апрѣля.  Въ прошлую ночь въ часъ непріятель снова бросилъ 4, между третьимъ и четвертымъ часами 4, черезъ четверть

 

 

 

431

часа по одной, въ восемь часовъ опять 1, въ двѣнадцать часовъ 3, въ часъ 2, въ четыре часа 4.

8 апрѣля.  Въ страстную пятницу и непріятель былъ тихъ.

9 апрѣля въ прошлую ночь въ двѣнадцать часовъ непріятель снова бросалъ бомбы, но теперь навѣрное нельзя знать сколько, такъ какъ онъ въ промежуткахъ стрѣляетъ изъ пушекъ. Онъ бросалъ бомбы въ четыре, въ шесть, въ двѣнадцать, въ девять, въ половинѣ втораго, въ половинѣ четвертаго. 10 апрѣля, въ день св. Пасхи онъ снова бросалъ ночью въ часъ, утромъ въ пять часовъ, въ восемь, въ одиннадцать, въ половинѣ третьяго, въ четыре часа, то одну бомбу, то двѣ, то три, а также и четыре, какъ ему вздумается и такъ мы должны были праздновать нашу Пасху съ такой же печалью, какъ прошлое Рождество и Новый годъ.

11 апрѣля непріятель былъ совершенно спокоенъ.

12 апрѣля, утромъ въ четыре часа, онъ снова началъ, затѣмъ въ половинѣ восьмаго, въ половинѣ девятаго. Послѣ обѣда въ половинѣ втораго, въ половинѣ четвертаго. Вечеромъ въ девять час.

13 апрѣля.  Въ прошлую ночь непріятель бросалъ много бомбъ; утромъ въ шесть часовъ 3, въ восемь 3, въ девять часовъ 4, въ два часа 3, въ четыре часа 3.

 

Прим. перев.   Въ этотъ день у Шереметева происходилъ военный совѣтъ: было рѣшено тѣснѣе обложить Ригу. Тогда же были заложены двѣ новыя береговыя батареи противъ Гофцумбергена, въ 2-хъ верстахъ отъ рижской крѣпости. Постройкою батарей распоряжались: генералъ Савельевъ и подполковникъ Озеровъ.

 

14 и 15 апрѣля непріятель былъ совершенно тихъ.

 

Прим. перев.   15-го апрѣля къ осадному корпусу прибылъ изъ Полоцка князь А. Д. Меньшиковъ и привезъ съ собой повелѣнія царя на счетъ дальнѣйшей блокады. Вслѣдствіе этихъ повелѣній противъ гофцумбергенской батареи, увеличенной и названной въ честь Меньшикова Александръ-шанцемъ, былъ построенъ мостъ чрезъ Двину, а самый шанецъ вооруженъ 24 орудіями. Къ половинѣ апрѣля подъ Ригою сосредоточился весь осадный корпусъ, отдѣльными частями котораго командовали: князь Репнинъ, Ренцель и Аллартъ.

 

16 апрѣля.  Сегодня утромъ въ пять часовъ непріятель бросилъ 3, въ восемь часовъ снова 3, въ одиннадцать часовъ 3, въ два часа 4 бомбы и 4 пушки, снова 4 бомбы в 4 пушки. Къ непріятелю пришло также въ 7 часовъ 7 струговъ, въ восемь часовъ 30 и нѣсколько лодокъ, украшенныхъ бѣлыми и красными значками.

 

 

 

432

Сегодня наши должны были сдѣлать вылазку, но такъ какъ трое нашихъ дезертировали, то она и не состоялась. Сегодня вечеромъ въ половинѣ седьмаго опять бѣжалъ одинъ, почему и завтрашняя вылазка вѣроятно также не состоится.

17 апрѣля.  Сегодня въ одиннадцать часовъ непріятель бросилъ 25 бомбъ и, кажется, что онъ бросаетъ только изъ 8 мортиръ, такъ какъ къ намъ долетали по 8 одна за другой.

18 апрѣля непріятель былъ тихъ.

19 апрѣля, утромъ въ шесть часовъ, непріятель бросилъ 8, въ одиннадцать часовъ 8 бомбъ, на которыя оба раза наши храбро отвѣчали. Послѣ обѣда въ четыре часа онъ снова началъ и бросилъ до шести часовъ 56 бомбъ, во весь день значитъ 72 бомбы.

20 апрѣля непріятель былъ снова спокоенъ.

21 апрѣля, послѣ обѣда, въ часъ, непріятель снова бросилъ 5 бомбъ, въ половинѣ третьяго 5; наши какъ вчера, такъ и сегодня, сильно отстрѣливались.

22 апрѣля онъ снова былъ спокоенъ.

23 апрѣля.  Сегодня утромъ въ шесть часовъ непріятель снова бросилъ 5 бомбъ, въ девять часовъ 5, въ одиннадцать часовъ 5, въ часъ 5, въ три часа 5, въ семь часовъ 5, въ девять часовъ 5; всего 35 бомбъ. Наши сегодня не сдѣлали ни одного выстрѣла.

24 апрѣля.  Въ прошлую ночь въ часъ непріятель бросилъ 5, въ три часа два раза по пяти бомбъ. Утромъ въ семь часовъ 5, въ девять часовъ 5, въ одиннадцать часовъ 5, въ часъ 5, въ семь часовъ два раза по пяти, всего 45 бомбъ.

25 апрѣля.  Въ прошлую ночь въ часъ онъ снова бросилъ 5 бомбъ, затѣмъ весь день былъ спокоенъ.

26 апрѣля.  Сегодня утромъ въ девять часовъ непріятель бросилъ 5 бомбъ, въ половинѣ одиннадцатаго 3, въ два часа 4, въ три часа 2, въ шесть часовъ 5, въ девять часовъ 5, всего 24 бомбы.

27 апрѣля.  Въ прошлую ночь въ одиннадцать часовъ непріятель бросилъ 5, послѣ трехъ часовъ 5 бомбъ. Утромъ въ семь часовъ 5, въ девять часовъ 5, въ одиннадцать 5, въ два часа 3, въ четыре часа 3, всего 36 бомбъ.

28 апрѣля непріятель не бомбардировалъ. Въ обѣдъ же, послѣ двѣнадцати часовъ, четыре изъ нашихъ рыбачьихъ лодокъ, снабженныя бассами (маленькими орудіями) и немногимъ экипажемъ, подъ командой капитана Шрагге, вышли къ непріятельскимъ баттареямъ. Милосердый Господь защитилъ ихъ, такъ что хотя непріятельскія лодки окружали ихъ какъ рой пчелъ и непріятель съ обѣихъ сторонъ сильно обстрѣливалъ ихъ, но у нихъ не было ни одного раненаго или убитаго, а только одинъ парусъ былъ прострѣленъ ядромъ; наши же напротивъ потопили одну непріятельскую лодку, убили и ранили многихъ и привезли съ собой 5 плѣнныхъ.

 

 

 

433

29 апрѣля.  Сегодня въ одинадцать часовъ непріятель бросилъ 5 бомбъ, въ двѣнадцать часовъ 4, въ часъ 4, въ два часа 4, въ три часа 4, въ пять часовъ 4, въ шесть часовъ 5, всего 26.

30 апрѣля.  Въ прошлую ночь непріятель въ двѣнадцать часовъ началъ бомбардировать, продолжалъ до четырехъ часовъ и бросилъ всего 32 бомбы.  Весь день онъ молчалъ.

1 мая, въ воскресенье, въ одинадцать часовъ непріятель бросилъ 9 бомбъ, въ часъ 5, въ два часа 3, въ четыре часа 4, въ шесть часовъ 4, всего 25; а также сегодня непріятель между часомъ и двумя внизу у Мюльграбена сдѣлалъ три раза по 36 пушечныхъ выстрѣловъ; чтобы это значило, опять неизвѣстно.

2 мая непріятель былъ спокоенъ.

3 мая, утромъ въ десять часовъ, непріятель бросилъ 9 бомбъ, въ двѣнадцать часовъ 9, въ три часа снова 9, и такъ всего 27.

4 мая.  Сегодня въ часъ пополудни непріятель бросилъ 5 бомбъ, въ три часа 7, въ пять часовъ 9, всего 21.

5 мая.  Въ прошлую ночь въ часъ непріятель снова бросилъ 9, въ три часа 7, въ пять часовъ 9; утромъ въ восемь часовъ 7; затѣмъ весь день былъ тихъ, какъ былъ тихъ и 6, 7 и 8 мая.

 

Что случилось кромѣ того

Извѣстно лишь тому,

Кто держитъ нашу жизнь

Въ своихъ отеческихъ рукахъ.

Да изгонитъ онъ своимъ всемогуществомъ

Всякую злость, зависть и коварство

Какъ изъ города, такъ и извнѣ его.

 

9 мая, послѣ обѣда въ половинѣ перваго, непріятель снова началъ бомбардировать и бросилъ сначала 10, а затѣмъ 9 бомбъ и еще 4. Вечеромъ въ девять часовъ онъ бросилъ снова 10 и затѣмъ 9, всего вмѣстѣ 42 бомбы.

10 мая.  Въ прошлую ночь непріятель бомбардировалъ очень часто; иногда бросалъ по одной, иногда по 3 или 4; слѣдующій день онъ былъ тихъ.

Въ теченіе 8-14 дней непріятель построилъ также съ Двинской стороны, равно на островахъ Лошадиномъ и Луки (Pferde und Lucasholm) нѣсколько баттарей, также съ суши у Шулце-гофа 4 баттареи и почти всѣ ихъ уставилъ пушками. Нашъ прекрасный форштатъ теперь большею частію разрушенъ, на обоихъ-же форштатскихъ церквахъ повѣшены смоляные вѣнки, чтобы въ случаѣ крайности зажечь ихъ. Сегодня вечеромъ въ половинѣ десятаго онъ бросилъ 19 бомбъ.

11 мая.  Сегодня утромъ въ восемь часовъ онъ снова бомбардировалъ и бросилъ 9 бомбъ. Вечеромъ въ девять часовъ онъ бросилъ снова 9.

 

 

 

434

12 мая.  Въ прошлую ночь въ половинѣ третьяго онъ снова бросилъ 9 бомбъ; сегодня вечеромъ въ пять часовъ снова 9.

13 мая.  Въ прошлую ночь въ три часа непріятель снова бросилъ 21 бомбу. Сегодня въ обѣдъ въ половинѣ двѣнадцатаго часа 11 бомбъ, въ пять часовъ 11, въ девять часовъ вечера 7, всего 50.

14 мая.  Сегодня вечеромъ въ девять часовъ непріятель бросилъ 9 бомбъ, и затѣмъ снова 6. Съ Юнгфернгофа слышна сильная пальба, при этомъ трубили въ рога и били въ литавры; это продолжалось также и въ слѣдующій день, 15 мая, въ воскресенье.

 

Прим. перев.  Съ половины мая въ осадномъ корпусѣ обнаружилась чума, причинившая огромную смертность. Съ половины мая до конца осады отъ чумы въ осадномъ корпусѣ умерло 9,800 человѣкъ. Чума въ войскахъ сильно тревожила царя (см. Пр. Сб. I, стр. 294).

 

16 мая.  Въ прошлую ночь въ 12 часовъ непріятель бросилъ четыре раза по 8 бомбъ, вечеромъ въ 7 часовъ снова 8.

17 мая.  Въ прошлую ночь казаки были на лугу и увели съ собой многихъ людей, а также убили нѣсколькихъ. Сегодня утромъ они опять увели двухъ купеческихъ прикащиковъ изъ сада, лежащаго не далеко отъ города; въ половинѣ третьяго въ прошлую ночь онъ снова бросилъ 8 бомбъ, а утромъ въ половинѣ десятаго 12.

 

Прим. перев.   Въ этотъ день князь Меньшиковъ изъ подъ Риги отправился къ царю въ Петербургъ. Русскіе въ это время (съ 21 марта по 12 іюня) осаждали Выборгъ.

 

18 мая утромъ въ четыре часа непріятель бросилъ 8 бомбъ, въ половинѣ десятаго 8, въ пять часовъ 8, въ 10 часовъ 8.

19 мая, въ день Вознесенія Господня, утромъ въ десять часовъ непріятель снова бросилъ 8, въ четыре часа 8, въ шесть часовъ 8, въ восемь часовъ опять 8, всего 32 бомбы.

20 мая непріятель весь день былъ спокоенъ.

21 мая.  Въ прошлую ночь непріятель бросилъ 27 бомбъ, затѣмъ весь день былъ тихъ.

22 мая.  Въ прошлую ночь онъ снова бросилъ 18 бомбъ; въ слѣдующій день онъ ужасно жегъ какъ съ Двинской стороны, такъ и со стороны суши, такъ что дымъ отъ этого стоялъ почти надъ всѣмъ городомъ; вечеромъ въ половинѣ десятаго онъ бросилъ 16 бомбъ.

23 мая.  Сегодня утромъ въ восемь часовъ непріятель бросилъ 9 бомбъ, и продолжалъ также жечь.

24 мая.  Отъ сегодняшняго дня до 29-го непріятель былъ тихъ и въ это время было много рѣчи о помощи намъ и объ отступленіи непріятеля. Нѣкоторые даже увѣряли, что мортиры уже увезены изъ Коброна, на сколько это было вѣрно, скоро оказалось.

 

 

 

435

30 мая.  Вь прошлую ночь въ половинѣ двѣнадцатаго онъ снова началъ и бросилъ 27 бомбъ, затѣмъ весь день былъ спокоенъ.

31 мая.  Въ прошлую ночь въ двѣнадцать часовъ онъ бросилъ снова 12 бомбъ; сегодня также къ Динаминду прибыло шесть большихъ кораблей; когда съ нихъ были сдѣланы сигнальные выстрѣлы, то они возбудили въ городѣ необычайную радость.

1 іюня.  Вчерашняя радость солоно досталась намъ сегодня, такъ какъ вчера вечеромъ въ десять часовъ непріятель началъ бомбардировать, продолжалъ до 4 часовъ утра и бросилъ 152 бомбы, которыя причинили большой вредъ и домамъ и людямъ; но самое большое несчастіе началось съ одинадцати часовъ, когда непріятель ворвался въ форштатъ черезъ Рауенскіе ворота; такъ какъ это случилось неожиданно и на форштатѣ ночевало много людей, то ужасъ былъ особенно великъ. Наша стража на форштатѣ держалась на сколько возможно хорошо, но должна была наконецъ уступить силѣ: поэтому наши зажгли красивую церквь св. Георгія, а также нѣсколько домовъ и садовъ и одну вѣтряную мельницу; 4-мя другими немедленно овладѣлъ непріятель, а также кордегардіею у Рауенскихъ воротъ и двумя маленькими полевыми орудіями. Стража у Рауенскихъ воротъ осталась еще на своемъ посту. Послѣобѣда въ пять часовъ наши произвели вылазку съ 600 человѣкъ пѣхоты, а также 80 человѣкъ кавалеріи пошло съ ними для прикрытія, подъ предводительствомъ полковника Горна. Они сошлись съ непріятелемъ и вели себя очень храбро; они также обратно отняли двѣ вѣтряныя мельницы, изъ которыхъ одну тотчасъже зажгли; но такъ какъ къ непріятелю подошла помощь, то они сражаясь отступили, убивъ нѣсколькихъ непріятелей и ранивъ многихъ. Съ нашей стороны также пало нѣсколько рядовыхъ. Ранены были капитанъ Іегеръ, Засъ, Бальнбахъ и Куплеръ, поручикъ Катеръ, корнеты Нотгельферъ и Вестіусъ, изъ которыхъ на слѣдующій день нѣкоторые умерли.

 

Прим. перев.   Въ первыхъ числахъ іюня Шереметевъ построилъ три батареи со стороны нынѣшняго Петербургскаго форштата, недалеко отъ нынѣшней Александро-Невской церкви. Батареи эти были вооружены 14 пятипудовыми мортирами. Съ этихъ то батарей и происходило дальнѣйшее весьма разрушительное обстрѣливаніе города.

 

2 іюня.  Въ прошлую ночь непріятель точно также напалъ на Ивановскія ворота, и наши снова должны были отступить, а также въ эту ночь онъ бросилъ 51 бомбу. Вчера вечеромъ къ намъ перешелъ дезертиръ; онъ сообщилъ, что у непріятеля войско числомъ до 13,000 человѣкъ и что во вчерашней стычкѣ у него было 4000 человѣкъ; если-бы наши могли выдержать еще одинъ залпъ, то непріятель ушелъ бы съ форштата, а также сказалъ, что

 

 

 

436

они (русскіе) слышали про наше подкрѣпленіе, что нашъ милостивѣйшій король прибудетъ къ Динаминду, часть прибудетъ къ Пернову и затѣмъ черезъ Литву прійдетъ генералъ Крассау со своимъ войскомъ. Сегодня утромъ опять пришелъ дезертиръ, показанія котораго вполнѣ согласны со вчерашними.

Сегодня 3 іюня, послѣ обѣда, наши числомъ въ 300 человѣкъ снова сдѣлали вылазку, оттѣснили непріятеля назадъ къ Ивановскимъ воротамъ и зажгли стоявшіе еще дома, точно также прекрасная церковь Спасителя, построенная лишь 22 года тому назадъ, въ нѣсколько часовъ совершенно сгорѣла; церковь же св. Георгія стояла всего только 5 1/2 лѣтъ. Они также разрушили палисады, насколько могли дойти до нихъ; между тѣмъ непріятель бросилъ изъ Коброна 15 бомбъ.

3 іюня.  Въ прошлую ночь онъ бросилъ 6 бомбъ, день затѣмъ онъ усиленно работалъ, чему наши старались помѣшать непрерывной стрѣльбой; несмотря на то непріятель настолько подвинулъ свои работы, что наши вылазки мало могутъ имѣть успѣха. Вечеромъ въ 10 часовъ онъ бросилъ съ Коброна 15 бомбъ.

4 іюня.  Въ прошлую ночь непріятель бросилъ 21 бомбу.

5 іюня не случилось ничего особеннаго.

6 іюня.  Вечеромъ въ 10 часовъ непріятель бросилъ 28 бомбъ; у нашихъ теперь обыкновеніе: каждый вечеръ, когда стемнѣетъ, бомбардировать со стороны суши, что благодаря Богу, не остается безъ успѣха.

7 іюня.  Сегодня вечеромъ, въ 10 часовъ, непріятель бросилъ 15 бомбъ.

8 іюня.  Сегодня непріятель бросилъ 7 бомбъ, вечеромъ въ 10 часовъ опять 15.

9 іюня.  Вечеромъ въ 10 часовъ непріятель бросилъ 21 бомбу.

10 іюня.  Сегодня послѣ обѣда наши корабли у Динаминда пришли въ движеніе; большой бомбардирный корабль съ 5 другими подошелъ къ непріятельской батареѣ, вытѣснилъ его изъ двухъ батарей, но такъ какъ дулъ совершенно противный вѣтеръ, то корабль отошелъ и они вечеромъ опять вернулись.

11 іюня.  Сегодня къ вечеру явился отъ непріятеля барабанщикъ; его предложеніе было объявлено намъ 12-го іюня, въ 1-е воскресенье послѣ Тройцы, а именно что непріятель требуетъ сдачи города увѣдомляя, что еще можно заключить благоразумный договоръ; въ противномъ же случаѣ на городъ нападутъ со всѣхъ сторонъ со всей строгостью и усердіемъ, и онъ будетъ принужденъ сдаться огнемъ и бомбами, и тогда не пожалѣютъ ни однаго человѣка, даже ребенка въ люлькѣ. Сегодня объ этомъ совѣщались генералитетъ и магистратъ, завтра рѣшеніе будетъ объявлено гражданамъ и спросятъ объ ихъ мнѣніи. Къ вечеру пришелъ другой барабанщикъ, который

 

 

437

потребовалъ размѣна плѣнныхъ: размѣнъ былъ допущенъ и 10 ихъ человѣкъ были даны взамѣнъ 8 нашихъ.

13 іюня.  Все это было объявлено гражданамъ и всякому, что, какъ легко угадать, произвело большое замѣшательство, поэтому и слѣдующій день былъ проведенъ въ совѣщаніяхъ. Сегодня также перешелъ дезертиръ, который сообщилъ, что наше подкрѣпленіе въ самомъ дѣлѣ подвигается; въ Польшѣ происходила битва съ его королевскимъ величествомъ Августомъ, и убито 8000 человѣкъ; теперь войско стоитъ въ Курляндіи и будетъ здѣсь черезъ 5 или 6 дней, поэтому мы, по его мнѣнію, не должны были соглашаться, такъ какъ непріятелю приходится такъ же плохо, какъ и намъ въ городѣ.

14 іюня.  Сегодня было написано наше рѣшеніе, которое состояло изъ слѣдующаго: во первыхъ мы требовали 4 недѣли перемирія и затѣмъ, чтобы нѣкоторые были допущены въ Динаминдъ, чтобы узнать, можемъ ли мы надѣяться на помощь и каковы дѣла въ Швеціи, однако барабанщикъ сегодня еще не ушелъ отсюда. Вечеромъ въ 10 часовъ казалось, что непріятель намѣренъ оставить лежащіе у Песочныхъ воротъ Табакъ-шанцы, такъ какъ онъ стянулъ сюда свои войска; поэтому наши начали сильно стрѣлять и продолжали до часу.

15 іюня.  Сегодня утромъ въ 9 часовъ барабанщикъ ушелъ. Послѣ обѣда въ 2 часа непріятель достаточно выразилъ свое мнѣніе о нашемъ рѣшеніи, потому что открылъ ужасное бомбардированіе съ Коброна изъ 4 мортиръ и со стороны суши съ четырехъ батарей изъ 20 мортиръ, и продолжалъ всю ночь до утра и бросилъ всего 365 бомбъ, которыя причинили большой вредъ людямъ, церквамъ и домамъ.

16 іюня.  Утромъ въ 9 часовъ онъ снова началъ и продолжалъ весь день и всю ночь.

17 іюня.  И сегодня было тоже, что и вчера: непріятель бросалъ очень большія бомбы, которыя сильно повредили дома и церкви, нѣкоторые даже разрушилъ до основанія. Сегодня вечеромъ къ намъ перешелъ дезертиръ, который сообщилъ, что непріятельское войско имѣетъ въ Литвѣ и Курляндіи 15,000 человѣкъ, которые были два раза разбиты нашимъ королемъ и поэтому наши подкрѣпленія не могли еще прійти.

18 іюня.  Непріятель всю прошлую ночь сильно бомбардировалъ, и мы съ большимъ прискорбіемъ узнали, что 100 человѣкъ ужаснымъ образомъ разорваны бомбами; онъ продолжалъ бомбардированіе также сегодня цѣлый день. Да прекратитъ наконецъ великій Господь по своей святой волѣ нашу великую нужду, такъ какъ мы вполнѣ къ несчастію терпимъ всѣ три бѣдствія страны: извнѣ намъ угрожаетъ война, а внутри голодъ и чума, наши люди начинаютъ уже ѣсть конину, а также многія другія непотребныя вещи;

 

 

 

438

люди страшно валятся, такъ что въ эту осаду умерло 22,000 душъ. Да поможетъ намъ всемогущій Господь, тогда мы будемъ спасены, человѣческая же помощь безсильна.

Съ 19 до 26 іюня бомбардировка продолжалась съ одинаковой силой. Послѣ того, какъ мы до сихъ поръ напрасно ждали подкрѣпленія, съѣли весь провіантъ и гарнизонъ очень уменьшился, нашъ генералъ послалъ сегодня, 28-го іюня, барабанщика, который долженъ былъ хлопотать о перемиріи; онъ пришелъ сегодня вечеромъ въ половинѣ десятаго и принесъ рѣшеніе, что перемиріе начнется завтра, 29 іюня съ 7 часовъ, и будетъ продолжатся до 30 іюня до 7 часовъ.  Въ это время здѣсь разсматривались наши условія договора.

1 іюля.  Сегодня въ 8 часовъ вышли наши депутаты отъ короны, дворянства, магистрата и гражданъ и съ непріятельской стороны прибыли также нѣсколько; слѣдовательно сегодня было сдѣлано начало капитуляціи.

5 іюля.  Вечеромъ въ 7 часовъ войска его царскаго величества вошли въ городъ, предводительствуемыя его превосходительствомъ господиномъ генераломъ Репнинымъ. Сначала шли 20 прекрасныхъ подручныхъ лошадей, затѣмъ нѣсколько высшихъ офицеровъ, затѣмъ самъ упомянутый генералъ съ нѣсколькими офицерами, всѣ верхами, затѣмъ полкъ гранадеровъ особенно хорошо обмундированныхъ. За ними слѣдовали 50 курьеровъ, нѣсколько изъ нихъ несли очень большой корабельный флагъ, другіе несли прекрасные вымпелы. За тѣмъ шелъ артиллерейскій полкъ, затѣмъ знатное духовное лицо въ коляскѣ, запряженной 4 бѣлыми конями. Затѣмъ полкъ драгунъ; затѣмъ еще 4 полка. Въ этихъ семи полкахъ были до 10,000 человѣкъ. Они заняли тотчасъ главныя караулы и посты въ городѣ и также половину цитадели. Большое корабельное знамя было утверждено въ цитадели на высокомъ валу.

7 іюля.  Вечеромъ въ 4 часа произошелъ недалеко отъ полковой церкви пожаръ, онъ сначала сильно охватилъ окрестности, а также и полковую церковь, но его превосходительство генералъ Репнинъ самъ потрудился лично поѣхать туда и отрядилъ немедленно 1000 русскихъ, которые съ изумительной быстротой и крайнимъ усердіемъ въ короткое время съ Божьей помощью потушили опасный пожаръ.

9 іюля.  Чума все еще съ каждымъ днемъ увеличивается и къ несчастію уже люди падаютъ на улицахъ. Кажется не хватитъ живыхъ, чтобы погребать умершихъ. Да сжалится Господь Богъ опять надъ нами и да взойдетъ опять надъ нами солнце милости послѣ такъ долго претерпѣваемыхъ невзгодъ. Весь нашъ магистратъ, къ сожалѣнію, состоитъ изъ трехъ бургомистровъ и четырехъ ратсгеровъ и трехъ секретарей; все духовенство изъ однаго священ-

 

 

 

439

ника, гимназія изъ двухъ профессоровъ и соборная школа изъ двухъ товарищей, оставшихся въ живыхъ послѣ чумы.

10 іюля.  Въ прошлую ночь должно быть началась бомбардировка Динаминда. Сегодня же, особенно ночью, здѣсь въ Ригѣ очень хорошо была слышна пальба, такъ какъ вѣтеръ доносилъ къ намъ гулъ отъ выстрѣловъ.

12 іюля.  Сегодня вечеромъ выступилъ шведскій гарнизонъ, однако здѣсь остались всѣ лифляндскіе, эзельскіе и другіе офицеры и рядовые, между прочимъ также генералы Клотъ и Альбедиль; бывшій главный военный комисаръ Эрнгеймъ умеръ на этихъ дняхъ и былъ похороненъ мускетерами, его гробъ былъ сколоченъ изъ четырехъ неоскобленныхъ досокъ.

14 іюля.  Сегодня приносили присягу въ вѣрности, причемъ происходили слѣдующія торжества:

Утромъ въ 8 часовъ дворянство и граждане отправились верхомъ встрѣтить его свѣтлость генерала фельдмаршала; отъ Карловскихъ воротъ до замка всѣ улицы были заняты солдатами. Въ 11 часовъ начался въѣздъ: впереди ѣхали двое знатныхъ гренадерскихъ офицеровъ, у которыхъ на шапкахъ былъ прикрѣпленъ драгоцѣнный камень; за ними слѣдовали 38 паръ гренадеровъ верхами и съ обнаженными шпагами въ рукахъ; у нихъ точно также на шапкахъ было прикрѣплено по прекрасному богемскому камню. За ними слѣдовали 16 слугъ знатныхъ господъ верхами, затѣмъ шли 36 прекрасныхъ подручныхъ коней, покрытыхъ богато шитыми чапраками съ серебряными стремянами; затѣмъ четыре пустыя коляски, запряженные шестерками. Затѣмъ его превосходительство генералъ Галлартъ въ коляскѣ, запряженной шестеркой; за нимъ ѣхали двѣ коляски съ высшими господами и пустыя коляски, всѣ запряженныя шестью лошадьми. Затѣмъ ѣхали верхомъ граждане съ обнаженными шпагами въ рукѣ. За ними ѣхало дворянство точно также верхомъ и съ обнаженными шпагами въ рукѣ. Ихъ предводителемъ былъ господинъ баронъ и полковникъ фонъ Менгенъ. Затѣмъ ѣхали верхомъ три знатныхъ генерала, а за ними придворная гвардія генералъ-фельдмаршала, состоявшая изъ семидесяти двухъ человѣкъ, одѣтыхъ въ желтое; затѣмъ ѣхала коляска съ важными господами и наконецъ генералъ-фельдмаршалъ Шереметевъ въ собственной и богато вызолоченной коляскѣ, запряженной шестью бѣлыми и гнѣдыми конями; съ нимъ сидѣлъ статсъ-ратъ Левель (баронъ фонъ Левенвольде). Передъ коляской ѣхало нѣсколько трубачей и два барабанщика, барабаны которыхъ были обиты серебряной жестью сильно вызолоченной. Затѣмъ несли богато вышитый штандартъ. Рядомъ съ коляской шли по турецки одѣтые лакеи, за коляской шелъ отрядъ литаврщиковъ, четыре трубача, два валторниста и восемь гобоистовъ, всѣ одѣтые въ желтое съ изобильной серебряной

 

 

 

440

оторочкой; ихъ лошади были украшены желтыми парчевыми попонами. Наконецъ, верхомъ ѣхали еще нѣсколько слугъ, которые заключали шествіе. Затѣмъ они всѣ двинулись къ замку и во время шествія выстрѣлили изо всѣхъ орудій, бывшихъ въ городѣ и цитадели. Въ замковой церкви господинъ суперъ-интендентъ (Либоріусъ Депкинъ) говорилъ проповѣдь о присягѣ, послѣ которой съ хорошей музыкой и при стрѣльбѣ изо всѣхъ орудій, было пропѣто: «Тебе Бога хвалимъ». Затѣмъ дворянство и рыцарство въ замкѣ дали присягу. Когда это совершилось, генералъ-фельдмаршалъ отправился на площадь, гдѣ было воздвигнуто большое возвышеніе и обтянуто красными покрывалами; на возвышеніи былъ поставленъ на трехъ ступенькахъ стулъ, обтянутый краснымъ бархатомъ и обшитый золотой бахромой; надъ стуломъ былъ сдѣланъ пологъ, также изъ краснаго бархата съ золотой бахромой. Когда они прибыли на площадь, то вышли изъ экипажей и пошли въ сопровожденіи генераловъ и государственныхъ чиновъ къ возвышенію; когда они взошли на него, генералы и военные чины стали около престола съ права и съ лѣва. Генералъ-фельдмаршалъ же на самой высокой ступенькѣ, по лѣвую сторону стула, совсѣмъ не садился. Затѣмъ весь магистратъ взошелъ на возвышеніе и далъ присягу, которую имъ прочиталъ оберъ секретарь Фельдманъ. Затѣмъ были допущены также господа старшины (гильдій) и приносили присягу вмѣстѣ со всѣми гражданами, бывшими на площади. Затѣмъ господинъ генералъ-фельдмаршалъ опять сѣлъ въ коляску, и въ третій и послѣдній разъ выстрѣлили изо всѣхъ орудій. Затѣмъ они почти въ томъ же порядкѣ выѣхали изъ города, въ сопровожденіи дворянъ и гражданъ, которыхъ отлично угостили въ ихъ лагерѣ. И такъ, послѣ того какъ осада продолжалась три четверти года и въ это время было брошено 7,084 бомбы, этотъ городъ и вся Лифляндія подпали подъ покровительство его царскаго величества, съ тѣмъ однако условіемъ, что его сіятельство генералъ Нильсъ Штрембергъ выступилъ съ малочисленнымъ гарнизономъ со всѣми почестями, съ колокольнымъ звономъ и поднятыми знаменами, шестью пушками и четырьмя мортирами и двумя гаубицами. Да устроитъ Господь все къ лучшему и такъ, чтобы все клонилось къ славѣ Его святаго имени, къ прославленію Его царства и исполненiю Его воли.  Аминь.