Фотий, архимандрит. [Письмо к Аракчееву 4 мая 1832 г.] / Сообщ. Н.Г. Словским // Исторический вестник, 1880. – Т. 2. - № 5. – С. 204-205.

 

 

Письмо архимандрита Фотия к Аракчееву.

 

После кончины императора Александра I архимандрит Фотий и покровительствовавший ему граф Аракчеев потеряли всякое значение при дворе и, почти забытые, жили один в Грузине, другой в Юрьевском монастыре лишь изредка переписываясь между собою. К этому именно времени относится печатаемое нами письмо Фотия к Аракчееву. Преследования, о которых говорит Фотий в своем письме, касаются вероятно сделаннаго на него в то время доноса в Синод о том, что он самовольно учредил крестный ход для перенесения старых икон из Юрьева монастыря в другой подведомственный его благочинию Клонский монастырь. За такой поступок Фотию было сделано из Синода внушение, и это, разумеется, сильно раздосадовало самолюбиваго монаха, отвыкшаго от всяких замечаний.

 

„Радуйся воялюбленне, радуйся благоверне, радуйся   брате  мой:  Господь с тобою буди. Не удивляйся перемене моего жития, не удивляйся и тому, что слухи молвят о мне: знай, о любимиче, мой, что   я жития  не переменил, а то что в тайне хранил, явнее и крепче стал наблюдать   и   подвизаться о Христе Иисусе: ты как в мире, но твоего, так сказать, роднаго жития знаем, то для тебя есть и будет от нас всякое благоутешение: ибо душа твоя радуется о мне всегда, яко же и моя о тебе, когда успех бывает во благое. А удивляться ты, муже премудрый, не будешь мне, когда услышишь или  уже услышал многие слухи злые; ибо мир весь зол: весь мир во мгле лежит. Не люди о мне молвят, а сам сатана со всем воинством нечистым: а ты конечно знаешь, что демонов не малое число находится: весь почти воздух наполняют демоны, как токмо рыкая ходят не медля кого-либо  погубить. И сей то дух, князь воздушный, хотя и невидим, но  злобы   его   ежечасно открываются и нам надобно бодрствовать и мужаться всячески. Кажется ни мало тако сатана на меня не вооружался, как во снятый протекший великий пост. Видимо кажется ад восшумел да погубит меня: от царя и до раба смутил диавол всех и над всеми посмеялся и вооружил  на меня архиереев, яко же и на Христа Спаса было первое дело, дабы их........ 2) погубить. И Серафим и Филарет хотели меня яти и погубить, но Бог не дал им меня в руки: за что же? Понеже я после болезнн особоровался и после соборования, дабы себя поберечь в болезни и Богу воздать должное, уединился на святый пост, никого не принимал, мало говорил и непрестанно слу-

2) Столько же точек в подлиннике.

 

 

205

жил, врачей не принимал. Бог для испытания моего попустил, сатана на меня напал, а орудием был вражиим послушным на всякую ложь и злобу противу отца—сын мой по монашеству, бывший юрьевский наместник Кифа, а ныне клопский игумен, их враг надо мною поиграл. Тайно производили надо мною испытание и многое: действующее лицо был Тимофей викарий, но я не вышел из моего затвора до дня светлаго Воскресения: и вся тем победил, когда дошло, что в великую субботу меня судить начали и предписали. Тимофей писал, требуя ответа в самый благовест к литургии, я написал, что на беззаконныя требования их не соглашаюсь и не слушаю, а как законы церковные повелевают, так и живу по примеру святых отцов. Грозилися синодом и судом, но после уже сатану Бог смирил и все погибло: аз же хвалю Бога моего с песнию и живу во обители, уклонился навсегда от консистории Софийскаго собора и прочих суетностей: и образ моего жития не переменяю. Я бы тебе прислал кучу бумаг, писанных в моем безмолствии, но копий нет готовых: а полезно все сие знать тебе. Был приглашаем в С.-Петербург, но я сказал, что там я ничего не оставил: делать мне нечего и нога моя более не будет в нем по смерть: а равно и из обители по немощам моим, исходить не могу. Наконец вчера 3-го мая я получил от Серафима послание отеческое; да будет мир и любовь между нами—попрежнему: но как я ненарушитель, то и не стараюсь возобновлять: а предаю себя Богу, а от лишних внешних послушаний отказался да отдохну.

„В заключение всего тебе скажу, когда сатана вперед слухи будет пускать, неверь, это бывает во искушение. Слухи о холере коль зла много сотворили многим, а все но вражиевому кознодейству, много диавол имеет слуг против меня. Много скорби, а от всех их избавил меня Господь. Мир тебе: спасись.

„Да молю тебя Бога ради и среды и пятки старайся наблюдать: Бог тебе поможет и ты будешь здрав и мирен.

„Мир тебе, спасись и радуйся непрестанно: радуйся. Фотий. „1832 года, мая 4-го дня. Новгородский Юрьев монастырь".

 

Сообщено Н. Г. Словским.