Екатерина II. [Указ придворной и конюшеной конторам 6 мая 1771 г.] // Русский архив, 1876. – Кн. 1. – Вып. 2.

 

 

Дворцовое распоряжение императрицы Екатерины Второй.

 

УКАЗ   НАШИМ  ПРИДВОРНОЙ   И  КОНЮШЕННОЙ   КОНТОРАМ.

 

Хотя мы сначала нашего царствования уже запретили, чтоб никто при дворе нашем из ливрейных наших служителей, какого б звания ни был, никем  и   ничем бит не был; но ныне уведомились мы, к немалому удивлению нашему, что, не смотря на сиe наше повеление, воля наша не исполняется,   и паки при   дворе нашем возобновилась злая привычка ливрейных  служителей   бить. Мы, имеем в омерзении все суровости, от невежества рожденныя и выдуманныя, чрез cиe  накрепко   запрещаем, под  опасением нашего гнева, всем до кого надлежит, ливрейных наших   служителей, какого б звания при дворе нашем ни находились, отнюдь никогда и ничем не   бить. Естьли же   кто   из  них впадет  в большое преступление, как то:  воровство и протчее, тех, сняв ливрею, отослать к гражданскому   суду; пьяниц же,   нерадивых иди непослушливых  стараться  должно   исправить: 1-е   кротостию; естьли то не помогает,   2-е держанием   под арестом; 3-е   наказание  будет  двусуточное   сажание на хлеб   и воду.  Потеряв же надежду к исправлению такого человека, должно, сняв с него ливрею, при товарищах его и прочтя   ему за что оное   чинится и по чему он не достоин ее носить, отпустить его от двора или отослать в военныя команды, смотря по  вине и   состоянию его.   Из точнаго исполнения сего нашего указа воспоследует, что, чувствуя милосердие и человеколюбие наше, каждый стараться будет исполнять должность свою с наивящим усердием и радением. Господа же командиры, с правосудным безпристрастием, не оставят, когда места опорожнятся, производить и награждать по степеням, обычным при дворе нашем, тех, кои добрым и безпорочным поведением того достойнее окажутся, не смотря ни на какия посторонния ходатайствования и происки, чрез что порядок нами желаемой в доме нашем утвердится и сохранится, к удоволъствию  нашему   А дабы никто неведением о сем нашем повелении не отговаривался, то повелеваем cиe в помянутых   командах  всем   служителям объявить.

На подлинном подписано собственною ея императорскаго величества рукою тако:

 

6-го Мая 1771-го года. Царское Село.

Екатерина.

 

(Указ  этот   сохранился в списке   в домашнем  архиве графа Сергия Дмитриевича Шереметева).