Екатерина II и секретарь Поздняк / Сообщ. В. Луцкий // Русская старина, 1874. – Т. 11. - № 10. – С. 370-371.

 

 

Екатерина II и секретарь Поздняк.

 

В «Русской Старине» изд. 1874 г. (т. X, стр. 778 — 780)  помещен разсказ из времен императрицы Екатерины II об одном чиновнике, разорвавшем  нечаянно  указ императрицы.  Разсказ   этот  в  подробностях неверен. Я, в бытность свою, в августе 1874 г., в Петербурге, слышал об этом  происшествии  от сына  того чиновника,  с которым оно случилось. Зная, что «Русская Старина» дорожит точностью печатаемых в ней статей, спешу сообщить разсказ, как он мне передан.

В 1790-х годах служил в сенате секретарем Поздняк; вместе с тем, он был домашним секретарем при Дм. Прокофьевиче Трощинском. Однажды Трощинской передал ему, подпнсанный  императрицею,  указ  для снятия с него копии.  Поздняк положил его отдельно от прочих бумаг, и дабы ои не запачкался, вложил его  в  обложку. Придя домой, занялся разборкою бумаг и черновыя, ненужныя, начал разрывать;  в числе этих нечаянно захватил обложку, в которой был указ императрицы, и, вместе с указом,  разорвал ее. Увидав сейчас же свою ошибку,  он  страшно испугался: сначала хотел броситься в Неву, но потом, не изменяя своему

 

 

371

намерению, решился прежде зайдти в Казанский собор и, перед смертью, помолиться и попросить у Бога прощения своему невольному самоубийству. Во время молитвы ему почудилось, что будто кто-то советывал ему все это объяснить прямо императрице. Из собора он возвратился домой и, надев свой сенатский мундир, поехал в Царское, где в то время жила государыня. Там он остановился у священника, которому разсказал свое горе. Священник принял в нем участие и сказал ему, что обыкновенно, в 7 часов утра, императрица гуляет с одною дамою в саду; указал место ея гулянья и даже посоветовал, где ему остановиться и ждать государыню,— это было на повороте из одной аллеи в другую.

Он так и сделал.

На другой день, забравшись часов в 6-ть, он ожидал с нетерпением императрицы. Действительно, в 7 часов, показалась она в сопровождении одной дамы. Тогда он встал на колена; императрица заметила его, не доходя несколько шагов, и остановилась в нерешительности; но потом, видя сенатский мундир и смиренную коленопреклоненную позу, подошла к нему и спросила, что ему нужно. Он разсказал ей свое горе.

  «Ты не лжешь», спросила его государыня, «действительно ты по ошибке разорвал мой указ?»

  «Бог свидетель, матушка, что ошибкою», отвечал Поздняк.

  «А кто писал указ?» спросила императрица.

  «Я, матушка государыня», отвечал он.

  «Ну, ступай перепиши и завтра, в это время, будь здесь». Он так и исполнил.

На другой день, в 7 часов утра, он был уже на том самом месте; с иим была чернильница и перо.

Императрица опять явилась в сопровождении этой же дамы; увидев его, подозвала к себе, взяла указ, прочитала и, приказав ему наклониться, подписала у него на спине. Отдавая ему, сказала:

«Прежде всего благодари Бога, что он удержал тебя от самоубийства и внушил тебе мысль явиться ко мне, а потом, чтобы об этом никто, кроме тебя и меня, не знал».

Он свято исполнил волю императрицы: никогда и никому об этом не говорил. Прошло несколько месяцев, как требует его к себе Трощинской; он является.

  «Давно-ли ты задними ходами,  мимо  начальства,  ходишь   к  императрице?» грозно спросил его Трощинской.

  «Помилуйте, ваше высокопревосходительство,  я  никогда  не  бывал у императрицы», отвечал Поздняк.

  «Врешь! Матушка-царица жалует тебе 300 душ и Владимирский крест; на, возьми его и сейчас подавай в отставку. Я не хочу служить с теми, кто забегает к государыне задними ходами!»

Поздняк в испуге передал тогда Трощинскому все происшествие. Трощинской взял его за руку, подвел к образу, поставил на колена и сам встал, сказав: «будем молиться за матушку-царицу,—такой другой нас не нажить», и оставил его на службе.

Вот в каком виде передал мне этот разсказ  отставной   генерал-маиор Поздняк, сын того, с кем это было.

г. Екатеринослав.

Сообщ. В. Луцкий.