Духовные завещания князя Владимира Андреевича Долгорукова // Русский архив, 1896. – Кн. 2. – Вып. 4. – С. 581-587.

 

 

ДУХОВНЫЯ ЗАВЩАНИЯ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА ДОЛГОРУКОВА.

 

1892 года Февраля 18-го дня, по указу Его Императорскаго Величества, Московский Окружный Суд по IV-му отделению, в публичном заседании, открытом под председательством товарища председателя Н. И. Покровскаго, в составе членов, князя С.М. Крапоткина и О. Я. Ягелло, слушал дело об утверждении к исполнению двух домашних духовных завещаний генерал-адъютанта, генерала от кавалерии князя Владимира Андреевича Долгорукова и заключение товарища прокурора Н. Я. Кленина.

25 Июля и 12-го Декабря 1891 года представлены в Окружный Суд два духовных завещания, совершенныя домашним порядком, умершаго в Париже 1-го Июля 1891 года члена Государственнаго Совета князя Владимира Андреевича Долгорукова, следующаго содержания.

 

I.

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. 1885 года Июля 17-го дня, я, нижеподписавшийся, Московский генерал-губернатор, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, князь Владимир Андреевич Долгоруков, находящийся в здравом уме и твердой памяти, составил это духовное завещание в следующем.

1-е. Я желаю, чтобы по кончине моей тело мое было положено в простой дубовый гроб необитый парчею, перевезено до станции Николаевской железной дороги в Москве и со станции той же дороги до кладбища в С.-Петербурге на простых дрогах, запряженных парою лошадей, и предано было земле на Смоленском кладбище в С.-Петербурге, в фамильном склепе, подле могилы жены моей, без приглашения к отпеванию  тела моего войска.

2. Распоряжения по погребению тела моего прошу принять на себя генерал-адъютанта Николая Васильевича Воейкова, действительнаго тайнаго советника Александра Павловича Дегая, почт-директора   Московскаго   Почтамта   действительнаго    статскаго    советника

 

 

 

582

Семена Сергеевича Подгорецкаго и Московскаго вице-губернатора князя Владимира Михайловича Голицына. Аминь.

 

К сему духовному завещанию, писанному мною со слов и по воле завещателя, Московскаго генерал-губернатора, генерал-адъютанта, генерала от кавалерии князя Владимира Андреевича Долгорукова, находящагося в здравом уме и твердой памяти, присяжный поверенный Андрей Евдокимович Нос руку приложил. К сему духовному завещанию Московский генерал-губернатор, генерал-адъютант, генерал от кавалерии князь Владимир Андреевич Долгоруков руку приложил. Что cиe духовное завещание   действительно   составлено   Московским генерал-губернатором, генерал-адъютантом князем Владимиром Андреевичем Долгоруковым, писано, по просьбе его присяжным поверенным Андреем Евдокимовичем Носом, подписано   им,   завещателем князем Владимиром Андреевичем Долгоруковым, и что я, при подписании мною сего завещания, лично видел его, завещателя князя Владимира Андреевича Долгорукова и нашел его в здравом уме и твердой памяти, в том свидетельствуя, подписуюсь действительный   статский   советник  Михаил Степанович Мостовский. В том же свидетельствуя подписуюсь отец духовный завещателя князя Владимира Андреевича Долгорукова, протоиерей Александр Ильинский,

 

II.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. 1885 года Июля 17-го. Я нижеподписавшийся, Московский генерал-губернатор, генерал-адъютант, генерал от кавалерии князь Владимир Андреевич Долгоруков, находящийся в здравом уме и твердой памяти, в дополнение перваго моего духовнаго завещания, составленнаго домашним порядком сего же 17-го Июля 1885 года, составил это второе духовное завещание, в следующем.

1) Прошу внести на вечное о душе моей поминовение государственными процентными бумагами по нарицательной цене для пользования процентами: а) в церковь Смоленскаго в Санктпетербурге кладбища, где будет предано земле тело мое, и в Болдин монастырь Смоленской губернии 1), где предано земле тело покойнаго моего батюшки-родителя—по три тысячи рублей, и б) в Московский Новодевичий монастырь, где предано земле тело покойной моей матушки-родительницы 2), в Александро-Невскую в   Санктпетербурге Лавру,

1) Болдин-Троицкий мужской монастырь 3-го класса, в 16 верстах от города Дорогобужа. По близости от него находилась вотчина князева отца, статскаго советника князя Андрея Николаевича (род. 1772 f 1843). П. Б.

2) Княгини Елисаветы Николаевны, ур.  Салтыковой (f 1857). П. Б

 

 

 

583

где погребены мои родственники, в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру и в домовую церковь при доме Московскаго генерал-губернатора— по две тысячи рублей.

2) Прошу также выдать государственными бумагами  по нарицательной цене для пользования процентами: а) По три тысячи рублей— приюту моего имени в Москве в  ведомстве Московскаго Совета Детских приютов, безплатной лечебнице моего имени в Москве, состоящей при Комитете "Христианская Помощь»  Российскаго   Общества Краснаго   Креста, и   Ломоносовской   семинарии,   состоящей  при Лицее Цесаревича Николая в Москве,  для учреждения стипендий *); б) по две тысячи—больнице имени   Его   Императорскаго   Величества Государя Императора Александра III-го, убежищу для увечных воинов в селе Всесвятском, где находится дом  имени моего; ремесленному училищу моего имени при  Мясницком отделении больницы для чернорабочих в Москве; Православному Миссионерскому Обществу в Москве; Кирилло-Мефодиевскому Обществу в Москве для содержания церковно-приходских училищ; Мариинскому Приюту  Московскаго Общества попечения о детях лиц ссылаемых по судебным приговорам в Сибирь; Коммисии публичных народных чтений, состоящей при Императорском Обществе распостранения полезных книг, и Московскому Художественному Обществу, для ежегодной выдачи из процентов премий лучшему ученику класса  живописи, в) По одной тысяче рублей—мастерской для безприютных моего имени в Москве, Православному Свято-Никольскому братству в городе Ковно, отделу распространения духовно-нравственных книг Общества Любителей Духовнаго Просвещения в Москве, Московской Покровской Епархиальной Общине сестер милосердия, Александровской Общине сестер милосердия "Утоли моя печали» в Москве, Обществу   Любителей церковнаго пения,   Московскому  Благотворительному   Обществу 1837 года, Московской Глазной больнице, лечебнице для приходящих больных Московскаго Попечительнаго о бедных  комитета   Императорскаго Человеколюбиваго Общества, безплатной лечебнице для бедных, учрежденной военными врачами в Москве; богадельне в селе Васильевском Ржевскаго уезда, Тверской губернии; богадельне для престарелых женщинъ, состоящей при 1-м Басманном отделении Дамскаго Попечительства о бедных в Москве; Московскому   Комитету для оказания пособий пострадавшим от народных бедствий;

*) Ломоносовская   семинария   закрылась   еще   до кончины князя   В. А. Долгорукова. П. Б.

 

 

 

584

Коммиссии снабжения безплатно топливом беднейших жителей Москвы; Московскому Обществу пособия несовершеннолетним, освобожденным из мест заключения; Стрекаловской женской ремесленной школе Общества Поощрения Трудолюбия в Москве и Императорскому Обществу для содействия Русскому Торговому Мореходству в Москве, для ежегодной выдачи из процентов пособий беднейшим ученикам мореходных классов на Белом Море. г) По пятисот рублей— Благотворительному Обществу при 1-й Московской больнице, таковому же Обществу при второй Московской Городской больнице, Ольгинскому Благотворительному Обществу при больнице имени Императора Александра III-го в Москве, Благотворительному Обществу при Императорской Екатерининской больнице в Москве, таковому же Обществу при Московской Мариинской больнице и Московскому Обществу бывших университетских воспитанников. д) Императорскому Московскому Университету две тысячи рублей для взноса из процентов с этой суммы платы за слушание лекций недостаточными студентами, е) Вяземскому приюту моего имени, состоящему при Вяземском (Смоленской губернии) благотворительном комитете—одну тысячу рублей.

3) Завещаю в полную собственность дочери моей, жене генерал-адъютанта Варваре Владимировне Воейковой все фамильные портреты и бюсты, а также и все скульптурныя произведения, вазы, старинный фарфор, старинное и драгоценное opyжие, изделия из бронзы и слоновой кости, разныя кабинетныя вещи и другие тому подобные старинные и редкостные предметы, равно все предметы роскоши и искусства, какие окажутся в день моей смерти в занимаемом мною помещении, за исключением пожертвованных 4/16 Апреля 1881 года Московскому Публичному и Румянцовскому Музею предметов, поднесенных мне представителями сословий, обществ и учреждений и частными лицами в дни празднования моих юбилеев 30-го Августа 1875 года и 14 Апреля 1879 года. Равным образом завещаю в полную собственность ей же, дочери моей Варваре Владимировне Воейковой, столовое серебро, бронзу, фарфор, хрусталь и другие предметы сервировки.

5) Из движимаго имущества моего меховыя вещи, белье, платье и обувь должны быть распределены в полную собственность между моим камердинером и его помощником в такой пропорции, чтобы из этих вещей на три пятых их стоимости поступило камердинеру, а на две пятых его помощнику.

 

 

 

585

6)  Назначаю выдачи всем лицам, которыя  будут находиться у меня  в услужении  по   частному  найму  в день моей  смерти, а равно и низшим служителям из числа   состоящих  у   меня лично в услужении по должности моей  Московскаго генерал-губернатора, а именно: а) в размере трехгодоваго жалованья камердинеру, б) в размере двухгодоваго жалованья его помощнику, в) в размере годоваго жалованья всем остальным и г) по сту пятидесяти рублей сержантам казеннаго генерал-губернаторскаго   дома  в Москве:   Гавриле Ремизову, Василию Каверину и Василию Корягину и тем курьерам, которые будут находиться на моей половине.

7)  Для исполнения воли моей, изложенной   в   первой,   второй и шестой статьях этого завещания, назначаю капитал  в шестьдесят тысяч и все движимое мое имущество, какое окажется в день моей смерти, за исключением а) святых икон,   б) предметов  пожертвованных мною при жизни Московскому Публичному и Румянцовскому Музею и в) предметов, о коих мною сделаны завещательныя распоряжения в статьях третьей, четвертой и пятой настоящаго завещания.

8)    Прошу   председательницу   состоящаго   под   Августейшим покровительством Общества Поощрения Трудолюбия в Москве, жену действительнаго статскаго советника Александру Николаевну Стрекалову привести в исполнение распоряжения мои, изложенныя   в  первой, второй и шестой статьях этого завещания, для чего и прошу ее, г-жу Стрекалову, приказать продать все движимое   имущество,  означенное   в   седьмой   статье   этого   завещания   и   вырученныя   деньги присоединить к упомянутому в той статье   капиталу,  и из составившейся общей суммы покрыть расходы по приобретению процентных бумаг для выдачи вышеозначенным учреждениям и произвести выдачи награждения  лицам,   упомянутым в шестой   статье этого завещания, а также заплатить долги *), если таковые окажутся, фабрикантам, ремесленникам и торговцам, поставлявшим для дома моего предметы. Затем все, что останется за таковым  распределением, я прошу   ее   же   Александру   Николаевну   Стрекалову  раздать   по   ея усмотрению  бедным   столичнаго   города  Москвы  и  богоугодным и благотворительным заведениям этой столицы из числа непоименованных во второй статье этого завещания.

9)  Прошу ее же Александру  Николаевну Стрекалову, по совещании с духовным отцем моим, распределить все святыя   иконы,

*) Долгов этих почти не оказалось, вопреки распространенной молве. П. Б.

 

 

 

586

которыя окажутся в день моей смерти, в занимаемом мною помещении, за исключением пожертвованных мною Московскому Публичному и Румянцовскому Музею, поместив их: а) в домовой церкви, что при доме Московскаго генерал-губернатора, б) в домовой церкви генерал-адъютанта Николая Васильевича Воейкова в Санктпетербурге, в) в Московском Новодевичьем монастыре, г) в церкви на Смоленском в Санктпетербурге кладбище, д) в Болдине монастыре Смоленской губернии и е) в Свято-Троицкой Сергиевской Лавре.

10)  Из особаго оставшагося после смерти моей  денежнаго   капитала, сверх упомянутаго в седьмой статье настоящаго завещания, назначаю.... действительному статскому   советнику   Григорию Антоновичу Захарьину одну тысячу рублей или подарок такой же стоимости, по одной тысяче   пятисот  рублей   надворному советнику Ивану Максимовичу Кондратьеву и надворному советнику Егору Лукьяновичу Васильченко;    по   одной   тысяче   руб.   статскому   советнику   Сергею Семеновичу Голубкову и надворному советнику Владимиру Георгиевичу Глики;    по пятисот   рублей   действительному статскому   советнику Николаю   Ивановичу   Стуковенкову   и   врачу   Дмитрию   Алексеевичу Сергиевскому и десять  тысяч   рублей   коллежскому   секретарю Александру Алексеевичу Оленину, если за   вышеозначенными  выдачами, определенными пунктами а, б, в и г десятой статьи этого   завещания из особаго упомянутаго в этой статье капитала образуется остаток.

11)  Настоящим завещанием, вторым составленным в дополнение перваго   писаннаго   сего   же   числа, я отменяю все   завещания, составленныя мною прежде сего числа, и прошу считать действительными   только  два завещания,   это и первое,   составленныя Июля 17-го сего 1885 года,  Аминь.

 

(Следуют теже подписи, что и при первом завещании).

 

Второе завещание изложено на трех листах и скреплено завещателем. Из заявления об оставшемся после князя Долгорукова имуществе видно, что оно состояло в капитале и процентных бумагах на сумму по законной оценке 39,449 рубл. 86 коп. и показано предъявленных долгов к опеке над имуществом князя Долгорукова на 8782 рубля 66 коп. Подписавшие завещания свидетели Ильинский и Мостовский при допросе их 7 Января 1892 года на суде показали, что завещание это подписали по личной просьбе самого завещателя, котораго при этом лично видели и нашли в здравом уме и твердой памяти.

 

 

 

587

Исполнение духовных завещаний князя В. А. Долгорукаго принял на себя (за отказом А. Н. Стрекаловой) приятель его и некогда сослуживец, шталмейстер Петр Владимирович Бахметев.

Согласно воле покойнаго князя, назначено было выдать в поименованные им монастыри, церкви, благотворительныя учреждения, прислуга и проч. 64000 рублей. За исключением 3000 р. в Ломоносовскую семинарию, состоявшую при Лицее Цесаревича Николая и мастерской для безприютных имени князя в Москве 1000 рубл., были выданы нотариальным порядком 60000 р. согласно указанию, а 4000 р. не были выданы потому, что Ломоносовская семинария и мастерская уже закрылись.

Фамильные портреты, бюсты, скульптурныя произведения, старинный фарфор, старинные и редкостные предметы, равно предметы роскоши и искусства, завещанные дочери покойнаго князя, за отказом ея от принятия наследства, переданы внукам покойнаго, князьям Долгоруковым, утвержденным в правах наследства Московским Окружным Судом.

Все предметы, поднесенные представителями сословий, обществ, учреждениями и частными лицами, согласно воле покойнаго, переданы в Румянцовский Музей.

Согласно воле покойнаго князя все принадлежавшее ему движимое имущество продано аукционным порядком.

Продажа производилась Городской аукционной камерой. Долгов частных на покойном князе оказалось всего 8782 р. 66 к., из коих 1600 рублей в Петербурге. Эти долги сполна уплачены.

После покойнаго князя осталось процентными бумагами и деньгами 39449 р. 86 к., аукционной продажею выручено 56239 р. Бриллиантовые медальоны жалованные проданы в Кабинет Его Императорскаго Величества за 15000 рублей, с княгини Александры Иосифовны Голицыной получено 4194 руб. Всего 115683 рублей 86 коп.

За уплатою по всем статьям, означенным покойным князем в духовных его завещаниях, осталось его денег около 45 тысяч рублей, которые розданы и раздаются бедным людям, в память его, на Поварской, в Казаковском приюте.

Вот как любил Москву и Москвичей ея уроженец и вечно памятный генерал-губернатор.