Державин Г.Р. Письма Г.Р. Державина к В.С. Попову / Публ. А.Я. Ставровского, примеч. Я.К. Грота // Русский архив, 1865. – Изд. 2-е. – М., 1866. – Стб. 855-869.

 

 

 

ПИСЬМА Г. Р. ДЕРЖАВИНА К В. С. ПОПОВУ.

 

Эти письма печатаются с подлинников, извлеченных профессором Киевскаго университета А. Я. Ставровским из драгоценнаго и разнообразнаго Решетиловскаго архива; из них I, II, IV и VII-е писаны собственноручно, остальныя писарем и только подписаны Державиным. Они важны потому, что ближе знакомят нас с славным певцом в его обыкновенной, практической жизни: до сих пор писем Державина почти вовсе не было в печати.

 

 

I.

Милостивый государь мой Василей Степанович! (1) Вручитель сего письма вхож к его светлосги. Он был на сих днях в Выгорецком общежительстве, довольно известном князю. Дошли до меня прозьбы от некоего Семена Петрова, жившаго прежде в том жительстве, между прочим и о допущении его паки в оное. Хотя сей податель будет безсумнения вопрошаем от любопытнаго князя; но мне хочется чрез вас милостивый мой ведать его светлости мысли: настоять ли о принятии Петрова в Сузиомки по его желанию, или в том нет нужды? Впрочем сей вестник о раскольничьих делах и пребывании подробно вам донесет и изъяснит в чем состоит дело. О себе вам донесу, что при последнем вашем со мною свидании памятны мне сказанныя  вами слова.  Я за  превеликое

(1) Так как это обращение повторяется, то при остальных письмах мы его опускаем; с V-го письма впрочем уже просто милостивой государь, без мой— черта стариннаго эпистолярнаго этикета,

 

 

 

856

сочту себе удовольствие, ежели получу повод благосклонным вашим отзывом иногда о чем либо переписываться с вами и пересылать письма к дружищу моему и родне Ивану Максимовичу. Пребываю с нелестным высокопочитанием и искренностию ваш милостиваго государя моего покорнейший слуга Гавриил Державин.

1 апреля 1785 года

Петрозаводск.

 

Кн.   Потемкин,   как   известно,   любил входить   в   сношения   с   старообрядцами. (См.   в   Чтениях  Общ.   Ист.   и Др.  1860, кн. 4, его примечания на записку  старообрядцев, относящияся к 1784 г.) В. С. Попов   (как   кажется, земляк  Державина), заведуя канцеляриею князя, в то же время, еще  с  1784  г.,   находился  при собственных делах государыни у принятия прошений   (См.   Бант.   Кам.).   Если   справедливо замечание, что во все времена дела делаются не столько лицами видными, как второстепенными исполнителями,   то  Попова  можно назвать одною из важнейших государственных пружин в последние 10 или 15 лет Екатерининскаго   царствования.   Знаменитый Выгорецкий  скит  находится в Олонецкой губернии,   коею   тогда   правил Державин. Настоятель скита, Андрей Семенов, жаловался  кн.  Потемкину на  Державина за то, что тот приказал земской полиции лично осматривать паспорты старообрядцев, большею частию беглых.  Потемкин было разсердился, но потом Державин разъяснил ему   дело.   См.   Записки   Державина   (стр. 266).   Из Записок   же (стр. 255) видно, что не  задолго перед тем,   как писано это письмо, именно в марте 1785 г. Оло-

 

 

 

857

нецкий генерал-губернатор и неприятель Державина Т. И. Тутолмин уехал в Петербург, но что там ему не удалось повредить нашему поэту. Может быть, расположение В. С. Попова и милость кн. Потемкина послужили в этом случае оградою Державину.

 

 

II.

Ведая настоящее ваше многотрудное служение, не осмеливался я, милостивой государь мой, обезпокоивать вас моими всепокорнейшими прозьбами о исходатайствовании мне у его светлости защищения по известному вам чрез Ивана Максимовича делу Гарденина. (3) Знаю, не то теперь время, чтоб докладывать о безделицах и утруждать его светлость; но в крайности, что Иван Васильевич (4) не токмо престал меня гнать, но даже вновь простирает свой гнев и явным образом жалуется теперь Сенату, якобы я выдачею Гарденину денег присвоил его себе власть и делаю ему неуважение и тому подобное. Хотя чувствую я себя во всех его неудовольствиях невинным, но сила всегда почти превозмогает справедливость. А потому и отношуся я к вашей благотворительной мне помощи и всепокорнейше прошу приложенное при сем письмо при благоприятном случае поднесть его светлости и внушить, сколько можно полнее,

(3)     Гарденин,    Воронежский    купец   (потомки коего, уже  дворяне, до  сих пор живут в Задонском уезде) в качестве провиантскаго комиссионера   скупал и доставлял хлеб в армию, действовавшую под главным начальством Потемкина против Турок. Державин, вопреки формальностям, удовлетворил Гарденина и этим навлек на себя множество неприятностей, подвергся суду, лишился   места    и    был   вполне   оправдан   только вследствие личнаго объяснения с государынею. Дело это подробно разсказано в его Записках, стр. 274 и д.  На стр.   283-й он  упоминает о своей надежде  в  этом  случае  на  кн. Потемкина и на благосклонное расположение В. С   Попова.

(4)    Гудович,   наместник  Рязанский и Тамбовский, ближайший тогда начальник Державина.

 

 

 

858

обстоятельства дела, для чего копию с сенатскаго указа при сем препровождаю, с моими на оной оправданиями, что, исполняя открытое повеление его светлости, на мало не преступил я закона и не толковал онаго превратно. Я не жалуюся на сие вышнее правительство и терпеливо переношу его неблаговоление, но по нынешнему военному времени  могут встретиться паки подобные случаи, в которых, по небытности здесь генерал-губернатора, должно будет  мне екстренно решиться на исполнение открытых повелений его светлости или других военачальников, то я и не знаю уже теперь, как мне поступать будет в разсуждении  каковаго обстоятельства и других от онаго происшедших дел. Просился я для объяснения  в Петербург,  но не получил   по сие время позволения. Из письма к его светлости изволите увидеть, что я прошу милостиваго его о том покровительства, то вас, милостиваго государя, дружбою Ивана Максимовича и моею покорнейшею убеждаю просьбою подать мне  в сем случае вашу руку помощи и, естли можно,  исходатайствовать  у  его   светлости хотя одну черту, в защищение моей  невинности, к ея императорскому величеству; ибо без того все на меня возстали. Вот каково служить верою и правдою! Не скрою также от вас, милостивой государь, и того, что повидимому Иван Васильевич, желая снисходить всем безпорядкам Казенной Палаты, весьма слегка исполнил сенатской указ и не сделал в точности по тому взыскания над виновными, а между тем, чтоб оный оставить в бездействии, старается меня отселе вытеснить. А как, по нещастию моему, от переводов из губернии в губернию, по небогатому моему состоянию, я уже довольно потерпел и разорился, то и опасаюсь я, чтоб меня отсель куды не перевели; а для того и желательно бы мне было, чтоб я здесь был оставлен: ибо, ест-

 

 

 

859

ли я в чем виноват, то пусть поступают со мною по законам, а не играют как шашкою по прихотям генерал-губернатора. Пусть докажут мою неспособность к службе и спросят у здешняго дворянства, довольно ли оно мною, кроме Казенной Палаты, которой в необходимости я был свидетельством денег открыть безпорядки и утрату знатных сумм казны (5). Ежели меня не одобрят, то не токмо куды перейти, но и вовсе я готов оставить службу без малейшаго роптания. Наконец всепокорнейше прошу хотя приказать кому уведомить меня, могу ли я ласкаться милостиваго его светлости себе заступления, чем к вечной благодарности обяжете с истинным почтением и преданностию пребывающаго вашего, милостивый государь, всепокорнейшаго слугу Гаврилу Державина.

Августа 25 числа 788 года   Тамбов (6)

 

Упоминаемый в первых двух письмах Иван Максимович — Синельников, называвший Державина в переписке с ним дядею. Он служил под начальством кн. Потемкина в Новороссийском крае; по месяцословам находим его в 1778 г. подполковником и воеводою в Славянской провинциальной канцелярии, а в 1788 генерал-маиором и правителем Екатеринославскаго наместничества. Державин однажды упоминает о Синельникове в своих Записках  (стр. 132) Я. Г.

 

 

III.

Для доклада ея императорскому величеству нужно выправиться, какая за состоявшимся в 1748 году декабря в 4 день   имянным   указом о  пожаловании

(5) До 120 тысяч, по словам Державина, подробно излагающаго это дело в своих Записках (стр. 273 и д.)

(6) Старинное, еще до-Петровское правописание имени этого города, как Синбирск, верное произношение, и неизвестно почему перемененное.

 

 

 

860

Дарье Казанцовой дачи Краснаго Кабачка взята была в тот же день в Кабинете с нея Казанцовой подписка о непродаже ей отнюдь той дачи и владении ею по прежнему; и по поводу какого повеления сие учинено? О чем покорнейше прошу ваше превосходительство приказать кому следует выправиться и меня уведомить. Пребываю и  проч.

19 июля 1792 году,  Царское Село.

 

В это время, оба, и Попов и Державин, уже были статс-секретарями Екатерины.— Красный Кабачек -  известная дача по дороге из Петербурга в Петергоф, мог быть особенно памятен Государыне: там, 30 лет назад, отдыхала она на походе к Петергофу, лично предводительствуя только что присягнувшею гвардиею, в торжественную ночь с 28 на 29 июня. Мы уже знаем, как впоследствии, сберегала она в благодарном воспоминании все даже случайный и мелочныя обстоятельства  тех дней.

 

 

IV.

Вчерась, в небытностъ мою дома, привез курьер ваш билеты мне для входа в музыкальной клуб и денег за оные не взял. Я препровождаю оныя к вашему высокопревосходительству, покорнейше прося приказать взнесть их в кассу клуба. А между тем, сколько мне известно, то будущий вторник ваш собственной праздник, и ежели вы будете обедать тот день в клубе, то позвольте мне приехать туда к столу и поблагодарить вас как за лестное ваше ко мне расположение, так и за сделанную честь приглашением быть в почтенном и приятном вашем сообществе членом. Пребываю и проч.

15 декабря 1807 года (Спб.)

 

Оба были действ. тайн. советниками, Державинъ в отставке, а Попов управлял Комис. и Провиант. департаментами. Может быть, Державин под именем музыкальнаго клуба разумеет тогдашнее Филармоническое Общество.

 

 

 

861

V.

Два письма вдруг вашего высокопревосходительства от 5-го и от 12-го числ текущаго месяца имел удовольствие получить. Вы крайне меня в моем уединении своим воспоминанием утешили, тем паче приятным уведомлением, что сообщили известие о мире с Турками. Таковыя известии или и просто о здоровьи вашем мне будут всегда приятны. Также и Дарья Алексеевна (7) благодарит вас, что вы ее вспомнили. Удивительна мне выписка из письма г-на Комбурлея, о Спендовской. Конечно в канцелярии Сергея Кузмича (8) кто позабыл или по неблагоприятству не отослал г-ну Комбурлею (9); но я Сергеем Кузмичем точно был уведомлен, что письмо послано. Пусть она справится. — Дай Бог, чтоб вы получили случай что либо сказать мне о торжестве нашего монарха и о успехах его сил над врагами нашими. Дней на десяток я еду в Псков. Между тем, с истинным моим почтением и пр.

Июня 18 дня 1812. С. Званка.

 

 

VI.

Я из Пскова 5-го числа сего месяца возвратился. Там наехал довольно суматохи от близкаго военнаго театра, как разными неприятными вестями, так и страшным выгоном лошадей. Приказано было поставить на каждую станцию по 5000, что было привело жителей в некоторое смущение и уныние, но после несколько облегчены, и не знают что далее будет. — По дружескому вашему благорасположению, желал бы что нибудь слышать от вас и основательнее и приятнее.

(7)   2-я жена Державина, урожд. Дьякова.

(8)  Вязмитинова.

(9)  Михаил Иван.  Комбурлей,   тайн.   сов.  и сенатор  был тогда  Волынским гражд. губернатором  (см. Месяцеслов с росписью на 1812 г.)

 

 

 

862

В Пскове было меня перепугали, но что делать!—Узнав, что в тамошнем соборе почивают мощи Российскаго героя, великаго князя Гавриила и находится страшной его меч, пошел полюбопытствовать и велел от искренняго сердца отпеть молебен за успех нашего оружия. И вот при сем случае какия пришли мне в голову мысли вам сообщаю, желая, чтоб оне сбылись:

Надпись

на мечь великаго князя Псковскаго Гавриила, на котором насечены золотом сии слова:

honorem теит петіпі

dabo.

Се   страшный   князя   мечь   Псковскаго

Гавриила—

С ним чести никому своей  не отдал

он.

Да  снидет от него на  Александра сила,

И  с  срамом   побежит  от  нас  Наполеон (10).

 

В Пскове, июля 1 дня 1812.

 

Пребываю впрочем с истинным и т. д.

Июля 7 дня 1812. С. Званка.

 

 

VII.

16 июля 1812 года. Нов-город.

Почтенное и приятное мне письмо вашего высокопревосходительства от 10 числа сего месяца подучил, за которое от всего моего сердца благодаря, прошу и впредь уведомлять меня новостями, по нынешним обстоятельствам толь нужными. Последний бюлетень и прочия газетныя известия из Северной Почты мы знаем.— Скажу о наших: по манифесту известному, всеобщим государя императора возванием и я призван от новогородскаго дворянства в Нов-город.

(10) Эти стихи были напеч в С. Отечества 1812 г. ч. I, № VI. Я. Г.

 

 

 

867

тоже сделал, льстя нам, и далее. В нынешнем свете эти вещи обыкновенны. Правды нигде ни на грош нет. Кончина покойнаго графа Ильи Андреевича (16) и Авдотьи Дмитриевны, также и прочих, меня довольно тронула, как приближающегося к такому же пути; но это участь всех земнородных, то и должно ожидать, пока ударит поход. Думаю, что начнутся теперь скоро военныя действия; как они для всякаго, любящаго свое отечество, занимательны, то весьма обязать изволите, ежели что возможно сообщить. Крайне бы обязали, ежели б к 13 (17) числу будущаго месяца посетили на Званке вам преданнейшаго человека, который не может ничем угостить достойным вас, но одним только усердием; но я не смею сим и ласкаться, а сохраняя вас в памяти моей безпрестанно, с истинным моим почтением и пр.

Июня 27 дня 1815 г. С. Званка.

 

 

IX.

По дружескому вашего высокопревосходительства ко мне расположению смею приложить под открытою печатью письмо мое Михаилу Ивановичу Комбурлею, из котораго вы изволите усмотреть, что я прошу его совета относительно взыскания долгу моего с графа Струтинскаго. Вас покорнейше прошу отослать оное к нему и попросить его о благосклонном его в сем деле мне пособии. Мы с часу на час ожидаем возвращения нам любезных государя и государыни или, покрайней мере, известия о том. Ваше высокопревосходительство крайне меня обязать изволите,   ежели  о том что нибудь

(16) Гр. Струтинский, виленский помещик, живя в Петербурге, познакомился с Державиным и получил от него в займы в разное время до 20 тысяч рублей. Я. Г.

(17) День имянин Державина.  Я. Г.

 

 

 

868

мне сообщить изволите.  Пребываю впрочем и т. д.

Августа 14 дня 1815 года. С. Званка.

 

 

X.

Едва   я успел   отправить   к вашему высокопревосходительству письмо мое от 14 числа сего месяца, как получил ваше от 12-го.   Чувствую   я   тому цену, что вы меня помните и находите удовольствие в переписке со мною; то благодаря от всего   моего   сердца за сие ваше ко мне дружеское расположение, спешу уведомить вас, что я слава   Богу   здоров. Крайне желаю знать   о  здоровьи вашем и помогла ли вам  та огромная машина, с которой капли  водныя вас пользовали и о которой вы мне писали? Здоровье нужнее  и безценнее всего. — Касательно политических новостей, что Бонопартовы приключения сравниваете   вы с Беллерофонтовыми, то это стихотворческая мечта, хотя на некоторое время и утешает, но не вполне; ибо по моему мнению,  ежели Прометей   должен   был   терпеть   мучительное терзание   за благодеяния,   оказанныя роду человеческому, то, кажется, самая истина требовала наивящей казни за безчисленныя злодеяния, сим чудовищем нанесенныя. Доколе он жив, то не  успокоится  Франция.   Будут   выискиваться головы, которыя  возраждать   будут крамолы. Я, кажется, смело пророчить могу, что и чрез четыре   года,   когда союзныя войска выдут из мятежных пределов, естьли  он будет  жив,  не преминет вспыхнуть пламень раздора у народа кичливаго и развращеннаго, который не знает Бога и предела истиннаго любочестия. Но наше дело:  видеть, мыслить, молчать и повиноваться.—Ежели бы я был язычник, то бы несумненно верил, что Петра   Владимировича   при Хароновой лодке обступили теперь тени, и он перед Миносом и Ромодантом разсказывает Ев-

 

 

 

869

ропейския ведомости, о коих злые с радостным лицем, а добрые, и так и сяк слушая, разсуждают, что злочестивцу такому как Бонапарте по сию пору такое делается уважение. Впрочем не мое это и дело, а мое только то, чтоб любить, почитать вас с искренностию, с каковою навсегда пребываю и пр.

Августа 18 дня 1815. С. Званка

 

За некоторыя примечания  к этим письмам мы обязаны благодарностью академику.  Я. К.  Гроту.

 Use OpenOffice.org