Демидов П.А. Сказка П.А. Демидова // Русский архив, 1873. – Кн. 3. – Вып. 11. – Стб. 2244-2247.

 

Сказка П. А. Демидова.

 

1774-го года, Августа 18 дня, в Государственной Юстиц-коллегии статский советник Прокопий Акинефиев Демидов сказал. 1) От роду ему шестьдесят четыре года; из дворян, потому что, когда дед его Никита Демидович в 1672 году, будучи кузнец в Туле, рачением своим достиг и умножил про армию Всероссийскую солдатскаго ружья, по одному рублю по восьмидесяти копеек фузею, яко и дешевою ценою; за что его, блаженныя и вечной славы достойныя памяти, Государь Император Петр Великий начал знать и жаловать, и в 1702-м году пожаловал ему в Сибири железные заводы. 2) Но как Сибирь тогда была весьма малолюдна, то помянутый дед его, чрез вызывание к тем  заводам и приохочивание людей, собственными деньгами своими умножил народ; а тем железные и медные заводы до такого возвел совершенства, что со оных,

 

 

2245

как военные припасы, даже и до пушек,  так и   железо,  не только в казенныя места доставлял дешевыми ценами, но и для народнаго удовольствия  в Москве  по сороку  копеек пуд продавал; за что помянутым Государем Императором в 1720-м году всемилостивейше и пожалован он и его потомки в  дворянское достоинство. 3) А по смерти того деда, отец его Прокофьев Акинфий  Демидов  сверх того  еще  приумножил в Колывано-воскресенских заводах медные, серебреные и золотые  заводы-ж, так что корона от них получает и доныне  знатные доходы. 4) А после того отца своего, он, Прокофей, по 1769 год, то есть по день продажи означенных заводов, теж самыя  пользы   государству   трудами своими доставлял, каковы были от его предков. 5) А по продаже заводов принят он во общество Императорскаго Воспитательнаго Дома, в 1771 году, где для государственнаго блага и в пользу общества продолжает услуги свои и доныне, а именно: а) В Москве,  зачатое при том доме оставшее каменное строение строит,  по  высочайше   апробованным чертежам,   своим   иждивением.  б) В силу публикованнаго от Опекунскаго Совета  в 1770   году  об открытии   Воспитательнаго   в Санкт-Петербурге дома объявления при оном госпиталю для сирых и неимущих родильниц двадцать  тысяч рублей от него дано, и на оной сумме надлежащее установление основано, в) Определил он  для   ста   мальчиков в безпрерывное и на вечныя  времена продолжаемое   содержание  из купеческих детей для обучения комерции двести  пять тысяч рублев, на котором его иждивении оное Комерческое Воспитательное Училище при

 

 

2246

том-же доме, по высочайшей Ея Императорскаго Величества конфирмации с представляемою апробациею от разсматривающих оный план уполномоченных особ и заведено, за что он в 1772-м году именным Ея Императорскаго Величества всевысочайшим указом в статские советники всемилостивейше пожалован, о чем и всей публике знать дано, г) Сверх же того вспомоществовать он будет к открытию учреждаемой при том же доме в пользу общества ссудной денежной казны, ежели нашедшия на него Демидова утеснительныя обстоятельства ему не воспрепятствуют. 6-е) А в штрафах он Демидов бывал по нижеследующим случаям таким: а) В 1767-м году Июля 8 числа, в день его именин приходил к нему в дом сенатских рот солдат; а кто он таков, не знает; поздравлял его со днем именин, объявляя, что он для того поздравления прислан к нему от всех сенатских солдат, которому он, Демидов, без всякаго намерения, а из одной только чести, и дал на всю команду двадцать рублев, но за то по указу Правительствующаго Сената взыскано с него Канцеляриею Конфискации двести  рублев, и отданы в Московский Воспитательный Дом.

б)  В том-же   году   Октября   12-го дня, по   резолюции Главной Полицеймейстерской Канцелярии, в силу поведения   господина   генерала-аншефа сенатора,   генерал-полицеймейстера и кавалера Николая  Ивановича Чичерина, взыскано  с  него   Демидова за держание им у себя в доме Новороссийской   губернии   купца    Леви Вульфа, за необъявление   в полицию паспорта, штрафу пятьдесят рублев.

в)    А в 1768 году в Июле месяце, по челобитью двоюроднаго брата его

 

 

2247

Никиты Демидова, за сочиненное им Прокопием письмо, которое признано за пасквиль и по докладу вышеписаннаго-ж господина генерала аншефа, сенатора и генерала полицеймейстера и кавалера Николая Ивановича Чичерина,а по всевысочайшей Ея Императорскаго Величества конфирмации, то письмо на болоте с барабанным боем под виселицею через палача сожжено, а он, Демидов, в Московской полиции пред присутствием у того брата своего прощения просил. А более того ни в каких штрафах и подозрениях он не бывал.

На подлинной подписано тако: к сей сказке Прокофей Демидов руку приложил.