Бурнашев М. Театр при Императорской Академии художеств в XVIII веке // Старые годы, 1907. - № 7. - С. 391-403.

 

Редакция текста – Арина Шепелёва

 

 

 

 

391

ТЕАТР ПРИ ИМПЕРАТОРСКОИ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ В XVIII ВЕКЕ.

(Théatre à l'Académie des Beaux-Arts au XVIII-e siècle, par M. Bournacheff).

Славный восемнадцатый век, век Елисаветы Петровны и Екатерины Великой, был одной из лучших страниц истории русского искусства. Обе Императрицы широко покровительствовали ему. Весь блестящий Двop старался подражать им в этом. Сперва лишь как роскошь и забава доступная Императорскому Дому, искусство, во всех его видах, постепенно делается достоянием кружка лиц, стоящих близко ко Двору 1). Богатые вельможи и сановники строят роскошные загородные дворцы, украшают их картинами и скульптурными произведениями, заводят собственные оркестры и театральные труппы.

Такая роскошь требует громадных единовременных затрат и больших средств для ее поддержания и не позволяет искусству распространяться в широких слоях общества.

С другой стороны искусство этой эпохи по своему содержанию и характеру чуждо широким слоям общества. Оно высоко аристократично. Неисчерпаемой темой служат ему жизнь Царского Дома и Двора. Оно воспевает благодеяния и заботы Монархини, окружающих ее вельмож, придворные торжества, длинной чредой проходящие чрез всю эту эпоху. Поводом для последних одинаково служат: заключение

 

 

392

мира, приезд иностранного принца или «благополучное окончание привития оспы» Государыне и Наследнику 2).

Царствование Елисаветы Петровны ознаменовалось в области искусства основанием Императорской Академии Художеств.

В первые годы существования Академии внутренний строй жизни ее питомцев носил на себе столь своеобразный отпечаток, что нет возможности делать какие-либо сравнения с современной нам Академией. В XVIII веке Академия была закрытым училищем и мало чем отличалась от других учебных заведений той эпохи. Шувалов, отдавая приказания 3) о внутреннем распорядке в стенах Академии, так пояснял свою мысль Кокоринову: «как обыкновенно во всех училищных местах водится».

Учеников обучали кроме специальных предметов правописанию, математике, катехизису и пр... Педагогический персонал, состоявший большею частью из офицеров 4), должен был следить «чтоб все ученики в 5 часов с постели были подняты и в половине шестова в чистоте были приведены в зал на молитву» и «чтоб было учение их порядочное без шалостей и обхождение их благопристойное» 5). В описании одного праздника говорится, что учителя «старались наставлениями своими вливать в молодые сердца учеников своих честные сентименты и благонравие» 6).

Не взирая на такие требования, в стенах Академии царил беспорядок. Вот что пишет об этом в одном из своих ордеров [30 мая 1762 г.] сам «куратор» Академии Шувалов: «сего дня будучи я в Академии усмотрел крайней во всем непорядок; 1] было 4 часа после полудни но еще третей части учеников не было и офицер караульной сказал, что токмо их повещать начали, по причине, что профессоры и учители поздно приходят, 2] на верху где живут ученики видел великую нечистоту..., 3] некоторые ученики босые и затем в классы неходят».

Все принимаемые меры не давали однако благоприятных результатов и беспорядки все увеличивались. Бецкой, вступив в должность президента Академии, так писал Кокоринову: «Я слышал, что многие из учеников находясь в праздности не доволно без нужды по улицам шатаются, но и болшия непристойности делают» 7).

В XVII—XVIII вв. все немногочисленные учебные заведения России, по примеру Западной Европы, уделяли много внимания устройству ученических театральных представлений. Педагогика того времени придавала театру столь серьезное значение, что в истории русской и иностранной литературы и театра мы встречаемся с вполне самостоятельной областью драматических произведений, известных под названием «школьной драмы». Последняя обыкновенно была произведением местного учителя риторики, пиитики или другой подобной науки и разыгрывалась учениками.

Школьная драма ведет свое происхождение частью от мистерии, у которой заимствовала религиозный характер, частью от «moralité».

 

393

Необходимым элементом последних были аллегория и символизм. Позднее, под влиянием «возрождения», авторы начинают вводить мифологический элемент.

В допетровскую Русь «школьная драма» проникла через Польшу в Киевскую Духовную академию, затем при митрополите Димитрии в духовное училище в Ростове Великом, о чем сохранились вполне достоверные данные. Как пример приведем заглавие одной из комедий сочиненной самим митрополитом Димитрием 8): «Премена непостоянного мира сего гордости сетми и маловременной жизни человеческой уловляющая. В вечную же муку посылающая на треокаянном Ироде, за гордость ищущего рожденного всех царя Христа убити. Изображенная на преславный праздник Рождества Христова в Богоспасаемом граде Ростове: от благочестивых начинающихся учитися греко-латинского языка отроков. Декабря в 24 день 1702 года».

Школьную драму мы встречаем в славяно-греко-латинской Академии в Москве, где она процветала в особенности при Симеоне Полоцком.

Начиная с конца первой половины XVIII века (школьная драма» как самостоятельная отрасль театральной литературы исчезает. Но сценические представления надолго остаются в стенах учебных заведений.

Ярким доказательством вышесказанного служат исторические данные о кадетском Шляхетном корпусе. Это учебное заведение сыграло громадную роль в истории русского театра. Питомцев корпуса «непременно в свободные после классов часы тражедии обучали». Ими же разыгрывались пьесы не только в стенах корпуса, но и на театре Зимнего и Петергофского дворцов. В этот же корпус были определены для обучения Дмитревский, Григорий и Федор Волковы и другие известные актеры 9).

Мы имеем также некоторые сведения о театральных представлениях «при обществе благородных девиц» [Смольный институт]. В архиве Академии Художеств сохранились следующие интересные данные 10) по этому вопросу. «По согласию академии господина президента, господину инспектору отпустить на несколько месяцев учеников Якова Герасимова и Федора Матвеева к италианскому художнику театральных декораций находящемуся при обществе благородных девиц для приобучения их тому художеству». Несомненно, что «италианский художник театральных декораций» был приглашен в Общество Благородных Девиц не только для обучения этому художеству, но также и для писания декораций для спектаклей.

Императорская Академия Художеств стояла, несомненно, ближе Киевской духовной академии, Ростовского училища, Шляхетного корпуса и других учебных заведений к искусству и тем самым к театру. Поэтому можно было бы предположить, что начальство Академии Художеств с самого начала введет в программу театральные представления.

Между тем мы видим как раз обратное. Учреждение театра

 

394

при Академии Художеств относится к 1764 году, т. е. шестому ее существования.

Из приводимого далее документа видно, что ученики выразили желание устроить театр. Начальство, изыскивая меры к водворению порядка и отвлечению юношей от «недозволяемых шалостей», согласилось «по желанию их дозволить играть комедии и трагедии при Академии Художеств».

Таким образом театр при Академии обязан своим существованием тем самым ученикам, которые были «босыми и в класс не ходили» и «находясь в праздности без нужды по улицам шатались».

Снисходя на просьбы учеников, Бецкой в ордере 11) на имя Кокоринова писал: «Для отвращения мыслей ученических во время праздное от скуки причиняющей угрюмость и для недопущения их до самых недозволяемых шалостей: по желанию их дозволить играть комедии и трагедии при Академии Художеств; чего ради небольшой театр приказать сделать в удобном месте, так же принадлежащие к тому приготовления как в платье так и в декорации из экономической суммы, не более на то употребя трех сот рублев. Но чтоб сие только служило собствен для Академии, а не для посторонних людей».

В этом ордере предусмотрены и предрешены все вопросы, которые могли возникнуть при устройстве театральных представлений.

Цель театра была чисто педагогическая, а не художественная, чего можно было бы требовать в данном случае от Академии Художеств, как единственного в то время рассадника искусств. Правда, средства, кажущиеся на наш взгляд столь незначительными, для того времени были очень велики 12) и позволяли обставить спектакли с полной роскошью и, во всяком случае, не к ущерб художественным требованиям. К тому же расходы значительно уменьшались тем, что большая часть костюмов была передана из Придворной Конторы.

Ордер Бецкого ясно указывает, что театр служил «собственно для Академии, а не для посторонних людей». Но трудно предположить, чтоб в то патриархальное время в число зрителей не допускались близкие и дальние родственники начальства и преподавателей со своими знакомыми, «чадами и домочадцами», приживалками, карлами, арапками. Так отправлялись в XVIII веке на всевозможные празднества.

В каком зале Академии был устроен театр: нельзя указать даже предположительно. Несомненно одно — сцена носила характер домашней и могла легко разбираться. Так для одного из торжеств Совет постановил «из залы в которой ныне состоит театр по приторгованной цене за 64 ру приказать перенесть онои в удобное место, а в августе поставить по прежнему».

В числе зданий отведенных под Академию был также «взятый дом от российскова театра» [Головкинский дом]. Но несомненно, что спектакли происходили не в этом помещении. Такой факт в ордере Бецкого был бы отмечен ясно. Между тем из него видно, что выбор места под Академический театр был предоставлен усмотрению Кокоринова 13).

 

395

Вслед за разрешением начальства устроить театр началась усиленная подготовка к первому спектаклю. 19 февраля адъюнкт Гаврила Козлов донес 14), что подряженные для исправления театральной декорации «живописцы Илья Павлов, Иван Крылов, золотарь Яков Кобяский помянутую работу окончили надлежащим порядком и за оное надлежит от академии им заплатить девять рублев». Костюмы тоже спешно готовились, причем этим вопросом заведывали ученики Семен Шугов и Иван Лапин. Последний был впоследствии актером придворного театра, исполнял роли любовников в трагедиях и комедиях и получал за это 350 рублей в год 15). Поданное этими учениками требование ) о выдаче необходимых костюмов весьма важно, как документ, точно устанавливающий первоначальный репертуар. Приводим его полностью:

В Императорскую академию художеств

требование.

Потребно для камеди амфитриона театрального римскова платья одну пару такую ж как синавова, для камедии школы мужей сганарелское, две пары женских одно для любовницы, другое для служанки, для старика одну пару, для лакея одну ж пару.

Семен Шугов.

Иван Лапин.

Марта 12 дня 1764 года.

Следовательно можно с точностью установить, что первой пьесой, разыгранной учениками на «академическом театре», была трагедия Сумарокова «Синав и Трувор». Иначе трудно объяснить откуда ученикам мог быть известен костюм «Синава».

Этот документ важен еще как доказательство полного смешения эпох и народов и отсутствия исторической правдивости в постановочной части русского театра в ХУШ веке. В то время такое смешение костюмов разных времен и стран господствовало не только в России, но и в западной Европе.

Следующими пьесами были Мольеровские комедии: «Амфитрион» в переводе капитана Свистунова 17) и «Школа мужей» — Ивана Кропотова 18).

Сведения о дальнейшем репертуаре этого года совершенно отсутствуют. Между тем представления давались очень часто. Так за три месяца существования театра одних «гвоздей принято было пять тысяч которыя и употреблены вросход для декорациев и иллюминации» 19), а в декабре Лапин покупает у купца Никонова «для шитья театральнаго платья десять аршин алаго стамеду и пятнадцать аршин голубаго, да по двадцати аршин мишурнаго краснаго трех сортов голуну» всего на 22 р. 40 к. 20).

В следующем 1765 году театральный гардероб Академического театра был пополнен из запасов Придворной Конторы. Ученик Лапин принял оттуда под расписку «оперическаго интермедианскаго и Балетнаго платья». Это же платье было им сдано ученику Федору

 

396

Гордееву. Приведем описание 21) нескольких костюмов в достаточной степени иллюстрирующих обстановочную часть театра в ХVIII веке.

1) Манта атласная белая писанная краскои обложена красным позументом и бахромою белою.

2) Кафтан зеленый атласный выкладен канителными белыми фигурами, средним белым гасом и блесками кругом обложен мишурною бахромою белою.

3) Шлеиф малинкой глазетовой белой выкладен высечкою голубою издвумя кистями красными мишурными.

4) Корсет и юпка канфовые кафеиные выкладены белою сеткою и зделанными из канители пуговицами.

5) Два шлафора турецких голубые канфовые выкладены красным уским гасом.

Приведенных образцов достаточно, чтоб убедиться в богатстве и роскоши обстановки.

Подразделение принятого Лапиным платья на «оперическое, интермедианское и балетное» доказывает на исполнение произведений всех трех родов сценического искусства на Академическом театре. Репертуар его остается для нас почти неизвестнм. Но, конечно, он по характеру своему был тождествен репертуару придворного театра и любительских спектаклей. В эту эпоху в большой моде были русские и иностранные пьесы ложно-классиков, комедии Мольера е мифологические балеты.

В 1767 году 15-го июля в день публичного собрания 22) был устроен концерт и «класс танцования». Осенью того же годабыл поставлен спектакль. Согласно директорскому определению 23) «на покупку инструментов музыкальных и на театр» были употреблены деньги, вырученные от продажи «старых празднишных мундиров».

Летом следующаго года для предстоявшего празднества театр был временно убран и перенесен в удобное место. В августе он был поставлен «по прежнему» 24). В ноябре месяце по случаю благополучного окончания привития оспы Государыне и Наследнику было устроено празднество, но без спектакля 25). Программа празднества была очень типична для описываемой эпохи «в полудни собрав шестьдесят нищих женщин дать оным обеденный стол в воспитательном доме при котором служить юношеству 1-го и 2-го возраста, по окончании же стола вывесть их в комнаты воспитанников в которых юношество каждой из сих нищих дадут по десяти копеек. Пополудни в 5-м часу быть балу». На 2-ой день в то же время была назначена в Академии «ассамблея», на 3-ий день бал и иллюминация.

Обращаясь к составу лиц, обучавших в описываемый период времени юношей разным отраслям сценического искусства, мы видим, что преподавателем пения состоял «вольной музыкант Сичкарев», а театрального искусства «комедиант Шумский», известный актер и сподвижник Волкова и Дмитревского по театру. Имя Шумского, как преподавателя театрального искусства, позволяет предполагать, что

 

397

ученический театр Академии в это время был на должной высот. Шумский обучал учеников бесплатно. За ним каждый раз посылалась от Академии карета, за наем которой уплачивалось «из суммы полученной за проданные ученические ветхие одежды» 26).

Учителем танцев был Дмитрий Волков. В январе 1767 года Этому «танцмейстеру» было объявлено «что он более для учения танцования как в академии так и в воспитательном училище ненадобен». На его место был приглашен «придворнаго театра фигурант» Лаконте. Через два года он был уволен «понеприлежности» и заменен танцмейстером Морелли 27). С 1-го марта 1770 года по февраль 1789 — преподавателем танцев был Жирард с окладом в 500 рублей в год. Имя последнего как устроителя «разных представлений» часто встречается в описаниях празднеств. Этот талантливый танцмейстер имел очень скверную привычку быть постоянно в долгу. В архиве Академии сохранилось 2 дела о нем [1773 г. № 71 и 1779 г. № 36], которые состоят почти исключительно из нескольких десятков неоплаченных счетов и векселей. Свой уход из Академии Жирард мотивировал отъездом в Москву, куда он ехал искать счастья [аméliorer son sort]. Академия выдала ему свидетельство в том, что он состоял «при обучении учеников танцованию менуетов, контрадансов, польских и балетов и во все время бытности его в академии должность свою исправлял со всяким рачением». В качестве преподавателя «для обучения учеников при театре декламации» [pour enseigner lart du comedien, tant pourdeclamation, que pourgestе theatral] предлагал свои услуги француз Пошет, но ему в этом было отказано 28).

Сведения о спектаклях за дальнейшее время очень незначительны. Живописец Иван Танков подает прошение 29) о выдаче ему вознаграждения за труд «при театре у писания декораций», куда он был приставлен Кокориновым. Совет Академии определил: «за написание декорациев для театра академического приказать эконому выдать оному живописцу в награждение десять рублей», за работу с 6-го ноября 1771 года по 20 февраля 1772 года.

В 1773 году по случаю придворных торжеств были исполнены балет, комедия и концерт. Что именно было представлено в этот вечер — неизвестно 30).

Вполне возможно, что декорации для этого спектакля писал снова тот же «Иван Тонков», в сотрудничестве с Федором Даниловвым, так как в феврале 1774 года Совет Академии награждает этих живописцев «за театр» 31).

Летом 1774 и 1776 гг. в день Иоанна Крестителя были устроены «в саду разныя представления по указанию танцмейстера Жирарда». В чем состояли упоминаемые «разные представления» неизвестно. Среди издержек указывается на «покупку березок, ельнику, брусьев и прочаго» и на «заплату посторонним музыкантам». Осенью 1776 года к публичному собранию «в который день посетить Академию намерены Их Императорские Высочества» готовились спектакль и иллюминация. К этому дню было решено «для составления полнаго оркестра нанять сухо-

 

398

путнаго шляхетнаго кадстского корпуса музыканта Балахнина с товарищи». Каждому музыканту было уплачено по 1 рублю за каждый вечер «играния как во время проб так и в самой день театральных действий». Спектакль состоялся 17 октября, причем танцмейстер Жирард поднес Их Высочествам «исправленную из своих материалов карзину с букетом» 32).

В январе следующего года тот же ловкий «танцмейстер» представляет Совету программу нового балета: «Разсвещение бывшаго хаоса» в следующей записке:

«Grandt Ballet proposé par M.-r Girard pour le Carnaval prochain, qui commencera par la representation du développement du Cahos, pour amener insensiblement et allegoriquement les changemens surprenans arrives dans la Russie sous le Règne de Pierre premier de glorieuse memoire, et notamment sous celui de l’Auguste Impératrice qui gouverne aujourd’hui cet Empire, et qui la rendu celébre par les grands Etablissemens qu’on y trouve, et par la protection décidéc qu’Elle accorde aux Beaux Arts qui lui doivent leur naissance».

Ils faudra pour ce Ballet plusieures nouvelles décorations, et quantité d’habits d’une matiére plus solide que la toile.

Балет был исполнен во время «карнавала». Для него были написаны новые декорации, сшиты костюмы и приглашен оркестр 33).

24-го июля академик Гордеев и Жирард устраивают «разныя представления» с музыкой, для чего приглашают «малое число посторонних музыкантов» 34).

В 1778 году послучаю придворного праздника была устроена «великолепная иллюминация с аллегорическими транспарантами». Подготовление шло спешно «как днем так и при свечах». К этому же дню готовился спектакль, причем «при исправлении театральных работ» находился живописец Александр Трифонов 35).

Купленные в 1779 году после смерти капельмейстера Раупаха «музыкальныя сочинении» дают некоторое освещение репертуара Академического театра. Среди них мы находим 18 полных балетов и 3 неоконченных. Вполне вероятно, что некоторые из них были исполнены не только учениками Академии, но и придворными танцовщиками на театре или любителями из высшего общества. Участие последних было в ХѴШ веке в большой моде и в балетах танцовали не только знатные лица, но и особы Императорского Дома и даже Наследник престола.

Список балетов настолько интересен, что мы приводим его полностью:

Ballets                              Nr0

Аndromede et Persèe...................................... 1

Intigono Primo................................................. 2

Intigono Secondo............................................ 3

Infelice Fortunati.............................................. 4

Еnée et Lavinie. Hero Pantomine................... 5

Semele et Jupiter. Н: Р: ................................. 6

Le jeu de l’Amour .......................................... 7

 

399

La Force de l’Amour. H. Р: ........................... 8

Le Faune enchenée...................................... 9

Les Vilageoises Malicieuses............................. 10

La Forza Humilieta.......................................... 11

Sine Nomen............................................ 12

La Vauluble attrappée...................................... 13

L’jnfidelité de couverte.................................... 14

Armida ......................................................... 15

Le desespoir d’Armide................................... 16

Sine Nomen........................................... 17

Diana non Partito ....................................... 18

Ballets, welche nicht ganz sindt

Lucius Verus

L’Enlevement de l’Europa,

Le finnois jaloux 36).

Дальнейшая история театра при Академии теряется до 1789 года. В этом году покинул Академию Жирард, обучавший впродолжение почти 20 лет учеников разным танцам, па и балетам. Его место занял танцмейстер Иван Кусков. Он обучал юношество не только танцам, но и «театральным балетам» 37). В это же время учитель рисовального класса Николай Фоняев обучал учеников «театральным представлениям» 38). Следовательно, на «академическом театре» спектакли не прекращались и драматические представления чередовались с «театральными балетами». В 1795 году Кусков ушел и на его место был приглашен «танцовальной же учитель» Андрей Серпов 39).

В январе 1798 года именным Высочайшим повелением «академический театр» был отдан «для представления спектаклей вольным немецким актерам» во главе которых стоял Рундталер 40).

В XIX век театр Академии не раз возобновлялся, но характер его был совершенно иной.

Музыка в стенах Академии играла не малую роль. Кроме учеников Академии иногда приглашались наемные музыканты. Так в 1765 г., 7-го июля, для «торжества инавгурации» в одной из зал находился оркестр из «девяносто пяти камер музыкантов и двора Ее Императорского Величества певчих». Вся церемония в некоторых местах сопровождалась пальбой «с яхт из пушек приигрании на балконах труб и литавр». При вступлении Государыни в среднюю залу «начался хор вокальной и инструментальной музыки».

Концерты устраивались также очень часто. В программах публичных Собраний Академии часто встречается выражение «в которое время начинается концерт в средней Зале».

В 1778 году по случаю рождения Великого Князя Александра Павловича, совет решил устроить «на Неве пред академиею и по третей линии великолепную иллюминацию с аллегорическими транспарантами». Это празднество также сопровождалось «публичным игранием музыкантов».

 

400

Ученики Академии обучались очень серьезно музыке. В ноябре 1774 года Петр Скоков и Николай Давыдов отправлены для обучения к «учителю клавикордной музыки Буинии». Буинии был в то время преподавателем при Обществе Благородных Девиц. Через два года к тому же «италианскому музыканту Буинию» посылается новый ученик Ипатьев. Скоков в это время еще находился на обучении у «клавикордной музыки». Правда, на следующий год Совет нашел нужным отказать Буинию, «в рассуждении усмотренных не малых затруднений» в содержании двух учеников Ипатьева и Скокова. В то же время был отстранен от должности учитель вокальной музыки Гандке «по причине малых успехов приносимых в музыкальном классе». На его место в сентябре 1777 года был назначен «капельмейстером музыкального класса» Раупах. Должно быть по его просьбе начальство Академии купило на следующий год «19 опер комических». Деньги были уплочены их владельцу «гуверниору» Демюр, а «оперныя музыканты» отданы для употребления в музыкальном классе 41).

Насколько начальство Академии обращало внимание на постановку музыкального образования, видно из следующего факта. В числе выпущенных в 1782 году учеников Евгений Фомин выказал «превосходные успехи в музыке». Но так как за это искусство не полагалось по уставу никакой награды то Совет постановил: «выдать ему, другим не в образец, вместо золотой медали пятьдесят рублей». Скоков и Фомин были впоследствии известными композиторами 42).

Данные об обучении учеников музыке за последующие годы почти отсутствуют. Но таковое продолжалось беспрерывно, так как капельмейстер Раупах находился на службе при Академии до1779 года. После его смерти поступило: «В высокопочтенный совет от венецианского уроженца Блазиус Антон Сартори, покорное прошение». Он ходатайствовал об определении его на «капельмейстерскую ваканцию для обучения юношества как в композиции, так вокальной и инструментальной кловикордной музыки». 11 апреля 1782 г. «не за каковым либо пороком, а по собственному прошению» он был уволен от Академии43). Кроме того при оркестре еще в 1794 году находился мастер Гелт «для починки музыкальных инструментов».

В 1797 году в Академию были переведены из «корпуса чужестранных единоверцев музыкантов десять человек с инструментами» 44).

Уничтожение в 1798 году «ученического театра» не повлияло на музыкальное обучение. По прежнему все публичные собрания и торжества сопровождались вокальной и инструментальной музыкой» вольно-наемного оркестра и «учеников музыкального класса» 45).

Не меньше внимания обращалось на обучение учеников танцам.

Весьма странно, что обучение письму театральных декораций было поставлено очень слабо. При Академии не было специального учителя по этому предмету и начальство принуждено было отсылать учеников в различные учреждения для изучения этого искусства. Так в феврале 1765 года Академия обращается в Придворную Контору с следующей просьбой: «Для Имеющагося при Императорской академии художеств

 

401

театра и других в случаях надобностей надлежит обучить одного ученика машинному искусству и декорациям, но занеимением при академии художеств такого мастера, соблаговолилаб Ее Императорского Величества придворная контора приказать находящемуся при придворном театре машинисту Габриелю Дюкло посланного при сем от академии ученика Якова Алексеева означенному искусству обучать препоруча оного ученика ему господину Дюкло с тем чтоб при нем и жил, которому обучатся у него два года и семь месяцев» 46). Почему Алексееву был указан заранее такой странный срок, непонятно. Петров в приложении к «Сборнику материалов для истории Императорской Академии Художеств» говорит, что Алексеев «по несклонности к механике сознанной самим учившимся, через 2 года 7 месяцев взят обратно». Откуда он заимствует этот факт — неизвестно. Во всяком случае он противоречит приведенному документу, в котором срок обучения предусмотрен при отдач Алексева к Габриелю Дюкло 47). Через несколько лет Академия прибегает к тому же средству, но на этот раз определяет учеников Якова Герасимова и Федора Матвеева «к италианскому художнику театральных декораций находящемуся при обществ благородных девиц» 48).

В остальное время ученики Академии пишут декорации самоучками, без надлежащей подготовки в технике театральных декораций.

Остается еще указать, что в числе архитектурных программ, задаваемых Академией, часто встречались задачи по архитектуре театра. Для примера приведем архитектора Франциска Вильстера, удостоенного в «назначенные» за исполненную им задачу: «план, фасад и профиль публичного театра, который бы мог вместить до тысячи человек».

«Композицию представляющую театр» исполняли также и ученики Академии. В 1774 году архитектурного класса ученики Михаил Кисельников и Михаил Березин были удостоены за вышеназванные «композиции» серебряных медалей.

Свой интерес и внимание к театру Академия выразила в принятии в 1767 году в число Академиков «придворнаго театральнаго живописца г. Перезинотти и в 1794 году в избрании почетным вольным общником известнаго живописца декораций Гонзаго» 49).

Театр Академии Художеств в ХѴШ веке не оказал влияния на театральное дело в России. Но тем не менее страницы его истории, украшенные именами Шумского, Раупаха и Сартори, заслуживают внимания летописца ХѴШ столетия.

М. Бурнашев.

 

 

402

ПРИМЕЧАНIЯ:

1) Так например дебют известного артиста Волкова был «в присутствии Ея Императорского Величества и некоторых знатных персон, а не публично». (Кам. фурьер. журн., 1752 г.).

2) Петров, Сборник матерьял. для истории Имп. Ак. Худ., I т., 183 стр.

3) Там же, I т., 55 стр. (Ордер от 7 сентября 1762 г.).

4) Там же, 1 т., 51 стр. (Ордер от 30 мая 1762 г.).

5) Там же, 1 т., 52—53 стр. (Ордер Мордвинову).

6) Там же, I т., 100 стр.

7) Там же, I т., 78 стр.

8) Рукопись Ростовского музея церковных древностей, № 68. (Оп. А. А. Титова).

9) Карабанов, История первого кадетского корпуса; П. Арапов, Летопись русского театра; Лонгннов, Русский театр в Петербурге и Москве за 1749—1774 гг. (прил. к ХХШ т. Зап. Имп. Ак. Наук, № 2); Дризен, бар. Н. В., Матерьялы для истории русского театра; его же, Стопятидесятилетие ИМП. театров.

10) Петров, Сб. мат., I т. 213 стр.

11) Архив Имп. Академии Художеств, 1764 г., 46.

12) Бюджет учрежденного Именным указом от 30 августа 1756 года театра ограничивался 5000 руб. В этот счет входило жалованье директору в размере 1000 рублей.

13) Петров, Сб. мат., I т., 68 и 180 стр.

14) Архив Имп. Ак. Худ., 1764 г., 52.

15) II. Арапов, Лет. Русск. т., 83 стр.

16) Архив Имп. Ак. Худ., 1764 г. 52.

17) «Намерен я издать в печать переведенную мною с французского языка комедию называемую Амфитрион. Того рода Сухопутной шляхетной Кадетской корпус прошу, дабы повелено было в типографии оного Корпуса напечатать на собственной моей бумаге тысячу двести экземпляров. Капитан II. Свистунов». (Арх. 1-го кад. корп., 1761 г. № 82—3464).

18) «Школа мужей » помещена в книге под заглавием «Комедия | из театра | Господина Молиера | переведенныя | Иваном Кропотовым | том первый | Печатано при Императорском Московском университете» (Петров, Сб. мат., I т., прим. 736 стр.).

19) Арх. Имп. Ак. Худ., 1764 г., 52.

20) Там же 1764 г., 64.

21) Там же 1765 г., 35.

22) Петров, Сб. мат., I т. 177—179 стр.

23) От 25 августа. Арх. Имп. Ак. Худ., 1767 г., 28.

24) Петров, Сб. мат., I т. 180 стр.

25) Там же, I т., 183 стр.

26) Арх. Имп. Ак. Худ., 1769 г., 9.

27) Там же, 1769 г., 7.

28) Там же, 1772 г., 10.

29) Там же, 1772 г., 14.

403

30) Числится по описи за № 42 (подлиннное было потеряно).

31) Там же 1774 г., 8.

32) Петров, Сб. мат., 1 т. 212—215 стр.

33) Арх. Имп. Ак. Худ., 1774 г., 4. «К наступающему карнавалу по апробации господина президента устроить на академическом театре балет представляющий разсвещение бывшего хаоса для аллегорического изъявления достославных в России перемен произведенных под скипетром безсмертныя славы достойныя памяти Государя Императора Петра Великаго, а особливо во время нынешняго государствования всемилостивейшей государыни Императрицы».

34) Петров , Сб. мат., I т., 221 стр.

35) Арх. Имп. Ак. Худ. 1778 г., 3.

36) Там же 1779 г., 29.

37) Там же 1790 г., 3.

38) Петров, Сб. мат., I т., 304 стр.

39) Арх. Имп. Ак. Худ. 1795 г., 11.

40) Там же, 1798 г., 5.

41) Арх. Имп. Ак. Худ., 1778 г., 17.

42) Арапов , 126 стр.

43) Арх. Имп. Ак. Худ. 1779 г., 4.

44) Петров, Сб. мат., 1 т. 109, 177—179, 207, 213, 220, 224,225 и 253 стр.

45) Там же, I т. 487 стр. и 11 т. 261 стр.

46) Там же, 1 т., 82 стр.

47) Петров , Сб. мат., I т., прил. 746 стр.

48) Смотри примечание 10-ое к этой статье .

49) Петров, Сб. мат., 1 т., 114, 135, 289, 332—4 стр.