Бобринский А.Г. Записка графа Бобринского о карточной игре // Русский архив, 1876. – Кн. 3. – Вып. 9. – С. 38-40.

 

Записка графа Бобринскаго о карточной игре 2).

 

...Разсмотрим с сей стороны из нынешних забав одне только карты. Они столь общим сделались употреблением, что нет ни одной компании, ни одного собрания большаго или малаго, в коем бы не занимала в них карточная игра большую часть времени, времени толико драгоценнаго. Простительно ли же для разумнаго человека, а особливо важной должностию занятаго дворянина, судьи и проч., препровождать всякий почти день многие часы за столиком в перебирании и раздавании карт, не имея других разговоров, кроме состоящих из нескольких слов, употребительных в игре, и коего мысли занимаются только черными или красными пятнышками, расположенными в разных видах? Но дабы нам судить было можно о сих двух забавах, т. е. и о старинной в компании попойке, и о нынешних картах, то выведем из сравнения оных заключение. Попойка предков наших основывалась на древнейшем обыкновении, а не на склонности к пьянству или к праздности, ибо никогда и у них пьянство не почиталось инако, как за гнусный-же порок; а склонность к карточной игре основание свое имеет по большей части на праздности, которая есть мать развращения нравов. В компаниях старинных и за самыми рюмками и стаканами не преставали заниматься полезными разсуждениями и разговорами, а пристрастившиеся к картам не имеют других разговоров, как о проигрышах, о выигрышах, о умении и неумении игроков, о их уловках. При попойке не имеют никаких (видов) ко вреду ближняго; ежели-же случаются от излишних паров ссоры и распри, но опять со сном и прекращаются и более не возобновляются; а у картежных игроков все мысли устремлены к опустошению кошельков ближняго: ибо не хотеть играть иначе, как на большия деньги, не есть ли сему доказательство? После

1) Писано уже в царствование Павла, когда граф Бобринской,  хотя  и  осыпанный милостями, продолжал находиться под опекунством графа Завадовскаго. 2) Сохранилась в черновом отрывке.           П. Б.

 

 

39

попойки, вытрезвившись, принимаются за дела по долгу обязанности своей   к обществу,   к семейству и к   самому  себе; а пристрастившиеся   к игре  делаются уже ни  к чему неспособными, как разве к причинению несчастия   ближнему. Я разумею под сим о тех, которые из карт составили себе, так сказать, род промысла и из которых   некие до того   забывают себя, что к обыгранию и разорению   ближняго   употребляют все недозволенные   способы и даже   плутовские. На   такой-то   конец  слагаются из них целыя шайки, и хитрыя соплетают сети на уловление простодушныя  невинности;   на   такой-то конец   между   ими   есть, так сказать, свои и пристанодержатели. Сколько молодых людей, попадая в оныя, становятся несчастною жертвою подборов их! Сколько разорилось от них домов! Сколько пострадало и самых невинных сельских жителей от перемены господ своих и от излишних поборов,   для сей игры на них   налагаемых! Сколько теряется от того же самаго   и   в экономии государственной! Ибо пристрастившиеся   к игре и не думают   об оной  в деревнях своих, в коих они   никогда не   живут и, не имея времени входить в состояние   крестьянское,   мнят,   что чем большие на них   налагают   поборы,  тем больше  приходят они в состояние платить оные. Да и каких умоначертаний из таковыя, так сказать, пагубныя школы получить могут все молодые люди, не говоря уже о детях картежников, как не подобных же? Несколько составивших себе игрою таковою, как говорится, счастие, суть первыми их предметами к достижению до таковаго  же счастия; а между   тем, в надежде того, теряют и последнее и, можно сказать,   теряются   для  государства  и сами,   делаясь   для онаго не только  безполезными, но и вредными.   Пьяной безобразием и сумасбродством своим не может (дать) повода  молодым людям к подражанию, но паче   возбуждает в них и к себе и к пьянству отвращение и омерзение; а картежники   не  представляют из себя безобразия, но, под маскою честности вкрадываяся у незнающих их  в  доверенностъ, уловлятъ предающихся оной в сети свои.   Имеющий   преклонность к пьянству   вреден по большей части себе только самому, а таковый картежник вреден всему обществу. Пьяной уподобляется по справедливости глупому и гнусному скоту, а таковой   картежник с болъшим приличием уподобден может быть хищному и лютому зверю. Тигр имеет удовольствие  терзать   без  жалости попадающихся в его когти; подобно и картежник таковой, без малейшей жалости, ввергает ближняго в несчастие и терзание проигравшагося почитает приятнейшим своим  удовольствием. И   ежели   сорадоваться  в счастии ближнему, сострадать ему в несчастии, есть действие нежнаго и чувствительнаго  сердца; если не быть тронуту при видении страждующаго   в бедствии подобнаго себе человека есть действие окаменелости скотской и недостойной человека нечувствительности: то каким же именем назвать должно   такого,   который, причиняя сам несчастие ближнему, радуется, смотря на бедственное его состояние и на мучительное терзание совести?

 

 

40

Петр Великий не инако же разумел о людях сих, запретя строжайше играть им. Вот закон его о сем: Если кто станет играть в домах в зерна и карты, а иной ведая о том, не донесет, то таковый имеет быть, как бы самый зернщик, наказан кнутом и сослан на каторгу, а имение его обоего пола рода взято будет на Государя.

Колико уязвляются сердца сынов Отечества, видя из числа зараженных безчестною сею страстью немалое число и из самых благорожденных, жертвующих оной всеми своими правами и достоинством! Премудрая Законодательница наша поступки противные дворянскому званию поставляет не только в измене, разбое, всякаго рода в воровстве, в нарушении клятвы и даннаго слова, но и во всяком обмане противном чести и во всяких таких действиях, которыя влекут за собою уничижение. Из сих слов Великой Екатерины кто не ощутит, что благородство состоит не в имени, но в действиях, достойных звания сего? Но достоин ли тот звания сего, который, по словам сей же великой Государыни, открыл дом свой днем и ночью для запрещенной игры, кто входит в оной же для игры, кто делает себе из таковый игры постыдное ремесло, кто пособствует игрокам деньгами, вещами, векселями и проч. и кто за все оное осуждается в заплате пени и к посажению в смирительный дом, кольми же паче тот, о которых сей же закон говорит тако: буде кто в игре употребил воровство, мошенничество, того отослать к суду, и да накажется яко мошенник, как законом предписано?

                                               Праздность есть мать всех пороков.