Барский В.Г. Письма пешехода Василия Григорьевича Барского (1723-1746) / Публ. А. Лазаревского // Русский архив, 1874. – Кн. 2. – Вып. 9 – Стб. 513-532.

 

ПИСЬМА ПЕШЕХОДА ВАСИЛИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА БАРСКАГО.

(1723—1746).

 

В настоящее время, Барский почти совсем забыт; но он ждет своего биографа: между ревнителями просвещения первой половины прошлаго века он должен занять свое место. Двадцать четыре года Барский странствовал по чужим землям с единственною целью — учиться; он сам говорит: идеже бо учение, тамо просвещение ума, а идеже просвещение ума, тамо познание истины. Отправляясь от этого убеждения, Барский всю жизнь искал истины. В конце прошлаго века, издано было его „Путешествие" и приобрело обширный круг читателей, судя по числу изданий этой книги. При малом развитии любви к чтению в тогдашнем обществе, такое явление заслуживает внимания и объяснения. Кажется, что „Путешествие" Барскаго известностию своею главным образом обязано искренности разсказа, увлекавшаго читателей.

Кроме записок о своем паломничестве, Барский оставил еще печатаемыя здесь письма к родным, обнимающия двадцать четыре года его странствий. Письма эти сохранились подлинниками в библиотеке графа А. С. Уварова (№ 381), куда поступили с другими рукописями от известнаго собирателя И. Н. Царскаго.

Барский родился в 1701 году, в Kиeве, где получил и школьное образованиe. О сем последнем он говорит: "аще же и не силен в науке был, обаче прошел малыя школы даже до

 

 

514

риторики и начал философских. В cиe же поучение вступил я сам, кроме (*) позволения отца моего и кроме помощи домашняго учителя; отец бо мой был книжен точию в Российском писании и в церковном пении; муж аще и благоговеен, но нравом прост, видя в ученых излишнее прение, гордость, упрямство, славолюбие, зависть и прочие обыкновенные их пороки и мня, яко от науки им сия бывают, а не от самовольнаго произволения, тщился всячески воспятить мне намерение, но не возможе, помоществующей мне матери. Многажды же и после покушался развращать меня словесы своими и советовал оставити малопотребную сию науку и в церковном упражнятися песнопении и чтении; но видя во мне неякую к сему непреоборимую естественную склонность и охоту, прочее оставил мя мирна."

Двадцати двух лет Барский отправился в свое странствие, а вернулся на родину сорокашестилетним монахом и, прожив здесь немного более месяца, умер 7 Октября 1747 года (*).

Александр Лазаревский.

 

(*)  Т.е. без. П. Б.

(*) Замечательно, что путешествие Барскаго, Ознакомившее Русских людей с Tурецкими землями, было издано по желанию и на издержки князя Потемкина (см. первое издание 1778 года), для котораго так называемый Греческий проэкт не был политическою утопиею, а делом живым и общенародным.      П. Б.

 

 

 

515

1.

Мне наймилший родителю! Отческое на сына своего мню быти неблагословение, для безбытности вашей родительской милости, в так далекую важилемся отъихати дорогу; но понеже сбытечная нужда и закон изменила. Теперь теды, при так случной оказии, сыновский мой ку вашей родительской милости засилаю лист, в котором-то мира, здравия и всяких счастливих фортунних вызичивши сукцессов, желаю, дабы всемогущий небесный Владыка сыновских ради моих недостойних молитов, аще не на большое, то ноне на толикое, еликое пожелаете время, честное и благоугодное ваше родителей моих продолжил житие; донележе Тойжде, по милости Своей к роду христианскому, горняго гражданства сосельника вас, со всею Богом данною рода вашего отраслию, сотвори быти. Тутже прошу о прощении, жем без бытности вашей родительской милости отъихал; простете и благословете, а не кленете мя грешнаго, дабы ми, за благословением Божиим и вашим отческим, всякие замыслы и поступки благополучнии были. Писал бым вам где буду, или где имею резидовати; але и сам отнюдь не знаю; если буду на певним местцу, в той час опишуся. Теперъ теди извещаю, же, за провиденциею Божиею, естем здрав и счастливем ихал аж до самаго Почаева. Не ведаю, как Господь Бог далей позволит; только с нуждою ми было, же не взял якой свити, альбо кобеняка, бо м кошулю ненащо зопсовав коло воза пораючися, и досих час не переменював и не буду, аж паки не стану на певном местцу. А другое сдалобися було и зослоти, и укриватися в дорозе не было чим, бо байбарака жалую по pocе мочити; досить того, же и так

 

 

 

516

ненашо зомявся. Тутеж извещаю, же иду до Львова, а певне не извещаю, где буду; Бог весть: може ище и далей пойду. А шпуря не продав, бо купец не трафился; хиба Бог (даст) продати в Львове. Тутже прошу покорне поклонитися от мене госпоже Цотусе, и пане сестре Афанасии, и всем домашним, и всем кревним, и всем знаемим моим: пану Яну Цедровскому, бывшему дидаскалу соборному Киевскому, пану Андрею теразнейшому дидаскалу, пану Емелияну благодетелеви моему, пану Левицкому и всем паном, зостаючим в школе соборной. На остатку прошу о прощении, же так не жграбно писал, бо и перо, от слонечного упалу, засхло, и инкауст с вощовою помешался водою, и руки догтем засмарованни не могли за досить учинити. Не пишу кождому особливе, бо и часу, и местца, и всего до писаня не стае; когда буду на случном местцу, тогда каждому особливе (буду?) кланятися, а теперъ первее Господу Богу, а потом вашим родительским милостям поручаю себе, и естем на завше, к вашим родительским милостям, найпижший слуга и подножок, зичливий сын Василий Григорович Барский.

 

С Почаева,

року 1723,

месяца Августа 13 числа.

 

Не пишу о Демянове; сами ведае(те), как его дозирать; не испрашую, чи заплачено, бо ответу   не знатимете куда послать; как буду на певном местцу, в той час  и спрошу; а теперъ если с  дороги   приихал,   а   не заплатил, дайте ему сей маленький в листе картелюш. При сем вас всех Господу Богу поручаю *).

*) Письмо надписано: „моему велце ласковому добродееви наймильшому родителеви, пану Григорию, мещанину Киевскому всепокорственно да вручится."

 

 

 

517

2.

Чеснейшие и зело мне возлюбленние родителие, мосце пане Григорий, с честною твоею супругою Mapиею, радуйтеся о Господе.

Поневаж, по воле Божественной, случилося мне долго в далеких сторонах замедлети, молю вашу отческую любовь, абисте не скорбели за мене, поневаж не забавом, аще Бог изволит, маю до вас повернутися; только молете Бога о мне грешном, якоже и аз всегда, денно и нощно, молю всещедраго давца Бога, або вам даровал мир, здравие и благополучие, и долголетное промешкание, и да сподобит мя паки видети здравих вас, наймильших моих родителей, и очевидно прияти отческое благословение. Многие до вас от Иерусалима, от Египта, от Патма, от Пора и от Сакиза послах листы; обаче не вем, аще дойшли до рук ваших. Для того теперъ, по Божию смотрению, поневаж случился до нас в Дамаск прийти один человек певный с Нежина, и снову имел намеpение там в наши сторони по(вернути)ся, посилаю сей мой до вас, с низким поклоном, лист, в котором даю вам известку, же теперъ пребиваю в славетном и великом городе Дамаску, в престоле Антиохийском, в дворе святейшаго патриархи господина Силвестра, которий велику к мне показует любовь и странолюбие, и ни в чем, слава Богу, неоскуден есмъ, и имаю намерение в дворе его забавитися рок един, с умислу, чекаючи от вас ответнаго ко мне писания: не может бо мое сердце мирное быти, аж пока не услышу о вашем здравии и поведении. Для того тоди чрез сегож листоподавца, альбо чрез иншаго, певнейшаго, послете к мне в Дамаск ваш превожделенний лист, поневаж

 

 

 

517

не изийду с сего города, аж пока не получу от вас писания. Вашей родительской милости всяких благ желатель, смиренный сын ваш Василий Григорович *).

С Дамаска града,

року 1733, Августа  1.

 

3.

Благороднейшие и зело мне превожделенние по плоти родителие, мосце пане Григорий с честною твоею супругою Mapиeю, радуйтеся о Христе Иисусе.

Вашу родительскую старость умними устнами вседушно целующи и с поклонением до земли отческаго благословения просящи, толю всемогущаго Бога, да сохранит, поддержит и утвердит вашу честность в здравии, благополучии и душеполезном спасении на лет множество. Аще хощете и о мне уведати, благодарю Божиею есм жив и здрав, и ни в чем неоскуден, ниже прискорбен; сия точию печаль часте на сердце мое нападает, яко отнележе разлучихся от вас, никогдаже известитися не могох о вашем здравии и поведении. Аще бо аз различними временами от различных и далеких мест, многая множицею, к вам послах писания, обаче не чаю, дабы доишли до честнейших ваших рук, понеже даже доселе никаковаго никогда же от вас не восприях ответа. Внны же не свем, или ради моего непостоянства на едином месте, или далечайшаго между нами разстояния, или скуднаго обретения листоподавца, Бог весть. Ныне же известно буди вам, возлюбленним моим родителем, яко пребиваю до вре-

*) Письмо надписано: „Благородному его милости пану Григорию Иоанновичу, крамарове Печерскому, житольствующему в граде Kиeвe, на Подоле,на ринку, при соборной цоркве Успения Пресвятыя Богородицы, здравственно отдати." Подобныя же надписи и на других письмах,

 

 

 

519

мени в престоле Антиохийскем, в пресловутом и великоименитом граде Дамаску, во дворе святейшаго патриapха и господина кир Силвестра, иже великую ко мне показует любовь и странолюбие: и учуся в его училищи погреческу. Хощу же, аще Бог изволит, зде замедлети целый год, наченши от сего месяца Августа даже до грядущаго лета и ожидаю нарочно от вас писания нзвестительнаго о вашем здравии и о ваших домашних, чрез сегож листоподавца господина Спандонея, иже есть рожденец Цариградский, муж благороден и благоразумен, наместник же и советник патриархи Антиохийскаго, к тому же и купец знаменитый, иже отходит ныне в Москву, ради купления товаров и паки в грядущее лето к нам имать возвратитися. Извольте убо его прияти в дом и почтити честно, понеже мой есть зело любезний друг, и без сумнения верую, яко и мой к вам донесет лист (аще Бог изволит) и ваш к мне паки принесет, точию изволите к мне писати. Бог же мя да сподобит паки вас здравих видети; и не тужите о мне, яко толь великое замедлих время, ибо помощию Божиею имам скоро к вам возвратитися; еще бо един толи, оли два года умислих замедлити, ради совершеннейшаго изучения Еллиногреческаго диалекту. Последи же вседушно хощу, аще Бог изволит, в отчество мое возвратитися и потешити вашу родительскую старость моим пришествием. Приветствуйте возлюбленнаго брата моего Ивана, которий сам, своею рукою написанный, нехай пошлет лист к мне, да уведаю о нем, как поводится, что изучился и в каковом деле пребивает. Всечестной госпоже Евфросинии, с всечестною инокинею Афанасиею, и превелебнейшому в Богу отцу Касеяну и всем моим по плоти

 

 

 

520

сродником нижайший поклон препосилаю; еще же всех другов моих и сверсников, от Лаценских школ, извольте приветствовати и аще возлюбится им к мне послати писание, да предадут в руце сему ж листоподавцу; зело бо верен есть и мой великий приятель. Иустин Леннецкий не вем где обретается, с которым я выихал вкупе до Полщи, и если он в Kиeвe, поздравляйте его от мене. И тое нехай вам будет ведомо, же я всю свою одежу и книжки, що взял с собою с Киева, зоставил в Львове, на передместю, в едином монастыре Русском, святаго Иоанна Богослова, предавши все в руки тогда бывшему игумену Пахомию Гучинскому; а теперъ не знаю, чи хоронятся тии вещи, поневаж не сподевався я так много забавитися в далеких сторонах, и если би кто от знаемих имел ихати от Киева до Львова, просете его, аби доведался о речах онех. Если бы их моглы ви ошукати до себе, добре бисти учинили, же би я потом, поворочаючися к вам с Турецких сторон, не накладал дороги в Полщу. О чесом всем мне извольте известити. Бог же паки да сподобит лицем к лицу видетися и возрадоватися. Вас честнейших и любезнейших моих родителей всяких благ желатель и смиренный сын ваш Василий Григорович.

С Дамаска.

1733, Августа перваго числа

 

4.

Честнейшие и паче всего миpa любезнейшие родители.

Многомятежное время (отнелиже получих вожделенное ваше послание и к вам отписах с Kипpa острова), не остави мя даже до ныне приветстви-

 

 

 

521

тельный мой лист паки к вам послати. Ныне же, милосердному Богу мир мирове своему даровавшему, паки должное мое к вашей честности предпосилаю рукописание, а в нем нижайшое, с лобизанием десниц их честных, поклонение, молящи неизреченную Вседержителя благостиню, да посетит и утвердит с висоти щедрот Своих вашу пречестную старость, соблюдающи и покрывающи в мире, здравии, благополучии, долгоденствии и душеполезном спасении и да сподобит нас, по малом времени, видетися лицем к лицу, в богоспасаемом граде Киеве. Ныне же помощию Божиею, за вашими родительскими молитвами, обретаюся здрав, в острове Патме, иде же обретается святая пещера, в нейже святый Иоанн Богослов исписа божественное Евангелие и Откровение, яко же пишут древния книги Гречския кожаныя. Сей остров окружением не велик есть, ибо един градец точно на себе имеет, обаче именем знаменит и прослут в всей Турецкой земле, понеже в нем обретается монастир изряден, создан в имя св. Иоанна Богослова, от древняго царя Греческаго Алексея Комнина. При предреченной же пещере обретается новосозданное училище Греческое, в нем же предаются учения грамматическая и философская; в сем и аз нользуюся уже два лета, кормящися от монастиря и безмолствующи, ради стужения времени. И еще имею намерение потрудитися некое лето и вящше, донележе совершенно наши примирятся с неверными. Последи же, аще Бог изволит, вседушно потщуся возвратится в отчество. Молю убо вашу родительскую любовь не печаловати о мне недостойном и не стужайте вcye ваше при старости здравие, ибо имам возраст, разум и изволеше к исправлению благих дел и чаю на

 

 

 

522

милосердие Божие, яко аще будете молытствовати о мне грешном, узрите мя воскоре с великою радостию; ибо множайшую мне пользу, паче тисящ злата и сребра, сотвори странствование, и мню, яко Божие о мне бысть промышление. Остров убо сей отстоит от Цариграда пловением пять или шесть дний, на Белом море, на пути к Иерусалиму пловущим. Аще убо изволите ко мне послати листи, посилайте чрез онаго купца, приятеля моего, господина Спандонея, чрез его же и первии ваши до мене послали листы, аще случится прийти в ваши страны; аще же ни, то чрез иных купцов, к емуж в Цариград в дом его, или в двор нашего посла, идеже при после обретается некий словесный муж в Латинском учении, иеромонах с Kиeвa, с Святой Софии, отец Констатин 1), или како нибудь могут вам совет дати Греки, жители Киевские, или купцы приходящии. Мню бо, яко в нынешное время без всякаго прикосновения могут удобно листи прохождати. Слышахом, яко в Киеве, самодержавной императрицы повелением, создася новое училище, и учитель зело искусный в Греческой мудрости обретается. Аще убо есть истинна, или ни, молю прилежно известите мне о нем подробну, как ему имя и проименование, каковаго рода, каковаго сана, где изучился, каковой силы в учении, каково учение или грамматическое точию, или философское, и на коем месте сооружено есть училище. Возлюбленнаго и единоутробнаго моего брата Иоанна приветствую все-

1) Константин Неаполитанский, который был постоянным, начиная с 1740 года, коммиссионером Барскаго при посылке последним писем на родину; это видно из пяти писем Неаполитанскаго к Барскому, сохранившихся в той же рукописи, впрочем, не заключающих в себе ничего особеннаго.

 

 

 

523

усердно и советую паки из....1) Приветствую вседушно обще всех, госпожу Еуфросинию, и госпожу Афанасию, и возлюбленных моих сестер, и благодарствую за прислании дары; такожде всех сродников и приятелой по имени, и молю, да сохранит Господь всех здравых, даже до моего возвращения, и да сподобит нас всех зретися лицем к лицу и, по многолетней печали, радоватися. А при сем вас Господу Богу вручаю и прошу о молитве святыя. Вашей родительской милости сущий и смиренный сын Василий Григорович.

С острова Патма.

1740, Августа последняго числа.

 

5.

Честный и зело возлюбленный, единоутробный брате Иоанн. Желаю тебе от всевидящаго Творца всяких благ, душевных и телесных, здраваго же и благополучнаго друг с другом совокупления, по нашему вожделению. Аще и плачевное возвещение приях от честнаго твоего послания о преставлении любезнейшего нашего родителя, обаче радостию, юже имам о благом твоем предуспеянии, далече прогоняю всякую мне наносимую печаль: ибо уже познах тя мужа совершенна возрастом суща, благоразумна же и благонравна. И похваляю твое еже к мне почитание и смиренномудрие. Сего ради, понеже Божим смотрением удостоился ecи быти наследник отческой, тщися достойно звание свое совершати с прилежанием о попечении дому и о вдовствующей при старости родительке нашей и, аки мужествен сий, утешай всячески немощ женскую благоуветливимы глаголы, с должним почитанием,

1) Точками   обозначены буквы, за ветхостию   изгладшияся.

 

 

 

524

говением же и крайним послушанием, поминающи Божие приказание:   чти отца твоего    и матеръ твою,   и долголетен будеши на земли блазе. Не ревнуй правом женским, плачущи и болезнующи о   медлении   возвращения   моего,  да не к тому стужаеши и горлицы плачевной матери утробу, но дерзай мужественно, образ себя показуя к прогнанию всякой скорби.   Се посилаю   тебе  и иное купно послание Еллиногреческим грамматическим языком, по художеству и силе учения моего, от мене сложенное, к словеснейшему и премудрому оному учителю,    отцу    Симону    Тодорскому. Потщися убо сам, своими рукамы, cиe ему подати, с подобающим от мене поклонением, и моли его прилежно, да на cиe отпише мне ответ тимжде Еллиногреческим,   по силе мудрости его, диалектом,   а не   иным.   И   да   веси, возлюблений брате, яко лист онаго учителя больше вас  иматъ пользовати о возвращении  моем  к  вам, нежели слезное ваше к мне моление: будет бо мне, аки магнит влекущий мя воскоре к отчеству.   Аще убо получу еже желаю, получите и вы, Богу изволяющу, еже желаете; аще же ни, то от Патма не двигнуса. Еще же паки молю, разсмотри, елико мощно совершенно о нем и напиши  мне вся подробну, в коликих летех возраста своего обретается,   в  коих странах  изучися оных различних языков, ели прежде своею волею отъиде в чужди страны к поучению, или повелением царским, како и откуду прииде в Киев, в кое время начатъ учити, колико  имат учеников, какова ему честь  и мзда полагается, в коем монастире пострижеся. В коликих летех возраста умре наш отец и в коликих ныне обретается мати и твоя  младость?   Кто в нас ныне царем есть и как ему имя, да поминаем его? Что промышляешъ  о

 

 

 

525

себе, и прочая елика хощеши извести мне. А при сем желаю тебе, купно с материю и с всеми сродниками, здравствоватм, долгоденствовати и радоватися о Христе Ииcycе. С Патма, 1741, Апреля 21. Единоутробный по плоти брат твой Василий.

 

6.

Единоутробный и зело мне любимый брате Иоанн. Поклон нижайший с всяким говением и усердием творю честнейшей   и  любезнейшей моей матере; твоему же честному братолюбию и всем моим вожделенным сродником усердственное приветствие, с желанием всяких благ, душевних же и телесних. Лист твой драгий, особно от твоего лица, писан лета мимошедшаго Августа 1 числа, приях аз  года настоящаго в неделю сырную,   в самий день запустный,  в нем же прещением и молением и всяким образом понуждаешъ мя к возвращению в отчество. Похваляю убо твое благоразумие и еже к мне говение. Обаче почто сице трудишися, подвизая мя? Веру ми имы,   брате, яко   не   меньшое   желание имам аз видети  вас, яко же и вы мене. Но медление мое не ино есть в Патме, точию ожидание ответа от отца Симона Тодорскаго на лист мой Греческий, его же прежде зимы послах к нему,   купно   пишущи   к вам.   Сице вам предписах и паки пишу, яко аще не получу   ответа   от онаго   учителя, то от Патма не двигнуся. Се уже году сего три листы ваши получих, един месяця Ианнуария писан, а другий Февpyapия,  подобный   первому,   и се   уже третий Августа 1; но отнюдь о сем мне не извещаете, или дойде до рук ваших, или ни предреченный мой лист Греческий.   Аще убо вручил eси ему, то потщися всячески от руки его прислати мне ответ; тим же   диалектом

 

 

 

526

Елинногреческим, молы его, да будет сложен, (нужда бо мне в сем некая тайная заключается, в художестве его сиричь познать силу), а не иным. Аще же, испитавши совершенно, известишися, яко сицево послание отнюдь не явися ни к вам, ни к нему, то во скоре о сем изъяви, да вторицею к нему напишу. Еще мне пишешъ особливе, на малой хартии, хотяй уведати, аще инок есм или мирский. Что ти польза будет, аще известишися? Рци мне по истинне, брате, коего бы лучше хотел мя еси быти, мирскаго ли, или инока? И тогда ти исповем истину. Ушесам не веруй и словесам чуждим; аще Бог изволит, узришъ мя и тогда познаешъ, кто есмъ, яко есм непотребний раб Господен и мний, нежели мя мниши быти. А при сем вас Господу Богу вручаю и молю Его благостиню, да совокупит нас во скоре по общему желанию. С Патма 1742, Марта 12. Всяческих благ желатель брат твой Василий Григорович.

 

7.

Прелюбезний и единоутробный мне брате Иоанн. Честнейшей и дражайшей моей родительнице, с лобызанием ея десницы, нижайший воздая поклон и всех по плоти сродников моих приветствуя, желаю обще всем всяческих благ душевных же и телесных, от щедрот и благодати вышняго Бога; тебе же паче всех таяжде и больша, аки единоутробну сущу, и благодарствую за премногую твою ко мне любовь и смиренномудрие; прежде бо всех преждних посланий cие разсуднее написал еси и подробну вся описал еси: ибо о всех вещах, малих же и великих, вкратце изъявил ми еси по желанию сердца моего, кроме всякаго стужения. Ктому же и многожелателен лист Греческий потщался еси послати мне, в

 

 

 

527

немже, аки в прекрасном вертограде, наситихся довольно различных красований и понуждаюся благоцветливыми премудраго учителя отца Симона словеси желание ваше исполнити. Когда же се имать быти, се на Божие возлагаем смотрение; елико бо медлею, толико с большим гостинцем имам к вам приити. Радуюся же паче всего о благоразсудии твоем, вижду бо яко елико летми возраста твоего умножаешися, толико и силою разума богатеешъ. Молю убо всемогущаго Творца, да вся благопоспешно устроитъ о тебе же и о тех же, иже при тебе и о мне. Еще молю и всячески советую ти, да почитаеши елико мощно с подобающим говением и послушанием, даже до крове, честную старость матери нашей, да получиши от сея благословение в долготу дний. Веси бо, яко писано есть в заповедех господних: чти отца твоего и матеръ твою, и долголетен будеши на земли блазе. В всем убо буди послушлив, кроме аще тя понуждает к женитве, не слушай; на се бо ускоряти не полезно есть. Еще же еси и млад, якоже познах от числа лет твоих; совершенный возраст мужу тридесят лет. Ожидай убо моего пришествия, и лучше то будет сотворити пред очима моими, еже Бог тя наставит, и не прилично тебе совета моего преслушати, почитающему мя в место отца. Живи же в чистоте и целомудрии елико мощно, ибо юность многими сетмы уловляема бывает; сего ради блюстися ти нужда есть, да чистими очесы и непорочным сердцем можеши взирати к Богу вишнему. Блажении бо, рече святое Евангелие, чистии сердцем, яко тии Бога узрят. А при сем Господу Богу тя вручаю, съ честнейшею материю нашею и с всем сродством. Брат твой Василий, желатель ти всяких благ.

С Патма. 1742, Мая 17.

 

 

 

528

8.

Возлюбленний мне и единоутробный брате Иоанн. Здравия телеснаго и душевнаго спасения превозлюбленной моей родительнице и твоей честности, такожде и всем сродником нашим, всеусердно желаю. Извещаю же тебе, яко Божиим изволением и високоблагороднаго нашего резидента Poccийcкaro господина Алексея Андреевича (*), от Патма приплих в Константинополь лета настоящаго в четири дны пред Рождеством Христовим, которий особлив мне к Патму писа, призивающи к себе, и ныне обретаюся при нем в любве и чести, и трапезе с ним купно на всяк день приобщаюся. На каковый же мя конец призва, еще мне ничтоже не рече, ниже аз вам что о сем извествую, понеже еще аки гость есм. Прочее можем от ныне часто между собою писати листы и извещатися чрез куриеров или купцов, как Бог что о нас устроит; мое бо есть намерение сего лета к вам возвратитися, аще точию препятия мне насильнаго не будет. Cиe донося, есм навсегда всяких благ желатель, моей прелюбезной родительки син, а ваш единоутробный брат Василий. С Цариграда. 1744, Иануария 11.

 

9.

Прелюбезнейшая и паче всего мира дражайшая мне родителько, целую с подобающим говением ваши престарелии честнии руце, желая вам всякаго благополучия и вожделеннаго с мною лицезрения, наипаче душевнаго спасения. Лист ваш матерный, писан чрез некоего Павла Кувечинскаго, теолога, лета настоящего Мая 15, получих с здравием и радостию в Пере Константинопольской, в дворце Российском, Июния

(*) Вешнякова.

 

 

 

529

1. Первее убо благодарю Бога, яко еще в живых обретаетеся и молю Тогож Самого, да вас сохранит даже и до моего возвращения. Второе радуюся, о женитве возлюбленнаго моего брата Иоанна, тако и отсутствуяй аки бы и присутствуяй, и желаю ему купно с честною его супругою счастливаго, долговременнаго и богоугоднаго прежития. Третье, за немалое себе причитаю благополучие, яко в дворе вашем на кватере живет ученый человек. Иде же бо учение, тамо просвещение ума, а идеже просвещение ума, тамо познание истинны, а идеже познание истинны, тамо мудрость Божия, а идеже мудрость Божия, тамо добродетель, а идеже добродетель, тамо и вся благодать Духа святаго. Четвертое, известно вам да будет, а не скорбно, яко имех намерение всячески прибыти в Киев настоящего лета; но Божиим смотрением, мню на большую мне пользу и честь, его високоблагородие господин резидент, неких ради своих потреб, удержа мя на презимование а в прийдущую весну обещася отпустити, его же преслушати и не возможно, и не прилично есть: ибо есть мой господин и благодетель. Прочее о мне уже больше не печалствуйте, но Бога моление, и Той вся устроитъ по желанию вашему. Его милость пана Павла Кувечинскаго, писавшаго ваш лист в небытности брата моего, любезно и приятельско приветствую и благодарствую за безмерное его ко мне смирениеи чрез звичай писанную покорность, которою вызнаю лучшаго мене быти и не имети от мене никаковаго требования, обаче ползуюся от великой его ко мне склонности, Сии два листи Греческии от меня писаннии молю вручити тщательно с нижайшим поклонением: един отцу Симону Тодорскому, а другий его наместнику отцу Лащевскому и ответа от них приявши изволь-

 

 

 

530

те мне прислати. Сия извещая, есм вашей родительской пречестной старости покорный сын Bacилий, всяких благ желающий.

С Константинополя 1744, месяця Июня.

 

10.

Честная и дражайшая моя родителько с прелюбезным твоим сыном и моим единоутробным братом и с всемы ближнимы и далекимы сродниками, всем вам здравия, благополучия, долгоденствия и душевнаго спасения усердно желая, извещаю, яко многых ради случившихся препятий не могох намеренно моему остатися в Константинополе для исполнения моей нужды. Для того и не хотя отдалихся оттуду и приехал с всею моею тяготою в землю Мултянскую, Богу нечто лучше о мне же и о вас предзревшу, да небезпутно труди странствия моего совершенство приймут. И обретаюся ныне в Букурештах, управляя и окончевая мои дела, донележе мимо идет зима; и лета сего, аще Бог изволит, прибуду к вам кроме препятия. Уже бо и лист нарочно прислал к мне всечестнейший и мудрейший в учителех господин отец префект школ Киевоподольских Варлаам Лащевский, в котором именами и соизволением преосвященных архипастиров Псковскаго кир Симона и Киевскаго кир Рафаила благословение и благоволение их мне предпосилающи, советует и поощряет всячески скоро прибыти в отчество ради поучения Еллинскаго диалекта. Которых так знаменитых персон совета ae послушати нельзя было для благословной и нуждной зело причины, но впреди преслушати не прилично. Вину же малаго моего и уже последняго и не безполезнаго медления, аще хощете, можете уведати с ответа, который не давно

 

 

 

531

писах к отцу префекту Октоврия 1. Прочее молю природную и естественную вашу любовъ больше к тому о мне не пектися и скорбию не стужати себе и мне и Богу, точию Ему молытися да вся о мне благая устроит и к благому концу приведет. Вам земных и небесных благ желатель смиренный монах Василий Плака.

С Букурешт, лета 1746 Октоврия последняго дня.

 

11.

Честный и возлюбленний мне брате Иоанн Григорьевич. Паки тебе здравствовати, долгоденствовати и благополучествовати желаю. И молю твою любовь, да известишы мне совершенно о Греческом поучении, как ныне состоится по отъизде учителя отца Симона Тодорскаго есть ли кто на его месте поучаяй Греческаго граматическаго художества, или ни. Аще убо есть, то извести мне, кто есть и колико число учеников при себе имеет и аще книги Греческии обретаются в братстве или ни, и аще книги котории привез отец Симон, оставил в Коллегии, или взял с собою. Вся мне подробну извести, да вем, которих мне надобно книг, да привезу с собою. Аще бы резидент мел мене задержати на многое время, то извещу вам при второй оказии и тогда чрез инстанцию apxиepeя Киевскаго можем свободиться, может же быти що и не задержит. Но о сем еще аз неизвестен; токмо имейте добрую надежду в Бозе, и Он вся устроит. Еще же виведай о тих, котоpии поучаются погреческу, каковую именно себе употребляют грамматику, чи самую Греческую, чи вкупе с Латинским, и котораго она автора, то есть, как ему имя, которий оную сконпоновал или выдал, да разсмотрю, аще зде суть таковии и аще суть полезнейшии

 

 

 

532

от инных. Василий Рубанов, к которому   ти послал особливое   писание, поздравляет тя приятельско и благодарствует за твою к нему любовь. Тогожде месяца Брат твой Bacилий *).

Ho o6opоте замечено: „месяц и год неизвестен, а поминает в сем Василия Рубанова: в 1744 году из Царяграда, уповательно в месяце Июне". Рубан, о котором здесь упоминается, не должен быть, смешиваем с издателем Путешествия Барскаго. См. том 2, стр. 86, шестое издание).